Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Самарский Благочинный

Памяти протоиерея Виталия Калашникова.


1 января 2003 года ушел от нас протоиерей Виталий Калашников. Уже отметили и сороковины, время летит, а сердце все не может вместить этой неожиданной и ранней смерти. Такой молодой — чуть больше сорока. Осталась молодая вдова и шестеро малых деток. Протоиерей Виталий Калашников был известен всему городу, и, как выяснилось, всем городом любим. На отпевание в небольшой Софийский храм, где он служил настоятелем, собралось столько людей, что все в храм не поместились, стояли на снегу на улице. Отец Виталий был Благочинным города Самары. Он был добрым, милосердным, нестяжательным. В нем была какая-то особая человеческая притягательность, нездешние глаза на серьезном лице, страждущая душа угадывала в этом дивном батюшке чистую и горячую душу и тянулась к нему. А исповедывал он без поблажек, строго.
Однажды я пришла на утреннюю службу в Софийский храм. Меня поразило, что священник — отец Виталий — поминает во всеуслышание за Литургией Царственных Мучеников. Они еще не были тогда канонизированы, и это было смелым поступком. В своих проповедях он говорил об острых вещах, у него душа болела за Россию. Он должен был возглавить Крестный ход вокруг Самары в сентябре 2002 года. И вдруг он звонит в редакцию и говорит, что пойти не сможет, неважно чувствует себя и ему надо пройти медицинское обследование. Но — неожиданная радость! — отец Виталий все же пришел на Крестный ход, шел впереди всех с чудотворной иконой «Взыскание погибших». Мы чувствовали, что мы — сила, воинство Христово.
По мирским меркам с этой смертью смириться нельзя, она случайна — запущенная болезнь, неудачная операция, — и поэтому «несправедлива», ее «могло бы не быть». Но это поверхностный и ложный взгляд. Все в мире происходит в иной системе координат — в вечности. Вся Православная Самара молилась за отца Виталия, когда ему делали операцию и еще три недели, когда он был в больнице, верующие передавали друг другу, что батюшка сильно болен, заказывали обедни о его здравии. Молились и Москва, Санкт-Петербург, Воронеж, Псков. Не вымолили — значит, не было воли Божией на его выздоровление.
Кто измерит горе матери, потерявшей сына? Но мать отца Виталия Нина Михайловна Калашникова верит, что не случайна ранняя смерть ее сына, а на то был безконечно благий Промысл Божий.

Благочестивая семья
В роду Калашниковых все были благочестивые верующие люди. Дедушка Нины Михайловны был старостой храма в селе Волчанка Самарской области, ее папа там был певчим. Блаженный Ванечка Водянов помогал ее маме Анне нянчить детей, говорил ей: «Нюра, какая у тебя семья!» Нина Михайловна рассказывает, как рос и воспитывался будущий батюшка Виталий:
— Виталий с двух лет ходил в церковь. Он выучился читать и в семь лет читал Житие святого Алексия, Божиего человека, очень переживал и плакал. Посты соблюдал вместе со мной с двух-трех лет. С двух лет со мной в церковь придет, стоит впереди, свечи передают, и он их так благоговейно несет! Уже с тех лет он шел к Богу. Учился он очень легко, запоминал все в школе. Какой он был послушный ребенок! Рос не от мира сего. Выйдет с бабушкой погулять: ребята все играют, бегают — он сидит с бабушкой рядом. С четвертого класса он нес послушание: ежедневно читал акафист дома до школы. В институте учился — до 4-х часов никогда не ел, только просфоры, а придет домой — поест. Я их так приучала: пока не кончится Литургия — не есть. В Чистый четверг мы всегда ели последний раз — и до Пасхи только святая вода и просфоры: «Мам, выдержал!»
Мы строили одному монаху келью, и Виталий таскал песок наравне со мной, а ему было 12 лет. Он устанет, вечером скажет: «Господи, прости!», «Отче наш» прочитает три раза, «Богородицу» и свалится, как куренок. Позже я ему говорила: «Евгению строили келью, и тебе за это Господь воздаст. На весы как посыплет этот песочек, и он перетянет». Надеюсь на милость Божию к нему, потому что у него с детства были труды к Богу и он всегда относился к Богу с великим благоговением. Моя свекровь баба Матрена болела, а Виталий заканчивал мединститут. Он очень ее любил, за ней ухаживал. И молился, чтобы она умерла у него на руках. Он хотел пойти с другом погулять, а душа у него заболела, и он уговорил друга сесть поиграть в шахматы. Слышит, что-то с бабушкой неладно, подошел к ней, она попросила его повернуть ее к иконам и тут же отдала Богу душу. Господь услышал его и выполнил его просьбу. Отец Виталий научился от этой бабушки смирению. А молитву он воспринял от моей мамы — бабушки Анны, она была большая молитвенница.
Отца Виталия с самого детства мы возили по святым местам. Я работала воспитателем в детском саду, у меня был раз в год безплатный железнодорожный билет. Куда меня мой духовный отец Владыка Иоанн (Снычев) благословит, туда каждый год и ехали. Были в Пюхтицах, в Почаеве, в Петербурге у Ксении Блаженной, в Белгороде у старца отца Серафима (Тяпочкина), на Новом Афоне — там еще были старцы из Глинской пустыни. Отец Виталий с детства любил церковь, кладбища, тишину и любил ходить к старцам. В Псково-Печерском монастыре настоятель отец Алипий благословлял всех на дорогу и дарил кому крест, кому — икону, а нам только сказал: «Все ключи — у Владыки Иоанна». Мы всю жизнь были на послушании сначала у блаженного Вани, а потом у Владыки Иоанна, Владыки Евсевия. Владыка Сергий выделял отца Виталия, поставил его благочинным города Самары, благословил возглавить общество Православных врачей губернии. Отец Виталий уважал и чтил Владыку Сергия, часто обращался к нему за советом. Когда мы приезжали из Воронежа в Самару в отпуск, шли к Владыке Иоанну, а если его не было — к отцу Иоанну Букоткину.
Владыка Евсевий к нам в Воронеж приехал из Иерусалима. А Света, моя дочь, и Виталий всегда в храме стояли впереди, и Владыка про них сказал: «Как гулюшки!» Мама пригласила Владыку к нам в гости на пироги. Виталий пришел из школы, ему было 10 лет, и Владыка говорит: «Вот чей ты внук!» И всегда ему говорил: «Ты после службы — ко мне». Рассказывал ему про Иерусалим. Отец Виталий душой воспринимал духовную жизнь. Конечно, за Виталия молитв было очень много.

Путь к алтарю
Казалось бы, путь в семинарию этому дивному мальчику из благочестивой семьи был открыт. Но с каким трепетом, как ответственно и долго шел отец Виталий к своему служению Богу!
Нина Михайловна рассказывает:
— Я всегда радовалась за тех, кто служил в храме, и просила: «Господи! Я была бы счастливая, если бы мой сын Тебе служил. Господи, Ты дал мне сына, Матерь Божия, возьми его на служение Сыну Твоему и Богу моему». Виталий хотел поступить в семинарию после службы в армии. Но после десяти классов по моему совету решил проверить свои силы и сдал экзамены в медицинский. А у нас в Воронеже был старец отец Димитрий, мы пошли к нему за советом, он благословил учиться. Виталий после института работал врачом, с семьей жил в Самаре. Я приеду к нему в отпуск: «Виталий, ты забыл про семинарию?» — «Нет, но я еще недостоин». А когда приехал в Самару Владыка Евсевий, он ему сразу сказал: «Или ключи бери от моей квартиры, или чтобы я тебя в храме не видел». Премудро сказал — делай выбор. Виталий увидел сон: он стоит в Покровском соборе, и его диакон из толпы выбрал и ввел в алтарь, а там — Владыка Евсевий. 8 января 1990 года Владыка его рукоположил в сан диакона, а 14-го января — в священника.
Когда Виталия должны были посвящать, он очень сильно молился: «Господи, я еще недостоин Тебе служить. Если истинно служить — посвяти, а если нет, сделай так, чтобы у меня нога сломалась или еще что случилось». Но ничего не случилось. Ему было 30 лет. Моя мама однажды читала «Житие Блаженного Августина», где описывается, как его мать Моника тоже молилась, чтобы сын познал Бога. И вот мама дошла до слов, когда Господь Монике открыл, что ее сын посвятится в 30 лет. Мама закрыла книгу, поблагодарила Бога и мне говорит: «Ты знаешь, у нас Виталька посвятится в 30 лет». Так и было. Он отслужил ровно 12 лет, слава Богу! Когда Виталию было только девять месяцев, Блаженный Ванечка Голгофа сказал о нем: «Высокий будет, высокий будет!»

Под покровом Святителя Николая
Отцу Виталию Промыслом Божиим пришлось восстановить в старом городе храм во имя святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии и служить в нем настоятелем. Когда над храмом поднимали крест, проявились с одной стороны Матерь Божия, с другой — Иоанн Богослов. Это один из самых благолепных и уютных храмов в городе. Когда здесь венчаются, на фотографиях с правой стороны часто проявляется Николай Чудотворец. Святитель Николай сам приходил в эту церковь. Об этом рассказывает казначей храма Елена Липатова:
— Мы только открыли храм и убирались в нем. Зашел старичок аскетичного вида, в бедном пальто и встал так скромно-скромно, мне сразу показалось, что он необычный, душа так и потянулась к нему. Я подошла: «Что же вы у порога стоите?» — «А я присматриваюсь. У вас тут раньше, наверное, окна были». — «Я не знаю». — «А мастера хорошие расписывают фрески?» Он меня спрашивает, а я не знаю, на небе я или на земле. Мы спросили его: «Вы кто?» — «Епископ». Все побежали к нему благословиться. Мы тут же послали за отцом Виталием. Батюшка входит, а старичок только что вышел. Искали мы его — как растворился. Отец Виталий сказал, что это был Святитель Николай. Этот храм раньше назывался Николо-Софийский, в нем был придел в честь Святителя Николая. На фотографиях Святитель Николай проявляется именно на том месте, где он стоял, когда пришел в храм».
Не случайно отец Виталий «попал» в этот храм: Николай Угодник — покровитель семьи, а отец Виталий был известен как ревнитель христианской семьи, он сам был многодетным отцом. До революции на территории храма в двухэтажном доме жили и воспитывались девочки-сироты. Отец Виталий мечтал восстановить этот дом для детей, которых бросают матери.

Семья, дети
Сейчас это редкость: в сорок лет — шестеро деток. Отец Виталий горячо и с болью выступал против абортов. Любо-дорого было смотреть на молодого красивого батюшку в окружении красивых и веселых деток.
Рассказывает Нина Михайловна Калашникова:
— Он когда-то в молодости сказал бабушке: «Я хочу, чтобы у меня была нормальная семья, были дети». Жена Ольга, по профессии инженер-технолог, всегда добрая, рассудительная, была большой помощницей батюшке во всех делах. Сейчас она не работает, воспитывает детей. Первая дочь — Анна, ей 19 лет, учится в мединституте. Вторая — Ксения, ей 12 лет. За ней идет Маша, 10 лет, Коля — 9 лет, Катерина — 5 лет и самая маленькая Лиза, в мае ей будет 3 года. Он воспитывал детей в труде, в послушании старшим. Однажды я иду в церковь, а Коленька со мной не поздоровался. Служба кончилась, я к отцу Виталию: «Ты что, сын, детей своих не учишь, что надо с бабушкой здороваться?» Коля молчит. Отец Виталий мне бух в ноги: «Мам, прости, я плохо воспитал его, а с тобой (сыну) мы дома поговорим». На второй день Коля издалека кричит: «Баб, здравствуй!» Детей он всех любил, любил играться с ними. Приходил после службы всегда поздно, часа в 2, в 3 дня. Поест с детьми, провозится с ними, а там уже на службу идти. Он так объяснял, почему детей обвязывают пеленами — «чтобы запеленать их волю». И с детства уже, лет с трех, надо их приучать поклончики класть. Лизе мы уже говорим: «Давай помолись — и поклончик».
Думаю, что его семью не оставят, будут помогать. Он знал, вероятно, что умрет, поэтому своим друзьям всем наказал: «Если со мной что случится, не бросайте Ольгу и детей».

Да будет воля Твоя
Рассказывает Елена Липатова:
— Я ездила к Марии Ивановне и спрашивала ее о своем духовном отце (отец Виталий стал тогда моим духовным отцом, но у меня вдруг возникли сомнения), не называя его имени, а она сказала мне: «Твой духовный отец — вон там», и показала на небеса. Я все эти годы мучилась — кто же там у меня духовный отец, а теперь поняла, что она говорила о батюшке, прозревая его раннюю смерть. Еще при жизни отца Виталия я ездила на сорок дней к Марии Ивановне в Вышний Волочек и брала с собой большие и красивые желтые яблоки, которые освятила на ее могиле. Матушка Ольга тогда была беременна Лизонькою, и там еще я подумала, что надо ей привезти яблочко. Яблоки я раздала, в Самару привезла всего четыре яблока, а у меня в семье — четверо: я, муж и двое детей, что же делать? И вдруг слышу, Мария Ивановна мне говорит: «Ты с мужем — венчанная, значит, ты с ним одно целое, вам одно яблоко напополам, детям — по целому яблоку, а матушке-то яблоко отдай». На его отпевании многие священники плакали. Когда они читали попеременно канон, было такое радостное чувство, подъем, чувство единения: вот стоит воинство Христово, и ушел воин Христов, и скорбь куда-то ушла. Какая сила в Православии!
Рассказывает Валентина Николаевна Горшкова:
— Я была неходячей, у меня больной позвоночник. У меня появилась верующая подруга, она меня воцерковила. Священников я приглашала причащать домой. И вот в 1997 году снится мне один и тот же сон: какой-то незнакомый священник меня то благословляет, то причащает. Сон этот повторялся целый год. Я стала просить дочь отвезти меня то в один храм, то в другой, мы объехали почти все храмы Самары, но нигде его не нашли. Привезли меня в очередной храм, и зять мне говорит: «Все, больше тебя возить не будем. Будем тебя возить в ближайший храм». А я живу на проспекте Кирова. Мне опять этот священник приснился. Голову приподнял, чтобы я его лучше рассмотрела, и опять благословил. Я неделю плакала, и потом вижу во сне мою маму, она красиво одевается и уходит, я спрашиваю: «Ты куда?» — «Вера, Надежда, Любовь, собирайся, если успеешь». А я в этом храме не была. Как же я ждала следующего выходного! Вхожу в храм и вижу — другой священник. Всякие надежды пропали. Стала подходить к кресту и спрашиваю, у вас есть еще священник? Мне сказали, что есть, настоятель отец Виталий уехал в Москву. Приехали мы в следующий выходной, и когда я увидела батюшку, если бы можно было, закричала бы на весь храм — «это он!» После службы подошла к нему и все рассказала, он сказал: «Пришла и оставайся здесь». — «Но тогда берите меня в духовные чада» — «Конечно». — «Но я сама не езжу, буду редко приезжать». — «Сначала редко, а потом чаще, а потом с Божией помощью и сами будете приезжать». И вынес мне большую просфору, это был такой дорогой подарок — не передать. Я была на операции, он несколько раз приезжал меня причащать, пособоровал. Как он за меня молился, я чувствовала это, был шестой наркоз, и все прошло нормально. Теперь я сама хожу на костылях, сама езжу в транспорте в храм, как он и предсказал. А в день его смерти вижу сон: отец Виталий выходит из алтаря и говорит: «Я тебя теперь не буду благословлять, а потом благословлю». Он был для меня самый дорогой и близкий человек на свете.
Рассказывает Нина Михайловна Калашникова:
— Я работала в детском саду воспитателем и одновременно 16 (!) лет пела в церковном хоре, и никто на меня не донес. Меня и моих детей на всем пути Господь хранил, конечно, по молитвам Владыки Иоанна. Не просто так ушел отец Виталий. Мне 12 лет тому назад предсказал блаженный Андрюша, что его дети будут ранние сироты. И всегда почему-то у меня боязнь была, что его убьют. Он все говорил открыто. Не шел на компромиссы. Родину любил, был горячим патриотом. Однажды с амвона объявил: «ИНН не принимать!» Одной женщине он приснился еще до сорока дней и сказал, что в Самаре надо пройти Крестным ходом.
Сотруднице нашей редакции Ольге Ларькиной в ночь на 10 января приснился отец Виталий. Сказал ей: «Ходите в мой храм... Если бы 2 июня (в день Святителя Алексия, Небесного покровителя г. Самары) все Православные самарцы шли к часовне Святителя Алексия крестным ходом, не надо было бы и на Рождество Богородицы вокруг города крестным ходом идти...» Ольга засомневалась, истинное ли это видение. И подняла руку для крестного знамения. На что отец Виталий сказал: «Я ведь только вчера причастился...» Видение это показало нам, что отец Виталий, будучи в земной жизни благочинным Самары, на Небе является молитвенником за наш город. И еще Ольга поняла так, что не только о Софийском храме говорил он как о «своем», но обо всех храмах Богоспасаемой Самары. Было это сразу после девяти дней со времени его кончины.
В больнице отец Алексий Агеев его причастил и пособоровал, — продолжает рассказ Нина Михайловна Калашникова, — и он последние три недели жил на просфоре и святой воде, считай, пост был у него. Чувствовал, а может быть, и знал, что его ждет, он же врач. Он детям позвонил из больницы по телефону: «Дети, простите меня, я, может быть, плохо вас воспитывал, может быть, не так говорил, может быть, мало лупил, вы меня простите». Многие приходят в храм на службу и говорят: «Отец Виталий здесь, мы его присутствие чувствуем». Его друг Валерий думал, к кому теперь обратиться за советом, и услышал: «Приезжай ко мне». Все бросил и поехал к нему на могилку, молится и вдруг явственно слышит его голос: «Поезжай, у тебя все будет хорошо». Одна женщина рассказывает: «Чувствую его плечо, и он говорит: «Не горюй! Мне хорошо!» А недавно матушка Ольга с детьми вечером сидели и пили чай, и вдруг младшая, Лиза, уставилась в одну точку и говорит: «Я тебя тоже люблю!» И побежала вдруг в зал, оттуда бежит к двери и машет: «До свидания, папа, до свидания, я тебя тоже люблю!» — «Лиза, ты чего?» — «А папа стоял около тебя, ты что, не видела?» — «Нет, мы не видели. А зачем ты в зал побежала?» — «А он к Ксюше пошел, посмотрел, что она делает, а потом ушел».
У одной нашей прихожанки умирала дочка 27 лет на руках у отца Виталия. Она лежит и говорит: «Отец Виталий, я боюсь умирать» — «Не бойся, положи три креста на себя». Она стала делать крестные знамения и на третьем отдала душу. И ее мама такая спокойная ходила. Бывало, подойду к ней: «Алла, как ты?» — «А что я? Нам плохо здесь, а ей хорошо». И я, глядя на нее, укрепилась. Что ж теперь делать. Господь знает, когда кого забирать. Сам отец Виталий уповал на Промысел Божий. Он говорил мне: «Мама, как Господу угодно. Если надо оставить меня, я буду жить, а не надо — Он меня заберет. Все зависит только от Бога». А его последние слова мне: «Мама, молитесь, молитесь и молитесь, и будет всем хорошо, и мне тоже». Многие плачут о нем, а он наказал: «Мама, не плачь, а только молись, и всем моим духовным чадам скажи, чтобы молились, а не плакали». А кто хочет помочь — помолитесь за отца Виталия, закажите обедню, сорокоуст. Это будет дороже всего.

Людмила Белкина
16.05.2003
1270
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru