Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

«Мне стыдно пред Господом!..»

Из рубрики «Дежурный по редакции».

Из рубрики «Дежурный по редакции»

— Здравствуйте! — раздался на днях в телефонной трубке голос плачущей женщины. — Меня зовут Антонина, я из Самары. Помолитесь обо мне, грешной! Вот уже второй месяц душа моя не знает покоя. Виноватая я! Никогда в своей жизни никого не убивала, а тут…
Ее рассказ то и дело прерывался рыданиями, а я не могла уяснить, отчего же так страдает моя очень милая, судя по голосу, собеседница. И неужели ею совершено убийство? Оказывается, еще в конце октября она отравила трех своих собачек: Гердочку, которой было пять лет, и двух ее взрослых, уже трехлетних, щенков. Всего в ее городской квартире жили пять собак, которых она очень любила; теперь осталось две. Душа ее мучится, совесть укоряет. Антонина рассказала, что она ходила в церковь, исповедовалась, покаялась перед Богом в этом страшном грехе убийства ни в чем не повинных животных, но легче ей не стало. Священник постарался ее утешить, сказал, что далеко не все в нашей человеческой власти — теперь уже слезами горю не поможешь, и что она не совершила очень уж большого греха. Но тот Божий голос совести, который звучит в душе каждого из нас, говорит ей, не умолкая, что произошло нечто страшное, обличая женщину в этом ее жестоком поступке.
— Я бы никогда не смогла никого убить с применением физической силы или как-то еще, — продолжает она. — Я уже в возрасте, подступили болезни. Все-таки собачки требуют внимания, ухода, их надо выгуливать, а сил у меня все меньше. А тут пришли родственники, принесли какие-то таблетки. Я бездумно вывела собачек в садик, бросила им начиненные отравой конфетки. Они очень обрадовались, потому что любят такое лакомство. Доверчиво глянули на меня и принялись с аппетитом уплетать… А потом жалобно так повизгивали — им было очень-очень плохо. Я никогда не забуду их глаза: они словно просили о помощи и даже не подозревали, что я и есть причина их несчастья. Мне очень, очень стыдно! Ничто не может меня теперь успокоить, и я, грешница, это заслужила. Я даже молиться не могу, не могу взять в руки молитвослов: мне стыдно перед Господом. Животных я люблю с детства, а вот как обошлась с дорогими для меня живыми существами. Господи, прости, если есть оно, прощение для меня!
…Я слушала эту женщину, старалась, как могла, ее успокоить. А в памяти всплывали другие события: однажды, много лет назад, и самой мне пришлось совершить жестокий поступок. Были мы в деревне на сенокосе. Именно в эти дни ощенилась собака, которая жила во дворе дома моей свекрови. В один из дней я была занята делами по хозяйству и вдруг заметила, что рядом нет моего восьмилетнего сына. Как выяснилось, бабушка отправила мальчика топить трех крошечных щенков. Положила их в ведро, всучила ведро моему сыну и указала на пруд недалеко от дома, вокруг которого росли старые ивы. Я бросилась к пруду. Прибежала, смотрю: мой малыш сидит на травке, возле него валяется пустое ведро, а рядом копошатся щенки. Понимая, ЧТО пришлось ему пережить, я, ничего не говоря, обняла своего маленького сына и велела быстро-быстро бежать домой. Когда он исчез из вида, сама сделала это черное дело и пустилась вдогонку сыну. Щенки барахтались в воде, было слышно, как они попискивали, потом все стихло. Я оглянулась. На берегу валялось брошенное ведро, поверхность воды была спокойной. Вечером мы наплакались с сыном, а потом я каялась на исповеди: ослушаться бабушку мы не смогли.
Что же заставляет нас, гуманных, «человечных», носящих в себе Образ Божий людей совершать такие гадкие поступки? Проявлять безсердечность, безтактность, бездушие, а порой и откровенную жестокость? Конечно, природа наша повреждена грехом, но — жива совесть! И ее обличающий голос невозможно заглушить никакими ухищрениями ума. Что же можно посоветовать несчастной женщине, которая сотворила зло собственными руками? Наверное, больше молиться, искренне каяться в грехе дома, на келейной молитве. Еще раз сходить на исповедь в храм и излить перед Богом всю свою душу. Только покаянием да добрыми делами возможно загладить со временем этот далеко не безобидный грех. Ну а позвонившая нам читательница, скорее всего, эта женщина сможет «вылечить» свою душу только добрыми, безкорыстными делами во благо другим.
…Связь неожиданно оборвалась, и больше Антонина не перезвонила. Но последними ее словами была просьба помолиться о ней. Может быть, и читатели услышат эту от сердца идущую просьбу?

Дорогие наши интернет-читатели, все те, кто полюбил Православную газету «Благовест»! Для нас очень важна ваша духовная и материальная поддержка. Сейчас мы в ней нуждаемся очень остро. Почтовые денежные переводы можно направлять на адрес редакции: 443010 г. Самара, а/я 243, редакция газеты «Благовест», Жоголеву Антону Евгеньевичу — с пометкой: «Помощь газете «Благовест».
Все имена благотворителей будут внесены в помянник «Благовеста», и о них будут возноситься молитвы. Помоги вам Бог!
Редакция.

Дежурила Ирина Гордеева
07.12.2007
Дата: 7 декабря 2007
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
4
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru