Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

Подсолнушки

Заметки о жизни прихода и многодетной семьи священника Владимира Краснова в селе Степное Дурасово Клявлинского района Самарской области.

Заметки о жизни прихода и многодетной семьи священника Владимира Краснова в селе Степное Дурасово Клявлинского района Самарской области.

1

Священник Владимир Краснов и писатель Алексей Солоницын.

Поехать к этому священнику хотелось давно, но все не представлялась возможность. Но вот приблизился престольный праздник храма, в котором он служит, нашелся и доброхот, взявшийся довести к селу, расположенному от Самары за двести километров, и мы небольшой группой отправились в путь.

Уже шла Божественная литургия, когда мы приехали в Степное Дурасово. По обеим сторонам входа в белоснежный храм памятные доски объясняли, что отставной флотский капитан второго ранга Федор Дурасов за безупречную службу и подвиги, проявленные в морских сражениях, в награду получил здесь землю и основал село. В 1861 году его попечением был построен храм во имя святого преподобного Александра Свирского, чудотворца конца XV — начала XVI века.

Вторая памятная доска рассказывала о преподобном, чьи нетленные мощи можно и сегодня увидеть в Санкт-Петербургской митрополии, на реке Свирь, в монастыре его имени, неподалеку от города Лодейное Поле. Именно этому русскому святому, единственному после ветхозаветного Авраама, явился Господь в образе Трех Ангелов. Мощи святого Александра Свирского и сегодня потрясают каждого, кто видит стопу и кисть руки, которые выглядят так, словно преподобный покинул землю вчера. Они открыты для поклонения, и прикоснувшись к ним, ощущаешь тепло великого святого.

Войти в храм на Самарской земле во имя святого Александра Свирского оказалось не так-то просто — он был заполнен до отказа. Хор прославил преподобного, служба торжественно завершилась, и вот прихожане, ведомые семерыми священниками, Крестным ходом пошли вокруг храма со многими постройками, обнесенными кирпичной стеной.

Подростки в камуфляжной военной форме несли на высоком шесте стеклянный фонарь с зажженной свечой, такой же высокий крест, хоругви.

Это шли воспитанники отца Владимира из Свято-Преображенского кадетского корпуса. Сегодня их было около тридцати — к тринадцати приемным детям отца Владимира, которые живут здесь в его семье, сегодня присоединились кадеты из соседнего села Черные Ключи, райцентра Клявлино.

По тому, как они шагали, сразу была видна та ответственность, с какой они выполняют порученное им дело, и понимание того, что оно значит для всех людей, молодых и пожилых, а то и вовсе старых, которые шли за ними.

Да, многое можно было сразу понять, как воспитывают здесь детей, взятых отцом Владимиром и матушкой Любовью к себе в семью.

Красноречива была и надпись на широком полотнище, протянутом вдоль стены, образующей ухоженный просторный двор с жилыми и учебными корпусами, построенными вокруг храма:

Молись, трезвись, учись, трудись.

В этом девизе выражалась главная направленность всего дела, которому решил посвятить свою жизнь отец Владимир.

2

Крестный ход в престольный праздник в Степном Дурасово.

После Крестного хода у входа в храм поставили скамейки, пожилых и старых прихожан усадили, а остальные нашли себе место кто где. Благо травка еще зеленела, солнышко прорвалось сквозь облака и празднично осветило всех, кто приехал на престольный праздник.

Дети и взрослые под руководством воспитателя Марины Быстряковой представили шуточные игровые миниатюры на злободневные темы. Только вчера был День трезвости, и поэтому Марина со своим мужем Сергеем выбрали для юморесок темы о губительности пьянства и курения. «Публика», в особенности бабули, приветствовала «артистов» одобрительным смехом и аплодисментами. А когда стала петь Наталья Гражданкина, известная автор-исполнитель Православных песен и стихов, одобрению зрителей не было предела.

Ребята, расположившиеся несколько в стороне, слушали в пол-уха, но вот когда дошла певица в своем выступлении до песни «Княже Александре», о великом князе Александре Невском, тут ребята и девушки придвинулись вплотную к импровизированной сцене.

Все это я рассказываю неслучайно, потому что духоподъемный настрой песни, который нашел отклик в сердцах ребят, явственно дал себя почувствовать в последующих событиях и этого, и следующего дней нашего гостевания у отца Владимира.

Через три дня, в воскресенье, воспитанникам отца Владимира вместе с кадетами всего Свято-Преображенского корпуса предстояло серьезное испытание: ребята и девчата должны в райцентре, на площади, показать приемы рукопашного боя. Таким должен был стать финал военно-спортивной игры «Казачья застава». Сценарий отец Владимир с воспитателем и спортивным тренером Александром Бузеровым разработали такой.

На заставу нападал «противник», казаки вступали в бой. Противник, отступая, ставил на пути преследователей военные ловушки, которые казаки должны были преодолеть. И победить противника, а затем маршем прийти на центральную площадь Клявлино, где и должны состояться показательные выступления. После кадеты будут награждены грамотами, памятными подарками.

И под оркестр ребята парадным маршем покинут площадь.

Все так и получилось воскресным днем. На площади, украшенной большими фотографиями из жизни ребят, «баннерами», как говорят сегодня, кадеты с честью выполнили всю намеченную программу. Многочисленные зрители, жители райцентра, дружными аплодисментами приветствовали ребят — как же не порадоваться, когда видишь, какими смелыми и сильными вырастают те, кому выпадет жить после нас и защищать свою Родину.

Легко представить и лица ребят, и то, какие чувства они пережили. Ту самую духоподъемность, которая была выражена на их лицах, когда пелась песня «Княже Александре».

Но вернемся на престольный праздник, пойдем вместе с прихожанами и их гостями на праздничную трапезу.

Под деревянным навесом во дворе установлены столы — здесь в три смены разместилось почти триста человек.

Откуда, спросите вы, столько собралось народа? В селе, где сейчас около десяти дворов, а когда сюда приехал отец Владимир, оставался живым один дом со стариком и старухой?

Ответим: приехали не только из Клявлино и соседних сел, но из других районов, из Татарстана. Потому что у отца Владимира уже есть заслуженный авторитет. О нем уже писали не один раз, снимали сюжеты для телевидения и кино, чем порой немало причинили отцу Владимиру хлопот и даже вреда.

Но об этом чуть позже.

А пока усядемся за просторный стол вместе со священниками всего Клявлинского района, с которыми дружит отец Владимир, с прихожанами его храма, отведаем вкусного борща и других угощений, включимся в разговор, который идет за трапезой. Он поможет нам многое понять. Потому что вот для этих бабушек, для вот этого человека средних лет, который сидит напротив меня, важны не столько угощения и не столько рассказ о преподобном Александре Свирском, который сейчас ведет один из помощников отца Владимира. А та особая среда (не хочу говорить атмосфера), которая сейчас воцарилась и над столом, и в прогретом неярким осенним солнышком воздухе, и в душах людей, сидящих рядом со мной. Я это чувствую, и все чувствуют также.

И у каждого хорошо на душе, потому что это трапеза семейная.

Не это ли главное в жизни прихода?

Не к этому ли надо стремиться всякому настоятелю храма? Чтобы после молитвенного предстояния перед Господом ощутить Его теплоту и сердечность за общим, семейным столом — всем одиноким, уставшим от заточения в железобетонные коробки, которые называются городскими квартирами и за которые сейчас то и дело разгораются настоящие войны нередко со смертельными исходами.

У меня в доме, этажом выше, живет вдова ветерана Великой Отечественной войны. Она живет с телевизором и радио, которые попеременно включает с утра. Я слышу Гимн России всякий раз, когда выхожу на лестничную площадку, идя на раннюю службу в свой храм.

Ко вдове ходит соцработница два раза в неделю, но все равно от мучительного одиночества вдове никуда не деться. Ее дети и внуки разлетелись и разъехались по стране и зарубеж, а в церковь она не ходит — выросла совсем в другом обществе. Вот и живет она, почти глухая, немощная, с радио и телевизором «в обнимку» — с раннего утра и до позднего вечера.

Но это еще не самое страшное одиночество — есть судьбы стариков и старух много хуже, несчастней и даже ужасней.

И вот их-то как раз и спасают такие церковные приходы, как у отца Владимира.

3

Мы трапезничаем в многодетной семье, и ребята дают о себе знать, как только начинается застольное пение.

Отметим, что никаких алкогольных напитков на столах нет — это обязательное условие жизни прихода отца Владимира. Они с матушкой убеждены, что застолье может быть праздничным и без алкоголя — к этому немаловажному обстоятельству детей приучают личным примером.

Несколько ребят постарше подходят к Наталье Гражданкиной и просят ее еще раз спеть о «Княже Александре». Певица соглашается, а потом переписывает слова песни, так понравившейся старшим по возрасту ребятам.

Да, боевой дух, боевые занятия нравятся подросткам. Каждому из нас в этом возрасте хочется быть сильным и смелым, и как можно скорее совершить какой-нибудь подвиг. Отец Владимир, хорошо понимая это, искал, прежде всего, воспитателя со спортивными, тренерскими навыками. Александр Бузеров, бывший кадровый офицер, таким и является. Он приехал к отцу Владимиру просто посмотреть, как у него налажена жизнь. Да так и остался здесь. Надолго ли, этого он и сам не знает. Вообще проблема с кадрами в приходе отца Владимира одна из главных.

После публикаций в центральной и областной прессе в Степное Дурасово стали приезжать разные люди. Романтики, люди, не нашедшие своего места в жизни, ищущие Бога, а то и люди вообще с темным прошлым — скольких их повидал отец Владимир! Пожив у него и поняв, что здесь надо всего себя отдать детям, не получая взамен ничего, кроме осознания, что ты трудишься во славу Божью, почти все уезжали. Конечно, отец Владимир предоставлял жилье на первое время, давал зарплату — но ведь она сами знаете, какая. Отец Владимир долго искал форму существования для усыновленных детей. Обитель милосердия, как у отца Николая Стремского в поселке Саракташ Оренбургской области, создать не удалось. Хотя он ездил туда, хотел следовать примеру этого замечательного священника и его матушки Галины. Но сделать это оказалось невозможным, потому что вокруг было лишь голое поле, а не поселок, как у отца Николая, откуда он черпал кадры, начиная с обслуживающего персонала, затем строителей для жилья, подсобных помещений, школы, гимназии.

Конечно, были ошибки, сомнения, боль.

Но никогда не было отчаяния.

Они с матушкой Любовью пришли к выводу, что в их условиях более всего им подходит форма организации жизни, которая называется многодетной семьей.

Сейчас у них на воспитании одиннадцать ребят и две девочки. Причем берут они таких детей, которые считаются трудными. От которых порой все отказывались.

О каждом из тех сорока детей, которые прошли через школу воспитания у отца Владимира, можно было бы написать отдельно. Я это и сделал уже два года назад, написав роман «Ангеловы столпы». У меня, разумеется, литературные персонажи, но их судьбы взяты из жизни. Роман я посвятил отцу Николаю Стремскому, отцу Михаилу, настоятелю Свято-Воскресенского монастыря, лежащего у границы с Румынией, который опекает более шестисот детей, брошенных родителями, другим подвижникам Православия.

Сейчас же расскажу лишь об одном мальчишке, которого привезла сюда бабушка. Их имена я изменил, чтобы не навредить им — еще неизвестно, как сложится в дальнейшем судьба подростка, и как будет оценивать свой поступок бабушка.

Отец Владимир берет к себе трудных подростков на разные сроки и с разными условиями: или с кем-то из родственников на то время, которое им самим покажется нужным, или до окончания средней школы, или как-то иначе — в зависимости от обстоятельств, сложившихся у подростка.

Вот этот мальчишка Коля приехал сюда вместе с бабушкой.

Родители не смогли с ним справиться — взаимно измучили друг друга. Он несколько раз убегал из дома, бродяжничал, воровал по мелочи, чтобы прокормиться. Его ловили, приводили домой.

Отдали бабушке. Он и ее довел до отчаяния. Она прочла в газете об отце Владимире и решила ехать к нему с внуком. Он наотрез отказался.

— Я решила отвезти его сюда силой, — баба Нина подала мне чашку ароматного чая и румяный, с зажаристой корочкой, еще теплый после недавней выпечки кусок пирога с грибами. Села за столик в трапезной, где она определилась работать на кухне. — Коля вроде бы согласился, я успокоилась, вещи собрала, пришла на остановку автобуса, где мы договорились встретиться — он вроде ушел попрощаться с родителями. И перехитрил меня, опять сбежал! И вот представьте себе, еду я в автобусе, думаю, сама поживу у отца Владимира, если разрешит. А нет, так просто поработаю у него во славу Божью. Молюсь: прости меня Господи, что я не управилась с внуком, не помогла ни дочери, ни ему, ни себе! Матерь Божья, помоги ему, несчастному, ибо не ведает, что творит! И мне помоги, немощной, слабой! Дочь свою вроде бы правильно воспитывала, а вот что с ней получилось! Выходит, не умею я воспитывать! И оттого мне наказание, какое я заслужила! Помоги, Богородица, вразуми неразумную!

Плачу, вдруг автобус останавливается. Поломалось что-то, потому что шофер из автобуса вышел. Я смотрю в окно — батюшки, Колька!

Выхожу из автобуса, подхожу к нему: «Вот что, милый мой, — спокойно так говорю. — Или ты едешь со мной к отцу Владимиру, или больше ко мне не приходи никогда. У тебя родители есть. Решай. Сейчас! Пока шофер в автобус не сел! Я сейчас уеду, и расстанемся с тобой навсегда!»

Он смотрит на меня, видит, что я решительно говорю. Сама не знаю, как это так у меня убедительно получилось! И вдруг говорит: «Ладно, бабаня, едем». Подходим к автобусу. Как раз и водитель влезает на свое место. Представляете? И едем прямо сюда! Понимаете? Услышала меня Богородица!

И баба Нина заплакала.

4

Во дворе, у алтарной стены, погост. Здесь упокоились и Федор Дурасов, и другие праведники села. Отцу Владимиру с помощниками удалось отыскать надгробную плиту основателя села и строителя храма, провести исследовательскую работу в архивах, изучая прошлое села и его обитателей. Эту работу он ведет и сейчас, приобщая к ней ребят. Растут они не только физически развитыми. А ведь многие приходят сюда плохо подготовленными к школе. Не будем говорить, как их называют. Для таких подростков в школе определены индивидуальные занятия. В Клявлино, на занятия в школу, детей возит автобус. К чести районной администрации попутно скажем, что отношения у отца Владимира с руководством сложились хорошие — дорога до райцентра теперь отличная, без прежней грязи и ухабов. И праздник, о котором уже сказано, впервые администрация района разрешила провести на центральной площади — как выяснилось, к всеобщей радости.

А ведь сколько было «ухабов» и даже смертельной опасности, прежде чем построились эти корпуса вокруг возрожденного к жизни храма, этой дороги к райцентру, обустроенного святого источника и еще многого, без чего нельзя представить жизнь прихода, где закаляются сердца.

Сидел я на скамейке, в спортзале. Вошла женщина, села рядом. На нас не обращали никакого внимания — все были захвачены тренировкой. Отрабатывался бросок через бедро — один из эффектных приемов рукопашного боя. Лицо у женщины из тревожного постепенно становилось все более спокойным. В один из моментов, когда невысокий паренек, сделав удачный захват, бросил «противника» так, что он, взлетев, упал на тренировочный мат, женщина радостно улыбнулась и тихонько засмеялась. Лицо ее преобразилось, и я понял, что невысокий паренек — ее сын.

Пришел в учебный класс и опять удивился — всего лишь один компьютер! Ни одного телевизора!!!

Нигде я не увидел здесь этих наших «спутников» жизни. А ведь на одном из корпусов белела спутниковая «тарелка», и я подумал, что отец Владимир «продвинутый» в смысле электронных коммуникативных средств связи. «Тарелку» подарили, но она так и бездействует доныне.

«Продвинутым» отец Владимир оказался совсем в ином.

— Знаете, у одного батюшки я увидел, что он оставляет книги по всей обители, в которой у него живут дети. В спальнях, в классах, даже в коридорах, всюду на тумбочках или где-то еще лежали книги. Батюшка не боялся, что книги истреплются. Важнее всего для его методики было другое — пусть на глаза детям попадаются книги. Рано или поздно они их увидят, возьмут в руки, прочтут. Не надо книгам пылиться за стеклами шкафов. Иначе будут пылиться, черстветь души ребят.

Мы сидели в кабинете отца Владимира, я спрашивал о том, что меня больше всего волновало.

— Но как же вы обходитесь без телевизора, без радио и газет? Выходит, даже не знаете, что происходит в стране и мире?

— Почему же. Дети ходят в школу. Поэтому я не безпокоюсь, что они «отстанут от жизни». Скажите, многое они потеряют, если не узнают, что у нас в столице опять ограбили поп-звезду или отняли сумочку у чемпионки мира? Ведь к этому стало сводиться большинство новостей. Важнее, что у нас день начинается и кончается молитвой. Что новости получает душа — изо дня в день. По-моему, это главное в воспитании ребенка.

— Вы уже имели возможность посмотреть, каков результат вашей работы.

— Результаты разные. Вот один мальчик, ставший юношей у нас, недавно мне сказал: «А я теперь не верю в Бога». Что ж. Все равно я знаю, что годы, проведенные здесь, рано или поздно «аукнутся». Детство и отрочество не забываются никогда. Не забудутся и наши общие молитвы. И службы, и причастие не забудется. И придет время покаянной молитвы. Сколько людей приходило и приезжало сюда именно с покаянной молитвой. Ведь ради этого мы и несем службу Господу.

Да, все так. У отца Николая Стремского, о котором я уже упоминал, был хорошенький мальчик, который все время норовил идти рядом с батюшкой, взяв его за руку. И все время исподтишка кусал священника за руку, причем старался это сделать как можно больней. Трудно было отучить мальчишку от звериных привычек, но отец Николай все-таки отучил.

5

Утром, когда мы собрались уезжать, строем дети шли на молитву.

— Раз, раз, — командовал Александр Николаевич. — Левой, левой, левой!

Ребята шли колонной по трое. В заднем ряду малыш никак не попадал шагать «в ногу».

Александр Николаевич заметил это, забежал к последнему ряду. Носком своего ботинка так поддел ботинок малыша по ступне, что со следующего шага он стал идти «в ногу».

Вместе с детьми мы вошли в храм на утреннюю молитву.

Здесь никто не ошибался, произнося вслед за чтецом, из старшеклассников, положенные слова. А если и не знал их, то просто молчал.

А хор дружно и громко подхватывал:

Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе.

6

Провожать нас вышли утром. Вручили банки с коровьим и козьим парным молоком. У прихода есть своя ферма, которая хоть и погорела недавно от случайной нерасторопности подростка, но скотину все же сумели спасти.

Несчастье для прихода большое, но ни тени уныния не было ни на лице отца Владимира, ни на лицах его помощников. А матушка Любовь и вовсе улыбалась весело, приглашая снова в гости.

Пообещав обязательно приехать еще, двинулись в путь.

За воротами, у автобусной остановки, я заметил паренька, который тщательно выметал асфальт.

Это был тот самый Коля, о котором уже рассказано.

Я приветливо замахал ему рукой.

Коля, освободив правую руку, помахал в ответ.

Счастья тебе, Коля!

Крепкой веры, которая поможет одолеть все испытания, какими бы тяжелыми они ни были!

Ибо вера наша — это Любовь.

А она «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не безчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит», — как сказано в безсмертном послании Апостола Павла к коринфянам.

7

Еще когда мы ехали в Степное Дурасово, не могли не обратить внимания на поля подсолнухов, которые золотились так ярко, так празднично по краям дороги.

И вот опять увидели их — звонкие, веселые под теплым солнцем. Оно в этот час светило особенно чудесно.

И мне подумалось — вот эти поля среди неудобья и заброшенности окружающей их земли как острова надежды нашей на завтрашнюю жизнь.

И эти подсолнушки — как дети отца Владимира и матушки Любови, их помощников.

Я спросил у Виктора Аникина, общественного корреспондента, доброхота, коренного жителя этих мест — он и вызвался привести нас в Степное Дурасово — нет ли у него чистого листка.

Виктор дал мне его.

Это оказался приходный кассовый ордер садоводческого товарищества «Авиатор». В прошлом механик по обслуживанию самолетов, Виктор сегодня работает в этом коллективе.

И я, любуясь подсолнушками, написал первые строчки вот этого стихотворения, которое закончил уже дома.

Посылаю его как сердечный привет героям моих уже вышедших и будущих книг.

Глаза родимой земли

Солнце на землю упало,
Вспыхнув мильонами глаз,
И выткало покрывало
Небесных узоров для нас.

Подсолнушки, неба посланники,
Радость наша и свет,
Нам, горемычным странникам,
Неба небесный привет.

Дорога все мчится и мчится,
Колеса съедают ее,
А возле дороги струится
Желтое море мое.

Подсолнушки, блюдечки солнца,
Протянуты к небу они,
Промыты до самого донца
Глаза родимой земли.

Это моя дорога,
Это моя земля,
Печатями Господа Бога
Всюду запечатлена.

Видите, храм белеет,
Кресты на солнце горят,
И нежно поля зеленеют
И ветлы вдоль речки стоят.

Дорога уходит к небу
В дальнюю даль летит,
И желтое море как берег
Снова встает на пути.

Подсолнушки, блюдечки солнца,
Протянуты к небу они,
Промыты до самого донца
Глаза родимой земли.

Алексей Солоницын, писатель.

Фото В. Аникина.

1050
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru