Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Храм на главной высоте России

На Мамаевом кургане строится Православный храм…


В этот утренний час на Мамаевом кургане было тихо и еще немноголюдно. Но уже на подходе к центру мемориального комплекса слышался голос диктора, чеканящий слова сводки Совинформбюро, а у самого монумента Родина-Мать звучала тихая скорбная музыка. Сюда до сих пор доносится эхо войны, и здесь особенно ясно осознается вся ее трагедия…

Путь к строящемуся храму указала мне старушка: «Иди, дочка, вон туда…» Я свернула налево и сразу увидела за раскидистыми деревьями церковь. Правда, на ней еще не сверкали золотом купола, в проемах не было ни окон, ни дверей, а стояла на пригорке лишь кирпичная «коробка», но при этом не оставалось никаких сомнений: на Мамаевом кургане будет храм!
Те, кого я спрашивала в Волгограде об этом строящемся храме, говорили, что настоятель храма пока не назначен, а на вопросы лучше всего ответит председатель приходского совета Николай Григорьевич Викулин. Эта церковная стройка — дело его жизни, его боль и радость… Рассказывали, что Николай Григорьевич двенадцать лет был начальником городского управления коммунального хозяйства, а теперь строит храмы… Разыскать председателя приходского совета оказалось нелегко — очень уж занятой он человек. Но встреча с ним все-таки состоялась.
— Николай Григорьевич, как случилось, что вы начали заниматься строительством храмов? Ведь храм на Мамаевом кургане — это не первая ваша церковная стройка…
— Когда была реальная возможность помогать строительству храмов — я помогал. А потом уже что-то меня подвигло, и я сам занялся строительством. Первый мой храм — храм Воскресения Христова на Солдатском поле в поселке Новожизненский Радищенского района Волгоградской области. Это храм-памятник воинам, погибшим на подступах к Сталинграду. Хоть мы и говорим: «никто не забыт, ничто не забыто», — но сегодня никто не знает, сколько человек погибло на подступах к Сталинграду и где находятся их останки. Защитников Сталинграда — участников Сталинградской битвы — вы еще можете сегодня встретить, а тех, кто воевал на подступах к Сталинграду, вы уже не найдете, их нет. Подавляющее большинство воинов, сражавшихся под Сталинградом, погибло на подступах к городу или уже здесь, в Сталинграде.
Воскресенский храм еще не освящен, в нем идут отделочные работы. Но он стоит уже с куполами, слава Богу! Знаете, когда едешь по московской трассе при хорошей погоде и вправо посмотришь — такая мощная «свеча» светится… Это воистину замечательный памятник нашим отцам и дедам, которые погибли в боях за Отечество.
Мы начали строить новожизненский храм Воскресения Христова в 1995 году. Опыта у меня тогда еще не было, но то начало на Солдатском поле стало как бы подготовкой к строительству церкви Всех Святых на Мамаевом кургане. Хотя сначала у меня родилась идея построить храм на Мамаевом кургане, но я прекрасно понимал, что будет мощное противостояние, и начал с другого. Сначала стал строить храм на Солдатском поле, потом уже мы пришли на Мамаев курган. Пять лет ушло на то, чтобы преодолеть противостояние. С 1995 по 2000 год мы боролись за это место, и 14 октября 2000 года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, мы начали строительство храма Всех Святых на Мамаевом кургане.
— А противостояние с чьей стороны было?
— В основном это были вчерашние коммунисты. Их не так много, но они были достаточно организованы, волна противостояния была большая. Сегодня эти люди — уже наши сторонники. Теперь они нам помогают.
— Я слышала, что храм на Мамаевом кургане — «долгострой». Когда началось его строительство и почему оно затянулось?
— Назвать долгостроем храм, который строится четыре года, — согласитесь, это неправильно. Храмы строятся обычно долго. Да, хотелось бы быстрее, но на все Господня воля. Сами понимаете, сейчас с денежными средствами не все благополучно, и пришлось немножко «притормозить». Мы планировали завершить строительство храма к 60-летию Сталинградской битвы, но не получилось из-за финансов, а теперь мы хотим завершить строительство к 60-летию Великой Победы. В будущем году мы намерены освятить храм и начать Богослужения.
— Город вам помогает?

— Жители города помогают. Они вносят свою лепту, кто сколько может. Однако на эти средства трудно построить храм. У нас периодически появляются инвесторы, они каждый год меняются, а может быть, это даже и хорошо — один год одна организация помогает, другой год — другая… Сейчас строительство в основном финансирует компания «Лукойлнижневолжскнефть».
— Храм будет не очень большой по размерам?
— Он как раз такой, каким и должен быть. Это же храм-памятник — памятник воинам, погибшим за наше Отечество во все времена. Мамаев курган вошел в историю человечества как главная высота России. А на главной высоте России должен стоять главный храм-памятник… Размеры здесь не играют решающей роли. Но храм достаточно вместительный. Главное, что он стоит на своем месте: не где-то сбоку, а именно на той самой, 102-й, главной высоте России. Родина-Мать находится на кургане, который насыпали искусственно в свое время, а храм стоит на естественной высоте. На 102-й высоте, которая сыграла решающую роль во время Великой Отечественной войны. Я раньше об этом не говорил, поскольку существовало противостояние и кое-кто мог сказать: как это так, на главной высоте России — и вдруг храм? А сейчас, когда, слава Богу, все улеглось и наши бывшие противники активно принимают участие в строительстве храма Всех Святых на Мамаевом кургане, я смело говорю всем: мы строим храм на главной высоте России!
Интересным было само определение места строительства храма Всех Святых. Заметьте, не выбор места, а определение места под храм! Я убедился, что это происходит через людей, но управляется Свыше. Произошла такая цепочка «случайностей», которая, наверное, и есть чудо. Коротко это можно описать так. Сначала архитектор, который должен был участвовать в определении места, опоздал, и благодаря этому мы оказались не в запланированном, а в этом месте. Потом я обронил фразу: «Вот здесь бы построить…» Главный архитектор города тогда на это ответил: «Ты что, кто нас сюда пустит?» Мы пошли смотреть другие места, а опоздавшему архитектору было поручено изучить этот вопрос, обследовать местность со всех смотровых точек. И выяснилось, что это место — самое приемлемое с архитектурной точки зрения (два высоких объекта — храм и Родина-Мать — визуально друг на друга не накладываются). А дальше пошла работа…
— Были такие дискуссии — почему на Мамаевом кургане именно Православный храм, а не мечеть, не синагога?
— Такие дискуссии были, но когда я получил паспорт на землю на Мамаевом кургане, на которой мы сейчас строим храм, первыми меня поздравили мусульмане.
Наши противники брали на вооружение и такой аргумент: как это так, вы на костях будете строить храм! Там же останки наших солдат… А я им говорил: возле будущего храма — братская могила. Если логически рассуждать, рядом с братской могилой никаких останков не может быть… Где-то подальше — скажем, через балочку — там можно наткнуться на останки. И когда мы уже копали котлован под храм, ни одной косточки не нашли. А что на крови… — так весь Мамаев курган пропитан кровью наших солдат.
На кургане было 12 братских могил. А весь мемориальный комплекс, который сейчас есть на Мамаевом кургане, ранее назывался «художественно-архитектурный ансамбль». Причем это «здорово» было придумано. Назвали «художественно-архитектурный ансамбль» — и в этой связи тогдашний Советский Союз нам на его содержание деньги не давал. Ведь это же не памятник, а художественно-архитектурный ансамбль! А теперь название поменяли, сейчас он называется «памятник-ансамбль героям Сталинградской битвы», и появилась надежда, что мы будем получать из Москвы какие-то средства на содержание мемориального комплекса Мамаева кургана.
— Сколько приделов будет в храме Всех Святых?
— У нас будет пять приделов. Будет главный придел Всех Святых, приделы Пресвятой Богородицы, Святителя Николая Чудотворца, святого благоверного князя Александра Невского и святого Димитрия Донского. Они защитники Руси, покровители русского воинства.
— В связи с тем, что храм расположен на холме, фундамент уходит очень глубоко…
— Мамаев курган, как ни странно, насыщен грунтовыми водами. И вполне естественно, что грунт, насыщенный водой, является неустойчивым. Для того чтобы храм стоял надежно, мы забили так называемые буронабивные сваи на глубину 27 метров. Мы достали сваями до самой сердцевины Мамаева кургана и уперлись в такой материк, что если даже что-то случится с самим курганом, храм будет стоять… Я даже сказал Митрополиту Волгоградскому и Камышинскому Герману: «Владыка, нигде в мире ничего подобного нет». Нет другого храма, который бы стоял на таком мощном свайном основании.
— У вас кто-то из близких был на войне?
— У меня отец погиб во время Великой Отечественной.
— Мой дедушка воевал под Сталинградом, но в самое горячее время он попал в госпиталь и остался жив. Я думаю, что этот храм — памятник не только погибшим героям, но и тем участникам Сталинградской битвы, которые вернулись с войны…
— Конечно. В стихотворении «На Мамаевом кургане» есть такие строки:
«На кургане в светлом храме Всех Святых
И в молитвах, в песнопениях своих
Всем героям, всем защитникам страны
Сотворить мы память вечную должны».

То есть, строя этот храм-памятник, мы говорим и об убиенных воинах, и о тех защитниках Отечества, которые остались живы. Ваш дедушка в их числе, за него мы тоже будем молиться… Мы посвятили этот храм-памятник не только участникам Великой Отечественной войны, а всем защитникам России во все времена.
Тут же рядом, за монументом Родина-Мать, — мемориальное кладбище. Но у меня к нему немножко особое отношение.
— А на этом мемориальном кладбище кресты стоят?
— Нет. Там только плиты, памятники. Начинали их ставить в советское время, поэтому о крестах речи быть не могло. А сейчас по инерции все продолжается…
— Может быть, имеет смысл поставить на этом кладбище хотя бы один большой поклонный крест?
— Мы в Волгограде поставили два поклонных креста. Есть такое место — Лысая гора, где сражения были не меньшего масштаба, чем на Мамаевом кургане. Вот там мы у братской могилы поставили поклонный крест. И есть еще памятник, который называется «Солдатское поле», он расположен у московской трассы… Памятник небольшой, символический, потому что само Солдатское поле находится несколько дальше… Там мы тоже поставили 12-метровый поклонный крест. А на мемориальном кладбище по проекту предусмотрено строительство маленькой часовни.
Мемориальный комплекс на Мамаевом кургане сегодня не завершен. Автор проекта Вучетич задумывал, что весь художественно-архитектурный ансамбль начнется от берега Волги. Но пока мы не перешагнули «черту» — проспект Ленина. Получается, что весь нынешний мемориальный комплекс на Мамаевом кургане не имеет начала. И братская могила, рядом с которой мы строим храм, тоже оказалась как бы сбоку… Перед тем, как начать строить храм Всех Святых, я часто заезжал на Мамаев курган. Место уже было определено, но ведь нужно еще проверить себя, прочувствовать, понять — это действительно то место или, может быть, это ошибка. Поэтому я очень часто там бывал и вдруг сделал для себя страшное открытие: к братской могиле подходит поклониться только один из тридцати человек! Люди идут по мемориальному комплексу, поклоняются памятникам, — и ничего здесь зазорного нет, это нормально. Но дальше-то поднялись к Родине-Матери, — подойди же к братской могиле!
— А может быть, имеет смысл ее более четко обозначить, сделать какую-то надпись?
— Так мы ее теперь обозначили как нельзя более четко, у братской могилы мы поставили храм! Уже сегодня, хотя храм еще не достроен, он привлекает внимание посетителей Мамаева кургана, привлекает внимание к братской могиле. Когда мы достроим храм, тогда уже никто не пройдет равнодушно мимо него и братской могилы. Эта могила будет почитаема людьми.
Наши противники говорили: где-нибудь подальше постройте храм! Но если дальше, то это будет отдельно стоящий объект, у храма появятся свои прихожане, а Мамаев курган будет как бы ни при чем. А поскольку у мемориального комплекса на Мамаевом кургане не было начала и не было конца, то теперь, построив храм у братской могилы, мы получили логическое завершение всего ансамбля. Человек, пройдя по всему мемориалу, спустится к братской могиле, зайдет в храм, поставит свечку. Ну а к Волге — и к Волге, наверно, когда-нибудь придем с Божией помощью…
— Мы будем надеяться, что к 9 мая 2005 года, в 60-ю годовщину великой Победы, пройдет в вашем храме первая служба…
— Мы все на это будем надеяться. И прежде всего об этом нужно молиться. Потому что без Божией помощи — я уже на практике убедился — ничего не сделаешь…

Фото автора.


На снимках: строящийся храм Всех Святых на Мамаевом кургане; председатель приходского совета Николай Григорьевич Викулин; у братской могилы…


Все благотворители, желающие внести свою лепту в строительство храма-памятника всероссийского значения — храма Всех Святых на Мамаевом кургане, — могут направить почтовые переводы по адресу:
400005 г. Волгоград, Мамаев курган, Православный приход храма Всех Святых, председателю приходского совета.
Банковские реквизиты:
р/счет № 40703810300000000053 в ОАО АКБ «Волгопромбанк» г. Волгограда,
ИНН 3444061018,
КПП 344401001,
кор. счет 30101810600000000794,
БИК 041806794.
Получатель: Православный приход храма Всех Святых на Мамаевом кургане.


cм. также:

Татьяна Трубина-Гусельникова
08.10.2004
1273
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru