Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Дорога к вере

У автора этого письма она началась с паломничества в Дивеевский монастырь.

У автора этого письма она началась с паломничества в Дивеевский монастырь.

Я убеждена, что прийти к вере и укрепиться в ней больше всего помогают человеку паломнические поездки и чудеса. Особенно много дается Богом новоначальным. Они в руках Господних, как дети малые. Так и у меня было, и у многих, у многих… Но до сих пор, хоть и прошло с момента моего воцерковления больше десяти лет, я не могу без слез читать или слушать рассказы о явной помощи Божией. Может, виной тому устройство женского сердца, может, горести, изобильно излитые на моем пути (но ведь все крест свой несут), а может, милость особая, чтобы не забывала душа Отца своего Небесного — Бог весть. Но вернусь к началу.
Приехали мы с семьей в Самару пятнадцать лет назад. Мне тогда тридцать лет было, а крещению моему, как и сыну, — пять. Позади разудалая днепропетровская и московская студенческая жизнь, развалившийся первый питерский брак, квартирные суды, гастроли с театральной труппой по всей Украине и Молдавии, жизнь в Крыму у родителей, и нигде на всех этих дорогах, во всех городах и весях не искала я Бога. Сколько святынь могла бы увидеть — и не увидела, пропустила… А здесь, в Самаре, храм святых Кирилла и Мефодия в двух шагах от дома, звон колокольный в окна бьется. Вот и достучался Господь.
Перед глазами картина на Евангельский сюжет — «Се, стою у двери и стучу» — виденная мной в Свято-Никольском храме в Смышляевке. Ночь. Маленький домик с крыльцом, освещенным подвешенным фонарем, а на пороге стоит и стучит в запертую дверь Спаситель…

Муж спросил:
—   Женушка, что тебе на день рождения подарить?
— Венчание.
Обвенчались мы в день моего рождения. Венчал настоятель Кирилло-Мефодиевского храма протоиерей Виктор Ушатов. Дивно было мне, радостно. Тут же, в храме, я объявление увидела, о паломнической поездке: Дивеево — Санаксары — Пайгарма. Купила билеты себе и сыну (муж работал). Вот с этой поездки для нас все и началось. Из нее вернулась я другая и уже точно знала, что буду искать дорогу к Храму. Свою дорогу.
Выехали в ночь. Была весна, шли Пасхальные дни. Трудностей, испытаний в пути было — не перечесть. И с дороги сбились, и мост затопило, искали объезд, и вдруг погода испортилась — лютый холод, а мы все раздеты. В Дивееве первое чудо: пришла женщина и принесла в сумках теплую одежду. Так отдала, во славу Божию. Нам с сыном не досталось, правда, ничего, но зато другие оделись, согрелись.
Целый день на послушании, вечером служба, Крестный ход по Канавке. В гостиницу попали ночью. Шлепали в темноте по грязи. Пока устроились, расположились, угрелись — пора вставать, на рассвете уезжаем. Заехали в монастырь к мощам Батюшки Серафима, попрощаться, чаю попить на дорожку. А к мощам, несмотря на ранний час, очередь. Встала я с одной паломницей из нашего автобуса и — не молюсь, нет. И опыта нет, и совести нет, потому что стали мы о мирском болтать, и не просто, а о блуде. И вдруг содрогнулся собор и души наши от нечеловеческого воя. Женщина, впереди нас стоявшая, прикоснулась к раке, выгнулась назад, голову к своду закинула — и из открытого рта такой вопль непрекращающийся, что вся наша беседа и посторонние мысли как шелуха слетели. Стоим, оцепенели от ужаса, и вижу я, как при замедленной съемке: руки у всех присутствующих складываются в крестное знамение, тянутся ко лбам непроизвольно, у всех вокруг меня остановившиеся глаза. Да и я такая же точно! Еще вижу: монахиня, что несет послушание у раки и, стало быть, ближе всех к этой одержимой бедной женщине, выпадает из «замедленного кино» и, улыбаясь, протирает стекло на раке. У меня в голове две мысли: «вот так, должно быть, кричат в аду!» — и: «почему она улыбается?». Потом все начинают двигаться в обычном ритме, только сердце стучит гулко, часто, низко, где-то в пятках.
Бежим в трапезную, мы послед-ние, все уже в автобусе. Беру железную кружку трясущимися руками, и об нее клацают мои зубы — не могу пить.
В автобусе ждут только нас. Едем в Санаксары. Пустынная трасса вонзается в небо на горизонте, а вокруг розовеют облака — рассвет. У нас второе сиденье перед лобовым стеклом. Вижу дорогу, небо, облака. Думаю о случившемся, глаза закрываются… и через минуту меня расталкивают пассажиры позади меня и просят посмотреть вперед. Прямо перед автобусом, на небе, сотканный из облаков, смотрит на нас с доброй улыбкой Преподобный Серафим, подняв обе руки в благословении, прощании, прощении… Нет, нам не нужно было додумывать, дорисовывать детали, догадываться. Все четко и ясно, как на иконе, а вокруг синева.
Я очень плохо себя вела. Злилась на резвящегося сына: не понимает, где находится! — на пристающую к паломникам женщину, на автобус: у сидений спинки не откидываются и приходится сидеть и днем и ночью, на усталость, на холод до костей. Я болтала, как кумушка, в святом месте, а мне Господь являет такое чудо! Новоначальная…
А монахиня улыбалась от радости за еще одну исцеленную душу. Дивны дела Твои, Господи!
Вернулись мы через три дня, а у мужа неприятности на работе, да такие, что может лишиться места и, следовательно, квартиры, где мы живем. И только одно искушение закончится, другое на пороге. Так, видно, ненавистны врагу рода человеческого все, кто хочет спастись. Мы с сыном в храм ходить начали, причащаться, к нам подступиться ему труднее. Мы в ограде Церкви, а муж за оградой, вот через него и уязвлял нас враг, жалил, ссорил, пока не поселилась в моем венчанном супруге ненависть ко мне и ко всему церковному. А верующая жена отличается от неверующей еще и тем, что знает: венчаны — значит, навсегда. Значит, надо терпеть, прощать и через это спасаться. Мир дороже.
Не получилось у меня и второго брака. Одним утешаюсь: что не по моей злой воле не получилось.

В самом начале своей церковной жизни помню: возвращается муж домой, лица на нем нет. Из машины, проколов колесо, украли сумку с документами, ключами от гаражей-, машин. Перетряс весь багажник, весь салон — нет! А начальник скор на расправу был, сначала головы рубил, потом разбирался. А я одной ногой в церковь ходила, а другой решила к гадалке пойти, фото показать, про документы спросить. А бабка эта по выходным «не работала». Тогда только я в храм отправилась, ведь церковь по выходным работает. В храме мне посоветовали заказать водосвятный молебен Святителю Николаю. Заказала, купила молитвослов, икону Божией Матери «Скоропослушница» и как упала на колени перед иконой Николая Чудотворца, так всю службу простояла, проплакала, не заметила, как время прошло. Субботу и воскресенье слезы лила, молилась, а в понедельник — опять к гадалке. Сейчас думаю: как Бога оскорбила, а Он меня не то что на месте не поразил, а еще я в этот же день награду от Него получила. И такая сильная радость, такая вера в сердце поселилась, что, видимо, поэтому я и получила пряник вместо кнута.
Гадалка на фото посмотрела и говорит: «Не вижу, чтоб документы вернули». С тем я и домой пришла. Взялась за уборку, а как до полочки с иконами дошла, взмолилась: «Матерь Божия! Скоропослушница! Ты же Сама, Сама обещала, что тут же на помощь придешь всем, кто с верою к Тебе обратится! Помоги! Не найдутся документы — выгонят мужа с работы и квартиру отберут. Куда нам идти?»
В тот же миг стук в дверь. Открываю. Стоит незнакомый мужчина, спрашивает, здесь ли живет такой-то (называет имя и фамилию мужа), и добавляет: «Я третий день думаю, идти или нет. Документы нашел около дома, а идти опасаюсь, вдруг на меня подумаете. А тут вдруг взял и решил, что пойду». Я ему отвечаю: «А я третий день жду вас. Молюсь и жду». Когда он ушел, я вбежала в комнату и буквально подъехала к иконам на коленях. Что такое слезы радости, изведала в первый раз. И счастье было такое, что, кажется, при рождении сына я радовалась меньше. Да, именно тогда я стала верующей, и этот опыт, это чувство, что Господь и Божия Матерь рядом, слышат тебя, помогают, много раз в будущих горестях помогали не отчаиваться. Я ведь к колдунье ходила, а милостивый Господь будто не видел этого, а видел мои первые шаги к вере, слышал мои слабые молитвы!

Еще один чудесный случай помощи Божией. Собрались мы с сыном в гости к бабушке в Крым. Из Самары прямого поезда в наш город нет. Нужно ехать или до Симферополя, а оттуда на автобусе, или до узловой станции Джанкой, через которую должен идти нужный нам поезд и на который мы (если повезет и не задержимся) должны пересесть. Он довез бы нас до маленькой станции, на которой нас собиралась встречать бабушка, и вместе с ней мы бы сели на электричку и наконец добрались бы до Феодосии. И все бы ничего, если бы моя мама не настаивала на том, что хочет встретить нас на этой станции. Уговоры не помогали.
— Мама, поезда задерживаются в пути, лето. Еще таможня. Если мы опоздаем и не пересядем в проходящий поезд, ты напрасно нас прождешь. Следующий будет вечером.
— Ничего, уеду домой.
Ехать нам двое суток, и уже после первых стало понятно, что мы опаздываем на два часа. Была надежда, что ночью нагоним. Утром узнали, что нагнали только час. Так, с опозданием на час мы прибыли в Джанкой. Я понимала, что никакой поезд нас ждать не будет, но всю дорогу молилась и сына просила мне помогать в молитве, чтобы Бог сотворил чудо и наша бабушка не напрасно вглядывалась бы в даль. Подъезжаем. Господи, думаю, куда бежать? Помоги! Решила: сына с вещами в тамбуре оставлю, а сама помчусь спрашивать, если поездов нет, поедем дальше, в Симферополь. Смотрю в окно, а напротив поезд стоит. Наш! Именно на него мы должны были пересесть, если бы прибыли вовремя. Я вещи и сына из одного вагона в вагон напротив перекинула, с проводником договорилась, от радости и недоумения в себя прийти не могу. Вышла на платформу отдышаться и спрашиваю у проводника: «Вы тоже на час опоздали?». Он в крайнем раздражении мне отвечает: «Да где там! Пришли вовремя и стоим тут час, не знаю кого ждем!».
А я знаю, подумала я: по молитвам одного маленького мальчика и одной глупой тетеньки Бог задержал для них ваш поезд.

Надо признаться, что лет до тридцати я считала некоторые свойства своего характера достоинствами, а не недостатками. Этому способствовали многие обстоятельства: и два театральных образования, и необыкновенная удачливость, и любовь окружающих людей. Всем я нравилась, не было у меня врагов. А природная смазливость и гордыня доделали из меня самовлюбленную эгоистку. Требовать умела, уступать — нет. Если со мной спорили, я гневалась, если упорствовали — белая ярость могла залить глаза, и выйти из этого состояния можно было двумя способами: или отмолчаться, уйти минут на пятнадцать, или отораться. Пишу об этом подробно потому, что в этом портрете многие узнают себя, как и я до сих пор встречаю похожих людей, и потому, что Господь показал третий путь, дотоле мне неведомый. И этот новый опыт был настолько «ударным», что хоть и прошло около пятнадцати лет, я очень ясно все помню, будто все случилось вчера. Может, мой опыт будет полезен хоть кому-то.
Самару мы с мужем тогда не знали, недавно приехали. Вот и не сошлись во мнениях, куда идти. Я была уверена, что в одну сторону, он стал спорить и настаивать на другом. Уступать я не собиралась, назревал конфликт. В эту минуту Господь вразумил — вспоминаю, что в минуты гнева полезно повторять про себя: «Помяни, Господи, Царя Давида и всю кротость его». В этот же миг с левой стороны как будто в ухо, а на самом деле прямо в мозг вкладываются слова извне, и интонация премерзкая: «Не смей говорить эти слова!». Конечно, я пытаюсь вытащить из памяти, быстро, судорожно защищаясь: «Помяни, Господи… » Но знали бы вы, как это было трудно! Была борьба, слова выскальзывали, требовалась воля, чтобы все-таки их вспомнить, соединить, сказать. Это я пишу долго, на деле же прошли доли секунды… И как только я смогла мысленно проговорить строку псалма, моя клокочущая ярость на упрямого мужа испарилась, исчезла. Не потребовалось и пятнадцати минут, чтобы отдышаться. Мне уже было все равно, куда идти. Подхватив мужа под руку, я пошла туда, куда хотел он, а то, что направление было выбрано неверно, уже не имело никакого значения.

На фото: рака с мощами Преподобного Серафима Саровского в Дивеево.

Маргарита Драгина
преподаватель воскресной школы Крестовоздвиженского храма, г. Самара
22.08.2008
814
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru