Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«Вышел Сеятель сеять…»

Протоиерей Григорий Долбунов и после смерти не оставляет людей своими молитвами.

Протоиерей Григорий Долбунов и после смерти не оставляет людей своими молитвами.


С обложки книги на читателей смотрит осиянный серебром седин старец. И надпись под снимком: «Любите друг друга». Эта книга о протоиерее Григории Долбунове (1905-1996 гг.) и привела меня в поселок Гнилицы, что на окраине Нижнего Новгорода, к могилке старца у алтаря Гнилицкой церкви Рождества Богородицы.

Отец Григорий прожил долгую — и, несмотря на все невзгоды, счастливую жизнь! Ведь вся она, до последнего вздоха, была с Господом. Сам он был первенцем в большой и крепкой крестьянской семье, в которой весь уклад строился на заповедях Божиих. Довелось пережить и «раскулачивание», и гонения от безбожных властей. Долгие годы Григорий Васильевич трудился в миру: был пастухом и плотником, бригадиром опалубщиков на строительстве Канавинского моста в Нижнем Новгороде, занимался извозом, служил лесником… Всегда, на любом месте его ценили как умелого и трудолюбивого работника. И лишь одним был он не угоден начальству: своей непоколебимой верой в Бога, Христианской жизнью.
Один человек, увидев, как Григорий молится перед едой, ухмыльнулся:
— У вас все, что ли, в деревне такие?
— Нет, у нас в деревне много таких, кто перед едой не молится: это кошки, собаки, лошади… — спокойно ответил Григорий.
Уже пятидесятилетним он принял сан священника. В трудное для Церкви время хрущевских гонений, когда уже служившим у алтаря было нелегко выдержать все притеснения. И сорок лет верой и правдой служил Господу — как пастырь добрый, что полагает душу за овцы своя. «Никто не уходил от отца Григория, не получив утешения или наставления, он был всегда готов помочь ближнему, плакал с плачущими и радовался с радующимися. Его советы были исполнены богатого житейского опыта и духовной мудрости, и предсказания о будущем всегда исполнялись. Прибегавшие к его молитвенному предстательству исцелялись от, казалось бы, неизлечимых болезней, воцерковлялись, приносили посильное покаяние», — пишет в предисловии к книге «Любите друг друга» его внук — священник Александр Долбунов.
Батюшка Григорий умер в Светлую Пасху — да и то, по любви к ближним, по их слезным мольбам проститься со всеми и всех благословить, подождал еще денечек и отошел ко Господу на второй день Пасхальной Седмицы…
Теперь любившие батюшку приходят к его могилке в голубенькую часовенку в ограде церкви Рождества Богородицы. И сколько чудес происходит по молитвам к батюшке — уже и на вторую книгу набралось свидетельств об исцелениях недугов и помощи в житейских нуждах, утешении в скорбях…

Все это вспоминалось в дороге, когда мы переезжали на «маршрутке» широкую Оку по тому самому Канавинскому мосту, на строительстве которого семьдесят лет назад трудился Григорий Долбунов. Утро выдалось пасмурным, город утопал в мареве тумана. Мои нижегородские хозяйки сокрушались: «Как жаль, здесь такие места красивые, и ничего не разглядеть…» Но я почему-то была уверена: вот приедем на могилу батюшки Григория, солнышко и выйдет — так всегда бывает на святых могилках… Так оно и случилось…
Гнилицкая церковь была переполнена.
Служил Литургию протоиерей Николай Долбунов, родной сын батюшки Григория. Он же по окончании обедни отслужил и панихиду на могиле отца. И в тот момент, когда отец Николай начал каждение в часовне, ослепительный свет прорвал пелену туч, и пока шла панихида, над церковью и окрест все так же победительно сияло солнце…
А потом протоиерей Николай Долбунов, отложив другие дела, ответил на вопросы корреспондента.
— Батюшка, вы уже четвертый десяток лет служите Церкви. Это пример отца сыграл такую роль?
— Как сказать. Семья наша была благочестивая, Православного уклада. Батюшка Григорий в пятьдесят один год только пошел служить в Церковь Божию. Так-то он до этого кем только не трудился!.. С молоком матери, с пеленок, естественно, нам прививалось доброе, Христианское. Только, уж не знаю почему, вначале я видел для себя другой путь. Как три моих брата — инженеры. Пытался поступить в политехнический институт, но Господь не судил. А в семинарию мне посоветовал один наш сослужитель, старый знакомый, отец Геннадий Юшков — сейчас он уже протоиерей, а тогда учился в Московской Духовной семинарии. И вот он спрашивает: «В семинарию поступать не хочешь?» Я говорю: «Да я как будто еще не готов…» Он: «Нет, надо идти по пути отца!» Взял он мои документы и отвез с собой в Сергиев Посад. Так с помощью Божией и добрых людей я поступил и за три года окончил Духовную семинарию. Бывший инспектор Духовной семинарии, ныне Митрополит Симон Рязанский, благоволил ко мне. Направил иподиаконом служить у Святейшего Патриарха.
С 1973 года я начал служить, первый мой приход был в Семенове — на весь Семеновский район тогда у нас единственная церковь была. Почти пять лет там служил. И уж когда по семейным обстоятельствам понадобилось помогать опекать больную маму, батюшка Григорий попросил покойного Владыку Николая перевести меня поближе к нему. Почти четырнадцать лет я прослужил в Карповской церкви.
— А как вы оказались в Гнилицах?
— В конце 1991 года в епархию приходит бывшая староста Гнилицкого храма Александра Павловна Носкова. Приход здесь открылся, под церковь отдали разваленное здание клуба. Окна разбиты, отопление разморожено… — нищенский приход. В развалюху-то кому хочется идти! Владыка старосте сказал: «Ищи священника. Кого найдешь — того благословлю». Одного священника она попросила, другого — никто служить туда не идет. С Рождества 1992 года нас сюда стали посылать в командировку. Первым послали на месяц отца Николая Колгарева — теперь он опять в нашей церкви служит, вторым священником, Господь привел. Потом послали меня. И уж тут-то Александра Павловна уговорила остаться. Мы с моей матушкой и с батюшкой Григорием посоветовались — ну что, кому-то надо храм восстанавливать и служить, дело-то святое. Сеять слово Божие.
Конечно, страшно было в мерзость запустения идти. Тем более, нас в семье уже одиннадцать человек было тогда. И вот мы на семейном совете решили, с детишками, которые постарше, поговорили: «Будете помогать?» — «Будем!» Практически все дети так вот потихоньку участвуют в приходской жизни: старшие дети отходят — другие на их место встают. Кто пономарит, кто поет — кадило подает. А трое уже служат священниками. Один-то, иерей Александр, за два года здесь, в нашем городе, в Сормовском районе, храм Всех Святых построил — Божье чудо! Огромный такой, чудесный… Другой, иерей Николай, тоже в Сормовском районе служит в храме, который пока еще и назвать-то храмом трудно. Верующим отдали бывший клуб, и вот теперь они вместе обустраивают приход в честь Владимирской иконы Божией Матери. А иерей Иоанн — настоятель Михаило-Архангельского храма в Городце.
Что ж, во славу Божию трудиться надо, это великое дело — людей вести к спасению. Только Господа Бога не забывай — и Он не оставит. Конечно, мы грешные, а Господь-то что говорит через Апостола: «Сила Божия в немощи совершается», — да? Так что в нашем храме все и устраивается с помощью Божией и Царицы Небесной — храм Ее святой, Она хозяйка здесь, а батюшка Григорий как управитель, которому мы все поверяем и которого просим о помощи.

— Сегодня на Литургии причащалось много детей — из воскресной школы?
— Из Православной гимназии. Не думали мы гимназию открывать, не гадали, а люди упросили. Родителям в школу детей порой страшно отдавать, уродуют детей, нравственности никакой. Родители выплакали — и я решился открыть гимназию. А базы практически никакой не было. Пришлось отдать под гимназию административное здание, которое мы же сами и построили. Здесь ведь, кроме кочегарки, у отданного под церковь клуба ничего не было. И еще теперь строить приходится.
Мне предлагали: батюшка, ищи какую-нибудь школу умирающую или детский сад — их сейчас сколько закрывают!.. Я не пошел по этому пути. Училище Духовное или Православная школа должны при храме быть. Здесь сама атмосфера церковная помогает. Дети приходят утром — сразу молитва, и уроки начинают помолясь. Все прочее идет с молитвой, со словом Божиим. А так — привести их в храм было бы сложнее. Тут — сам воздух благодатный. Как одна бабуля говорила: «Эх, мне хоть бы за скобку-то церковную подержаться!..» Уж старенькая, слабенькая, а все спешит хоть немного в храме побыть.
Строим практически все своими силами. Прошу одного благотворителя помочь — хоть за работу каменщикам уплатить. Вот и все… Что делать — надо. Мир не без добрых людей, слава Богу, помогают. «В поте лица твоего будешь есть хлеб» (Быт., 3, 19)… А иначе — что? К Богу-то с чем пойдем? Если будем лежать на печи…
— Зато теперь в вашем храме столько людей собирается на Литургии! И на могилке батюшки Григория…
— Люди приезжают из Автозаводского района, из Павлова, Семенова, Городца, Сеченовского района… Большого паломничества нет, но — едут. Из Питера, из Москвы приезжают. Как-то паломники с Украины проездом в Дивеево сюда заглянули. Каждый день есть иногородние. А в воскресенье храм, видите, полный. Хотя все это большей частью не местные люди. Это уж как закон: местных прихожан можно по пальцам перечесть. В Германии уже знают о батюшке Григории — два раза приезжала наша, русская женщина. И в Америке знают… К батюшке Григорию едут, когда нужда, скорбь. Господь сказал: «Прославляющего Мя прославлю». Где нам искать доброе, где найти утешение? Ведь сплошь и рядом люди спиваются. У одной муж, у другой сыночек — горе ведь какое! У кого болячки неизлечимые. Когда уж врачи от них отступились — едут сюда.
— Вот и мы сегодня на панихиде видели, как мучается одержимая женщина, как тяжело ей — а не уходит с батюшкиной могилки!
— Да, она и к Причастию так же тяжело подходит, и к помазанию — тащат ее. И во время каждения тоже слышу, как она рычит — бесу-то в ней неуютно, «не по душе», выражаясь нашим человеческим языком. Святость его палит, он и старается всячески мучить одержимую, чтобы заставить ее уйти отсюда. Но Господь помогает, допускает до спасения. Она чувствует помощь.
Могилка-то — знаете — не один год уже зимой теплая! Слышали? Не знаю, как в этом году будет, но сейчас — теплая.
— Изнутри греется?..
— Да! — вот как хотите, а так вот происходит! И всегда так бывает, что панихиду начинаешь служить — сразу и солнце засияет!
Сколько радости Господь дает. Да как же иначе с таким-то помощником! Нам остается только просить: «Батюшка Григорий, сам устрой, я не могу! Не в моих силах!» Что у нас, какие силенки есть-то… Пришел на могилку, помолился — и ведь все устраивается. Сколько раз было: иду к начальнику просить о помощи, он такой недоступный, и слышать ничего не хочет. А как помолишься, поплачешься батюшке — все! — этот же самый человек меняется на глазах, идет в наших просьбах навстречу. И это не один раз, такое происходит постоянно.
— Батюшка Николай, я сегодня во время проповеди горько пожалела, что слишком далеко стояла, не могла записать ваши слова. Чувствуется, что Евангельская притча о Сеятеле прошла через ваше сердце…
— Ну уж это ведь как Господь слова положит на сердце. Иной раз так скажешь, другой раз — совсем иначе. А проповедовать надо. Как Апостол говорит: «Проповедуй благовременно и безвременно». Так и стараюсь при любом удобном случае проповедовать. Сеять надо, иначе откуда что возьмется? Одни сорняки и вырастут на поле и огороде. А это же человеческие души.
Сеятель — Сам Господь, конечно, а мы только исполнители Его Святой воли. Послал Он нас — и сеем. А не будешь сеять Божие, так на что ты и нужен тогда. Когда Господь придет судить, добрые-то люди скажут: «Вот я и дети, которых Ты мне дал». А мы, если в лености будем жить, чем оправдаемся?
Мы в основном стараемся обращать внимание на нравственность. Храм-то ведь — это островок благочестия. А еще вот с ним параллельным курсом теперь и гимназия — училище благочестия… Так вот и надо стараться сеять. С Божией помощью сей, а уж там — как Господь управит… Вот и сеем и здесь, в храме, и в гимназии.
— Батюшка, вы — отец двенадцати детей. А ведь сейчас многие и второго-то ребенка боятся рожать: куда, мол, нищету плодить…
— Господь для людей создал этот мир. Что Он сказал: «Растите и множитесь». А когда Каин убил своего брата, он был проклят. Проклят всякий убийца! Тем более убийство собственных детей — страшное преступление! Я желал бы, чтобы люди, считающие себя Православными, всячески боялись этого смертного греха. Сколько детей рожать? Одного, двоих, пятерых? А сколько Бог даст. Нас родители пустили на свет Божий, и мы своих детей — обязаны.
Что это такое — планирование деторождения? Простите! Как можно планировать: этого убью, а того оставлю. Умницу убили, доброго кормильца и утешителя своей старости убили, а второго такого Бог уж не даст. Даст такого, что будет потом с ножом гоняться за родителями. Такое бывает сплошь и рядом. Господь накажет и через детей, которых родители-убийцы когда-то все-таки решатся пустить на свет.
А самое главное, нужно думать о душе. Убийцы Царства Божия не наследуют. Женились — знайте только одно: «Господи, помоги!» Батюшка Григорий неоднократно повторял: «Бог даст роток, даст и на роток». Что далеко за примерами ходить: батюшка сам был старшим из десяти детей, я — младший в семье у него, одиннадцатый был, и у меня двенадцать детей. И что же — Господь не оставляет. Во главу угла надо заботу о духовном ставить. Надо молиться за детей, всячески оберегать их от плохих содружеств. Не упускать момент, когда они где-то от кого-то успели набраться дурного, недоброго. Упустишь раз, два, три… — в привычку войдет.
Трудное дело христианского воспитания. Ну ведь что посеешь — то и пожнешь. Вот и опять мы к Сеятелю пришли…
— Хотелось бы, чтобы вы сказали свое слово к нашим читателям.
— Слава Богу, газета «Благовест» Православная, действительно нужная. Очень много полезного из нее можно почерпнуть. Из «Благовеста» мы и про Державинские иконы узнали: мироточивые иконы и Кровоточащий Образ Господа. Потом и у нас в храме эти святыни побывали. Знаешь добрый источник, в котором вода чистая, в нем и черпай. Вот и газета «Благовест», и «Лампада» — такой источник. Издания-то есть всякие. Иной раз вывеска Православная, а там… вокруг да около. Порой уводят далеко от Православия. Как-то попала в руки книга, написанная священником, — ну совершенно светская! Я ее, конечно, из книжной лавки изъял, потому что нам она не на пользу.
Надо в первую очередь читать Священное Писание, Евангелие, Жития святых. Это должны быть настольные книги каждого Христианина. И в свете Евангелия уже оценивать все, что написано в книгах или газетах. Если источник добрый — можно из него черпать… Вашей редакции я желаю помощи Божией во всей жизни, мудрости. Спасения! Тоже — сейте, сейте! Помогай вам Бог!
— Немалую духовную пользу несет книга о батюшке Григории «Любите друг друга»…
— Ею даже лечатся… почитают эту книгу, помолятся в простоте сердца: «Батюшка Григорий, помоги!» — и, бывает, происходят исцеления. Но книга эта народная, безыскусно написанная. Сейчас готовится к изданию вторая книга о батюшке, профессиональная — рукопись практически уже готова. И пишут эту книгу люди, которые имеют талант от Бога. Он Сам и привел их к нам в помощь. Жили они в Москве, занимали высокие должности. Геннадий Николаевич Красников — поэт, Нина Васильевна была главным редактором престижного издательства. Пока был жив ее отец, здесь, в Нижнем, он ухаживал за своей парализованной женой. Но отец умер. Кому ухаживать за болящей? Нина Васильевна держит совет с мужем: что делать? — «Как что — поезжай к матери!» Это зять говорит — в наше-то время, когда нередко родных отцов и матерей бросают. Идут работать, а мать лежит бездвижная. Или в дом престарелых сдадут… А тут — «Поезжай!..»
И вот она приехала в Нижний, стала ухаживать за мамой. Живут неподалеку от Гнилиц, и Нина Васильевна стала помогать в издании календариков, а муж ее тоже приехал сюда — и стал заниматься книгой. Геннадий Николаевич зарабатывает на содержание семьи и еще нашей церкви помогает. И безплатно, ради Бога, делает для нас что нужно по издательству, а то и свои деньги вкладывает в издание фотографий или другие проекты.
Господь во всем помогает. Только надо положиться на Него. И жить по-христиански.

Эти слова стали еще одним добрым напутствием отца Николая нашей редакции. А мы продолжили разговор о Православной гимназии с матушкой Таисией Долбуновой, супругой отца Николая. Матушка рассказала:
— Гимназия открыта в 2002 году, тогда мы взяли 1 и 2 классы. На сегодняшний день у нас три класса, с первого по третий. Конечно, это хорошо, что дети здесь учатся, но это и очень ответственно. Для нас это тяжелый труд.
— Учатся местные дети?
— Нет, из Автозаводского района Нижнего Новгорода. Местных детей все равно мало. Автозавод благотворительно выделяет автобус, чтобы дети могли ездить в гимназию, детей привозят и увозят.
— Пока старшие ваши ученики — третьеклашки. А что потом?
— Мы планируем учить детей до одиннадцатого класса. Чтобы дать ребенку полноценное и образование, и воспитание, сделать из него действительно человека. Куда он пойдет — по духовной стезе или в светскую сферу — его выбор, но самое главное, чтобы он был человеком.
— Но ведь для этого и учителя нужны не просто высокообразованные…
— Учителя очень хорошие. Верующие. Каждое воскресенье у них считается рабочим днем, они все приходят вместе со своими учениками на службу. Причащаются ежемесячно. Это благословение директора гимназии и настоятеля церкви в одном лице, отца Николая. Ведь что толку, если мы будем одними устами говорить, а делом не подтверждать это, не питать душу Господом…

Уже вернувшись из поездки, я позвонила батюшке Николаю — уточнить кое-что в готовящемся к печати материале. И вот что он рассказал:
— На днях я освящал столовую в нашем районе. После освящения поговорили с хозяином — и он погоревал: пропала барсетка с документами, его и супруги — все документы в ней были! Я говорю: «Сейчас поедете в Нижний, вот и заехали бы на могилку батюшки Григория! Помолитесь, свечу поставьте. Попросите батюшку Григория, чтобы он помог, — таких случаев-то сколько было!»
Съездил он на могилку. А буквально позавчера мои сотрудники рассказывают: в этот же день электрики в столовой — у них там какой-то пульт или еще что-то, — зачем-то туда полезли. Им и не надо было, а вот будто потянуло заглянуть туда. Открыли — а там потерянная барсетка лежит, со всеми бумагами.
Раньше-то батюшка, если у кого что пропадало, советовал молиться пророку Елисею, а теперь люди и к нему и к батюшке Григорию с такими нуждами обращаются. И отец Григорий откликается на наши молитвы…

Ольга Ларькина
30.01.2004
3744
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
14
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru