Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

Однажды летом

Простые истории.


Простые истории

Ах, как я люблю связанные крючком вещи. Вот поди ты — простой крючок и нитка, а выходит такая красотища. Захочешь и сплетешь цветочки, или звездочки, или снежинки, и полотно станет напоминать сказочные рисунки на зимнем окне. Может, поэтому в знойный летний день кофточка да панама из них сохраняют прохладу и дарят свежесть разморенному телу…
На мой взгляд, для малышей на лето лучше одежды и не придумать.
В этот жаркий день возвращались мы из храма. Смугленькая дочка вся в беленькое одета, а светленькая в голубое. Бегут мои радости, мои ангелочки. Наглядеться на них не могу. В душе же птички райские поют от материнской любви и от слов Богослужения.
На детской площадке много детворы. У всех дела важные. В песочнице куличики пекут, в травке урожай бананов собирают. Кто-то на горке резвится, кто-то на каруселях, а мои выбрали качели. Раскачивают друг друга и стишок декламируют про лошадку, которой «причешут шерстку гладко». Старшая сидя качается, а младшая стоя. Да еще в рифму стихотворения ножкой постукивает. Тук да тук по сиденью качелей.
Мамашенька одна своеволья такого моей дочки не снесла, подбежала к качелям и крик устроила.
— Мой ребенок здесь сидит, а ты все ногами испачкала, истоптала. Теперь в эту грязь я должна своего малыша усаживать. Пошли вон с качелей.
День был жаркий, сухой — грязи и в помине не было. Почти вся ребятня двора катается на качелях стоя. Мне так захотелось за моих голубок заступиться, но в душе пела благодать. Еще сердце ласкалось в таинственных словах молитвы, а с губ не сошел неизъяснимый аромат Причастия, поэтому не хотелось шума и крика, не хотелось терять умиро-творенность и радость души.
Не хотелось превращаться в такой же кипящий «самовар», когда руки в боки и пыхтишь от злобы, потом закипаешь и давай всех кипятком забрызгивать. Вот, мол, вот кипяточком я вас, не будете качели ногами затаптывать. Дочки мои «ошпарились» грубостью и спасаться ко мне прибежали. Коленки обхватили и плачут.
А с качелей все крик раздается, что испачкали и истоптали.
Прошло несколько дней. Вышли с девочками погулять. Вдруг женщина, что про качели кричала, подходит и протягивает нашу вязанную крючком беленькую панаму:
— Женщины сказали, что ваша панама-то. Вот нашла ее — валялась, вся затоптанная. Постирала и накрахмалила. Вот чистенькая, отстирала я ее.
Из всех мам, что гуляют во дворе, наша панама попала именно той, что обругала девочек моих. Она кричала о грязи — а вот вложил ей Господь в душу своими руками грязь с нашей панамы отстирать, да еще и накрахмалить с любовью…
Он все видит и все знает, только мы Его часто забываем, захлопываем душу и не хотим познать.

Пелагея — «морская дева»

В последнее время что-то неуловимое радовало меня. От самых ноготков до кудрявой макушки — я была полна до краев тем чувством, когда душа преисполнена рыданием и счастьем.
Всеми клеточками ощущала, что во мне жил секрет. Он был еще маленькой точкой, но он был. Я ходила и улыбалась всему — невозможно к жизни относиться по-другому, потому как сама ты стала жизнью.
Я боялась делать резкие движения, болтать лишнее, чтобы такой суетой не спугнуть своего счастья.
Все хотелось побыть подольше в тишине. Побольше поспать. И вот однажды ночью тихой нежностью странный сон окутал меня. Снилось мне облако в светлых тонах, на нем стояла девочка удивительной красоты. Волосы русые развевались от ветра. Кто-то сзади взял ее за плечо одной рукой, вторая рука указала вниз. И чей-то голос сказал: «Вон твоя мама». Этот сон подтвердил все мои предчувствия и показал, кого мне ждать.
Кто придумал эти пошлые тесты на беременность? — по-моему, глупо бегать за этими полосками в аптеку. Кто придумал, что чудо рождения новой жизни должно начинаться с тошноты у мамы? Нет, все начинается с радости, потому как самой пуповиной ты связана сейчас с Богом.
В это время остро и тонко все начинаешь чувствовать и слышать вокруг себя: то ли это капель первых весенних сосулек, то ли еле уловимый аромат пушистых одуванчиков, то ли неловкое чириканье маленьких воробышков. Жизнь вокруг имеет другой смысл, вернее, только сейчас этот смысл и появляется. И всем своим существом начинаешь ощущать Истину и Любовь.
Где-то на пятом месяце беременности я появилась у врача. Она очень удивилась. Отругала, что не сразу встала на учет по беременности. Даже звучит ужасно. А потом все это ужасное и началось — мне выписали кучу рецептов, дали много направлений на анализы.
— Я что, так больна? — в ужасе от всего происходящего спросила я.
— Нет, мы всем так выписываем. Если не станешь принимать витамины и лекарства — родится неполноценный и рахитный ребенок.
Потом смерила давление, оно было в норме, но таблетки от повышенного мне все равно сказала купить. Со словами: вдруг там урод и всю жизнь будешь мучиться, — выдала направление на узи. Я от него отказалась.
— Неужели вам неинтересно, — поинтересовался доктор, — кто у вас будет? Мальчик или девочка?
— А я и так знаю…
— Ненормальная какая-то, — закрывая за собой дверь кабинета, услышала я. От всего этого тоска проникла в сердце и точно почувствовала, что давление, о котором так заботился доктор, у меня действительно поднимается. Внутри как-то резко заболело, заныло и даже пошло затошнило. Я шла и плакала. Мне так не хотелось пить всю эту химию, которую мне выписали, но было страшно родить больного ребенка.
Что делать, Господи, что делать?
Хотелось как-то скрыться и защититься от этого всего, но как — я не знала. Просто с мужем и старшим сыном уехали на юг, в Алупку. Там одним дождливым утром меня резко потянуло в храм. Гора Ай-Петри была затянута тучами, я шлепала в сланцах по лужам и без зонтика промокла насквозь. В храме было тепло и уютно. Большое количество вязанных крючком кружев и салфеточек придавали простоту. На службе было много рыбаков, их лица были обветрены солеными ветрами. Одеты они были бедно, но опрятно. Все это было такое настоящее, такое истинное. От таинственных слов псалмов разбилась суета, я ощутила то, что искала, то, на что хотела опереться, я явственно почувствовала милость Господа своего. А сердце наслаждалось минутами истины и любви.
Батюшка после Исповеди опустил на мой уже весомый живот руки и спокойно сказал:
— Все будет хорошо, и ребеночек будет замечательный. Молись и ничего не бойся.
Я вернулась домой загорелая, подтянутая и счастливая.
У меня родилась девочка. Один в один как во сне. Она на удивление смиренный ребенок. Мы назвали ее Поленькой, а батюшка окрестил Пелагеей. А Пелагея — значит «морская». А мы как раз с моря вернулись…
Вот вам и тесты по беременности, и таблетки от давления.

Ольга Круглова
29.02.2008
773
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru