Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Открытое письмо от Елизаветы Бём

Русская художница начала ХХ века создала новый художественный жанр - умилительную открытку к празднику.

…Вспоминаю первые годы «Благовеста». Перед каждым праздником Рождества Христова, а также на Пасху, едва ли не весь рабочий день, отодвинув в сторону другие дела, посвящал я такой непозволительной роскоши, как писание открыток. Сначала открытки эти (а по-старинному - открытые письма, так звучит торжественнее и не скомканно) мы внимательно закупали.


Елизавета Бём.

Смотрели, чтобы картинки на них были подобающими случаю, соответствующими вкусам и статусу адресата. Потом, когда появились штрих-коды, нам добавилось забот. Редкая удача - купить красивую открытку без этих зловещих когтистых полосок. Тщательно и с душой писались тексты. Сначала писал всем сам. Потом уже, чуть позднее, стал уклоняться и, так сказать, делегировать полномочия. Основной текст открытого письма каллиграфически выводила чуть ли не вязью Ольга Ивановна Ларькина. Ей помогали и другие сотрудники, а я лишь подписывал. Но всегда при этом участвовал в составлении письма. В тексте старались мы избегать повторов. Потом… Потом это дело замылилось, оказалось поставленным на поток, а между тем открыток писалось все меньше. И однажды я просто махнул рукой: ладно уж, этот год пропустим. Но так и не возобновили потом.

И вот что интересно. Когда писал людям открытки «от руки», тем людям, разумеется, которые что-то доброе сделали «Благовесту», с кем мы сотрудничали, с кем отношениями дорожили, то и получали мы каждый год множество красивых открыток. Их потом как гирлянды вывешивали, выкладывали на столы. Ими любовались. Их читали. Ими хвалились даже. Некоторые открытки до сих пор храню. Например, от бывшего настоятеля Соловецкого монастыря архимандрита Иосифа со всей во Христе братией.

А когда писать открытые письма перестали, доверились сначала электронной почте, а потом и вовсе отделывались смс, то вскоре просто растеряли многие прежние знакомства и контакты. Да и сами мы открытых писем сразу стали получать меньше. Только монастыри держались дольше других. Каждый год приходили трогательные открытки из Наровчатского Троице-Сканова монастыря. Там менялись, уходя в Вечность, настоятельницы, но наследницы прежней матушки игумении Евстолии (вспоминаю с почтением ее имя) всё слали и слали нам открытки к праздникам. Относительно недавно и там все оборвалось.

Но и в этом году на Рождество мы, как и раньше, как в старые добрые времена, получили поздравительную открытку от настоятельницы Иверского монастыря. Сейчас игумения Иоанна (Капитанцева) по болезни приняла схиму. Спаси Вас Бог, матушка, что помните. Мы тоже вас помним и ценим. Желаем Вам выздоровления!..

Чего это я вдруг ударился в воспоминания? А просто темой обложки нашего февральского выпуска журнала «Лампада» вновь стали открытые письма. И их начинательница в России - Елизавета Бём. Она, можно сказать, открыла этот жанр, придала ему лоск, культуру, вкус, особую светлую тональность. Она мастер умилительной картинки! Вот почему в основном на ее рисунках - дети. Причем, особенно любимая ей тема: дети, подражающие взрослым, дети, играющие во «взрослые» ситуации. Вот на праздник девочка несет на подносе стакан чаю на блюдце любимым куклам-зверушкам. А вот мальчик с девочкой, взявшись за руки, целомудренно целуют друг друга в щечки («Если нет поста, поцелуй в уста», - кокетливо значится в обязательной подписи на картинке). А вот сидит насупившись мальчик-с-пальчик - с посохом и в чем-то похожем на скуфейку на голове. Кто это? «Иван, но не Грозный». Простенько, а все равно улыбнешься. Потому что с душой. Или вот два пупсика идут босиком по лугу. Девочка с ведерком, мальчик следом за ней: «Шла девица за водой, за ней парень молодой». А вот девочка с ангельской улыбкой ставит на стол цветы в вазочке. «Кому дарю, того люблю». Как же эти дети умилительно-прекрасны! Они играют в нас, взрослых. Подражают нам, но так, что мы уже не над ними, мы над собой уже чуточку подсмеиваемся. Как далеко это от гениальных, что там говорить, полотен во все времена модного голландца Питера Брейгеля. Его дети - это маленькие взрослые. Недоделанные взрослые, убогие взрослые. Такая же хмурь и тупость на лицах. Слабость там - не умилительна, а презренна. Кто-то из искусствоведов интересно сказал: все художники изображают человека таким, каков он снаружи, а Брейгель (или Босх, их с трудом отличишь) изображает нас, какие мы внутри. Пусть так. Но дети!.. Чувствуется, что детство для тех великих художников пора вынужденного карабканья наверх. Там нет ни следа той радости, той улыбки, того света, которые дарят нам дети с картинок Бём (звенит созвучно: Брейгель, Босх, Бём, а какая внутри все-таки разница!). Думаю, Бём тоже изображает то, что у человека внутри. А детство у нас внутри у всех, хотя и глубоко запрятанное. Мы носим его за пазухой, бережно, как беззащитного воробушка, готового в любой момент вспорхнуть и улететь.

Не знаю уж, точно ли говорил так известный всем архимандрит Иоанн (Крестьянкин), или молва лишь только приписала любимому батюшке эти слова? Нет, думаю, все-таки говорил, просто так такого и не придумаешь. Вот эти его золотые слова. Когда к нему пришла девушка, выпускница художественного училища, и попросила благословения заниматься исключительно иконописью, старец задумался. А потом неожиданно сказал:

- Иконописцев пока еще у нас хватает. А вот мiр, светский мир, совсем задохнется и осатанеет без красоты. Оставайтесь-ка лучше просто художницей.

Какие мудрые слова!..


Смех не грех. Веселись, пока весело.

Вот такой вот просто художницей и стала Елизавета Бём. Человек глубоко Православный, не чуждый церковных тем в своем творчестве, одних только Пасхальных и Рождественских открыток у нее более трехсот штук! - но я бы даже и религиозным живописцем ее не назвал. Она просто несла свет доброты. Просто будила в людях самые добрые чувства. Невозможно представить даже, не то что написать какой-то недобрый текст (с требованием, скажем, уплаты непосильного долга по векселям или и вовсе какого-нибудь вызова на дуэль) на ее открытом письме. На котором, например, мальчишки стоят один краше другого, бойкие, озорные, в русских кафтанах, и под ними слова: «назади не отставай, в середину не залезай, вперед не забегай». Или где мальчик со светлыми кудрями весело прихлебывает супчик, пикируясь с надписью: «И на том пиру я был, мед-брагу пил». Или эта: «Вам сказка, а мне бубликов связка». А чего стоит ее «рождественский бука»!.. Не поленитесь и полистайте, залезьте даже для этого в интернет (если из него когда-нибудь все же вылезаете). Драгоценность детства, пожалуй, главная тема ее творчества. Не подготовка лишь только к взрослой жизни, не то, из чего возникнет когда-нибудь что-то. А что есть вот сейчас. А завтра уже не будет. Золотая пора невинности. Может, вот именно с этим посланием и пришла она на художественную стезю.


Напитай, Господи, малым кусом!

…А потом взгляните, но только быстро, на иллюстрации уже названных зарубежных мастеров с их тоже мальчиками-с-пальчик, но совсем ведь другими: уныло и механически подражающими взрослым, но в чем? В пороках, в мечтаниях поскорее приобщиться к миру сильных с их грехами и страстями. Там нет умиления. Там и детства, по сути, нет.
Елизавета Меркурьевна Бём (в девичестве Эндаурова) прожила на удивление складную и счастливую жизнь. С единственного известного ее фотопортрета смотрит на нас типичная дворянка конца XIX столетия, с типичным даже выражением лица, не говорю уже об одежде. Спокойная, мудрая, строгая, на первый взгляд как будто совсем не «творческая», если под творческими людьми полагать эпатажную и отталкивающую богему. И жизнь прожила она в самом лучшем значении слова тоже типичную («Счастье надо искать на проторенных дорогах» - знаете, кто эту высокую мудрость изрек? Пушкин, наше всё!). Происходила она из старинного рода, детство провела в родовом имении в Пошехонском уезде Ярославской губернии. Обучалась в рисовальной школе. Вышла замуж за немца старшего ее 18-ю годами, и брак был счастливый. Родилась единственная дочь, тоже Елизавета.


Счастье придет, и на печи найдет!

А творчество началось с альбома «Силуэты из жизни детей», изданного ее дядей А.А. Ильиным, заведовавшим картографическим заведением. Потом иллюстрировала книги лучших русских писателей (Тургенев, Лесков, Некрасов, не хотелось бы, но придется упомянуть и о Льве Толстом). Много сотрудничала с крупнейшим издательством Сытина. И только в 1907 году приступила к главному в своем творчестве - открытым письмам. Выходят два альбома открыток «Всего понемногу» и - «Для милого дружка хоть сережку из ушка».


Мороз не велик, да стоять не велит!

Открытые письма, новый и чрезвычайно модный тогда жанр почты, создавались самобытными художниками. Самым известным мастером стала как раз Елизавета Бём, чьи незамысловатые творения, в основном акварельные изображения детей в русских костюмах, стали мощным явлением массовой культуры того времени. Открытки по рисункам Елизаветы Бём выпускались благотворительным Обществом святой Евгении, находящимся под патронажем Великой княжны Евгении Максимилиановны Лехтенбергской, принцессы Ольденбургской, внучки Императора Николая Первого. Патронируемое ей общество входило в единую сеть опекаемых ею благотворительных заведений. И потому открытки выходили огромными тиражами, распространялись благотворительно. Творчество Елизаветы Бём сразу завоевывает любовь публики. Да и не удивительно! Каждому ведь понятно, где настоящая доброта. Вскоре ее труды получают и мировое признание. А в 1914 году выходит «Азбука» с иллюстрациями Елизаветы Бём. По ней училось грамоте целое поколение русских детей.

Елизавета Меркурьевна умерла 25 июля (7 августа) 1914 года, за неделю до начала Первой мировой войны и была похоронена рядом с мужем на Новодевичьем кладбище в Санкт-Петербурге.


Шлем пожелания счастья!
Добрыя вести на новый год!

В начавшихся вскоре после ее смерти исторических катаклизмах о творчестве тихой санкт-петербургской художницы было надежно забыто. До детских ли умилительных сценок было тогда тем, кто боролся с безпризорниками-жиганами, кто создавал целые детские колонии из детей репрессированных политзаключенных… До того ли было… А если и вспоминали…

В 1927 году писатель-абсурдист Даниил Хармс написал нашумевшую пьесу «Елизавета Бам». В том, что название пьесы и имя ее главной героини - насмешливое напоминание о художнице, к 1920-м годам прочно забытой, исследователи Хармса (а таковые имеются) не сомневаются. Елизавета Бём могла ассоциироваться и с открытками, и с оформленной ею «Азбукой» - прообразом многочисленных «энциклопедий для самых маленьких», распространенных и в наши дни. Елизавета Бём стала для Хармса одним из символов прочного, добротного, небогатого, но устойчивого быта образованных и хозяйственных петербуржцев, которому оставалось существовать считанные годы. Воспринималась художница как один из «столпов» прежней жизни. Чтобы еще больше досадить и унизить успешную художницу царской России, Хармс придал ей шутовски оскорбительное отчество - Елизавета Таракановна Бам.

А больше о ней и вовсе не вспоминали.

…Но вот наконец-то сошли на нет все революционные треволнения. Снова в семьях и в обществе появился запрос на чистоту, традиции, добропорядочность, на простые и милые сердцу минуты человеческой радости.

И потому мы вновь вспомнили о Елизавете Меркурьевне Бём.

С ее прекрасными открытыми письмами.

Антон Жоголев.

67
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/public_page_39934): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262