Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Уроки Старого Света

Интервью с автором нового учебного пособия по истории западного Христианства игуменом Вениамином (Лабутиным).

Интервью с автором нового учебного пособия по истории западного Христианства игуменом Вениамином (Лабутиным).

Игумен Вениамин (Лабутин) — заведующий кафедрой церковной истории Самарской Духовной семинарии, кандидат богословия, сейчас он преподает на втором курсе Самарской Духовной семинарии историю западного Христианства. Недавно отец Вениамин подготовил учебное пособие «История Христианства на Западе: от Реформации до наших дней». О том, как оно появилось и кому адресовано, мы и разговариваем с его автором.

«Просто нужен был такой учебник»

— Отец Вениамин, скоро ли выйдет в свет ваша книга?
— Сейчас книга находится уже в процессе издания, подготовлен ее макет. Книга эта объемная, в 420 страниц, ожидаемый тираж — тысяча экземпляров. Я очень надеюсь, что к Пасхе книга будет издана.
— Почему вы взялись именно за эту, достаточно неожиданную тему? Ведь Самара находится вроде бы вдалеке от католического мира…
— Сейчас нам необходимо осмыслить те процессы, происходившие и происходящие на Западе, которые имеют прямое отношение к России. В частности, процессы утраты чистоты веры и секуляризации, то есть обмирщения. И видение этих процессов в истории западных Христианских конфессий нам дает возможность найти правильное понимание того, что необходимо предпринять для нашего духовного возрождения. Имеется и вполне конкретная причина. Я как преподаватель курса истории западного Христианства просто нуждался в учебнике. У нас в семинарии есть учебное пособие Николая Тальберга, подготовленное на Западе еще до начала Второй мировой войны. И оно, конечно, во многом устарело: там не исследуются события прошлого века, описываются события более ранние. Нового учебника, к сожалению, не было. Поэтому у меня появилась мысль написать целостное исследование по истории западного Христианства — католицизма, различных протестантских конфессий от эпохи Реформации до наших дней. Кроме того, Тальберг в своем пособии рассчитывал на высокий культурный уровень студентов. Многие вопросы он просто не затрагивал. Например, полагал, что человек, занимающийся по его пособию, хорошо ознакомлен и с немецкой классической философией, и с мировой историей. Сейчас же необходимо не просто говорить о каких-то философах или исторических деятелях, а пытаться проанализировать, насколько их взгляды повлияли на развитие Христианства, насколько разделяли Евангельские ценности. Поэтому моя книга еще и краткий экскурс в философские и политические учения в их связи с Христианством.
— Кому адресован этот учебник? Он предназначен только для учащихся духовных учебных заведений?
— Не только. Это пособие будет полезно и для педагогов, кто проходит подготовку по системе повышения квалификации работников образования по предмету «Основы Православной культуры». А также для всех, кто интересуется историей Христианства. По истории Русской Церкви за последние годы вышел целый ряд серьезных исследований. Но вот по Христианству на Западе русскоязычных изданий практически нет. Советские издания во многом несовершенны, потому что, несмотря на богатый фактический материал, в них сильна идеологическая составляющая. Каждый религиозный лидер воспринимался как выразитель интересов того или иного класса.

Этот дракон давно уже «прописался» в главном храме католического мира — соборе святого Петра в Ватикане. Дракон — герб Римского папы Григория XIII, которому мир «обязан» новым календарным стилем, григорианским календарем.

Такое ощущение, что Лютер и Кальвин пришли не для того, чтобы попытаться обновить Церковь в своем понимании, а чтобы защитить интересы буржуазии. Конечно, такую точку зрения мы принять не можем. Западные переводные издания нам тоже во многом не подходят — они ярко конфессиональны. Например, протестанты считают, что Реформация обновила Церковь, а католики называют ее великой трагедией, но не понимают ее причины. Мы же можем с Православной точки зрения дать целостный анализ этих причин, проблем и последствий.

Запад после Христианства

— К каким выводам вы пришли в ходе исследования?
— Главная причина трагедии Запада — отпадение от единой Вселенской Церкви. Трагедия католиков состояла в том, что на первый план они поставили не духовное обновление человека, не идею обожения, которую так ярко выразили и Святитель Григорий Палама, и афонские старцы в своих трудах, а идею подчинения перед внешним авторитетом Римского папы. Важнейшая святоотеческая идея о необходимости духовного преображения человека во Христе оказалась фактически отвергнутой, ее место заняла идея единства через признание неоспоримости папского авторитета. И очень часто папа и светские интересы стояли выше интересов Церкви. Отсюда многочисленные религиозные войны, падение авторитетов. Протестанты попытались Церковь на свой лад обновить, убрать средневековые «пережитки», убрать заблуждения, возвратить ее к Евангельскому идеалу. Но произошло как в известной поговорке — с водой выплеснули и ребенка. Они отказались от соборного опыта Церкви, от Священного Предания. В результате каждый проповедник стал маленьким «римским папой», каждый человек стал сам определять — в чем его вера, о чем, по его мнению, говорит Писание. И как результат — постоянное дробление на множество конфессий и сект, каждая из которых претендует на свою исключительность. И постепенно и в том, и в другом случае религиозные заблуждения привели к обмирщению. К тому, что мир, в прошлом Христианский, утрачивает свои корни вместе с истинной верой. Культура мертвеет, теряется благоговение перед Высшей силой.
— Как вы можете охарактеризовать современный западный Христианский мир?
— Сегодня для людей там религия стала формальным, частным делом. Большинство людей на Западе Христианами являются в воскресный день и на большие праздники — Рождество и Пасху. Они не чувствуют в повседневной жизни потребности исповедовать Христианские принципы. Протестантские конфессии, пытаясь сохранить свое влияние, идут путем недопустимых компромиссов, легализирует человеческие грехи. В протестантских странах это оправдание гомосексуализма, женского «священства», порой оправдание эвтаназии и многое другое. Ситуация очень тяжелая, потому что этот духовный кризис стал первой причиной и экономического, и политического, и культурного кризиса. Если европейская цивилизация не изменится, она просто исчезнет. История полна обломками цивилизаций и культур, которые забыли Бога. То же может случиться и с европейской цивилизацией. В некоторых странах Запада вера еще сильна. Все-таки Испания, Португалия еще сохранили католическую идентичность. Но и здесь обмирщение, отступление от Христианских ценностей в последние годы проявляются все ярче. В Испании два года назад либеральное правительство выступило за легализацию однополых браков. И национальный референдум показал, что большинство испанцев поддержали не Римско-католическую церковь, воспротивившуюся этому, а либералов. В Голландии, Чехии более половины населения считают себя атеистами или агностиками, что по сути одно и то же. В скандинавских странах лишь три процента населения посещают храмы в воскресные дни. В Англии формально прихожан около тридцати миллионов человек.

Маленький ресторанчик в небольшом голландском городке Маастрихт находится в алтаре бывшего католического храма. Храм был продан с молотка за отсутствием прихожан…

Из них на рождественском богослужении два года назад присутствовало лишь два миллиона человек. Последним оплотом католицизма в Европе осталась Польша. Реально Христианство перестает быть основой для западной культуры. Это очень страшно, потому что западный мир никакого иного основания для своей культуры найти не может. В результате мы видим и конфликт цивилизаций. Приезжают эмигранты в богатые западноевропейские страны из Северной Африки, Ближнего Востока, Индокитая и попадают в общество, где обезценены основные ценности их родной культуры — уважение к старшим, вера в Бога, целомудрие, многочадие. Этого всего в Европе нет, все аннулировано. В результате они не принимают этой умирающей цивилизации, замыкаются в национальные кварталы, что приводит к конфликтам, подобным тем, что мы наблюдали во Франции несколько лет назад. Сейчас, слава Богу, многие обращают взор к Православию. Благодаря нашей эмиграции, благодаря трудам наших выдающихся просветителей, таких как протоиерей Георгий Флоровский, протопресвитер Александр Шмеман, Православие стало доступным на Западе очень многим. Потому что сто лет назад Европа совершенно не знала Православия — это была сугубо русская и греческая вера. Мы надеемся, что эти процессы будут идти. Необходимо искать общие точки соприкосновения. Сейчас такое время, когда Христианам надо быть вместе в плане совместного противодействия духу века сего. Ни в коем случае не растворяясь при этом в религиозном плане, потому что у нас очень серьезные догматические отличия. Но выступать совместно, особенно когда речь идет о принятии властями безнравственных законов, о навязывании чуждой Христианам модели поведения, естественно, нужно.

Все ли познается в сравнении?

— С точки зрения человека, который долгое время занимался изучением западных Христианских конфессий, какой вам сейчас видится наша Православная Церковь?
— Наша Церковь сохранила самое главное — святоотеческую традицию. У нас есть прекрасный внутренний идеал духовного самосовершенствования — через молитву, через покаяние, через принятие Святых Таин. У нас есть безценное сокровище — труды святых отцов. Что сейчас нам необходимо? Нам, в отличие от Запада, не надо менять основные, магистральные направления в духовной жизни. Потому что Русская Церковь всегда была верна Христу. Но необходимо активизировать миссию, и в первую очередь внутреннюю. Потому что еще Николай Васильевич Гоголь говорил, что подлинной Церкви, подлинного Православия наш народ не знает. Еще полторы сотни лет назад! Когда наши предки жили в Православной Державе!.. Для многих сейчас Православие — это некий набор обрядов. И нас коснулась та же беда, что и западную церковь — Христианами многие себя ощущают только на Рождество и на Пасху. Поэтому надо сделать так, чтобы Заповеди Христовы были основой жизни для большинства наших сограждан. Необходима внутренняя миссия, необходимо работать с молодежью. Этому активно способствует и Святейший Патриарх Кирилл, мы видим, какие идут изменения в системе церковной жизни. Такая политика проводится и в Самарской епархии благодаря трудам нашего Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия, который активизировал проповедь среди молодежи, особенно в высших учебных заведениях. Мы должны помнить, что христиане на Западе первыми столкнулись с секулярными вызовами. А мы, изучая их историю, можем понять, какие формы работы для нас приемлемы, а какие — категорически нет. Потому что лучше учиться на чужих ошибках, чем набивать себе шишки.
— И как же нам избежать тех ошибок, что были допущены западными Христианами?
— А вот как раз мой учебник может помочь на эти вопросы ответить. Я подробно разбираю эти моменты. Когда идет речь о том, что мы должны уважать права человеческой личности, мы с этим соглашаемся. Но когда речь идет о снисходительности к греху, об оправдании греха, то возникает вопрос: а допустимо ли это для Христианина? Запад, пойдя путем оправдания личных грехов человека, по сути, утратил нравственное основание культуры. Что характерно для западной современной Христианской традиции?

Эта симпатичная женщина еще совсем недавно была главой Евангелическо-Лютеранской церкви Германии — до тех пор, пока ее не лишили прав за вождение автомобиля в нетрезвом виде. После этого инцидента «епископ» Марго Кессманн подала в отставку. Вот такие парадоксы готовит миру женское «священство».

В большинстве случаев это оправдание человеческой слабости. Упразднены посты в католицизме, до минимума сведен ритм богослужебной жизни, молитвенные правила. То есть человек себя чувствует вроде бы вполне комфортно и свободно, а люди все равно уходят из храмов. Потому что они не чувствуют сдерживающего, созидающего их начала. Это очень и очень опасно. Любовь не бывает без жертвенности, без креста. Вот Запад это забыл. Напоминают о любви Божией, но забывают о том, что Господь и правосуден, и наказывает за грех. Очень опасно утратить образ Божий в себе. Поэтому история некоторых конфессий нам показывает, к чему можно в конечном итоге прийти, утратив верность Преданию.

«Спасутся ли католики?»

— Многие считают, что спасутся только Православные, другие — что не только, и этот вопрос: «спасутся ли католики» — стал каким-то странным рефреном нашей уже, Православной жизни… А как бы вы ответили на этот вопрос?
— Мы пытаемся говорить вместо Бога. Дело в том, что Господь судит человека по делам его совести. Многие из тех, кто считает себя Православными, могут не спастись. Человек может называть себя Православным, а жить хуже язычника. С другой стороны, мы не знаем, чем порой руководствуются люди, не знающие Православия. Возможно, они не знают истинной веры не по своей гордости, а по причине того, что нигде не могли столкнуться с подлинным знанием Бога. Поэтому Господь таких людей судит по делам их совести. Нам лучше Суд Божий не предварять и вспомнить, что говорит Спаситель. Когда Ему рассказали о Силоамской башне, которая упала и убила двадцать человек, Он сказал: «Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме?» (Лк. 13, 4). Просто не надо заниматься какими-то абстрактными размышлениями о том, что и с кем произойдет. Преподобного Серафима Саровского как-то спросили: «Спасутся ли католики?» Он ответил: «Не знаю, спасутся ли католики, но Серафим католиком не спасется». Если Православный человек сознательно изменит своей истинной вере, он погубит душу. А как Господь будет судить кого-то из инославных Христиан, мы не знаем. Зато знаем древнее аскетическое правило: знай себя, и довольно с тебя…
— Бытует мнение, что исследователи иных конфессий, исследователи ересей сами в какой-то степени незаметно подвергаются их влиянию. Вы на себе такого не почувствовали?
— Я не согласен с этим утверждением. Оно скорее может относиться к сатанизму, какому-то чернокнижию. Тут — да, для человека, который общается с демоническим миром, пытается его изучать, — это всегда чревато. Здесь же не изучение демонического мира, здесь изучение заблуждений человеческого ума. В чем причина большинства ересей и расколов? В человеческой гордости, нежелании смириться с авторитетом Церкви. И наоборот, знание этих слабостей позволяет бережно ценить и хранить тот дар, который мы получили от святых отцов Вселенского Православия.
— Где вы брали материал для своих исследований?
— Это были самые разные материалы — и труды русских церковных историков, и светских историков, в том числе и западных. Спектр очень широкий.
— А личные контакты?
— Мне приходилось встречаться с некоторыми представителями католицизма, в том числе и у нас в Самаре, с протестантами. Не конкретно по теме моего исследования, а в процессе каких-то поездок, встреч в рамках проводимых мероприятий. Конечно, я интересовался их видением различных проблем. И это нашло отражение в моей работе.

«Только Православие созидало Россию»

— Каким был ваш путь к храму, к ученому монашеству, которое вы в Самаре представляете.
— Мысли о служении Церкви у меня с детства были. Бабушка со стороны мамы, Прасковья Петровна Никифорова, была глубоко верующим человеком, сидела за веру в сталинское время. В ее доме более года жил Священномученик Архиепископ Александр (Трапицын), казненный в Куйбышеве в начале 1938 года. Бабушка водила меня в храм, учила молитвам. Я уже в детстве умел читать по-славянски. А со стороны папы дедушка был атеистом, убежденным коммунистом, был лично знаком с Лениным, — оттуда шла совсем другая информация. Но в конечном итоге я остался верующим человеком. Поначалу я все-таки решил избрать путь науки и в 1985 году поступил в педагогический институт на исторический факультет. Когда в 1987 году меня призвали в армию, обучение временно прервалось. Пришел я из армии в 1989 году, когда уже Советский Союз разваливался. Когда обезценилась прежняя идеология, когда люди рвали партбилеты. Больше всего меня поразило, что те, кто ранее хвалили партию, восторженно писали о Ленине, вдруг стали убежденными антикоммунистами, демократами. И эта резкая перемена в конечном итоге заставила меня углубленно посмотреть на русскую историю, обратиться к трудам наших соотечественников. С церковной литературой в те годы была проблема, хотя кое-какие книги все-таки удавалось доставать. Прочтя и проанализировав все доступное в ту пору, я пришел к выводу, что только Православие созидало Россию. И справедливы слова Достоевского: «Русский человек без Православия дрянь». Появилось желание служить Богу. Еще когда я учился в институте, в 1990 году, я стал иподиаконом Архиепископа Самарского и Сызранского Евсевия, а в 1992 году принял священный сан. И вот уже 18 лет являюсь клириком Самарской епархии.

Татьяна Горбачева
11.03.2010
Дата: 11 марта 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru