Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Монтенегро. Просто о Черногории. Послесловие

«Позорище» — по-сербски означает «театр».

См. также…

Сербский разговорник

Беру в руки сербский разговорник. Тут столько таится открытий! Ну, их «хвала» — наше «спасибо», это понятно. Завтра звучит как «сутра» (с утра). Шумно/бучно («кто бучу поднял» — узнали?). Но есть и духовные подсказки. Наше «пожалуйста» — их «молим». А перед городскими воротами Котора я увидел дорожный указатель с изображением театральных масок и слово: «Позорище». Так на сербском называют театр. И для актеров найдено подходящее слово. Их тут величают «глумцами». Многое может объяснить сербский язык!
Так, идем дальше. Ближе к кулинарии… Баранина/Ягнетина, Блинчики /Палачинки (от слов, надо думать, «пальчики оближешь»)… Но вот слово, которое всегда с волнением читаю в Евангелии, в том месте, где Господь накормил хлебами пять тысяч израильтян, и еще осталось несколько «укрух»… (см. Мк. 6, 35-44). Оказывается, по-сербски тут все объяснимо. Крух — это хлеб (похоже на нашу «крошку»). То есть речь идет о хлебах… В другом месте Евангелия Господь говорит о Иерусалиме, что хотел собрать «якоже кокошъ гнездо свое под криле» (Лк. 13, 34)… Это слово «кокошъ» всегда было мне непонятно. Но и тут на помощь приходит сербский язык. Курица по-сербски в меню звучит как «Кокошие месо». Значит, «кокошъ» — это курица! То есть Господь хотел собрать израильтян под свою защиту, как курица-наседка укрывает и защищает цыплят. Но те не захотели! Вот сколько интересного можно узнать из простого мини-разговорника. А когда стоишь в сербском Православном храме, ощущаешь себя просто как дома. Та же самая речь! У наших языков единый церковнославянский корень.

«Морда лица»

— Папа, а почему у кошек в Черногории какое-то другое выражение лица?
— Морды лица, ты хотела сказать (есть же «выражение лица», «цвет лица», почему не быть «морде лица»?).
— Ну да, морды лица…
— Не знаю.
А все-таки задумался, пригляделся. Действительно, не совсем наши лица… Неуловимо-другие. И я ведь это и раньше чувствовал. Но пропускал мимо сознания. Эту разницу с нашими кошками, неопределимую, но явную для внимательного взгляда, я не только в Черногории наблюдал. Худые, голодные, но вместе с тем и отважные афонские коты (они жрут змей и тем защищают монахов и паломников), облезлые кипр-ские кошки… Там, на Кипре, даже есть специальный Кошачий монастырь. На остров привезли из столицы империи, Константинополя, по приказу Святой Царицы Елены сотни кошек, выгрузили их здесь — и они в месяц очистили Кипр от змей… И вот та же особенность здесь, в Монтенегро.
Как объяснить этот феномен? А очень просто! Они ведь «братья наши меньшие». Бог дал их нам в помощь, для службы. Они — в чем-то существенном наше отражение. Ведь трутся о нас, живут рядом, как-то взаимодействуют. И повторяют невольно своих хозяев, отражают нас. Раз уж замечено, что собаки копируют своих хозяев, то что сказать о кошках, не только отважнее которых, но и роднее нам зверя нет! Они, наши кошки, отражают русские привычки и характеры. Ну и «мордой лица» становятся в чем-то неуловимо на нас похожи. У черногорских — своё, как и у эллинских кошек. «Заграничные» кошки — отражают привычки и даже внешние особенности своих хозяев. Это наше пусть мутное, но все-таки зеркало, как его ни крути. Вот почему черногорские кошки на наших не очень похожи. Хотя и близки наши народы.
Удивительную особенность подметила моя дочь.

«Выехал в Ростов…»

В каждом городке Черногории можно увидеть такой вот столб с извещениями о смерти кого-то из местных жителей.

По всей Черногории, в каждом населенном пункте я видел особенные столбы с траурными объявлениями. Тут таким образом сообщают соседям и всему миру, что умер такой-то человек. Траурная рамка, крест, фотография. Короткий некролог. Какое уважение к человеку! Ведь что может быть важнее отшествия в мир иной! Какое событие по значимости затмит этот переход в Вечность? Об этом надо сообщить всем и каждому! И это, быть может, заставит живых вспомнить о том, что жизнь не безконечна и прожить ее надо достойно.
А у нас… У нас все так же, как в позапрошлом веке написал классик:
Здесь бригадир лежит,
Умерший в поздних летах.
Вот жребий наш таков!
Живи, живи, умри — 
И только что в газетах
Осталось: выехал в Ростов.
Из стихотворения «Эпитафия» (1803 г.) Ивана Дмитриева.

Княжеские палаты

В Дубровнике есть красивый Княжеский дворец. Туда раньше князя на руках вносили на специальных почетных носилках с украшениями… На месяц! А потом выгоняли прочь. Ибо князя выбирали всего на месяц. Чтобы не успел вникнуть в дела и не мешал парламенту принимать решения. Каждый знатный житель Дубровника мог претендовать на роль князя, но быть им мог всего два раза за жизнь. И успевал только попозировать для своего портрета. Объявит, скажем, князь войну, а следующий князь тут же заключит мир… Зато спать князю этот сладкий месяц доводилось в шикарной — чуть ли не из золота! — спальне. Правда, спать было не слишком удобно: снизу, из тюрьмы — а она была здесь же в княжеском дворце, только на первом этаже, — доносились стенания заключенных. И «святая инквизиция» была рядышком, под боком… Чтобы, значит, не забывался князь…

Кто выше? Кто древнее!

На главной площади черногорского города Будва Православный храм (слева) соседствует с католическим.

В старинной Будве Православные составляют большинство населения. Подавляющее большинство! Но когда-то этот город был венецианским, католическим, и лишь с веками постепенно «ославянился». А в напоминание о прошлом остался высокий католический собор — в центре исторической части города. Его самая высокая точка. Рядом стоит Православный храм во имя Святой Троицы. Он значительно ниже и словно «смиряется» перед более древним соседом. Можно ли представить, чтобы где-нибудь в Милане или Барселоне, в этих сугубо католических городах, или в той же Венеции, самым высоким храмом был бы Православный собор? Трудно даже представить такое. Гордыня бы этого им не дала! Там бы или из Православного храма сделали католический, или же разрушили бы его колокольню, чтобы он не был выше их кафедрального собора. А вот такое, как в Будве (то же — и в Которе!) возможно только в Православном городе, в Православной стране. Это скажет о дружелюбном характере Православия больше, чем все экуменические заверения в дружбе (которым порой грош цена).

Позорный столб

Еще в Которе запомнился позорный столб («срамота» — по-сербски). К нему ставили горожан, которые нарушали нравственные законы (для уголовных преступников была тюрьма). Хороший обычай! Столб этот находится напротив главных городских ворот, на самом людном месте. Чтобы уж позор — так позор! На виду у всего города… Столб этот давно не действует, но хоть оглядка на него есть — и то хорошо! А вот в соседней Будве нет такого столба!

Как я обрадовался тому, что в Рафаиловичах под Будвой совсем нет «топлеса» (полуголых женщин) на пляже! Здесь публика семейная, и этого бы не потерпели. Но радость была недолгой. Вскоре узнал, что с другой стороны Будвы есть специальный нудистский пляж (для совсем голых). И пользуется популярностью в Европе. В прошлом году специально для его обитателей давала там концерт печально известная Луиза Чикконе (Мадонна) — и это было знаменательным событием для Черногории. Даже из Хорватии гости на концерт приезжали. Но хоть отдельно, подальше от нормальных людей этот пляж. И то хорошо!

Острог, монастырские ворота. Тысячи людей приходят сюда поклониться мощам Святителя Василия Острожского.

В Черногории на 14 тысячах квадратных километров живет 650 тысяч населения. Православные составляют 75 процентов, мусульмане — 18, католики — около четырех. И страну во всех путеводителях называют Православной, это ни у кого не вызывает ни малейшего сомнения. Более того, в путеводителях для туристов осторожно указывается, что религия по-прежнему оказывает значительное влияние на жизнь этой маленькой страны. Так почему же Россию с ее 80 процентами Православного населения называют нередко многоконфессиональной страной? Или в нашей истории Православие сыграло меньшую роль, чем в истории Черногории? Не думаю, что это так. Обе наши страны начались с Православия, им держались и продолжают держаться. Поскольку народ держится Православия, постольку Православие удерживает страну от гибели во всех бедах и напастях.

«Все мы едины…»

Черногория пока еще только «начинающая» страна. Живет почти сплошь от туризма. Люди промышляют сдачей домов приезжим, а у кого их нет, снимают эти дома и пересдают другим. Экскурсовод что-то путано говорила про некий алюминиевый завод в Подгорицах, но и он, как

Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий — духовный лидер современной Черногории.

выяснилось, наполовину принадлежит российской компании. То есть Черногория — это курортная и теперь уже независимая часть Сербии (среди отдыхающих здесь по-прежнему много соседей-сербов, у которых теперь нет своего моря). А что будет, когда сербы разбогатеют? И поедут отдыхать на Кипр и в Италию, а не к своим небогатым соседям? Тогда Черногорская государственность окажется под большим вопросом. Вряд ли поможет и Евросоюз… Эх, не надо бы им отделяться! Ведь как ни близки, например, русские и украинцы, но различий между сербами и черногорцами и того меньше. Если есть вообще. И залогом их будущего единства является то, что Церковь Сербская не разделилась под нажимом политиков. Это по-прежнему единая Поместная Сербская Церковь!
Закончить свой немощный рассказ о Черногории хочу словами Митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия: «Чем глубже любовь к собственной земле и народу и чем она истинней, тем более универсальным становится человек. Почему великие поэты всегда так глубоко чувствовали связь свою с родной землей? Почему, скажем, Негош (князь, Архипастырь и национальный поэт Черногории — А.Ж.) настолько велик? Негош связан своей судьбой с сербским народом и с Черногорией. Но в то же время его творчество — это уни-версальное послание. Углубляясь в бытие своего народа, он открывал и бытие других народов. Ибо в глубинах этого бытия и скрыты универсальные законы. Все мы едины в некоей таинственной глубине. И чем ближе к себе, тем ближе к разгадке этой тайны. Чем дальше от себя, когда мы искажены эгоизмом, не важно, индивидуальным или коллективным, — тем дальше от себя и от других…» И далее: «Сербский народ до того времени будет держаться на камне Христианства, пока будет существовать. Это его призвание».


Окончание следует…

Антон Жоголев

03.09.2010
Дата: 3 сентября 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru