Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


За Христа убиенные…

9 февраля Русская Православная Церковь праздновала память Новомучеников и Исповедников Российских.

Совсем недавно в Православном церковном календаре появились новые имена новомучеников на 14 (1 по старому стилю) января. В этот день поминают "…священномучеников Александра, Архиепископа Самарского, и с ним Иоанна, Александра, Иоанна, Александра, Трофима, Вячеслава, Василия и Иакова пресвитеров (1938 г.)", прославленных в августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском Соборе в сонме Новомучеников и Исповедников Российских. И если об Архиепископе Александре (Трапицыне) сохранилось достаточно данных для составления подробного Жития, то о пострадавших вместе с ним священномучениках до наших дней дошли лишь малые крупицы сведений. Но это — наши святые, Небесные покровители нашего града и всей Самарской епархии. Мы встретились с возглавляющим епархиальную комиссию по канонизации первым проректором Самарской Духовной семинарии игуменом Вениамином (Лабутиным). С Архиереем-мучеником Александром (Трапицыным) он связан незримыми узами. Его родная бабушка, Прасковья Петровна Никифорова, знала Священномученика Владыку Александра. Ее воспоминания во многом помогли составлению его Жития.

— Священномученик Архиепископ Александр возглавлял Самарскую епархию в очень сложное время, в самый разгар гонений на церковь, когда были взорваны Воскресенский собор и закрыто большинство самарских храмов, — рассказывает игумен Вениамин. — Первоначально Владыка поселился в сторожке при Троицкой церкви. Когда эта церковь была разрушена, у Владыки не оказалось пристанища, и верующие предложили моей прабабушке Александре Михайловне Никифоровой принять Владыку на жительство. И он с конца 1931 года около года прожил в нашем доме, по ул.Галактионовской, 60. Моя бабушка, Прасковья Петровна, по его благословению ездила в Дивеево, устанавливала там связь с последними инокинями перед закрытием монастыря и с теми, кто еще жил в обители. Останавливались у нас священники, монахини, которые были гонимы. А в 1933 году Владыка, к тому времени переехавший в другой дом, был арестован. Арестовали и мою бабушку — при выходе из храма. Она прошла квартал, и из поджидавшего ее "воронка" выскочили люди, посадили в машину и отвезли в здание НКВД, на ул. Степана Разина. Господь ее помиловал: отсидев три года в лагере, бабушка вернулась в 36-м году, а впоследствии ее не тронули. Если бы арестовали в 37-м, наверное, и она была бы уничтожена. В это время арестованных уже расстреливали по списку… Была массовая "чистка" духовенства. Уничтожили всех служивших в Петропавловской церкви — от уборщицы до Архиепископа Иринея (Шульмина). Тогда в течение полугода в Петропавловской церкви не было священника. Приходили бабушки, читали акафисты и каноны, пытались сохранить церковь: официально власти храм не закрывали, но если появлялся какой-либо священник, более двух недель ему служить не давали…
А в 1932 году арестованным дали по три года заключения в концлагерь. Отбыл срок и Владыка Александр. Вернулся в 1936 году. В ноябре 1937 года был арестован повторно и в 1938 году расстрелян.
— Хотелось бы уточнить дату расстрела. В составленном в Самаре Житии названо 30 декабря 1937 года, а в книге игумена Дамаскина (Орловского) "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия" — 14 января…
— Как выяснилось по документам НКВД, самарские священнослужители во главе с Архиепископом Александром были расстреляны в ночь с 13 на 14 января 1938 года. И именно эта дата установлена Архиерейским Собором как празднование памяти самарских священномучеников.
Архиепископ Александр был обвинен в том, что, согласно обвинительному заключению, "объединил в Куйбышеве всех безместных попов, главным образом прибывших из ссылок. Этим попам создавал авторитет среди верующих… "страдальцев за веру", что использовалось для антисоветской повстанческой и контрреволюционной фашистской агитации. Сам лично вел погромно-повстанческую агитацию…"
Владыка Александр обладал великим мужеством. Ведь вот читаешь протоколы — не все арестованные выдерживали жестокие мучения, кто-то подписывал, признавая все возводимые обвинения, — и тем самым обрекал на муки и смерть других людей, чьи имена значились в протоколах. Владыка не подписал ни одного такого "признания" — и погиб смертью мученика. 21 декабря 1937 года Тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Мы не знаем, где его могила, где честные мощи; не знаем даже, были ли узники расстреляны в подвалах, или их увезли к месту казни. В те годы в Самаре расстреливали и предавали земле в районе нынешнего парка имени Гагарина и там, где ныне улица Стара Загора, — за глухим забором дач НКВД шли массовые расстрелы вплоть до войны. В семидесятые годы, когда строили дома на улице Стара Загора, находили человеческие кости с пулевыми отверстиями. Но тогда, при советской власти, говорить об этом было нельзя. Там место мученичества многих наших пастырей и благочестивых мирян.
— Немалое мужество потребовалось от Владыки Александра и в его Архипастырском служении…
— Владыка был ревнителем Православия, он отстаивал Церковь в тяжелейшие годы, когда кроме врагов внешних одолевали еще и обновленцы. Поддерживаемые властями, обновленцы захватили Покровскую церковь, им принадлежали основные храмы Самары. Владыка служил в маленькой Спасо-Преображенской церкви, которая была разрушена уже при строительстве Кряжского моста через реку Самару в 1954 году. На праздничную службу порой выходило по двенадцать и более священников, потому что служить им было больше негде. Владыка понимал всю тяжесть своего креста и не терял мужества.
Однажды моя прабабушка ему сказала:
— Владыка, я хочу сходить в обновленческую церковь, посмотреть, как там служат.
А он ответил:
— Александра Михайловна, если вы к ним пойдете, я отлучу вас от Церкви!
Настолько ревностно относился он к чистоте Православия. Вообще был он человек исключительной скромности, смирения христианского, был он подлинный Архипастырь. В суровые годы гонений он ездил по области и находил истинно верующих людей, рукополагал священников. Впоследствии ему поставили в вину, что он "готовил поповские кадры на случай иностранной интервенции". Он же пытался хоть как-то сохранить Церковь от полного уничтожения.
— В "житиях" самарских новомомучеников-священников Александра Органова и Иакова Алферова сказано, что они приняли священнический сан в самый разгар гонений на Церковь.
— А это был подвиг! Тогда — во время спровоцированных безбожными властями расколов, в годину гонений сбылись слова Апостола Павла, что тот, "кто желает епископства, желает доброго". Желает мученичества, желает быть ближе к Христу. Как наш Владыка Мануил (Лемешевский): стать епископом для него означало — раньше других попасть в заключение. Никаких привилегий, никаких почестей, только муки и страдания за Христа.
Так и Владыка Александр записал в своем дневнике: "Господь меня послал восполнить пастырей на ниве церковной". Для этого он организовал так называемый Институт научного духовенства: по сути, это была подпольная семинария. Там занимались техник, рабочий, другие верующие люди, Владыка давал им знания по семинарским предметам, чтобы впоследствии их рукоположить. Домашняя церковь была устроена в доме кузнеца Ивана Авдейчева. Архиепископ Александр подарил в эту подпольную церковь икону в серебряной ризе.
— А ведь еще в 1919 году, в бытность Епископа Александра на Вологодской кафедре, ему пришлось выдержать жестокое испытание: большевики осквернили мощи преподобного Феодосия Тотемского, глумились над ними. Несмотря на протесты Владыки и верующих…
— Да, страшное глумление было! Вскрывались раки с мощами, и те, которые были нетленны, как мощи преподобного Александра Свирского, старались подальше запрятать. А честные останки Преподобного Сергия Радонежского вынули, покрыли стеклом и выставили напоказ: вот, мол, как вас попы обманывают! Но вскоре стали замечать: люди приходят и украдкой прикладываются к этим святым мощам! Тогда они полностью все закрыли.
А какое варварство творилось и позднее! Бабушка рассказывала, что для глумления над Церковью безбожники устраивали "красные пасхи", "красные крестные ходы", когда комсомолки, порой самые настоящие блудницы надевали иерейские и архиерейские одежды, распивали вино из церковных чаш, бегали со священническими крестами. Бабушка выходит из церкви — а тут беснующаяся толпа. Поют, визжат. Суют ей крест: "На, целуй!.." Устраивали публичное сожжение икон. Много зла творилось…
— Горько, что мы очень мало знаем даже о наших самарских священномучениках — в Житиях о них буквально по 3-4 строки…
— Знавшие их люди умерли, кто-то был репрессирован, а "дело" НКВД — оно ведь краткое. Церковные архивы той поры уничтожены. Да в этом и нет ничего страшного, потому что и в Житиях Святителя Димитрия Ростовского о многих святых тоже по две-три строчки. Жил в пятом (или в седьмом) веке, подвизался в такой-то области, замучен тогда-то… В древней Церкви не было чрезмерно бюрократического подхода к канонизации. Я думаю, что и при канонизации многих святых, которых мы будем прославлять, будет то же самое: канонизация по факту мученичества! Сейчас мы изучаем материал о борском духовенстве, уничтоженном при отступлении красной армии осенью 1918 года. Ну какие мы сейчас можем найти о них сведения, кроме, может быть, имен и фамилий священников? Слава Богу, что удается найти хотя бы их имена.
— Будут ли написаны иконы наших священномучеников?
— Сложный вопрос. Икона Владыки Александра написана, правда, портретного сходства в ней мало. А фотографий других священномучеников, пострадавших с ним, у нас нет. Может быть, есть где-то в архивах НКВД, а может быть, и там не сохранились. И даже имена многих мучеников за веру от нас пока сокрыты. Очень много было жертв внесудебных расстрелов, когда людей расстреливали на месте без суда и следствия. Мы просим всех, кто обладает информацией о замученных пастырях, монахах и мирянах за Христа убиенных, передавать материалы в комиссию по канонизации.
Более тысячи человек прославлены Архиерейским Собором, и этот процесс будет продолжаться. Нет былых препон; и Царь-Мученик со Своей Августейшей Семьей прославлен — это знак милости Божией! Небесными покровителями Самары среди Новомучеников являются еще и священномученик Владимир Киевский, служивший на Самарской кафедре, и священномученик Вениамин Санкт-Петербургский — он был здесь ректором семинарии. Написана икона священномученика протоиерея Константина Сухова, его правнук депутат Самарской Губернской Думы, директор Самарского Дома печати Дмитрий Вадимович Сивиркин подарил этот образ священномученика Константина Христорождественскому храму в поселке Царевщина, где в начале ХХ века его прадед служил у престола Господня.
У нас в комиссии по канонизации и в епархиальном музее сейчас накопилось много интересных материалов. Опубликованы дневники Архиепископа Александра (Трапицына), уточняется его Житие. Думаю, вскоре мы сможем издать Житие этого священномученика.

Краткие жития самарских священномучеников,
пострадавших вместе со священномучеником Архиепископом Александром (Трапицыным)

Священномученик Иоанн

родился в 1880 году в г. Ардатове в семье крестьянина Иосифа Сульдина. После окончания семинарии он был рукоположен в сан священника и служил в г. Сызрани. В 1931 году отец Иоанн был арестован и приговорен к трем годам заключения в концлагере. После отбытия заключения в 1933 году снова арестован и приговорен к трем годам ссылки в Северный край. Из ссылки отец Иоанн приехал в Самару. 30 ноября 1937 года он был арестован.

Священномученик Иоанн

родился в 1873 г. в с. Новые Рачейки Самарской губернии в семье священника Василия Смирнова. Окончил Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника; служил в храмах Самарской епархии. Во время гонений на Русскую Православную Церковь в 1937 году отец Иоанн был арестован и заключен вместе с Архиепископом Александром и другими священниками в исправительно-трудовой лагерь.

Священномученик Александр

родился в 1873 г. в с. Туарин Самарской губернии в семье диакона Александра Органова. С 1894 по 1898 год Александр Александрович служил в 1-й дивизии 1-го Преображенского полка рядовым, а затем был назначен ротным писарем. Выйдя в отставку, стал служить в храме псаломщиком, и в самый разгар послереволюционных гонений принял сан священника и затем служил в храмах Самарской епархии до ареста в 1937 году.

Священномученик Трофим

родился в 1888 году в с. Брыкаловка Саратовской губернии в семье крестьянина Григория Мячина. Образование получил в Духовной семинарии и был рукоположен в сан священника. В 1933 г. власти арестовали его, и он был приговорен к трем годам заключения в концлагерь. В 1936 году отец Трофим был освобожден, а через год при усилении гонений на Церковь вновь арестован.

Священномученик Александр

родился в 1866 году в Самарской губернии в семье священника Петра Иванова. Окончил Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника, служил в храмах Самарской епархии. С 1909 по 1930 год отец Александр служил в храме села Кривая Лука. В 1930 году власти арестовали священника и обвинили в контрреволюционной деятельности, заключавшейся в том, будто бы он противодействовал устроению колхозов, но отец Александр все эти обвинения, как ложные, отверг. Несмотря на это, он был приговорен к пяти годам ссылки в Северный край. После двух лет пребывания в ссылке здоровье священника расстроилось настолько, что он не в силах стал выполнять определенную для него рабочую норму; перестал получать продуктовый паек и от голода все сильнее слабел. Видя, что ему грозит голодная смерть, он решил бежать из ссылки на родину. В июле 1933 года отец Александр купил билет и сел в поезд. Из документов у него была только выписка из метрической книги о рождении, но все же он благополучно добрался до Самары. В 1937 году НКВД снова арестовал отца Александра.

Священномученик Вячеслав

родился в 1883 году в семье писаря Александра Инфантова. Учился в Духовной семинарии, по окончании которой был рукоположен в сан священника. В 1930 году власти арестовали его и продержали около полугода в Самарской тюрьме. В 1937 году он вновь был арестован.

Священномученик Василий

родился в 1873 году в селе Н.-Бинарадка Самарской губернии в семье священника Иоанна Витевского. Окончил Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. Служил в храмах Самарской епархии. В 1929 году власти арестовали отца Василия и приговорили его к трем годам ссылки в город Саратов, где он в 1931 году снова был арестован и приговорен к десяти годам заключения в концлагерь. Незадолго до 1937 года отец Василий был освобожден и вернулся в Самару, здесь 30 ноября 1937 года он был вновь арестован.

Священномученик Иаков

родился в 1878 году в селе Шламка Самарской губернии в семье крестьянина Иоанна Алферова. До революции Иаков Иванович преподавал в школе; после революции, когда начались гонения на Церковь, принял сан священника и служил в храмах Самарской епархии. В 1930 году власти арестовали священника, приговорили к трем годам заключения в концлагерь и отправили на каторжные работы на Беломорско-Балтийский канал. В 1933 году отец Иаков вернулся на родину. При усилении гонений в 1937 году он был вновь арестован.

Архиепископ Александр (Трапицын), священники Иоанн Сульдин, Иоанн Смирнов, Александр Органов, Трофим Мячин, Александр Иванов были расстреляны 14 января 1938 года. Из-за массовости расстрелов остальные приговоренные к расстрелу священники попали в следующую группу. Священники Вячеслав Инфантов, Василий Витевский и Иаков Алферов были расстреляны 8 февраля 1938 года. Все расстрелянные священномученики были погребены в общей безвестной могиле.
По книге игумена Дамаскина (Орловского) "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним" Книга 5, стр. 18-19. — Тверь, ООО "Издательский дом "Булат", 2001.

Ольга Ларькина

Тропарь священномученику Александру (Трапицыну),
Архиепископу Самарскому,
глас 6

Священномучениче Александре, безбожную крепость твердым борением низложил еси и вознесл еси веру Православную, злочестивое служение уничижил еси и дерзновенно Христа Бога проповедал еси и ныне неустанно молися за град Самару и вся волжския страны, даровати нам мир и велию милость.


21.02.2003
Дата: 21 февраля 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
6
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru