Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Нефтегорский батюшка

Протоиерея Николая Советкина называют «главным паломником» в Самарской епархии.


2006-й год для храма Великомученицы Варвары, что в Нефтегорске Самарской области, был особенным: исполнилось 1700 лет мученического подвига святой Варвары. И за день до престольного праздника, 16 декабря прошлого года в Нефтегорске вновь прошел многолюдный Крестный ход. Вышли из храма при хмурой, пасмурной погоде, а уже на середине пути словно сияющее оконце открылось в небе и ласковое солнце обогрело идущих с иконами и хоругвями. В Крестном ходе несли не только храмовые иконы, но и специально привезенные особо чтимые образа Великомученицы Варвары: из Вознесенского мужского монастыря города Сызрани — с частицей мощей Великомученицы, и из Воскресенского мужского монастыря города Тольятти — икону, обретенную в волнах Жигулевского моря.
А 17 декабря в храме было Архиерейское Богослужение, многие священники приехали, чтобы сослужить с Архиепископом Самарским и Сызранским Сергием Божественную литургию и разделить с настоятелем и прихожанами храма радость их праздника. И когда разъехались гости, мы наконец смогли спокойно побеседовать с настоятелем храма, Благочинным Нефтегорского благочиния
протоиереем Николаем Советкиным.

— Сегодня многие ваши благотворители удостоились чести получить из рук Владыки памятные знаки в честь Великомученицы Варвары. Их ведь изготовили специально для вашего храма. Такая традиция уже сложилась где-то в других храмах или это «первая ласточка»?
— В новокуйбышевском храме в честь иконы Божией Матери «Умиление» есть свой, храмовый памятный знак. Мы взяли его за основу, но сам протоиерей Владимир Загаринский признал, что наш получился чуточку лучше. Мы с художником пересмотрели справочники, книги о церковных наградах; смотрели и немецкие двухсотлетней давности, и английские… Очень важно даже то, как расположены лавровые листочки. Вот из многообразия вариантов мы выбирали лучшее и сделали свои награды для людей, много потрудившихся для нашего храма, — двух видов: круглую, как медаль, и с планочкой, как орден.
Но это не единственное, чем — кроме Крестного хода и Архиерейской службы — отметили мы праздник своей Святой. К нам (уже не в первый раз) приедет Православная певица Евгения Смольянинова с концертом духовных песен. И вновь будет петь: «О прекрасная Варвара, ты страдала от отца… »
— Батюшка, вы много ездите в паломничества, теперь уже и не только по России. Вас по праву называют самым «мобильным» батюшкой Самарской епархии… Что вам дают такие поездки?
— Бог дал мне по благословению Владыки посетить в этом году Италию и Грецию, Святую Гору Афон, до этого я побывал на Святой Земле. И я почувствовал там неизреченную радость. Я думаю, пока есть возможность, надо ехать и прикасаться к великим святыням.
Еще лет десять назад, когда узнал, что один самарский священник поехал на Афон, я почему-то подумал с такой уверенностью: обязательно побываю на Святой Горе! Прошло время, и я побывал на Афоне. Отправляясь туда, я не имел никаких знаний ни греческого, ни даже английского языков (в школе учил французский). Причем я ехал совершенно один, паломническая группа, с которой мы ездили по Италии и Греции, уже улетела в Россию. И, слава Богу, Господь посылал мне людей, говорящих по-русски, которые направляли меня в этом паломничестве.
Поскольку меня рукоположили в священника на праздник Иверской иконы Божией Матери, я в первую очередь отправился в Иверский монастырь на Афоне. Монастырь этот сейчас принадлежит грекам. Интересно, что монах-грек как-то сам понял, что мне нужно к Иверской иконе Божией Матери, и хотя, похоже, по времени было еще рано, все же он пропустил меня к ней, я приложился к Вратарнице и спокойно ушел из этого монастыря в другой, Ставроникита. А вернулся и ночевал, и участвовал в Богослужении в Андреевском скиту. Там служба тоже идет на греческом языке, но мне опять Бог послал попутчика, которого я встретил еще на корабле.

Крестный ход идет по Нефтегорску.

— Вы говорили, с ним была связана чуть ли не мистическая история?… 

— Перед этой поездкой я получил напутствие от родителей одного недавно трагически погибшего молодого человека — передать пожертвование на Афон, чтобы там молились о новопреставленном Павле. На корабле с нами плыл русский послушник, подвизающийся в болгарском монастыре Зограф, — именем тоже Павел. И несколько раз чудесным образом пути наши с послушником Павлом пересекались на Афоне. Он подсказывал мне, куда и когда идти, заменял переводчика. И когда я вернулся с Афона, рассказал обо всем этом родителям нашего нефтегорского Павла, они были очень утешены этим явным благоволением Божиим.
В Иверском монастыре мне удалось приобрести очень красивую икону Великомученицы Варвары, которую мы в свой престольный праздник подарили Владыке Сергию. Мы эту икону сфотографировали и позднее по ней создадим роспись на стене нашего храма.
Вот ездили мы в паломничество в Санкт-Петербург, побывали на Смоленском кладбище. Я запечатлел на снимках обустройство солеи, амвона этого храма — и, вернувшись, использовал это в интерьере нашего храма. И во многих поездках приглядываемся, что можно использовать в оформлении своего храма. Увиденное может быть перенесено в нашу церковь, , пусть даже и не один к одному, дает стимул для созидания.
— А чем запомнилась поездка к мощам вашего Небесного покровителя, Святителя Николая?
— Пребывание в городе Бари, у святых мощей Николая Чудотворца, особым трепетом отозвалось в душе, такая радость была, что я целых два часа просто не мог прийти в себя. Благодать переполняла… Здесь было реальное ощущение присутствия Божия. Это надо просто прочувствовать… Вообще сама вера Христианская — это же реальное ощущение бытия Божия. Насколько человек готов к этому, настолько он и верует. Это, конечно, и милость Божия, когда ты, может быть, еще и не готов — а получаешь такой несказанный дар…
— Вы как-то рассказывали о Вратах Покаяния…
— В Египте, на горе Синай, было десять врат, символично ведущих в Рай. Восходя на гору, где Моисей получил от Самого Господа скрижали Завета, каждый паломник должен был пройти через эти десять врат и очиститься покаянием. У каждых таких врат сидел иеромонах и исповедовал в нарушении одной из десяти заповедей, данных Богом Моисею. И пройдя все десять врат, человек поднимался на гору очищенным! Но эта традиция утерялась со временем, и из десяти врат только двое остались целыми.
Осенью 2004 года и мы совершили восхождение на гору Синай, там отслужили Божественную литургию, а потом опускались назад. Это краткий путь, но он под большим углом наклона. Мы шли уже после службы, после проведенной на горе ночи, ощущая усталость — и радость… Там, на высоте две с лишним тысячи метров над уровнем моря, было незабываемое впечатление от того, как хор, приехавший на Святую Землю с Епископом Нижегородским и Арзамасским Георгием, грянул «Земле Русская»… Внизу арабы суетятся, что-то продают по одному доллару, а тут — такие песнопения звучат… И солнце восходит над вершинами гор.
— Матушка Ирина рассказывала о своей школьной истории. Одноклассницы били ее — богомолка!… Не была ни в октябрятах, ни в пионерах, ни тем паче в комсомоле. А вам приходилось измлада отстаивать свои убеждения?
— Я как-то старался не показывать свою веру, и хотя одноклассники и друзья у нас бывали, никогда не было ни насмешек, ни недоумения: как это у вас иконы — на виду, в переднем углу? Они ведь тоже были из верующих семей, и у них самих тоже дедушки или бабушки хранили иконы. Я был тихонький, с хулиганами не дружил, а с ребятами попроще, нормальными мальчишками.
— И вы сами, и матушка ваша от благочестивого корня. А были ли у вас встречи с людьми, которые обладали особой духовностью?
— Можно сказать, я с младенчества посещал церковь. Знал всех священников в Петропавловской церкви в Самаре — хотя бы по именам. А в чуть более старшем возрасте местом моей постоянной молитвы стал Покровский собор. И знакомство с тогда Архиепископом, а затем Митрополитом Иоанном (Снычевым), с протоиереем Иоанном Гончаровым и со многими другими священниками уже кафедрального собора играло благую роль в моем становлении. На все главные шаги в моей жизни я брал благословение у Владыки Иоанна: на брак, позже — на поступление в семинарию (хотя Митрополит Иоанн в то время был уже в Питере, я звонил ему, а когда он приехал в Самару, подходил к нему перед сдачей экзамена).
Важной вехой стала поездка к протоиерею Николаю Гурьянову на остров Залита — в 1998 году. Вместе со мной поехали еще один священнослужитель и мой брат Михаил. Лед трещал под колесами груженой ГАЗели — и мы реально сознавали, что в любой момент можем уйти под воду. Ехали с открытыми дверями: если что, просто выпрыгнем из машины. Вдруг впереди увидели полынью — и поняли, что дальше лучше и не пытаться проехать, не стоит искушать Господа. Потом нам сказали, что за день до нас в эту самую полынью ушла легковая машина. Мы пешком пошли на остров, а ГАЗель отправили назад. И вот мы встретились со знаменитым старцем, таким кротким и тихим, и таким мудрым! Каждый из нас получил свое утешение и наставление. Один из нас задал отцу Николаю вопрос и получил от него исчерпывающий ответ — и, более того, старец сказал ему даже о том, какая неприятность случилась у него накануне. Получил и я то, за чем приехал. Попросил у батюшки молитв о строительстве нашего храма, и как только отец Николай меня благословил, в этот же день на наш расчетный счет пришло сто тысяч рублей!
Помощь в строительстве храма приходила и по молитвам Митрополита Иоанна. Четыре года подряд я езжу на его могилу и совершаю панихиду, а после мы своими словами просим о молитвенной помощи в самых важных делах. И все, о чем я просил Владыку, сбывается. Те прошения о помощи, которые я рассылаю по разным адресам, не действуют до того, пока я не съезжу в Питер. Как только возвращаюсь оттуда — деньги поступают на наш счет для строительства храма. Порой даже из тех организаций приходит помощь, куда я и не обращался за помощью, и оттуда приходит какая-то лепта. И сейчас по молитвам Митрополита Иоанна — я в это верю — все наши начинания доводятся до конца. Вы видели, как рос и благоукрашался наш храм, и насколько теперь в нем хорошо молиться. Благодать ведь не только в дальних краях, но и у нас, в малых городках и сельских храмах, за церковным Богослужением в любом уголке нашего Отечества.

На снимках: протоиерей Николай Советкин в крещенской иордани; Крестный ход в Нефтегорске; во Вратах Покаяния.

Ольга Ларькина
02.02.2007
Дата: 2 февраля 2007
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
10
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru