Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Храм на Солнечной улице

Интервью с настоятелем самарского храма в честь Иоанна Предтечи священником Димитрием Мартыненко.

Интервью с настоятелем самарского храма в честь Иоанна Предтечи священником Димитрием Мартыненко.

15 февраля, на Сретение Господне, исполнилось 25 лет, как в самарском Иоанно-Предтеченском храме на улице Солнечной начались регулярные Богослужения. Это был новый храм на месте прежнего Архиерейского скита, построенного в 1867 году и сметенного с лица земли ураганом революционной смуты. Не осталось и следа от летнего архиерейского дома, монашеских келий, разрушена величественная деревянная церковь. Сохранилась лишь трапезная, которую и переоборудовали в церковь. Долгие годы настоятелем храма был протоиерей Олег Булыгин. А весной 2015 года бразды правления из его рук принял иерей Димитрий Мартыненко.

— Четверть века назад трудами отца Олега Булыгина на этом месте появился храм в честь Иоанна Предтечи, — сказал иерей Димитрий. — И мы с супругой двенадцать лет назад ходили в этот храм. Слушали и дивились, как чудесно поет хор — как где-нибудь в московском крупном храме. Поют сложные произведения с красивыми сольными партиями.

С сентября начал свои занятия нулевой класс. Двенадцать-пятнадцать дошколят готовятся к учебе в первом классе. Будем растить их с нулевичков до одиннадцатого класса. В чем особенность нашей школы: она общеобразовательная по юридическому статусу, но у нее есть имя: «Предтеча». Не только потому что храм здесь Предтеченский. Школа ведь — предтеча всей взрослой жизни. Мы обсуждали с Митрополитом Самарским и Сызранским Сергием, как назвать школу, и когда прозвучало слово «Предтеча», Владыка сказал: «Это именно то слово!» Здесь будет обучение не хуже, чем в других городских школах, а будем стараться, чтобы было лучше. Но еще и — духовно-нравственное воспитание.

К сожалению, в светской школе сегодня преобладает механический подход: дать сумму знаний по школьной программе, подготовить к сдаче ЕГЭ. А заниматься воспитанием в школе не всегда находится время. Хотя в каждой школе есть учителя, которые в детей готовы вкладывать душу. Надеемся, что в нашей школе все педагоги будут такими. И будем воспитывать не только детей, а еще и родителей! Ведь как они зачастую относятся: вот вам наше чадо, научите его, как правильно жить. А то мы дома не справляемся, у вас лучше получится. Я в таких случаях говорю: «У нас не исправительно-трудовая колония! Мы, конечно, будем с вашим ребенком заниматься. Но без вас ничего не получится. Вы должны дома воспитывать ребенка с учетом тех рекомендаций, которые дадут вам педагоги и я как священник. Тогда мы с вами в общем направлении, в едином душевном порыве сможем вырастить из ваших детей настоящих людей». Знания мы, конечно, дадим. Но главное для нас, чтобы духовно-нравственный стержень в ребенке был православный.

Представьте, в воскресной школе я детям говорю о том, как Господь создал землю и все, что на ней, как Он создал человека. «Почитайте еще раз об этом дома, вместе с родителями».

На следующем уроке ребенок рассказывает: папа, услышав библейскую историю сотворения мира, стал хохотать!

И вот как быть ребенку?

К счастью, в Сретенском монастыре издан новый учебник Закона Божьего, где очень подробно и обстоятельно говорится, как нам переплести учение о Боге с тем, что преподается в школах. Рассказывается о таких ученых, как Коперник, Ньютон, тот же Менделеев — это были глубоко верующие люди! И ребенок начинает понимать, что вся жизнь науки неразрывно связана с Христианством.

Дух времени диктует: чем больше у тебя денег, тем успешнее ты в жизни! Но не количество денег делает человека великим, а близость к Христу. Владыка Сергий не раз говорил о том, что образование — это восстановление в человеке образа Божьего. А если этого не произошло, то и учение прошло зря. Сколько бы лет ни учился…

— Ну а вы, батюшка, чему и где учились?

— Я окончил аэрокосмический университет. Что интересно, у нас преподавали предмет «Шедевры мировой культуры». Ни в одном техническом вузе города этого предмета тогда не было. И мы недоумевали: зачем нам эти шедевры? Мы технари, наше дело строить ракеты, а живопись, музыку и прочее того же рода оставим гуманитариям. Но нам отвечали: «Если вы не впитаете культурные ценности этого мира, то ничего и сконструировать вы не сможете». И начали преподавание с рассказа о Библии, о Евангелии. С Книги Бытия! И многих из нас тогда заинтересовало, как же это связано — космос, точные науки — и Библия…

С ощущением того, что Бог есть, я столкнулся намного раньше. Мама вешала мне на веревочку дешевенький образок Святителя Николая. Они с отцом повенчались, когда им было уже под тридцать. Мама купила для меня этот образок и сказала: «С ним тебе ничего не страшно! Ни в темноте, ни в лесу». Мы в Димитровграде жили, рядом с домами был лес, и в нем водились зайцы, лисы и даже волки. Я все время ходил с этой иконочкой на груди. И ошибочно считал, что это и есть Бог. Ведь Николай Чудотворец очень близкий к Богу святой, но все же не Бог! Меня спрашивали: «А как Его зовут?» — «Точно не знаю, кажется, Святитель Николай!» — «Ух ты!.. А можно посмотреть?» И мальчишки рассматривали: здорово! Один взял и оторвал образок с веревочки и хотел удрать с ним. Я догнал его и навалял ему как следует.

И в школе учителя иногда осторожно так спрашивали: «А тебе обязательно это носить?» А я всегда отвечал: «Да, обязательно!» Просто я знал, что когда этот образок на мне, то Бог со мной.

Когда же я поехал поступать в авиационный институт (за те годы, пока я учился, он стал аэрокосмическим университетом…), мама мне крестик подарила. Тоже простенький — алюминиевый или оловянный. С ним я и в армии служил. И замполит спрашивал: зачем ты это носишь? Ты же отличник боевой и политической подготовки!..

В 1989 году я из армии вернулся, а в 1990-м стала доступнее религиозная литература. В то же самое время я познакомился с Ириной — и сразу понял, что это именно та самая девушка, которая меня ждет и которую жду я. У нее очень верующая мама, и Ирина предложила: вот молитвослов, молись по нему утром и вечером. Я заупрямился: зачем? И тогда она привезла мне из дому Библию. Но я не успел ее прочитать — в общежитии кто-то стащил! Самое интересное, что через месяц или два я приехал домой к родителям, и они говорят: «Не знаем, что делать — нам пришла посылка из Америки!» Отец расписался за получение, но боялся даже открыть посылку. Что в ней может быть? Откуда в Америке знают его точный адрес? Я предложил: давай вместе откроем. Открыли — а там толстая книга с тоненькими страницами. Библия! Вот ведь: там потерял — и сразу мне Господь тут дает. Мы же не писали никуда, не просили прислать. Так должно было произойти.

В 1990-е годы как раз появились Православные школы. Но в Москве, оказывается, всего 22 Православные школы, в них учится 4 с половиной тысячи человек. А вообще учащихся в Москве 4 миллиона. И получается, что эти 4,5 тысячи — одна десятая процента!

В Самаре на Мехзаводе есть Православная школа, на Красноармейской улице при храме Серафима Саровского, есть при Кирилло-Мефодиевском соборе, ну и мы открываем такую школу.

Проблем, конечно, немало. Выглядит школа неплохо, но белые стены надо красить, это просто шпаклевка и побелка. Где-то отваливается штукатурка, отопление надо переделывать. Все надо приводить в полный порядок. Только тогда это будет полноценная школа. Здесь не планировалась изначально школа. Просто здание без определенного назначения. Администрация города отдала храму ту часть земли, которая изначально ему принадлежала — за исключением той, что застроена домами. И получился квадрат размером почти с гектар. В углу этого квадрата стоит школа, рядом храм, и остается большой пустырь. Хотелось бы построить на нем спортзал: не водить же учеников на физкультуру в соседнюю школу. Построить бы спортзал и небольшое футбольное поле, баскетбольную площадку. Ищем меценатов. И летний лагерь хорошо бы организовывать.

Школа должна быть полноформатная, со всем необходимым: актовый зал, спортзал, мастерские, спортивные секции, музыкальные классы. У детей широкий кругозор заложен Богом, а мы должны их направить в нужное русло, чтобы они не болтались по улицам, а занимались в школе и могли ходить в храм. Чтобы могли заниматься в кружках. Уже есть человек, который берется преподавать им рукопашный бой. По музыке тоже есть замечательный педагог. Это то, что касается дополнительного образования. А по основному — классы будут небольшие, по 16-18 человек, и педагог сможет за урок пообщаться с каждым учеником. В Православном центре творческого развития «Предтеча» создаем театральную и художественную студии, театр народной песни, школу академического вокала, студию раннего эстетического развития «Нотки».

— Ваши дети тоже будут учиться в этой школе?

— Младшенькая, Аня. Она ходит в нулевой класс. А старший сын Илья окончил 54-ю школу, сейчас учится в Петербурге, уже в магистратуре. Определяющим для нас с супругой было то, что при школе 54 есть храм. Катя, средняя дочка, тоже сначала там училась, а потом ее любимая учительница заболела и не смогла больше преподавать. И мы перевели дочь в 46-ю школу, там директор школы тоже верующая.

А я после университета пошел учиться на эксперта в области теологии. Три с половиной года учился в стенах семинарии. У нас был самый первый курс. Обучение было очень серьезное, достойное.

Иногда вижу в храме бывших студентов университета. Стою в облачении, даю крест целовать. Они удивляются: «А ты что здесь делаешь?» — «Да вот, служу».

— В ваш храм привезена икона с частицей мощей Блаженной Матроны Московской…

— И мы служим пред ней акафисты. Что удивительно: Матронушка внешне была очень похожа на мою бабушку — мы с супругой были просто в шоке, когда сравнили их фотографии. Мы часто ездили к друзьям в Москву, ходили в Новоспасский монастырь. А оказалось, что всего пару километров пройти по трамвайной линии, и будет Покровский монастырь. Мы прошли так, прогуливаясь, и увидели, что во дворе монастыря очень много народа. К мощам Блаженной Матроны. И нам бы встать, но очередь огромная, не успеем выстоять, нам уезжать через несколько часов. Ну, говорю супруге, пойдем хоть к иконе приложимся. На стене храма большая икона Блаженной Матроны Московской, а прямо за стеной ее мощи. И мы приложились к иконе, помолились. Я говорю: «Матронушка, как хочется и у твоих мощей побывать, а времени нет!..» И тут из нижнего храма выходит монахиня: «Кто хочет потрудиться немного у мощей? Нужен один мужчина и одна женщина». Главное, в очереди все молчат, никто не хочет. И я так робко говорю: «А я подойду?» — «А женщина с вами есть?» — «Да я с супругой». — «Всё, идемте быстрее!» И повела нас вниз. Мне надо было подсвечники переставлять — в храме шла уборка, мыли полы, — а супруге поручили цветами заниматься. И мы поработали буквально 10-15 минут, и всё. На время уборки допуск к мощам был закрыт, и мы практически одни были у Матронушки. Прикладывались, сколько хотели, молились у мощей. И после этой поездки у нас Катя родилась. У нас после сына долго не было деток. А супруга молилась, просила, чтобы родилась дочка. Вот она, Катенька, и родилась.

Когда о Матронушке говорю, у меня мороз по коже… Я очень хорошо чувствую ее доброту. Вот Преподобный Сергий Радонежский для меня строгий святой. Однажды мы приехали в Лавру очень уставшие. Встали в очередь к храму, где мощи Преподобного. Очередь тоже большая, а у меня нога сильно болела. Лавочки заняты, негде сесть. Я присел на бордюр у клумбы. Тут откуда ни возьмись подошел старичок и «наехал» на меня: «Нечего тут сидеть, цветы мять! Вставай-ка в очередь и стой!» Я в душе возроптал: что же это такое, уж и присесть нельзя! Посмотрел на старичка — и поразился его сходству с Сергием Радонежским. Седой, одет по-современному, но очень похож на Преподобного Сергия. Встал я и пошел в очередь. И в этот момент толпа волной хлынула внутрь храма. Вошел и я. Потом хотел отыскать того старичка, но нигде его не увидел. И сделал для себя заметку, что Сергий Радонежский меня «строит». Хотя на молитвы он очень быстро отзывается.

…Когда меня Владыка назначил сюда и я в первый раз вместе с секретарем епархии пришел в алтарь этого храма, возникло удивительное чувство, будто я в афонской келье нахожусь. Отец Олег Булыгин говорит: «А здесь и был монашеский скит!» Дух монастырский остался.

И меня в свое время в Предтеченский храм привел афонский монах! Сын Илюша учился в гимназическом классе, первые годы они занимались в семинарии, и я ездил на машине забирать его. Один раз приехал, а в холле стоит бородатый-бородатый монах. Ему надо в храм Иоанна Крестителя. Там у них стоит кружка для сбора средств на строительство кельи, надо забрать пожертвованное. А где такой храм в Самаре, я и не знаю! Монах мне: «Поехали, я покажу дорогу». По дороге рассказал, что зовут его Григорий, он приехал в Самару с Афона по благословению схиигумена Венедикта. А я в то время ни разу еще не был на Афоне, но очень хотел туда попасть.

До этого мне всё некогда было ходить в храм. Я делами занимался. А храм… — как-нибудь потом. И вот афонский монах привел меня в этот храм — и в Церковь вообще. Потому что теперь нашлось время для храма.

— А где подвизается схиигумен Венедикт?

— В келье от монастыря Симона Петра. Келья называется Панагица. Как бы маленькая Панагия. Построенная на пожертвования и самарских верующих.

— Вы сами в этой келье были?

— Как же — был! Схиигумен Венедикт благословил меня поехать на Афон. И я тогда каждый год по 6-7 раз ездил на Святую Гору. В эту келью приезжаю как к себе домой. Мне там так хорошо! Хотя не все паломники могут оставаться в этой келье. Это место особого подвига — исихии, то есть молчания. Там все молчат, только Иисусову молитву творят. Григорий говорит: от нас все сбегают, ночевать не остаются.

И я в первую ночь там страху натерпелся!

Отец Венедикт сказал мне: возьми с собой четки и перебирай, читай полторы тысячи раз молитву, пока не уснешь. И вот — в узенькой келье стоит двухъярусная кровать, на верхней сын спит, он от усталости отрубился сразу, а я с четками в руке лег на нижнюю койку, передо мной открытое настежь окно. Там же комаров нет, не от кого завешивать. И началось! То мне показалось, что камень перепрыгнул куда-то, то какая-то темная тень прошла. Горы задвигались… На меня страх напал, волосы встали дыбом. И я вскочил, окно задернул, сам под одеяло забрался и до утра глаз не сомкнул. Утром Григорий смеется: «Эх ты, надо было бежать к старцу, он бы вместе с тобой помолился, и страхование прошло бы». А потом сколько раз я там ночевал, ничего подобного уже не было.

Я люблю приезжать туда. И отец Венедикт, и Григорий молятся, чтобы у нас со школой всё получилось. Такая вот неоценимая помощь Святого Афона. Молитвенный хлеб. Помощь Пресвятой Богородицы. Помощь Иоанна Предтечи, о котором сказано, что он самый великий из рожденных женами. И, думаю, не случайно Владыка благословил, чтобы именно здесь школа была. Надеюсь, что все у нас получится. Я ли буду или кто-то другой — как могу, я себя вкладываю, а там уж как Бог даст.

Записала Ольга Ларькина.
Фото Евгения Ситникова.

Дата: 27 февраля 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
14
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru