Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Батюшка из больничного храма

Кирилловская церковь в Киеве стала центром реабилитации душевнобольных людей.


Среди прихожан, стоящих на исповедь к протоиерею Феодору Шеремете, немало людей, страдающих не только физическими, но и психическими недугами. Пережив жестокие времена гонений за веру, этот священник сделал все возможное, чтобы Кирилловская церковь стала центром духовной реабилитации больных при Киевской психоневрологической больнице имени Павлова. Теперь священники и доктора вместе лечат страдающие души людей.

Веришь в Бога? Служи в стройбате…

Свою веру в Бога будущий протоиерей Феодор Шеремета укреплял еще в хрущевские времена, когда советский атеизм продолжал свирепствовать по всей стране.
— Бывало, встаешь утром и слышишь, что в таком-то селе церковь закрыли, в таком-то — снесли, — вспоминает отец Феодор. — Но я от Православия никогда не отрекался. Ни октябренком, ни пионером, ни комсомольцем не был. Когда в военкомате узнали, что мой отец церковный староста, меня долго не хотели брать в армию, хотя после успешного прохождения призывной медкомиссии я должен был попасть в подводники. Узнав, что я не состою в рядах ВЛКСМ, военком сразу же отрезал: «Мы не можем тебе доверить охрану морских рубежей нашей Родины». В армию меня призвали только под самый конец осенне-зимней призывной кампании и отправили в стройбат. И я за это благодарил Бога. Воинская часть, в которой я служил, находилась в Москве. У меня появилась прекрасная возможность посещать Православные храмы по выходным дням. После увольнения в запас я остался работать в столице. А через два года начал собирать документы, чтобы стать семинаристом.
В то время Киевская семинария уже была закрыта. На Украине не тронули только Одесскую: на ее территории находилась дача Патриарха Алексия I (Симанского). Так получилось, что Федор Шеремета поступил в Московскую семинарию, а учиться его направили в Ленинградскую, которую тоже пытались закрыть по решению местного горсовета: «Очистить город Ленина от духовной сивухи». Но Митрополит Никодим (Ротов), возглавлявший тогда Отдел внешних церковных связей Московской Патриархии, проводил очень мудрую политику. Он воспользовался идеями Никиты Хрущева по обмену студентами, и при Ленинградской академии-семинарии организовали факультет… африканской молодежи, которую обучали русскому языку. К духовенству присылали малограмотных детей из стран «третьего мира»: Эфиопии, Уганды, Кении… Все расходы Православная Церковь взяла на себя, и таким образом удалось сохранить духовное учебное заведение.
Желающим посвятить свою жизнь Богу жилось очень несладко. За теми, кто хотел стать священником, следили на каждом шагу. Чтобы молодой человек не смог учиться в семинарии, его призывали в армию «на переподготовку». Если это «не помогало», он попадал в больницу, где и «болел» до тех пор, пока в семинарии не заканчивались вступительные экзамены. Разумеется, в таких условиях Шеремета не мог афишировать своей любви к Православию. Но в общежитии строителей все-таки обратили внимание на то, что по субботам и воскресеньям Федор где-то пропадает. Тогда он очень полюбил Троице-Сергиеву Лавру и старался как можно чаще выезжать туда из Москвы на молитву.

Исповедь «смертника»

Когда Федор Шеремета готовился к вступительным экзаменам в семинарию, из особого отдела КГБ по делам религий пришло соответствующее уведомление по месту его работы — в ремонтно-строительный трест Бауманского района Москвы. Некоторые «доброжелатели» пытались юношу отговорить: дескать, зачем идешь в семинарию, если церкви закрываются? Предлагали содействовать поступлению в любое другое государственное высшее учебное заведение. Но Шеремета уже чувствовал над собой Промысл Божий и стремился стать священником. После получения духовного сана его направили на Украину.
— Чтобы получить приход, — рассказывает отец Феодор, — мне нужно было зарегистрироваться не только в Киевской Митрополии, но и у уполномоченного по делам религии, где требовали подробную автобиографию. Свобода вероисповедания, провозглашенная в советской конституции, была чисто декларативной. Бывало так, что Правящий Архиерей рукополагал священника, но тот все равно оставался «внештатником», поскольку вызывал подозрение у «компетентных органов».
В советские годы отцу Феодору иногда приходилось исповедовать приговоренных к высшей мере наказания. Он до сих пор помнит случай многолетней давности, связанный с одним преступником, совершившим жестокое убийство. Узнав о предстоящем расстреле, убийца обратился к матери с просьбой, чтобы она выпросила у прокурора разрешение на свидание со священником. Исповедь проходила в Лукьяновской тюрьме под зорким глазом надзирателя. Молодой человек искренне раскаялся в совершенном преступлении. Он очень плакал и переживал за судьбу своей жены и маленького сына. Вскоре «вышку» неожиданно заменили пятнадцатью годами лишения свободы. Не исключено, что тот раскаявшийся преступник снова придет на исповедь: в ближайшее время его должны выпустить на свободу.

Исцеление верой

Последние десять лет протоиерей Феодор Шеремета активно сотрудничает с Киевской психоневрологической больницей имени Павлова. Многие «психи» сами просятся к нему на Богослужения: там можно и с людьми пообщаться, и душу излить, и… вместе с батюшкой пообедать.
Кирилловская церковь имеет свое хозяйство в селе Малая Тарасовка Барышевского района под Киевом: шестьдесят гектаров арендованной земли, трактора, комбайн, сеялки, веялки, коровы, свиньи, куры. За счет этого приход проводит благотворительные акции и содержит столовую для больных и бедных. Своими силами отремонтировано 25-е отделение больницы, в котором раньше была тюрьма. Теперь там сестры милосердия ухаживают за бездомными и психически больными, которые живут в своем мире, изолированном от общества. В силу разных обстоятельств лечащий врач не может уделить им достаточного внимания. Среди этих больных есть такие, которых даже нельзя оставлять с другими людьми. Возле них постоянно находится дежурный санитар.
По словам отца Феодора, психически больные долго испытывают нового человека, их не просто обмануть. Священник только тогда завоюет доверие таких людей, если займет в их мире важное место и станет в их глазах положительным героем.
— О чем же можно говорить с душевнобольными людьми? — интересуюсь у батюшки.
— Общаться с ними очень сложно, — отвечает отец Феодор. — Тем более что многие из них слишком агрессивно настроены к окружающим. Они считают, что попали сюда незаконно, что имеют право на лучшее отношение к себе. Даже те, кто прекрасно все понимает, часто меня спрашивают: «А выйду ли я отсюда, смогу ли выздороветь?». Перед тем как проповедовать Евангелие, нужно потратить немало времени на то, чтобы вывести их из депрессивного состояния, объяснить, что они ничем не хуже других. У них сильный духовный голод.
Когда протоиерей Шеремета впервые переступил порог клиники, больные его обступили, ощупывали рясу и с недоумением спрашивали друг друга: «Неужели это настоящий поп?». Многие думали, что врачи их просто обманывают: дескать, нарядили «своего человека» в священнические одежды. Убедившись, что он не ряженый, пациенты начали открывать душу, просили крестики, свечи, иконки. И больные, и врачи были поражены тем, что представители Православной Церкви им ничего не продавали. Каждый желающий мог взять на больничном столе свечки, чтобы потом поставить их и помолиться о здравии или о упокоении близких. И тогда эти душевно страдающие люди поняли, что они кому-то нужны, что это их Церковь, что в нее можно свободно заходить.
Вначале на территории больницы служили только водосвятные молебны. Но пациенты так остро нуждались в Богослужении, что отцу Феодору пришлось обратиться к Блаженнейшему Митрополиту всея Украины Владимиру с просьбой о получении антиминса (ткань с вшитой частичкой святых мощей, без которых нельзя служить Литургию). Как только больнице передали новый конференц-зал, Православным предоставили старый клуб, который раньше принадлежал Кирилловской церкви и назывался трапезной. Священник неоднократно поднимал вопрос о том, чтобы трапезную передали в собственность прихода, но городские власти настояли на своем: «Только в пользование!». Но, несмотря ни на какие невзгоды, Кирилловская церковь продолжает ухаживать за больными, в том числе и за теми, на которых уже и родственники, и врачи давно махнули рукой. В первую очередь это касается так называемых хроников, часто страдающих обостренными болезненными приступами. Их помещают в специальные приюты, где можно жить полноценной жизнью, но только под некоторым присмотром. К сожалению, у современной медицины сегодня нет конкретных рекомендаций о том, как нужно работать с такими пациентами. А представители Православной Церкви решили эту проблему весьма оригинально: они просто приходят в гости и «живут» вместе с больными. И происходит чудо: безнадежно больные исцеляются верой и становятся полноценными людьми.
Отец Феодор может рассказать о таких людях, которые благодаря Православной Церкви избавлялись от своих недугов. Больше всего ему запомнилась судьба одной девушки. Попав в больницу Павлова, она вела себя очень агрессивно. Многие считали ее безнадежной и не верили в ее выздоровление. Но вот однажды она захотела побывать на Богослужении в Кирилловской церкви. Когда санитары ее приводили, боялись, как бы пациентка чего не учудила. Через некоторое время девушка уже могла приходить в храм сама, исповедовалась и причащалась Святых Христовых Таин. Неожиданно для всех она начала выздоравливать. Узнав о ее музыкальных способностях и прекрасном голосе, отец Феодор благословил петь на клиросе. Так с Божьей помощью она окончательно выздоровела, вышла замуж. Сейчас у нее прекрасная семья и хорошая работа.

НАША СПРАВКА.
Кирилловская церковь построена в Киеве в середине XII века в урочище Дорогожичи («дорога жизни») черниговским князем Всеволодом Ольговичем. Впоследствии храм стал родовой усыпальницей Ольговичей. В 1194 году здесь похоронили и киевского князя Святослава. Долгое время Кирилловская церковь вместе с монастырскими постройками представляла укрепленный пункт, через который контролировался путь из Киева на Вышгород, Чернигов, Полоцк и Смоленск. Современный вид храма сформировался в результате реставрационных работ, проведенных в XVIII веке. На его территории и в его старых корпусах сегодня действует психоневрологическая больница имени Павлова.

На снимках: протоиерей Феодор Шеремета; Кирилловский храм в г. Киеве

Валентин Ковальский
г. Киев
07.10.2005
953
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru