Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Учитель

К столетию самарского художника Алексея Андрианова.

К столетию самарского художника Алексея Андрианова

В феврале 2007 года самарскому художнику Алексею Александровичу Андрианову исполнится 100 лет. Он родился в селе Винновка Ульяновской области. Его первым учителем живописи был известный преподаватель Дмитрий Иванович Архангельский. Учился он и у выдающегося русского живописца Аркадия Александровича Пластова (вспомним его известную картину «Фашист пролетел»), уроженца соседней с Винновкой симбирской деревни Прислонихи. Занимался на рабфаке ИЗО при Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры у профессора В.А. Горба.

Война...
В ноябре 1941 года политрук роты — на петлицах три кубика — Алексей Андрианов прибыл в Москву. Но его вместо отправки на фронт назначили начальником клуба и снабженцем в 330-ю Тульскую дивизию. Поехал на передовую бить врага, а попал на «тепленькое» место.
Алексей Андрианов подал рапорт, попросился в стрелковую роту политруком. Сначала отказ — «вы здесь уже дело наладили, командование вами довольно». Затем уступили...
Политруком роты, действовавшей в составе 1113-го стрелкового полка той же Тульской дивизии, Алексей Андрианов был до февраля 1943 года. Не спеша поднимались его звание и должность: агитатор полка, инструктор по пропаганде и агитации, пропагандист. Прибавлялись ранения, но неизменным было присутствие в названии места службы Алексея Андрианова — «стрелковая». Стрелковая рота, стрелковый батальон, стрелковый полк. Ветераны знают цену этому слову — «стрелковый». Стрелковый — это пехота, это тяжелый воинский труд и летящие осколки снарядов и гранат, свистящие пули, каждая из которых, кажется, направлена в тебя. 
В рукопашную Алексей Андрианов впервые пошел под Оршей зимой 1943 года. Поднял батальон в атаку и побежал первым вперед, зная, что бойцы не оставят его одного. И бой был выигран...
Представьте себе, как трудно подняться, когда вокруг свистит железный ветер. Но как трудно и встать первому, и найти силы и слова, чтобы поднять растерявшихся солдат. Это и есть «стрелковая». Это и есть тяжкий ратный труд командира и политработника в «стрелковой».

Устраиваться на мирную жизнь в Самару (тогда Куйбышев) капитан запаса Алексей Александрович Андрианов приехал летом 1946 года. Этот боевой офицер — в мирной жизни человек очень добрый, мягкий и даже немного застенчивый. И вот Алексей Александрович снова художник, член товарищества художников Самары (Куйбышева).
Этюды и картины Алексея Александровича сразу выделялись на выставках. Его работам свойственны чистая поэзия и верный цвет. Как говорят: «Андриановская настроенность колорита обладает способностью внушения».
Кисть Алексея Александровича Андрианова лепит и форму, и цвет на холсте  темпераментно и легко. И радостно бывает на душе, когда смотришь его картины. Звучность цвета, упругая пластика рисунка и размашистость письма. Сколько энергии в его картинах! А пишет этюды быстро, чаще всего в один сеанс, чтобы запечатлеть состояние природы и движение воздуха. Художник так легко и естественно оперирует цветом и пластикой на своих картинах и этюдах — и думается, что писать для Алексея Александровича так же естественно, как дышать. Но это только видимость. За каждой картиной, за каждым этюдом стоит большой труд, и каждый мазок кисти неслучаен. А самым большим критиком своих работ является сам Алексей Александрович. Он безжалостно уничтожал те этюды, где, как ему казалось, поставленная живописная задача не удалась в той мере, которая бы устраивала автора.
И нет ни одной картины о войне...
— Война так обожгла меня и так ударила по нервам, — говорил Алексей Александрович, — что мне ее кошмары долго снились и до сих пор иногда снятся. После войны — войну я ни разу не писал.
И может быть, сам иногда не осознавая, художник, боевой офицер и ветеран борется против ужасов войны, против кровавого кошмара своими радостными, добрыми и поэтичными картинами.
Как хорошо выразила отношение многих к Алексею Александровичу Андрианову искусствовед Е. Симонова в каталоге его работ: «Завидная судьба: достойно пройти через войну, оплатив каждую боевую награду своей кровью, и остаться в живых, сохранить в душе навсегда порядочность, доброту и искренность и всю жизнь заниматься любимым делом! Когда на весь лист в книге отзывов детская рука большими печатными буквами выводит: «Скрипка понравилась. Саша», — это значит, что еще одним неравнодушным зрителем стало больше в мире. Это так, потому что простые вещи в картинах Андрианова открывают нам простые истины: нужно учиться видеть красоту и поэзию во всех проявлениях жизни, нужно любить жизнь, как любит ее этот художник».
Мне посчастливилось в юности учиться у Алексея Александровича Андрианова рисунку и живописи. Каким он был замечательным учителем!
Он вел меня от простого к более сложному. Он объяснял мне — подростку — невидимые вначале тайны прекрасного: как замечательно живописно выглядит этот пень, и эта ветка, и эта избушка... И тени, такие певучие, пронизанные насквозь светом. Он часто повторял мне: черного цвета в живописи нет! Черное всегда пронизано цветом. Надо его только понять и найти!
Сейчас, когда мне шестьдесят, я лучше понимаю слова своего Учителя.
Ведь это и в жизни так же! «Черное всегда пронизано цветом. Надо его только понять и найти!»
И даже видимое, черное в нас, имеет внутри цвет! Надо его искать! И эта часть солнечного света в человеке, искорка Божия, в нас, черных от греха, дает нам надежду на спасение.
Нужно только ухватиться за эту искорку и идти дальше, к свету.
А белый цвет! Смотрели вы когда-нибудь на солнечный зайчик через призму? Это ведь все цвета сразу: и красный, и синий, и желтый, и зеленый. Все цвета радуги. И очень яркие.
А вот посмотрите — серый цвет! Это ведь не мрак черноты, а это только приглушенный цвет — белый. И в нем также все цвета радуги. Только приглушенные.
Вот так и человек — кажется, что он серенький, а он вовсе и не серенький и одноцветный, а многоцветный. Просто эти цвета не выпирающие, а приглушенные!
Соловей-то — серый! А как поет!..
А увидишь человека попугаистого, любующегося собой — смотри, ведь это всего лишь один цвет — или желтый, или ярко-зеленый. И нет в нем многоцветия. Скучный человек!
…Много дорог прошел в своей жизни Алексей Александрович Андрианов. Были то фронтовые дороги — к Победе. Потом нелегкие дороги художественных поисков — к Красоте. А еще выпала ему — бывшему политруку! — особая, единственная дорога — к Богу! Я, так и не ставший художником, всю жизнь трудившийся на, казалось бы, противоположном поприще — в физике — и наконец ставший священником, не так давно имел большое духовное утешение, когда исповедал своего бывшего Учителя и причастил его Святых Христовых Таин — «во отпущение грехов и в жизнь вечную»!
Многая лета Вам, мой дорогой Учитель!

На снимках: художник Алексей Андрианов; картины Андрианова "Сирень" и "Волга вскрылась". 

Священник Виталий Германов
г. Самара
29.09.2006
958
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru