Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


​«Благовест» живет в моей душе

Друзья газеты «Благовест» делятся своими воспоминаниями к 25-летию нашего Православного издания.

Начало см.

Моему родному «Благовесту» 25 лет. Четверть века! Уже выросло новое поколение читателей. И они так же любят эту удивительную газету, как их папы и мамы, дедушки и бабушки. Четверть века! Это целая эпоха. Эпоха в Православной журналистике, эпоха в истории нашей епархии, эпоха в моей жизни…

Я благодарен Богу за то, что Он промыслительным образом связал мою судьбу с «Благовестом» и вот уже больше двадцати лет мы неразрывны, подобно ветви и листьям. У моей любимой газеты много ветвей, и все они принесли добрые плоды. Это и часовня Святителя Алексия, и журналы «Духовный собеседник», «Лампада», и много замечательных книг, и несколько священников…

«Благовест» живет в моей душе, в моем сердце, он как настоящая любовь, которая никогда не кончается. Именно в «Благовесте» я сформировался как Православный журналист и писатель, здесь началась моя настоящая духовная жизнь, полная испытаний и искушений и в то же время насыщенная истинной радостью и благодатными минутами.

Время летит быстро. Кажется, вроде бы недавно мы праздновали 20-летие газеты, на котором я был ведущим в ДК им. Пушкина, а прошло уже пять лет.

Живо помню необычный 10-летний юбилей «Благовеста», широко отмечавшийся не только в Самаре, но и за ее пределами, потому что он ознаменовался прибытием самого Царя-Мученика Николая в известной на весь Православный мир мироточивой иконе. Господь сподобил меня вместе с отцом Дионисием Толстовым сопровождать ее, впитывая в себя чудесное благоухание от мира, по разным храмам и служить перед ней молебен в редакции. С тех пор прошло пятнадцать лет…

Я давно стал священником, выполняю различные послушания, возглавляю крупный храмовый комплекс в Самаре, но «Благовест» остается для меня первой трепетной любовью, которая всегда приносит вдохновение и радость!

Протоиерей Сергий Гусельников, член Союза писателей России,
лауреат Всероссийской литературной премии имени
св. Александра Невского.

Многая лета «Благовесту»!

Девяностые годы помню хорошо. Годы тяжелые, а испытания великие. Слава Богу, мы их прошли. Но если в политическом смысле эти годы можно назвать несбывшимися надеждами, то для Русской Православной Церкви они стали «вторым Крещением», после Крещения при святом равноапостольном князе Владимире.

Народ словно очнулся от атеистической спячки и ощутил голод, голод духовный. Церковная иерархия во главе со Святейшим Патриархом Алексием II напрягала все свои силы, чтобы удовлетворить этот духовный голод. А сил было не так много. Не хватало ни храмов, ни пастырей, ни духовных семинарий, а главное, не хватало литературы, могущей хоть в какой-то мере удовлетворить этот духовный голод. Не дремали и наши враги — финансируемые Западом, они щедро пичкали наш народ суррогатом из темной мистики, оккультизма и разного рода пагубных для души ересей.

Именно в эти годы и вступила в борьбу за души русского народа Православная газета «Благовест». И с первых своих номеров взяла правильный и безкомпромиссный тон — говорить просто и ясно о самом сокровенном и востребованном для души именно сейчас. Я думаю, что чутье настоящего журналиста подсказало Антону Евгеньевичу Жоголеву единственно правильный путь — избегать крайностей, то есть не печатать слишком заумных философских статей и в то же время не опускаться до вульгарной простоты. В «Благовесте» каждый — и мудрец, и простец — могут найти для себя то, что на потребу его души и сердца.
В этом, кстати, залог долголетия газеты. Газета живет и сейчас, когда море разливанное Православной литературы. Многие газеты канули в лету, а «Благовест» и сегодня радует читателей. Пусть не обижаются на меня другие Православные газеты, но «Благовест», по моему мнению, на сей день лучшая из них.

В день славного 25-летия газеты «Благовест» призываю на ее редакцию во главе с Антоном Евгеньевичем Жоголевым Божие благословение и многих лет жизни на радость нам, ее читателям и авторам.

Протоиерей Николай Агафонов,
член Союза писателей России,
лауреат Патриаршей литературной премии.

Светлая газета

Газета «Благовест» действительно любимая, ее ждут с нетерпением и читают с упоением. Четверть века — это тот рубеж, с которого начинается отсчет в иной временной категории. Прошло время, годы, можно говорить о солидности издания, об известности, о репутации, но хочется сказать о другом. О его неизменности. «Благовест» такой же, каким он был 25 лет назад. Хочется дать какую-то емкую лаконичную характеристику «Благовесту», подбираешь слова, и мне кажется, что самым подходящим будет то, что он светел. Он учит страху Божию, он нам открывает мир святых, мир праведников, благодатный мир молитвы. Все его страницы — о незримом, о духовном, сокровенном и благодатном.

Благовест в привычном понимании — колокольный звон, который призван нам напоминать о главном — о Богослужении, о спасении души, о молитве, о доброделании. Газета «Благовест» нам тоже говорит о главном, но только не колокольным звоном, а печатным словом. Редакция «Благовеста» очень правильно выбрала направление. Здесь мы не увидим ни политики, ни мертвого формализма. Через «Благовест» мы соприкасаемся с тем благодатным миром, который заключен в церковной ограде, миром сердечной молитвы и сверхъестественного участия Божьего в нашей жизни.

С его страниц свет проливается в сердце, отторгает от убийственной суеты.

Меня Господь сподобил два года работать в этой газете, вести рубрику «Отвечает священник». Протоиерей Иоанн Букоткин благословил редактора обратиться ко мне с предложением вести эту рубрику. Сам отец Иоанн по своей занятости и все-таки немалому возрасту не мог эту рубрику вести и посчитал, что это должен делать я. Об этих временах я вспоминаю с сердечной теплотой. И хочется пожелать Антону Евгеньевичу Жоголеву и всем сотрудникам доброго здравия, помощи Божией в их очень нужном и богоугодном деле. В те годы я учился в Московской Духовной Академии.
И тут мне пришлось применить свои знания, свой опыт. Надеюсь, что послужил на пользу читателей газеты духовным назиданием.

Протоиерей Дионисий Толстов,
клирик Свято-Вознесенского собора, преподаватель Самарской Духовной семинарии.

«Горе мне, если не благовествую!»

«Благовесту» — 25 лет. Казалось бы: что тут такого? Малозаметная провинциальная газета, пусть даже занимающая достойное место среди подобных отечественных изданий… Газета для относительно узкого круга людей, как сейчас модно говорить, приверженных Православию, четверть века худо-бедно просуществовала в мире российских средств массовой информации. Однако, если отбросить в сторону привычные стереотипы социологического восприятия, событие действительно значительное. Даже не с точки зрения того, что «Благовесту», родившемуся на волне «моды» на Православие 1990-х годов, удалось выжить сегодня, когда десятки Православных изданий тихо умерли, просто захлебнувшись в мутных водах финансовых, административных и кадровых проблем. А «Благовест» живет, молча преодолевая ухабы и рытвины российской массмедийной действительности, иногда громко подавая сигнал SOS, а чаще тихо постанывая и прося (а то и, чего греха таить, требуя!) помощи в терзающих его финансовых штормах.

В Православии каждое событие, с которым по воле Божией доводится нам так или иначе соприкоснуться, имеет глубоко личный духовный смысл. Впервые мне пришлось познакомиться с «Благовестом» в драматичном для меня 2001 году, когда, внезапно овдовев, я подал сигнал бедствия в благовестовской рубрике знакомств «Светелка» — разделе брачных объявлений для Православных. Вопреки моим ожиданиям, мой зов тогда остался безответным. Я даже немного обиделся, сочтя реакцию ищущих вторую половинку читательниц незаслуженно высокомерной. Лишь спустя 11 лет, когда я принял монашеский постриг, мне стала понятна промыслительная неудачная судьба моего тогдашнего начинания. Похоже, Господь уже тогда приготовил для меня место в Своем Ангельском чине и сделал меня невидимкой среди массы других брачных предложений.

Активное сотрудничество с «Благовестом» началось после моей иерейской хиротонии в 2005 году. Оно приобрело абсолютно иной смысл. Вспомним слова Апостола Павла: «Ибо если я благовествую, то нечем мне хвалиться, потому что это необходимая обязанность моя, и горе мне, если не благовествую!»(1 Кор. 9, 16). «Благовест» стал моим важным церковным амвоном, ибо в совместном с читательской аудиторией осмыслении с церковных позиций нуждались многие важнейшие стороны нашей жизни, и в первую очередь отношения с медициной — моей родной светской специальностью. Судя по всему, читателям оказались полезными интервью со мной, виртуозно проведенные лично главным редактором Антоном Жоголевым, о базовых продуктах нашей повседневной жизни — хлебе, воде и других насущных проблемах. Судя по реакции, безразличных было мало. Люди благодарили, ругали, спорили и даже угрожали. Бурную реакцию вызвало интервью о моих «путешествиях» в иные церковные традиции: к старообрядцам и на скиты Кавказа, а также фрагменты написанной мной в кавказских горах автобиографической книги.

Не могу сказать, что наши отношения с «Благовестом» складывались неизменно радужно и гладко. Меткий слог главного редактора иногда мог быть весьма и весьма безжалостно обличающим. Однажды, например, в своем почтовом ящике я обнаружил текст следующего содержания:

«Повторяю свою настоятельную просьбу: не пишите более и не звоните ни мне, ни в редакцию «Благовеста». Наши отношения с Вами на этом закончены. Ваши письма будут удаляться по факту их появления непрочитанными. Более не желаю иметь Вас ни в числе своих друзей, ни даже просто знакомых. При этом сохраняю к Вам глубокое уважение и за многое благодарен. Простите, если огорчил Вас чем-то. С уважением Антон Жоголев».

Я не обижался, а лишь усиливал свои молитвы за «благовестников». «Люблю как душу, трясу как грушу», — гласит русская пословица. Вот и потрясывает меня Антон Евгеньевич время от времени… любя. А потом, учтиво извинившись, предлагает очередную острую тему для захватывающих рассуждений и увлекательных исследований. И вновь мы оказываемся на острие!

Желаю «Благовесту» сохранить и приумножить духовное богатство, нажитое за четверть века многотрудного, но исключительно благодатного служения Богу и людям! Многая и благая лета вам, мои дорогие Антон Евгеньевич, Ольга Ивановна, Татьяна Алексеевна, Евгений, Наталья, Ирина, Ольга, Владимир Алексеевич!

Любящий вас

Иеромонах Антипа (Авдейчев), кандидат медицинских наук.

Как начинался «Благовест»

Когда я летом 1996 года послал в редакцию «Благовеста» свою первую статью («Монастырь — это все…», о Михайловском монастыре под Симбирском), не подозревал, что буду писать в газету 20 лет — и как-то сроднюсь с ней. Среди других Православных изданий, в изобилии появлявшихся в то время, я эту самарскую газету сразу для себя выделил. Она не отличалась, казалось бы, ни катехизаторской информативностью, ни миссионерской напористостью, но газета прямо обращалась к душе только что вошедшего в Церковь человека, вела его за собой, хотя сама была, может быть, всего на полшага впереди своего читателя. Все прошедшие 25 лет редакция сама росла вместе со своими читателями, но в чем-то главном, хорошем, душевном осталась прежней. Газета укрепляла в вере, рассказывала об интереснейших судьбах. Для себя я тогда выделил две главные темы: старцы и чудеса. Теперь это может показаться наивным, а тогда это было необходимо для новоначальных, но серьезно относившихся к своему вхождению в Церковь людей.

В то время тысячи людей стали выписывать и читать «Благовест». Организатор и редактор газеты Антон Евгеньевич Жоголев не просто угадал, что нужно читателю, но и со всей серьезностью отнесся к «Благовесту» как к своему главному жизненному призванию. Вообще вся редакция, чувствовалось, «жила» в газете. Вести о строящихся храмах, открывающихся монастырях и сопровождающих все это чудесах и знамениях — шли со всех сторон. Вокруг газеты начал складываться коллектив авторов. Это были не только самарцы, но и куряне, симбиряне, москвичи, киевляне. Прибивавшиеся к газете люди — практически все без исключения — вкладывали душу в свое дело. В этом виделось утверждение собственной веры, возможность послужить Богу и людям. В других Православных газетах зачастую царила скука, а «Благовест» был живой, с огоньком, с душой. Во многом это как раз и была заслуга Антона Жоголева, заряжавшего и своей верой, и пониманием высокого призвания газеты. Для каждого входившего в «Благовест» открывалась возможность новой судьбы — так мы это чувствовали и понимали. Люди были разные — с разным уровнем воцерковленности, культуры, образованности, но с одним пониманием высоты своего призвания. Авторы, художники, фотографы ценили возможность высказаться в «Благовесте», поделиться своими впечатлениями, даже просто своим восторгом. Часто казалось, что не мы делаем газету, а Кто-то через нее созидает нас. Мы не только писали в газету, но и с жадностью читали каждый новый ее номер, а при встречах захлебывались от разговоров на «благовестовские темы» о чудесах, о Божьем Промысле, о паломничествах по монастырям и пр. Откуда же этот живой дух газеты? Дело в том, что Антону Жоголеву удалось создать газету без «официоза». В то время как безчисленные епархиальные издания блистали скучными отчетами и огромными по формату привычными разворотами газеты «Правда», «Благовест» дарил читателям то, что поддерживало живую веру.

Тираж газеты достигал 20 тысяч экземпляров. Газета не только читалась в семье, но часто передавалась знакомым и шла далее. География распространения газеты сложилась очень широкая и таковой же остается сейчас.

Со временем, конечно, многое менялось, становилось размереннее и спокойнее — тут «Благовест» вполне адекватно воспроизводил меняющуюся церковную атмосферу. Жаль было терять по тем или иным причинам талантливых, интересных людей. Со временем газета становилась более локальной по тематике, привязывалась к Самаре, — зато в ней чаще стали появляться крупные литературные имена: Крупин, Коняев, Ирзабеков и другие. То, что газету, даже при несравнимых с девяностыми годами тиражах, по-прежнему читают на Камчатке и в Ростове-на-Дону, в Москве и Калининграде, вообще по всей России, говорит о том, что в «Благовесте» осталось главное — живая душа.

Владимир Мельник, доктор филологических наук, г. Москва.

«От избытка сердца»

Когда приходят дни подведения итогов, важных в главных трудах жизни, хочется сказать какие-то особенно теплые слова в адрес юбиляров. И невольно сбиваешься на некий тон, о котором писатель Михаил Булгаков в своем знаменитом романе говорит об одном из своих героев: «И заговорил юбилейным голосом».

Чтобы избежать этого «юбилейного» голоса, вспомню, как почти четверть века назад пришел я в комнатку в многоэтажном здании, где на месте упраздненного ведомства расположились десятки «офисов» предпринимателей, открывших свое новое самостоятельное дело. На одной из дверей висела табличка с красивой и сразу запоминающейся надписью по-старославянски: «Благовест».

Я открыл эту дверь.

В комнатке за столами сидели три молодых человека: один казался возрастом постарше, с сократовским лбом, серьезный, уставившийся в экран компьютера и лишь мельком глянувший на меня.

Второй, с приятным, открытым лицом, дружески, приветливо улыбнулся, когда я назвался.

Третий, чернобородый, с черными блестящими глазами, выскочил из-за стола и радостно протянул мне руку, явно обрадовавшись моему приходу: газета только начинала обретать известность, и ей были нужны авторы из писательской среды.

Стремительный, быстрый чернобородый, также быстро говорящий и ждавший быстрого ответа на свои вопросы, оказался выпускником факультета журналистики Ленинградского университета, сыном известного в Самаре журналиста Евгения Жоголева, заведовавшего отделом культуры «Волжской коммуны», с которым у меня были давние дружеские и деловые связи.

Приветливый, симпатичный молодой человек — начинающий журналист, сын военного, служившего в Потсдаме.

Третий, с огромным лбом — ответственный секретарь газеты, местный газетчик и поэт.

Я тогда не знал, что эти три человека станут моими товарищами по общему для нас Православному Делу — пишу специально с большой буквы. Что мы всю свою дальнейшую жизнь, каждый в меру своих сил, посвятим служению Господу, миссионерской проповеди Христовых Истин, будем трудиться во славу Божию каждый на своем месте, к которому определит Господь.

Общим у нас был порыв, горячее желание взяться за проповедь Христа, послужить Ему и отдать, если потребуется, и жизнь.

Антон Жоголев и Игорь Макаров взялись издавать и редактировать газету, Сергей Гусельников взял на себя организационные и издательские труды. Впрочем, не буду говорить о том, как распределились их обязанности, но по опыту знаю, что новое дело всегда строится горячо, с полной отдачей сил. И в любимое дело вкладывается, конечно, весь жар сердца.

Многочисленные новые издания появлялись и умирали, а «Благовест» упорно шел вперед, набирая подписчиков, все шире приобретая известность не только у нас в Самаре, но и в России.

Игорь Макаров по благословению Владыки стал первым редактором журнала «Духовный собеседник», который сегодня широко известен. Работа в Православной журналистике привела его к принятию священнического сана: сейчас он протоиерей Игорь Макаров, настоятель известного храма в честь Новомучеников и Исповедников Церкви Русской в самарском поселке Прибрежный. Не расстается он и с пером: тяжелые телесные испытания, им перенесенные, понудили отца Игоря обратиться через родной «Благовест» к прихожанам с письмами, которые нашли горячий отклик в сердцах не только его прихожан, но и всех читателей «Благовеста».

Сергей Гусельников ныне — протоиерей Сергий, настоятель собора в честь святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Он член Союза писателей России, автор ряда замечательных стихотворных сборников. Его перу принадлежат и великолепные публицистические книги, за одну из которых, названную «Цветок Сиона», о Святой Земле, он получил первую литературную премию святого благоверного князя Александра Невского в Санкт-Петербурге.

Ну а Антон Евгеньевич Жоголев, теперь известный журналист и писатель, продолжает редактировать «Благовест», ведя газетный корабль сквозь штормы и бури современной жизни. И год от года газете, претерпевающей и яркие взлеты творческого подъема, и штиль текущей практики, удается выстоять, несмотря ни на какие трудности, преимущественно финансовые.

С такой же самоотверженностью, полной отдачей сил трудится в редакции и заместитель редактора Ольга Ивановна Ларькина. Ее публикации пользуются неизменным успехом. Завоевали популярность и книги Ольги Ларькиной как детского писателя.

И потому благодарные и верные «Благовесту» читатели всегда приходят на помощь любимой газете.

Потому что она неустанно рассказывает о подвижниках Православия, их подвиге, духовном порыве.

Но и повседневная жизнь Церкви предстает на страницах газеты.

И, что самое главное, у газеты всегда доверительный тон, сердечная интонация, простой, понятный язык.

Поэтому она стала поистине народной газетой.

Вот причина ее популярности, ее востребованности.

Необходимо сказать, что популярность газете принесла и «обратная связь» с читателем. Газета из номера в номер публикует письма читателей с разными их нуждами, просьбами, пожеланиями, бедами и радостями. И это очень важно, потому что читатель почувствовал, что «Благовест» — это и его газета, своя, родная.

Как писатель хочу сказать, что «Благовест» охотно предоставляет свои страницы художественным произведениям — рассказам, отрывкам из повестей, романов, литературных эссе.

Ведь никакая другая газета Самары, даже «Культура», этого не делает, к немалому удивлению профессиональных писателей, да и молодых литераторов тоже. Те, кто старше, помнят, как «Волжская коммуна», к примеру, давала чуть не еженедельно, по воскресеньям, литературные страницы. А при литературном консультанте Владимире Осипове в газете, с продолжением, были напечатаны три моих повести — «Врата небесные», «Портрет отца Анатолия» и «Судный день».

А сейчас только «Благовест» та площадка, которая вместе с журналом «Русское эхо» постоянно поддерживает и молодых, и маститых писателей. Назову постоянных авторов газеты — петербуржца Николая Коняева, нашего протоиерея Николая Агафонова, писателей среднего поколения — Сергея Жигалова, Антона Голика и других.

В Евангелии от Матфея, в главе 12, есть пронзительные стихи. Они говорят о том, что «дерево познается по плоду».

И что «от избытка сердца говорят уста». И еще там сказано, что «добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое».

Двадцать пять лет жизни Православной газеты «Благовест» свидетельствуют о том, что именно «от избытка сердца говорят уста» замечательных журналистов, всех работников редакции, тех, кто из «доброго сокровища выносит доброе».

Им честь и хвала в дни юбилея.

И многая и благая лета.

Алексей Солоницын, писатель, дипломант Патриаршей литературной премии свв. Кирилла и Мефодия.

Благовествующая радость

Как??! Да неужели прошло пять лет?! Пять лет с моей первой живой встречи с «Благовестом»!

На электронную почту пришло письмо от моей дорогой и любимой Ольги Ивановны Ларькиной с этим известием-напоминанием, и тут же полоснуло по сердцу и памяти всё сразу: и долгая дорога в очень нескором поезде «Белгород — Новосибирск», и никогда прежде не виданная красавица Волга, и последний перегон между крохотной остановкой и городом, который был до этой минуты знаком лишь по скудным рассказам мамы-фронтовички, попавшей в 1943 году в один из его госпиталей… Стоя в коридоре вагона и вглядываясь сквозь время в Самару, ставшую для меня вдруг снова Куйбышевом, я «проскочила» момент въезда поезда на платформу, и вот уже проводница не торопясь открывает дверь вагона, а я лихорадочно вспоминаю адрес редакции, чтобы назвать его таксисту. Но уже вижу и безошибочно узнаю в толпе встречающих Антона Евгеньевича Жоголева, и он тоже видит меня и спешит к вагону. Меня?! Главный редактор??! В сердце звучит благовест.

И — вихрем: епархиальная гостиница («Десять минут на переодевание! Вас давно ждут!»), пролёт на машине по городу, в который я так и не успеваю вглядеться, Православный книжный магазин, двери, комната, стоп! Я действительно спотыкаюсь на пороге. Здесь ждали — меня? И рады — тоже мне? Приветственные возгласы, приветливые лица, среди которых я вижу и узнаю пока одно. Ирзабеков! Фазиль! — Василий! — Ирзабеков! Да я же книгу его почти наизусть выучила, и покупаю, где только встречу, и дарю — не надарюсь давним друзьям и случайным знакомым. Я понимаю, что это неприлично по отношению к остальным гостям праздника, но не могу оторвать глаз и ушей от любимого писателя. И уже на выходе, когда мы задерживаемся на какие-то минуты в книжном зале, в последнюю секунду спохватываюсь и прошу продавца дать мне с полки последнюю «Тайну русского слова» и кидаюсь к Василию Давыдовичу: «Подпишите!» И он пишет: «…с любовью о Господе и святом русском языке».

Это потом, вернувшись домой, я буду зачитываться книгами сидящего сейчас со мной за одним столом замечательного писателя Николая Михайловича Коняева и читать вслух младшему сыну «Игрушки русских императоров». Это потом Игорь Николаевич Минин напечатает в своем издательстве «Зёрна» мою первую книгу. Это потом Ольга Ивановна Ларькина станет моей любимой подружкой (да простит она мне эту вольность) и палочкой-выручалочкой на просторах интернета, когда тяжело заболеет мой старший сын и она вмиг соберет мощную армию молитвенников — вас, мои дорогие читатели газеты. Всё это будет потом.

А пока мы мчимся в микроавтобусе, и я опять не успеваю ничего разглядеть, кроме оставшегося — теперь уже навсегда — в сердце Иверского монастыря и его чудесной настоятельницы матушки игумении Иоанны. Ее подарок — необычайной красоты пасхальное яйцо, сделанное руками одной из насельниц, — я непременно показываю перед пасхальными днями ученикам моей небольшой воскресной школы и радуюсь их восторгам, вспоминая дивную матушку и наших скромных спутниц и собеседниц на территории и в храме обители инокинь Любовь и Нафанаилу.

И был большой красивый зал, и выставка книг авторов «Благовеста» в фойе, где я в ожидании начала торжеств пыталась скрыться от глаз радушных организаторов праздника, чтоб не мешать им своим назойливым присутствием. Но и тут подстерегала неожиданность. Каким-то образом меня узнали читатели и стали просить расписаться на… огромной книге — сборнике лучших публикаций за двадцатилетнюю жизнь «Благовеста». Напрасно я отказывалась, говоря, что в этой книжище есть одна-единственная моя статья и что я никогда в жизни не давала автографов. Читательская любовь оказалась неумолимой. Мои дорогие, хорошие, добрые! Сумела ли я оправдать ваше доверие? Смогла ли за минувшие с того дня пять лет не потеряться, не ускользнуть из ваших сердец? Ведь в силу разных обстоятельств мои встречи с вами на дорогих мне страницах теперь происходят реже. Простите мне. Я постараюсь…

После торжественной части ждало еще одно испытание. Мне стали дарить свои книги настоящие писатели: протоиерей Николай Агафонов, протоиерей Сергий Гусельников, Алексей Алексеевич Солоницын. И конечно же, теперь уже совсем родные Антон Евгеньевич Жоголев и Ольга Ивановна Ларькина.

Когда ранним утром Главный Редактор провожал меня на поезд, он на прощанье спросил, не жалею ли я об этой поездке. Жалею! И тогда, и все эти годы — жалею лишь о том, что была она такой короткой. Что за кадром моей памяти осталось столько неувиденного — в этом прекрасном городе, в его замечательных людях. Еще до отхода поезда я начала ждать новой встречи. Жду и поныне. И верю, что она обязательно состоится.

...И газетные страницы, и колокольни храмов, и набережная Волги с часовней Святителя Алексия, и добрые лица писателей и читателей слились для меня в звонкую благовествующую радость.

С праздником, мои дорогие! С Благовестом!

Марина Захарчук, с. Новенькое Белгородской области.

Газета для всей России

С огромной радостью всех! 25-летие «Благовеста» — это не просто повод для торжества редактора, его коллег, авторов и читателей, ибо самарский «Благовест» давно перешагнул рамки края: работая для всей России, он благовествует всему народу!

25 лет назад, в оскальном зеве торжествующей «демократии по-новорусски», возникло светлое издание замечательных энтузиастов и просветителей, которое благовестит на благо и ради торжества Православной духовности, во имя Христовой Правды, победы вековых ценностей русского народа — победителя, молитвенника, заступника! Искреннее уважение, низкий поклон и теплая благодарность за всё это — безсменному вдохновителю, редактору и автору прекрасного всероссийского издания — Антону Евгеньевичу Жоголеву. Пусть к цифре 25 прирастут еще новые прекрасные даты. Спаси Бог! Счастья и Благой Вести всем!

Владимир Плотников,
член Союза писателей России,  
г. Самара.



Продолжение...

См. также...

Дата: 14 июня 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
6
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru