Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Чудеса Божии

Утверждение верных

В селе Кротовка Самарской области явилась икона Николая Чудотворца.


Когда это произошло — точно теперь уже никто не помнит. Не знает и моя собеседница — Надежда Николаевна Петина, староста храма в честь Успения Пресвятой Богородицы, недавно открывшегося в с. Кротовка Кинель-Черкасского района Самарской области. Но, судя по рассказам отца Надежды Николаевны, наверное, это случилось до войны. В Беловке, которая находится километрах в пятнадцати от Кротовки, тогда забил источник, и в один из теплых летних дней в нем явилась икона. В деревне быстро стало об этом известно. К источнику сошлись люди, пытались достать икону, но никому не давалась она в руки. Вскоре о "возмутительном факте" узнали местные власти. Прислали трактора, которые по указанию начальства начали засыпать землей родник с иконкой. Казалось бы, постарались на совесть. А наутро смотрят сельчане — опять открыт весь источник, чистенькая водичка бежит, и в ней икона плавает.
Чего только ни делали, чтобы уничтожить родничок, — привозили из свинарника навоз и заваливали навозом, потом пытались закрыть специально привезенными блоками... И все равно отходили блоки, родничок пробивался, а в нем по-прежнему плавала икона.
Отец Надежды Николаевны — Николай Яковлевич, — вернувшись тогда из Беловки, рассказывал о том, чему был свидетелем: отчаянно сквернословивший тракторист спешил поскорее расправиться со святыней, заехал безо всякой опаски прямо в источник — и вместе с трактором ушел под землю... Поистине библейская казнь!
Невзирая на сильные притеснения и издевательства, верующие помолились у родничка, отслужили молебен (в то время еще церковь была в Беловке). А после молебна одна бабушка нагнулась и взяла в руки явленный образ Николая Угодника. Принесла его домой. Сельские власти, узнав об этом, отобрали у нее икону, выбросили куда-то. Но утром образ опять плавал в источнике.
Благочестивая женщина трижды тайно приносила святой образ. В последний раз она спрятала его в своем доме на подлавке. Там икона хранилась довольно долго, но бабушка никому ничего не говорила о ней.
Власти все лето бились со святым источником. Постепенно пыл атеистов угас. От источника в конце концов отступились. А бабушка со временем повесила икону на стенку, по-прежнему, однако, никому не рассказывая, что это тот самый явленный образ Николая Чудотворца. Никому, кроме Николая Яковлевича.
"Отец мой, — вспоминает Надежда Николаевна, — был очень верующим человеком и, несмотря на гонения, два раза в год обязательно ходил на источник Николая Угодника. И когда приходил в Беловку, то всегда заходил к той старушке, которая жила на самом краю села. Я ее никогда не видела и не помню ее имени, но кажется, что отец называл ее "бабушка Настя". Когда отец в последний раз пришел к той бабушке, она сильно болела и лежала. Бабушка сказала тогда отцу:
— Ну вот, брат Николай, эта икона будет твоя. Мне велено передать ее только тебе в руки.
Отец заторопился:
— Ну давайте, я сейчас возьму ее домой...
— Нет, — остановила бабушка, — возьмешь, как умру.
Он, видимо, засомневался, что сможет в скором времени прийти сюда еще раз, — не ближний свет! — и спросил:
— А кто же столько километров понесет мне ее?
— Господь понесет тебе эту иконку, — ответила бабушка.
На том они и расстались.
Прошло несколько дней. Отец копал картошку на огороде, смотрит — идет к нему женщина. Подходит и говорит:
— Мне бы увидеть Мордвинцева Николая Яковлевича.
— Я самый, — отозвался отец.
А женщина произнесла:
— Я из Беловки принесла икону, которую велено передать только вам в руки.
И отец принял явленный образ Николая Угодника. А приняв, сразу повесил в передний угол. Однажды я к отцу прихожу, а он сообщает:
— Дочка, у меня какая радость! Мне принесли икону из Беловки, с источника!
Почему именно отцу досталась эта икона? Думаю, что по Божьему промыслу. Отец всегда был верующим, а после того как в 1944 году остался вдовцом с шестерыми маленькими детьми, уверовал так, что всегда говорил: "Дороже Бога никого у меня нет". Много жертвовал на церковь. А у той бабушки, наверное, не было близких родных. Или, может быть, не было среди родственников верующих, таких, чтобы она могла им явленную икону доверить. Ведь такую ценность можно доверить только верующему человеку.
О той бабушке в Беловке уже никто ничего не помнит. Дом ее не сохранился. Еще когда отец бывал там, то в последнее время, приходя, говорил: "Дом у бабушки совсем упал". Старенький был, ветхий".
Ничего не известно беловским жителям и о дальнейшей судьбе явленной иконы. "В прошлом году, когда я ездила туда на источник, — продолжает Надежда Николаевна, — видела на часовенке над колодцем отпечатанное обращение. В нем было написано, что сельчане не знают, куда исчез явленный образ, где он находится".
В 1972 году Николай Яковлевич умер. Образ святителя Николая остался в его доме, где некоторое время еще жил сын. Потом икону взяла отцова сестра Клавдия. Когда она умерла, икона досталась ее внучке. Но в той семье после появления иконы в доме начались неприятности. В конце концов новая владелица святого образа рассказала родным, что видела во сне, будто бы эту икону надо куда-то деть. Как раз в это время в Кротовке открылся молитвенный дом. И Надежда Николаевна, которой родственники предложили забрать икону, привезла святыню в храм. Здесь сейчас и находится явленный образ Николая Чудотворца.
Этот образ выполнен на металле (не следует путать с металлической ризой). Святитель Николай изображен во весь рост, с мечом в правой руке и с храмом — в левой. Таким святой изображался на иконах, начиная с XIV века. Первым образцом нового иконного типа был Можайский резной чудотворный образ святителя Николая. Предание об истории его происхождения гласит, что в ответ на молитву жителей осажденного Можайска в храме святителя перед его иконой последовало чудесное видение Угодника в небе с мечом в одной руке и с церковью — в другой. Воодушевленные видением горожане отбили натиск врагов и в благодарность святителю Николаю создали его образ в том виде, как святой им явился.
С тех пор меч и храм в руках святителя стали символами брани и защиты всей Православной Церкви. Приложившись к явленному образу, я сразу заметила внизу мелкую надпись на старославянском: "Копия с чудотворного образа св. Николая в селе". И лишь потом разглядела совсем уж крохотные буковки еще ниже: "Промзино". О селе Промзино (ныне Сурское) Симбирской губернии когда-то знала вся боголюбивая Русь. История явления там иконы Николая Чудотворца во многом повторяет историю Можайского образа. В XVI веке кочевники подошли вплотную к Промзину городищу, но вдруг остановились, увидев на высокой горе седовласого старца в огненном столпе. В одной руке он держал церковь, а в другой — меч. Повернув врагов вспять, старец избавил православных от разорения. И тогда же на святом роднике явилась чудотворная икона святителя Николая.
Трудно судить, когда была сделана надпись на образе Угодника, явленном в Беловке. Возможно, это позднейшая приписка. Но удивительно, что чудотворная икона святителя из села Промзино утеряна, а в Беловке явлена ее копия.
Совершенно случайно удалось узнать то немногое, что известно о дальнейшей судьбе образа, находившегося в Казанской церкви с. Промзино. А. Киселев в журнале "Симбирские Епархиальные ведомости" (№ 2 за 1994 г.) пишет: "В 1932 г. икона увезена из с. Промзино, предположительно в г. Самару". Кто ведает — не совпало ли по времени ее исчезновение там и появление здесь?..
Надежда Николаевна помнит, что одна женщина, совсем ослепшая, взяла водички из Беловского источника и несколько дней прожила в доме отца, возле образа святителя. Молилась, просила об исцелении. И стала видеть.
И потом, когда икона находилась у Клавдии Яковлевны, тоже приходили к ней люди помолиться Чудотворцу. Некоторые оставались пожить. И тоже получали просимое по вере.
Церковь в Кротовке разрушили в тридцатые годы. А когда несколько лет назад сельчане стали думать об открытии нового прихода, то во всем селе нашли лишь одну бабушку, еще помнившую о существовании прежней церкви. Со временем узнали в епархии, что храм был большой — на 600 прихожан, деревянный, назывался в честь Успения Пресвятой Богородицы. Задумали в Кротовке возродить приход, но оказалось — не так это просто. И поехала Надежда Николаевна в районный центр Кинель-Черкассы, где раньше часто бывала у блаженной старицы Марии Ивановны — ныне схимонахини Марии (Матукасовой). "Приехала я к ней и говорю:
— Мария Ивановна, хотим церковь открыть в Кротовке, но никак ничего не получается. Я хочу дом свой на церковь отдать...
Как она обрадовалась! И отвечает мне:
— У вас церковь будет!
Я в недоумении:
— Матушка, да не может этого быть! У нас ничего не получается, люди уже отказываются хлопотать.
А она смотрит на меня и повторяет:
— Будет, будет церковь, будет!
Я спрашиваю:
— А как будет? В доме моем?
— Нет, — отвечает, — будет церковь!v Я попросила благословения, чтобы бороться за открытие храма до конца. А она взяла мои руки, сложила ладошка к ладошке и перекрестила твердым крестом. И добавила:
— И даже новая у вас будет церковь!
А потом она сказала:
— Тридцать три!
Вернувшись домой, стала я размышлять с бабушками, что означает "тридцать три". Но ничего определенного мы предположить не могли. А через некоторое время ко мне приехали две знакомые из Самары, из Петропавловской церкви, и говорят: — В Евангелии ведь все исчисляется неделями. Считайте, через 33 недели у вас что-то будет.
И вскоре в селе освободилось здание, в котором размещалась швейная мастерская. Мы начали хлопотать, чтобы его отдали под церковь. Но за здание потребовали 90 миллионов (90 тысяч рублей теперешними деньгами). Мы стали собирать пожертвования. Но сколько могут дать деревенские бабушки?
И вот ровно через 33 недели, день в день, когда мы сидели во дворе у одной женщины, заходит глава сельской администрации и сообщает:
— Вам здание отдают безплатно. Завтра приходите и занимайте.
Здание досталось в плачевном состоянии. Средств для ремонта не было, людей — тоже. Каждый день я читала в этом здании акафист Успению Пресвятой Богородицы. Одна. И вдруг однажды заходят двое мужчин и спрашивают меня. Один из них представляется:
— Виктор. Меня Мария Ивановна из Петропавловской церкви сюда прислала строить храм (тогда матушка была уже в Самаре). Я заплакала навзрыд. Говорю сквозь слезы:
— Сыночек миленький, ведь у нас ни денег, ничего нет. Рабочие нужны, но платить нечем...
И услышала в ответ:
— Мне плата не нужна. Я буду работать безплатно.
— А что же ты станешь есть?
— Что Господь даст.
— А где же ты будешь спать?
— Вот постелю на столы и буду спать. А умыться пойду к колонке".
Дрогнуло сердце православной женщины. Она пригласила Виктора жить к себе. И только потом узнала, что он несколько раз сидел в тюрьме.
Виктор брался за любую работу — и за сложную плотницкую, и за всю грязную. Вместе с ним трудились еще двое мужчин. А вскоре Виктор рассказал Надежде Николаевне, что у него есть один товарищ, который умеет писать иконы, и попросил разрешения позвать его в Кротовку. Сразу после освобождения Игорь приехал. Иконы для храма он писал во славу Божию полтора года. Весь иконостас — это творение его рук. Были трудности, были падения. Но это потому, думает Надежда Николаевна, что за него не молились. Ведь и священника в кротовском храме тогда еще не было...
Виктор потом оказался на Новом Афоне, в Грузии. Через какой-то срок пришло известие — он стал иеромонахом. Получил благословение уехать на греческий Афон. Перед отъездом туда заезжал в Кротовку — посмотреть на церковь и попрощаться с дорогими людьми. Игорь нес послушание в Санаксарском монастыре. Вероятно, и он уже принял постриг. Созидался дом Божий — и укреплялась в труждающихся вера, наполнялась новым смыслом их жизнь. И потому случилось так, что они, отстраивая церковь, вместе с ней построили храм своей души.
Пути Господни неисповедимы. В семье мирянина Виктора все были неверующими, а он уверовал в заключении. В тюрьме ему попался в руки номер "Благовеста", где рассказывалось о блаженной старице и подвижнице Марии Ивановне, ныне схимонахине Марии. Виктор прочел статью и написал ей письмо: "Матушка, помолитесь за меня Богу! Освобожусь — буду только Богу служить". Через два месяца он был досрочно освобожден, сам не зная — за что. И сразу нашел старицу. Она его благословила и указала дальнейший путь: "Будешь ты монахом".
Позднее, когда освободился Игорь, они с Виктором приехали в Самару вдвоем. Подходят в храме к Марии Ивановне, а она им говорит: "Ой, какие два монаха! Какие хорошие два монаха!"
...Здание бывшей мастерской восстановили тогда за три месяца. "По молитвам матушки", — считает Надежда Николаевна. Три года назад, на Успение, состоялась в кротовской церкви первая служба. Год спустя в храме появился настоятель — священник Сергий Ломако. И хотя прихожан здесь совсем немного, а проблем и нужд у возрождающегося прихода больше чем достаточно, есть надежда, что не оставит Свой храм Пресвятая Богородица и будет предстательствовать за верных чад святитель Николай — добрый человеков наставник, страждущих помощник, верных утверждение...

Татьяна Гусельникова
01.07.1999
Дата: 1 июля 1999
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru