Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Схимонахиня Мария

«Ты видишь лестницу?» — «Где?» Она показывает на мою стенку. «Вот белая лестница ведет на Небо...»


В последние годы жизни блаженной схимонахини Марии (Матукасовой) (14 января 2000 г.) рядом с ней была известная многим самарцам монахиня Евгения (Мавринская), ныне подвизающаяся в Оптиной пустыни. Завершающий этап жизненного подвига старицы проходил на глазах монахини Евгении. Она поделилась своими воспоминаниями о виденном и пережитом за годы общения со старицей.

Когда я была с матушкой, к ней приходило очень много людей, и я видела, как матушка Мария любит всех, кто к ней приходит. Она всем помогала. Даже если она отругает кого-то, обличит, — то все это лишь на какой-то миг, а всегда чувствовалась ее любовь... Я, бывало, думаю: «За что она его прогоняет?» — А она что-то скажет, и в глазах ее вдруг промелькнет такая любовь! И сразу я понимала: она прогоняет его не чтобы обидеть, а для смирения, научения...

Уже после пострига мы с матушкой приехали в Самару. Жили в моей квартире. Однажды вышли посидеть на лавочку возле подъезда. Я читала матушке Марии Евангелие. И вдруг идут к нам трое пьяных — две женщины и мужчина. Мужчина подошел к нам и грубо, зло говорит: «Чтобы я вас здесь не видел!» Я посмотрела на него, а матушка мне говорит: «Читай!» И я продолжила читать Евангелие. Тогда он опять говорит: «Я кому сказал — убирайтесь!»
Я испугалась за матушку, встала. Он отошел чуть назад, чтобы сильно ее ударить ногой, но я встала между ними и получилось, что он пнул меня по рукам. У меня вылетели из рук Евангелие и ключи от квартиры. Подбежали те две женщины, говорят мне: «Уходите, вы же видите, в каком он состоянии!..» Тут выбежали соседи, стали совестить напавшего на нас мужчину. Он начал с ними препираться, а я в это время подняла Евангелие и ключи и повела старицу домой. Он же, увидев, что мы уходим, схватил деревянный стульчик, на котором сидела матушка, и со всей силы запустил им в нас. К счастью, он промахнулся. Стульчик попал в дерево и сломался. Я завела матушку домой. Она взяла у меня из рук Евангелие и стала очень быстро листать страницу за страницей. Когда она перелистала всю книгу, сказала: «Ну, все...» Пришли соседи, стали мне советовать обратиться в милицию, написать заявление. Но матушка Мария твердо сказала: «Нет, заявление в милицию писать нельзя».
Через два дня в дверь позвонили. Я опешила: на пороге стояли те трое. Но в этот раз они были трезвые, на вид вполне приличные люди. И все же я испугалась, ведь мы были вдвоем с матушкой. Я загородила им проход и не пускала до тех пор, пока не убедилась, что они пришли с намерением просить у меня прощения. Но я сказала нападавшему на нас мужчине: «У нее (матушки Марии) проси прощения — тебе не я, а матушка помешала...» Я пустила его к старице. А она сказала своему обидчику, чтобы он шел вместе с ней на улицу. Мы все вместе вышли к подъезду. Старица дала ему в руки Евангелие и сказала: «Читай!..» И он стал читать Евангелие — впервые в жизни, сбиваясь... Он прочел несколько глав, пока матушка не сказала: «Хватит». Мария Ивановна, конечно, его сразу простила. А в ближайшее воскресенье мы поехали с матушкой на службу в Петропавловскую церковь. Матушка причастилась одной из первых на клиросе, и мы стали собираться домой. Когда проходили мимо очереди на Причастие, к нам навстречу вышел молодой человек, я было матушку загородила, но вскоре поняла, что это был тот самый мужчина, который еще недавно кидался на нее с угрозами. Но был он уже совершенно другим человеком! Он встал на колени перед матушкой, еще раз попросил у нее прощения и попросил благословения на причащение Святых Таин. Так я еще раз убедилась в великой силе молитвы старицы. Она вымолила его. За какие-то полчаса прочитала за него все Евангелие!
...А стульчик тот мы починили, и он хранится у одной самарской почитательницы старицы.

Часто бывало, матушка Мария посмотрит в окно и скажет: «Вот Серафим, старый холостяк, пришел...» Это она говорила о преподобном Серафиме Саровском, которого очень почитала, молилась ему и в духе общалась с ним. А иногда, посмотрев в окно, говорила: «А вот Николушка...»
Каждый день она общалась со святыми. И еще она напрямую общалась с Самой Божией Матерью.
Однажды бужу, бужу матушку, никак не добужусь... Наконец, добудилась. Спрашиваю ее, где она была. Отвечает: «В Париже...» — «Что ты там делала?» — «Народ гибнет... Народ спасала...» — «Кто тебя послал-то?» — «Матерь Божья».
А однажды у нас в гостях было много отцов. И вдруг матушка стала всех выпроваживать. Говорит загадочно: «Гости будут...» А когда все ушли, стала чашки, ложки на стол класть. Говорит: «Двери открывай...» Я сижу, смотрю на нее. А она мне потом говорит: «Матерь Божия в гостях у нас побывала...» Я конечно, никого не видела. Но отметила, что в это время матушка Мария была очень красивая.
А был и такой случай. Старица на диване лежит, я на кровати. Она ручку протягивает, проверяет, на месте ли я. Я ей говорю: «Здесь я, здесь». Она мне: «Ты видишь лестницу?» — «Где?» Она показывает на мою стенку. «Вот белая лестница ведет на Небо...» — «Матушка, а я пойду по этой лестнице?» — «Нет, я». — «А меня возьмешь?» — «Возьму».
Был такой случай. Она однажды проснулась вся сияющая. Я на нее не могла налюбоваться. «Что случилось?» — спрашиваю. Она улыбается и говорит: «Господь поцеловал...»

Когда надо было ее, физически немощную, одеть, умыть, накормить, она звала меня «мамочка», «Наталья Яковлевна» (так звали ее маму). А когда дело касалось духовных вопросов, тут говорила уже по-другому: «Доченька, молиться надо...»
Первый удар (инсульт) случился с
матушкой Марией в Оптиной пустыни. Я тогда на коленях молилась Господу, Божией Матери и почему-то Иоанну Русскому (почувствовав вдруг, что он может скоро прийти на помощь...) Опытный врач, лечивший даже членов правительства, никак не мог поставить матушке систему, так как лекарство вопреки всем законам возвращалось назад, не принималось организмом матушки. Он был поражен этим. Случай в его практике безпримерный! Лекарство просто выталкивалось из ее тела. Священники пособоровали матушку. Врач, наконец, стал догадываться, что, видимо, Господь не допускает, чтобы старица принимала лекарства. Врач потом сказал, что до этого не верил в чудеса и вот сам столкнулся с явным чудом... Был он некрещеный и уходя сказал, что после этого случая обязательно окрестится.

Я была свидетельницей того, как матушка Мария поминала блаженную Любушку Петербургскую (сейчас их могилки находятся рядом в часовне на территории Казанского монастыря г. Вышний Волочок — ред.). Мы в тот вечер были в Самаре, у меня в квартире. Матушка вдруг говорит: «Что у нас есть? Печенье, конфеты есть?» — «Есть», — отвечаю. «Все неси сюда!» Вынесла на подносе на улицу все, что было в доме съестного. Матушка говорит: «А хлеб?» — «У нас есть две булки». — «Мало. Надо сорок булок!» — говорит старица. Виктор и Галина, бывшие при этом, пошли в магазин и скупили весь хлеб. У людей возникла даже маленькая паника. «Что, завтра хлеба не будет?» — спрашивали они. Когда весь хлеб был принесен, матушка велела раздавать яства каждому прохожему. И мы каждому, кто проходил мимо, предлагали еду. А матушка при этом говорила: «Панихиду петь будем! Святый Боже, Святый Крепкий...» Наконец, раздали мы все припасы.
— Кого мы поминаем? — спрашиваю у нее.
— Старуха упала... — отвечает.
Так я в тот вечер и не поняла, что происходит. А утром по телефону сообщили, что в Вышнем Волочке умерла блаженная Любушка...

На Святую Землю мы летели на самолете. Перелет матушке Марии дался непросто, ведь ей уже было за девяносто лет. Когда самолет набрал высоту, старица начала задыхаться. Мы подозвали стюардессу. Объяснили, что на борту самолета находится великая старица, ей тяжело лететь на такой высоте. И... попросили лететь чуть пониже. Стюардесса кивнула, пошла к командиру экипажа. Вскоре, вот чудо! — самолет чуть снизился и Марии Ивановне стало легче дышать. Долетели благополучно.
По молитвам матушки в Иерусалиме в эти летние дни жары не было, температура доходила всего до +280С. Мы посетили много великих христианских святынь. И вот едем в автобусе на Иордан. А я по оплошности забыла матушкину рубашку в Горненском монастыре. Волнуюсь, прошу, чтобы шофер остановил автобус... Спрашиваю у матушки, покупать ли ей рубашку. «Покупай», — отвечает она. «А ты будешь купаться?» — «А как же?..» Я про себя думаю, даже если матушка и не станет купаться, я ее рубашку в Иордане помочу и потом стану на нее надевать. Приехали к Иордану. В магазине купила матушке рубашку в два раза дороже, чем в Горненском монастыре. «Ничего, — говорю в шутку, — мы потом матушкину рубашку на аукцион пустим...»
Первыми пошли купаться отцы. А потом уже матушка. Вода была теплая. Я стала матушку заводить в воду. Там ее приняли отцы. В воде матушка начала охать. Я затревожилась, но потом увидела, как она ручками загребает иорданскую водичку и себя поливает, поливает...
— Как, хорошо? — спрашиваю.
— Очень, очень красиво...

И после своей смерти не оставляет меня матушка Мария. Приезжаю из Дивеево в Козельск, смотрю, а верхушка вишни в саду вся черная от тли. Я так расстроилась! Мария Ивановна любила этот сад, любовалась им. Ходила по огороду, благословляла все грядки, картофельные кусты... И вот нет матушки. А вместо вишни — тля! Говорю: «Матушка, тебя нет — и деревья гибнут. Некому помолиться за них... Я-то какая молитвенница... За себя помолиться не умею. А за деревья даже не знаю, как молиться...» Попросила Александра, послушника в монастыре (его матушка звала — «милый») опрыскать вишню от тли. Он пришел через день и говорит, что опрыскивать нечего, там тли нет никакой.
Я подхожу к дереву и — не узнаю его. Почти на каждой его ветке сидят Божьи коровки, и нет на нем тли...Поняла я, что это матушка Мария оттуда о саде своем помолилась. О том саде, которым любовалась, в котором так любила молиться...

Блаженная схимонахиня Мария, моли Бога о нас!

Антон Жоголев
20.10.2000
863
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru