Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Невеста Христова

Схимнице, столько лет терпеливо страдавшей от незаживающих язв, Свыше было дано врачевать телесные болезни и раны духовные.


19 июля 1875 года в Кашине  в благочестивой семье Илии и Марии Ушаковых родилась дочь. Девочку во святом Крещении нарекли Софьей в честь святой мученицы Софии. Девушка была хороша собой, высокая и стройная, знатного рода. Родители прочили дочери блестящее будущее, хорошее образование и выгодное замужество. Незадолго до свадьбы, обращаясь к родителям с просьбой об отсрочке решения на одну ночь, она сказала: «Я из послушания родительского не выйду, но дайте мне одну ночь на раздумье. Хочу положить жребий,   и что мне выпадет — замужество или монастырь — так тому и быть». Всю ночь она провела в молитвенном предстоянии, после чего, полностью полагаясь на волю Божию, в присутствии родителей вытянула записочку и со смирением протянула ее отцу: «Папа, посмотрите сами, прочитайте…»
По Промыслу Божьему девушке суждено было стать невестой Христовой. Родители смирились с Божией волей. Рано утром Софья Ильинична (будущая схимонахиня Серафима) в сопровождении родительницы отправилась в Филимоновский Княже-Владимирский женский монастырь, основанный в честь чудесного избавления от гибели Императора Александра III и его семьи при крушении царского поезда 17 октября 1888 года.
В обители девушку приняли с любовью, дали послушание — приносить воду из колодца,  расположенного в низине, к кельям. Пять лет София носила на коромысле в гору тяжелые ведра с водой, а когда по нездоровью не смогла справляться с тяжестью (ноги ослабели и почти не слушались ее), ей поручили сбор и заготовку на зиму грибов. В течение пяти лет она со смирением несла это и другие послушания, была регентом монастырского хора. По прошествии многих лет тяжелого труда на послушаниях она заболела и слегла в постель, с которой уже более не встала…

Постриг в схиму

Неизвестно, когда и с каким именем София приняла иноческий постриг, когда Господь сподобил ее дать монашеские обеты…
Однажды зимой ее, тяжело больную, без сознания, сестры повезли на санях к врачу. По дороге разыгралась сильная метель. Сани встряхнуло, и больная выпала из них... Сестры спохватились не сразу, и только после долгих поисков матушку нашли занесенную снегом и сильно обмороженную. С тех пор ноги и руки страдалицы сделались скрюченными, а тело покрылось язвами. Божия избранница только чудом тогда осталась жива. Вероятно, именно после этого случая и состоялся постриг в схиму, а Небесным покровителем подвижницы стал Преподобный Серафим Саровский.

Крест матушки Серафимы

Люблю тебя, мой крест, — ты символ искупленья,
Хвалюсь тобой в скорбях, ты в них отрада мне;
Хвалюсь тобой, мой крест, в тебе мое спасенье,
И в мой последний час мне помощь на кресте!

(Игумения Таисия Леушинская)

…В ноябре 1928 года монастырь закрыли, красноармейцы выгнали из святой обители монахинь и послушниц. Сестры разбрелись кто куда, некоторые нашли приют в близлежащих селах. В монастыре осталась только схимонахиня Серафима…
В холодный ноябрьский день бедную страдалицу, лежащую недвижимо на железной кровати, представители власти вынесли за ограду монастыря в березовую рощу. Схимонахиня Серафима пролежала под открытым небом всю ночь, пока сердобольная отроковица Мария (будущая келейница старицы) не нашла ее.
Мария побежала к своей тете Аполлинарии и уговорила приютить схимницу.
«Матушка Аполлинария жила в небольшом домике в деревне Филимонки, неподалеку от монастыря», — вспоминает Анна Петровна Виноградова (Москва). — Ходила всегда в черной монашеской одежде. Хорошо знала и раньше будущую схимонахиню Серафиму, та не раз заходила к ней с поручениями от монастыря. Она была странноприимна, многие у нее останавливались на ночлег. Вместе с нею мы ходили на могилки старинных насельниц монастыря, она ухаживала за ними. Как сложилась ее дальнейшая судьба — мне неизвестно. Время тяжелое было».

По молитвам старицы

«Маруся была маленькой девочкой, сиротой, — вспоминает р. Б. Раиса (п. Коммунарка), — жили они с ее родной тетей очень бедно. Однажды у Маруси заболел пальчик... Врачи предлагали его ампутировать, угрожали, что иначе она останется без кисти руки. Схимонахиня Серафима успокоила девочку: «Деточка, ничего тебе резать не будут, все будет хорошо». Составила лекарство из свечных огарочков, еловых шишек да маслица от двенадцати праздников... Прочитала молитву, помазала мазью — опухоль и пропала. По молитвам схимонахини Серафимы все обошлось благополучно, операция не понадобилась».
«Хорошо помню этот случай, — рассказывает Анна Петровна Виноградова. — По просьбе матушки Серафимы я из Никольского храма в Бирюлево приносила восковые огарочки и ладан. Собирала в лесу еловые шишечки. Это лекарство многим помогало, и мне в том числе».
Мария всей душой привязалась к схимонахине, с любовью ухаживала за нею, решив для себя, что никогда не оставит страдалицу. Чтобы как-то заработать на жизнь, она нянчилась с чужими детьми… 
Из воспоминаний келейницы Марии:
«Пришло время, матушка говорит:
— Нужно замуж выходить...
— Не хочу!
— Надо, девонька».
Вскоре по молитвам прозорливой старицы посватался к девушке Кузьма Кузнецов. Мария ответила жениху согласием, но при условии, что они не оставят матушку Серафиму. Юноша был не против, и после свадьбы они все вместе стали жить в доме Кузьмы в поселке совхоза Коммунарка. 
В 1940 году у Марии и Кузьмы родился сын, а в 1947 году — дочь. Мальчика назвали Юрой, а девочку в честь схимонахини — Серафимой.
«...тетя Маруся (келейница Мария) с моей мамой очень дружили, — вспоминает р. Б. Раиса, — схимонахиня Серафима помогала этой семье чем могла... Маруся с мужем оба работают, а она лежит, читает, а сама люльку с девочкой качает, качает… Потом начались обострения, страшные были времена... Сколько вокруг расстрельных мест было, и не сосчитать. Коммунарка вся насквозь кровью пропитана, многострадальная земля…. Все мы жили под таким колпаком...»
Двадцать два года, до самой кончины схимонахини, Мария была ее келейницей. Помогала ей также монахиня Татиана, а в последние годы Господь послал помощницу, Екатерину из Елоховского собора.
Ухаживая за полупарализованной старицей, протирая скрюченные руки и ноги, обрабатывая гноящиеся язвы  на теле подвижницы, Мария каждый раз удивлялась ее мужеству и безмерному терпению: из уст страдалицы вырывался не стон, а благодарение Господу за все.

«В июле 1945 года я приехала в Бирюлево, — вспоминает Анна Петровна Виноградова. — Остановилась у родственника, Степана Васильевича Брыксина, он был старостой в бирюлевском Никольском храме. Стала петь на клиросе. В субботние, воскресные и праздничные дни мы ходили в церковь пешком. От Измайлово до Бирюлево километров пять будет. А в свободное время навещала матушку Серафиму, жившую тогда в деревне Филимонки, а после замужества Марии в Коммунарке. Мария Петровна и Степан Васильевич хорошо знали схимонахиню Серафиму. Моя тетя ходила к ней. Голодно в то время было, тяжело всем. Работая в совхозе, Степан Васильевич имел возможность раз в неделю передавать с нею продукты для матушки.
Так и стала я к ней потихонечку ходить сначала с тетей, а потом одна. От Бирюлево часть пути добиралась на автобусе, а потом километров восемь или десять шла лесом. Приду, отдам продукты, если увижу, что стирка есть, за нее принимаюсь. За водой сбегаю, а матушка тем временем кого-то принимает. Людей много отовсюду приходило, простой народ, священство, монашествующие… Матушка была прозорлива, по ее слову все сбывалось, а сколько исцелений было — и не счесть. Всех обязательно кормили, никого просто так не отпускали. По хозяйству помогу и к матушке иду, а она благословит и скажет:
— Пора тебе уже ехать, а то поздно уже… Ночью тяжело добираться будет.
Очень полюбила она меня. О себе матушка рассказывала мало, все больше на наши вопросы отвечала, вразумляла. Очень скромная была, себя не проявляла, все время в молитве».

*  *  *

Близ Господь к сокрушенным сердцем
и смиренных духом спасет

(Пс. 33, 19)

За свою непоколебимую веру, неугасающую любовь к Господу и великое смирение страдалица удостоилась Даров Святого Духа: схимонахине Серафиме, столько лет страдающей от незаживающих язв, было дано Свыше врачевать телесные болезни и раны духовные. «Смиренный дух ее, покой душевный были удивительны! Сама всегда приветливая, в руках крест, на руке четки... Она кому — слово, кому — водички со креста, кому — маслица, врачуя духовные и телесные недуги».
К прозорливой старице за духовным советом и молитвенной помощью приезжали страждущие не только из окрестных сёл, но и из Москвы. Тайно приезжали монашествующие и священники. Родители протоиерея Алексия Байкова протодиакон Патриаршего Собора Петр Петрович и матушка Александра Николаевна Байковы в то время жили на станции Лось. Приезжали к глубоко почитаемой ими старице за духовным советом в поселок Коммунарка.
От схимонахини Серафимы верующие люди уходили обновленными, забывая о своих переживаниях и недугах. По ее молитвам неразрешимые житейские проблемы решались как бы сами собой. Молитва прозорливой старицы выводила людей на путь истинный.
(Из жизнеописания схимонахини Серафимы (Ушаковой) «Православные подвижницы двадцатого столетия»).

*  *  *
«Все тогда жили в постоянном страхе, — вспоминает р. Б. Раиса. — Мой дед был расстрелян, отец сидел... Мама боялась, переживала, вдруг и ее заберут, а дети-то еще совсем маленькие, останутся одни. Но все равно тайно все ходили к схимонахине Серафиме.
Накануне Пасхи мама говорит моей старшей сестре:
— Милочка, отнеси творожок, сметанку, куличик к схимонахине Серафиме, она благословит. Но только иди туда попозже, вечерком, как стемнеет.
Коммунарка ведь была вся как на ладони. Директор — энкавэдэшник, начальница отдела кадров — тоже. Правда, она нам симпатизировала. Предупреждала:
— Будьте осторожнее.
И вот Милуша пошла, но что там девчонке было-то, десять-двенадцать лет. Приходит она:
— Матушка, освятите!
А матушка Серафима ее спрашивает:
— Ну и как, дочечка, вкусная сметанка-то с творожком?
А она:
— А откуда вы знаете?
И прямо вспыхнула вся, смутилась...
— Да знаю, деточка, попробовала ты, — улыбнулась ей прозорливая старица. Вернувшись домой, Милуша призналась:
— Мама, я нечаянно, когда складывала, собирала и попробовала…
 
К схимнице очень часто приезжали люди из Москвы… У одного мужчины не складывались отношения с женой. Они приезжали, жаловались друг на друга. Она на то, что муж поздно домой возвращается, сетовала...  Матушка Серафима ее выслушала и посоветовала:
— Муж работает, устает, а ты ведешь себя неправильно. Вот он придет вечером, а ты спроси его: «Как ты себя чувствуешь?» Да приготовь ему теплые носочки, да поставь ему щец горяченьких, и прими его ласково… Расспроси, что да как у него, все ли ладится.
Женщина совету старицы последовала, все сделала, как она сказала. Муж обрадовался и удивился несказанно таким переменам в жене:
— Что ж с тобой случилось? Кто ж тебя так надоумил, дорогая моя? — спрашивает он. Она все ему и рассказала.
Все у них наладилось по совету прозорливой старицы… Они часто потом приезжали к матушке вместе (и таких людей было очень много) и по возможности с радостью помогали семье Кузнецовых, которая жила крайне бедно».

«Будете гонимы за Имя Мое»

«И будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется»

(Мф. 10, 22)

Всевозрастающее почитание схимонахини тревожило местные власти. «Бывало, до сорока человек помещалось в ее небольшой комнатке. Молились и трапезничали сообща. С матушкою невозможно было расстаться. Дорого было каждое мгновение, проведенное с нею». Несколько раз Кузнецовых предупреждали, чтобы они не пускали посетителей к старице, впоследствии дело дошло не только до угроз…
«Маме часто угрожали выгнать из дома, говорили:
— Уходите отсюда, где хотите живите, — вспоминает дочь келейницы Серафима. — Однажды к нам пришли, а в дом попасть не смогли, дверь чудесным образом оказалась «на замке», хотя ее никто из нас не закрывал. Постучали они, постучали и ушли. Я совсем маленькая была, помню, держалась за мамину юбку. С нами в то время жили еще монашенки: Гавриила, Серафима и еще третья монашенка была, имени не помню».
Схимонахиня Серафима хорошо понимала, что так долго продолжаться не может, и скорбела о семье келейницы Марии, ведь их в конце концов могут выгнать на улицу вместе с малыми детишками… С помощью схимонахини Гавриилы (в монашестве Татианы)  старицу Серафиму перевезли в деревню Жабкино. Келейница Мария поехала с матушкой, не оставила ее.

«Незадолго до своей кончины матушка сказала: «Я поеду в деревню Жабкино», — вспоминает Анна Петровна Виноградова. — Было это в октябре-ноябре 1949 года. В этой деревне она излечила бесноватую женщину, которая ходила потом к нам в храм до самой кончины. За матушкой в Жабкино ухаживали келейница Мария, Екатерина из Елоховского собора, Гавриила, которая была в монашеском чине».
В деревне Жабкино, расположенной недалеко от Бирюлево, прозорливую старицу часто посещали священники и верующие из Никольского храма. Перед кончиной матушка завещала похоронить ее возле церкви. Она открыла настоятелю храма отцу Николаю Перехвальскому, что после ее смерти молитва у ее могилы будет помогать больным и страждущим.

Блаженная кончина

О чем ты плакала, душа,
О чем так горестно вздыхала?..
Свеча души в руках дрожала.
О чем ты плакала, душа?..

Татьяна Велк-Угланова

17 февраля 1950 года, в Прощеное воскресенье, схимонахиня Серафима мирно отошла ко Господу. По свидетельству очевидцев, по смерти расправились у матушки ручки и ножки. И лежала она покойно, строгая и светлая. Когда выносили из дома гроб, все увидели на небе огромный огненный крест. Отец Николай и отец Василий, бирюлевские батюшки,   перевезли тело схимонахини Серафимы в храм.
«Мы всю ночь читали над гробом новопреставленной Псалтирь,   — рассказывает Анна Петровна Виноградова. — Отец Николай тогда сказал:
— Надо матушку похоронить возле нашего алтаря.
Нам пришлось убавить один месяц, написав на досочке дату кончины 17 января, чтобы власти не предприняли попытки эксгумации и перезахоронения усопшей. Все строго тогда было. Хоронить около храма запретили. На основном кладбище можно было, а возле храма нет.
Утром приехали монашествующие, священнослужители, духовные чада старицы, все те, кто почитал великую подвижницу. Отпели ее по монашескому чину. Гроб с телом схимонахини Серафимы обнесли вокруг храма и захоронили за алтарной частью. На могиле поставили ее келейный крест,   пред которым она возносила свои молитвы ко Господу...
На сороковой день по блаженной кончине старицы келейнице Марии приснился сон, что стоит схимонахиня Серафима «в свете на амвоне бирюлевского храма», а рядом с ней она — Мария. Схимонахине Серафиме говорят: «Это самое Ваше место — понятно, но что тут делает Мария?» Старица отвечает: «Она служила со мною Богу двадцать два года».

Нетленные мощи

В 1977 году по проекту застройки микрорайона Бирюлево-Западное Бирюлевское кладбище должны были уничтожить. Настоятель Никольского храма протоиерей Василий Моисеев добился разрешения на перезахоронение останков старицы Серафимы и еще нескольких человек на территории церкви. Перезахоронить старицу было поручено отцу Алексию Байкову.
В июле 1977 года, после почти тридцатилетнего пребывания в земле, тело схимонахини подняли из могилы и переложили в новый гроб. По свидетельству очевидцев, одежда схимонахини Серафимы была цела, мощи нетленны. Лишь кипарисовый крест выпал из ее рук. Отец Алексий Байков вложил этот крест в руки угодницы Божией.
Архиепископ Истринский Арсений, викарий Московской епархии: «Во время перезахоронения, как мне рассказывали (сам я не был очевидцем этого момента), при вскрытии ее могилы гроба не обнаружили, а только тело в схиме, которое тлением покрыто не было. И тогда вынуждены были принести простынь и подсунуть ее как-то под тело, и уже на этой простыни ее перенесли из прежнего места захоронения и положили в новый гроб».
«Она была нетленная, — вспоминает протоиерей Алексий Байков, — я видел своими очами. Все нетленно, не так, как обычно бывает… Я молодой был, растерялся, конечно… К такой святыне прикоснуться сподобился... Ну ничего, Господь помог... Все сделал как надо... Отслужили панихиду, а потом предали матушку земле, все как положено...»
Некая Марфа, знавшая еще при жизни матушку, не поверив увиденному: «Матушка как будто спит», — прикоснулась к ней, чтобы удостовериться. После чего сильно болела почти три недели (по неверию своему).
На перезахоронении присутствовала дочь келейницы Марии Серафима Кузнецова. Она рассказывала, что когда могилу вскрыли, все были просто потрясены тем, что увидели. «…Матушка лежала, как живая, и только кипарисовый крестик, выпавший из ее рук, с одной стороны немного потемнел. А ведь столько лет прошло!»
Больше полувека прошло со дня блаженной кончины  схимонахини Серафимы, но и по сей день, совершаются чудеса по ее молитвам за всех притекающих к ней.

Свидетельства молитвенного заступничества по блаженной кончине схимонахини Серафимы

Из Приморского края на могилку к старице Серафиме приехал мужчина. Он был серьезно болен, врачи от него отказались. Однажды ему приснилась монахиня, посмотрела с состраданием на больного и сказала: «Поезжай-ка ты в Москву, найдешь там могилку схимонахини Серафимы, возьми земельки и исцелишься». Мужчина поехал в Москву, целый месяц искал могилку праведницы, наконец одна верующая женщина рассказала ему, что могилка схимонахини Серафимы находится в Бирюлево, возле храма Святителя Николая Чудотворца. Мужчина приехал в храм, рассказал о случившемся, его с радостью проводили к месту паломничества многих верующих людей...
По свидетельству протоиерея Алексия Байкова, каждый раз после молитвенного обращения к старице Серафиме он чувствует приток свежих сил: «Чувствую! Силы крепнут. Молитвенно ее всегда поминаю и помню ее... Часто служил панихиды, когда помоложе был. И сейчас поминаю матушку и ее родителей. Бывало, подойдешь к могилке матушки Серафимы и попросишь: «Помоги мне, матушка Серафима!» Помогала она мне, конечно... Невидимо она и нашему храму помогала и помогает всегда».
4 сентября 2000 года было попущено искушение — когда священник Константин Кобелев пришел на службу, то не мог открыть дверь в алтарь.
«Там две двери, — вспоминает отец Константин, — северная и южная, и ни одна, ни другая не открывались. Двери были крепко заперты, в дверных щелях виднелись щеколды, вставленные ключи не поворачивались. Позвали рабочих, чтобы с их помощью открыть... Я пошел на могилу схимонахини Серафимы, помолился, покаялся, особо попросил матушку. Когда возвращался в храм, то встретил рабочих, которые возмущенно говорили: «Батюшка, зачем вы заставляете дверь открывать? Мы бились, бились, толкнули, а она открыта?!» После молитвы на могилке старицы Серафимы произошло чудо — дверь свободно открылась. После этого случая отец Константин каждый раз перед службой идет на могилу, помолиться.
«Матушка Серафима является покровительницей нашего храма, — продолжает свой рассказ батюшка, — помогает и в большом, и в малом. Когда понадеешься на свои силы, как в случае с дверью, даже простые дела не получаются. И наоборот, когда обратишься к ней на могилке, то по ее молитвам решаются самые сложные вопросы…
При этом матушка Серафима даже исцеляет скромно, незаметно, как бы не ищет своей славы».
Верующие рассказывают, что поминают матушку Серафиму об упокоении, поскольку она не причислена еще к лику святых, а потом просят ее о своих нуждах. Зимой с могилки схимонахини Серафимы берут снег, кладут в баночку, а когда вода растает, этой водой протирают больные места. Летом — срывают травинки, чтобы приложить к больному месту.
Помогает старица Серафима при болезнях опорно-двигательного аппарата, поскольку сама была прикована многие годы к постели. Помогает и в других болезнях. Например, девочке К. врачи поставили диагноз — бронхиальная астма. Взволнованные родители заказали панихиду по схимонахине Серафиме, пришли на ее могилку, с благословения священника положили на могилу камушек, после панихиды взяли этот камушек и опустили в банку, из которой потом пили воду. По молитвам старицы Серафимы девочка выздоровела. Теперь, когда ее спрашивают: «Кто тебя вылечил?» — она уверенно отвечает: «Матушка Серафима».
Прихожанин N. рассказал священнику, что однажды после неосторожного движения у него стал болеть плечевой сустав правой руки. Через некоторое время ему было уже трудно поднимать руку. Если что-то приходилось поднимать правой рукой, необходимо было помогать левой. Он ходил на могилку, молился и в какой-то момент обнаружил, что рука больше не болит.
Прихожанка П. рассказывала священнику Константину, что в 1949 году они с мамой приходили к матушке Серафиме. Прием уже закончился, и келейница не хотела их пускать. Тогда матушка из другой комнаты кричит: «Пусти Танюшку». Не видя их... По милости Божией Татиана с дочерью П. получили молитвенную помощь и благословение матушки Серафимы. Она попросила старицу помолиться и за вторую дочь, которая вскоре по молитвам подвижницы удачно вышла замуж».

«Мой муж — физик-атомщик, — свидетельствует р. Б. Людмила, — был человеком целеустремленным, решительным, сильным. Православное христианское учение не признавал. Было время, увлекался различными оккультными «науками», был их рьяным последователем. В 2002 году сильно заболел. В 2004 году он уже не мог выходить из дома, по квартире передвигался с помощью палочки. Через год и вовсе слег в постель окончательно. Я в это время уже более года работала в Православной школе в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница». Много раз я вела беседы с ним о необходимости Святого Крещения, но он категорически отказывался, говоря, что не готов! Что Крещение будет предательством всего, чем он жил сорок шесть лет до этого.
Однажды поздней осенью моя знакомая, женщина глубоко и искренне верующая, предложила свою помощь в этом серьезном и деликатном деле. Вместе с нею мы пошли к матушке Серафиме на могилку. Зажгли свечи, прочитали молитвы и трижды обошли вокруг могилки, от всего сердца прося помощи, молитвенного заступничества и предстательства о нас. После чего на душе стало светло, легко и радостно…
Когда вернулись домой, муж встретил нас сдержанно, вопросительно и сердито посматривал в мою сторону. Решив оставить их наедине, я вышла из комнаты. Буквально через пятнадцать минут моя приятельница вышла, вся сияя, и объявила, что мой муж готов принять Святое Крещение. Добавив, что уговорить ей его не стоило больших усилий. Мне же супруг сказал, что внутренне уже был готов к этому шагу. Окончательно же его в этом убедила беседа с этой женщиной.
Умер он через полтора месяца после принятия Святого Крещения. За неделю до кончины, по милости Божией, исповедовался и причастился. Последние три дня его жизни были наполнены молитвами и Псалмами Давида, которые звучали в аудиозаписи радостно и торжественно…».
Свидетельствует Раиса Кочеванова (Москва):
«Четыре года назад мне поставили диагноз — остеохондроз позвоночника и плечевых суставов рук. После всех проведенных процедур улучшения не последовало. Врач-ревматолог выписал направление на госпитализацию в городскую артрологическую больницу, но и лечение там не дало положительных результатов. Меня продолжали мучить сильные боли (простое переодевание превращалось в ужасную пытку) …
Сначала я стала изредка заходить к матушке, а последние два года, прежде чем идти на службу, обязательно захожу поклониться матушке Серафимушке. К великой своей радости, я позабыла о болях в суставах. По молитвам великой подвижницы я исцелилась, и теперь все позади. Слава Богу за все! Матушка Серафима, моли Бога о нас, грешных!
Из воспоминаний прихожанки храма Казанской иконы Божией Матери села  Сосенки, рабы Божией Р.:
«Я рассказала протоиерею Николаю Мартинкевичу о том, что неподалеку живет матушка Мария Кузнецова (келейница схимонахини Серафимы). Она обещала, если храм будет восстанавливаться, то отдаст Тихвинскую икону Божией Матери и лампадку схимонахини Серафимы. А батюшка и говорит:
— Я знаю схимонахиню Серафиму. Слышал про нее еще когда учился в институте и стал петь в бирюлевском храме Святителя Николая Чудотворца. Однажды пришел к ней на могилку, помолился и попросил матушку: «Помоги мне исцелиться, матушка Серафима! Если поможешь, я стану священником».
У отца Николая была очень страшная болезнь позвоночника. Он лежал пластом, мучили сильные боли. Господь исцелил Николая по молитвам старицы Серафимы».
По Промыслу Божию ему предстояло принять священство и восстановить в селе Сосенки разрушенный храм, закрытый в начале 30-х годов. Местные власти устроили в нем машинно-тракторную станцию, затем хлебопекарню, а с 50-х годов — завод фруктовых вод. По просьбе верующих летом 1993 года храм был возвращен Русской Православной Церкви.

Скорая помощница

«Гуляла я с внуком вокруг храма и нечаянно с варежками выронила ключи, — вспоминает р. Б. Любовь, работающая в церковной лавке при храме Святителя Николая Чудотворца в Бирюлёво. — Прихожу домой, а ключей нет. Побежала обратно по той же стёжке-дорожке, все вокруг осмотрела, нет ключей. Что делать?.. Пошла к матушке на могилку, бухнулась на колени прямо в снег с головою: «Матушка, помоги, что делать?!»
А на этой связке у меня ключи от дома, от работы, от гаража. Вдруг чувствую, легко-легко стало мне. Такая теплота, словно я не в снег, а в подушку теплую головою уткнулась. Успокоилась и пошла обратно. Смотрю, а на дорожке ключи мои лежат, словно их кто-то положил. А я ведь точно помню, обежала все, не было их. Я обратно на могилку вернулась: «Матушка, благодарю тебя!» И снова то же ощущение, словно на подушку приложила голову, а не в снег…
Матушка всегда помогает, утешает. Если какая скорбь, что-то не ладится, придешь к ней на могилку: «Матушка, помоги! Успокой, матушка!» На коленочки встанешь и к камушку припадешь, смотришь, через какое-то время все улаживается,   для души облегчение. Внук, совсем малыш еще, сколько бы мы ни гуляли, он тоже ручонкою тянется к камушку, что на могилке лежит, ладошечку положит на него... дети ведь больше чувствуют, их сердца не окаменелые, чистые… Все старается крест поцеловать. 
Летом рано утром перед работой, к матушке на могилку придешь, а там на листьях роса рассыпана, словно бисер хрустальный, той росою лицо умоешь, и целый день такая ясность во всем. На душе радость тихая, благодатная, восторг и спокойствие. Ощущаю ее помощь во всем близкую, всегда она рядышком, скорая помощница, молитвенница и предстательница о нас грешных…»
«С тех пор, как узнала о матушке, стала приходить к ней за помощью, — рассказывает р. Б. Елена. — Сколько она помогала, не счесть, всего и не упомнишь… На могилке у матушки лежит камушек, все к нему прикладываются, кто поцелует, кто дотронется, считается он целебным …
Земельку (песочек) берут постоянно, ее подсыпают потом служащие при храме. Цветочки срывают, зимою берут снег… Мама моя приходит к ней часто. Матушка Серафима все слышит и может помочь близким по вашим просьбам».

Чудесные исцеления

«Матушка Серафима очень помогла мне, — рассказывает К. — В начале марта 2006 года утром со мной случилось что-то страшное, необъяснимое. Словно удар по голове получила.  Все закружилось, поплыло перед глазами, еле успела дойти до кровати. Родные испугались за меня. Говорить не могу, голову поднять не могу, на спину повернуться страшно… Молитву про себя даже читать нет силы, головокружение усиливается, до тошноты.
Несколько часов это продолжалось, в какой-то момент я попросила помощи у матушки Серафимы. Мысленно сразу получила ответ, что к вечеру пройдёт, и поверила. Когда муж заговорил о скорой помощи, дала понять, что не нужно. После восьми часов вечера смогла подняться, умылась, начала говорить... (Дня три ещё была слабость). Слава Богу, по молитвам схимонахини Серафимы без медицинской помощи пришла в себя».

«В 2000 году мне поставили диагноз — предраковое состояние, — свидетельствует Людмила Клементьевна Торопцева (г. Москва). — Чувствовала я себя очень плохо, землистый цвет лица, ходила с трудом. Близкие видели, что я таю буквально на глазах… Один мой хороший знакомый, Виктор Викторович (духовное чадо отца Николая Гурьянова), желая мне помочь, обратился за советом к старцу. Отец Николай передал мне через него, что нужно непременно съездить на могилку к схимонахине Серафиме. Заказать ей двенадцать панихид в разных храмах, она поможет. В моем состоянии преодолеть такое расстояние было сложно, ехать нужно было на другой конец Москвы. Я едва поспевала за Виктором Викторовичем, с трудом передвигая ноги.
Приехав на могилку к матушке, мы зажгли свечи, помолились… Свеча в моей руке погасла, опустив ее вниз, я ждала, когда мой спутник достанет спички, чтобы вновь зажечь ее.
— Давайте матушка, вашу свечу, я ее зажгу, — сказал Виктор Викторович.
Протянув ему свечу, я не поверила своим глазам — она была зажжена! Свеча возгорелась сама собою! Радость наполнила наши сердца, я осознала, что таким образом матушка дала понять, что наши молитвы услышаны.
Домой я словно летела на крыльях, чувствуя себя гораздо лучше, чем прежде. Шла впереди своего спутника, и мне все казалось, что он идет очень медленно… Дома, подойдя к зеркалу, я не узнала себя… Куда подевался землистый цвет лица?! Мои щеки пылали здоровым румянцем, почти позабытым за время продолжительной болезни. А вскоре после повторного обследования диагноз был снят.
Мои близкие, будучи свидетелями чудесного исцеления, сами не раз прибегали к молитвенному заступничеству матушки Серафимы и получали исцеления.
Дочь Наталия после родов в 2002 году, сильно ослабла, но, несмотря на плохое самочувствие, вынуждена была выйти на работу. Сильно простыла, болезнь переносила на ногах, в результате чего случилось осложнение. При обследовании обнаружили узлы в легких. Туберкулез не подтвердился, но врачи не исключали рак».
«Сдав необходимые анализы, я поехала на могилку к матушке Серафиме, — продолжает рассказ ее дочь Наталия Сергеевна. — Прочитала литию, попросила заступничества обо мне грешной. Домой уже возвращалась обновленная… На душе было очень радостно. По дороге началось сильное откашливание, стала отходить мокрота. Ощущение было такое, словно выпила сильнодействующее отхаркивающее средство. Продолжалось это в течение двух дней... Вскоре были готовы результаты анализов — диагноз не подтвердился, а я полностью исцелилась! Теперь часто приезжаю на могилку к матушке, заказываю панихиды, благодарю Господа за исцеление по молитвам схимонахини Серафимы!»

В конце октября 2007 года я получила по Интернету письмо от знакомой из Харькова. Она писала, что собирается вечером выезжать в Москву, и просила молитв о своем маленьком внуке (2 годика): «У Алёшика дела нехорошие. У него после ангины осложнение на гайморовы пазухи, собрался гной в надбровной дуге. Его госпитализировали, положили под капельницу. Если до утра не будет улучшения, то предстоит операция, будут выкачивать гной. Прошу молитв...»
Пообещав сходить к матушке Серафиме на могилку, посоветовала и ей мысленно обратиться к ней: «Она непременно поможет, несмотря на расстояние….» К сожалению, в тот день отлучиться из дома я не смогла. Позвонив в Никольский храм, попросила помощи у помощника старосты Наталии Валентиновны Сахаровой. Она с пониманием отнеслась к просьбе и сходила на могилку к матушке…
Поздно вечером следующего дня знакомая приехала к нам в Бирюлево. Из дома ей сообщили, что операцию делать не стали. А уже на следующий день опухоль стала спадать и глазик потихоньку открываться. Операция не понадобилась, малыш поправился!

В день Святой Троицы

«В день Святой Троицы 10 июня 2006 года, — рассказывает р. Б. Ольга, — я приехала на праздничную службу в храм Святителя Николая Чудотворца в Бирюлево. По окончании Литургии пришла на могилку к матушке Серафиме попросить молитв о себе грешной. Едва я зажгла свечу, вдруг пошел дождь, а ведь на небе не было ни облачка. Но самое удивительное произошло потом.
Дождь затушил все свечи, которые горели на могилке, и вдруг одна из них, красного цвета, стоявшая немного в отдалении от остальных, спустя какое-то время возгорелась сама собою! На моих глазах произошло настоящее чудо! Может быть, таким образом матушка Серафима меня благословила. На душе стало радостно и светло от сознания того, что и по смерти схимонахиня Серафима нас слышит и молится о нас у Престола Божия…»

«Ступай в Храм»

«На праздник Рождества Пресвятой Богородицы нам очень хотелось поехать в Крестовоздвиженский монастырь, — вспоминает Н., — поклониться Животворящему Кресту Господню, который привозили 20-27 сентября 2005 года. Но так как мы с Наташей вместе трудимся, то обе уйти не можем, кто-то в храме должен остаться, а поехать очень хотелось вместе. Мы с Наташей, продолжали убираться. И вдруг, совершенно неожиданно, приходит Вера. Она часто нам помогает при храме, так как живет в соседнем доме. Но в большие праздники, после Причастия, она уходит домой после службы и уже не возвращается. А тут вдруг — пришла. Я так обрадовалась, и побежала сказать об этом Наташе. Когда я к ней подбежала, она меня опередила и спросила:
— Что, Вера пришла?! Ну, правильно, я сейчас подошла к могилке матушки Серафимы и попросила: «Матушка, пришли Веру!». А Вера через десять минут подошла ко мне и сообщила: «Знаешь, почему я пришла? Я услышала дома слова: «Ступай в Храм».
Вера, по обычаю нашего храма, для возжигания лампад в церкви каждое утро приносит огонек с могилки матушки Серафимы, зажигает лампады и свечи. И всегда так переживает, горит ли у матушки лампадочка...»

Неугасимая лампадка

Краткие свидетельства о подвижницах, которых духовно окормляла схимонахиня Серафима.

Монахиня Татиана (в схиме Гавриила, последняя насельница Филимоновского м-ря)  в конце 70-х годов принимала страждущих. Когда Людмила Михайловна Волкова после смерти пятнадцатилетнего сына пришла за утешением к монахине Татиане, подвижница попросила свою келейницу Екатерину дать ей акафист Божией Матери «Скоропослушница».
Расстроенная женщина взяла книгу, попыталась читать, но не смогла. Поэтому искренне призналась, что ничего не понимает и не в состоянии прочесть. Тогда матушка взяла книгу в свои руки, посмотрела акафист и сама передала его ей со словами: «Читай, а где запнешься, поправлю». Будто пелена спала с глаз — Людмила Михайловна свободно стала читать, а матушка, знавшая акафист наизусть, иногда её поправляла. После того как акафист был прочитан, молитвенница сказала:
— Теперь клади поклоны и проси…
— Что просить?
— Ничего, Матерь Божия Сама знает, что тебе нужно.
Через год у Людмилы Михайловны родился сын, который ей стал опорой во всем. Он не раз водил свою родительницу к службе, где она по милости Божией чудесным образом всю службу полностью выстаивала на ногах.

Из воспоминаний прихожанина храма Святителя Николая Чудотворца Мирлкийского (Москва) Демьяна Михайловича Утенкова: «В Бирюлево-Восточном жила одна очень скромная верующая женщина по имени Пелагея,   примерно 65-ти лет. Хорошо знала схимонахиню Серафиму, не раз обращалась к ней за молитвенной помощью и духовным советом. Во время Великой Отечественной войны она совсем еще юной девочкой была санитаркой. Прошла всю войну, была тяжело ранена, награждена орденом, герой Советского Союза. Вытаскивая из-под обстрела раненных солдат, не раз была на краю смерти, но Господь хранил ее. Пелагея горячо молилась Пресвятой Богородице и однажды дала зарок, что если она останется жива, то посвятит свою жизнь детям-сиротам…
За суетою послевоенного времени девушка забыла о данном обещании.  Однажды она тяжело заболела, в течение нескольких дней держалась высокая температура. Болезнь эта была ей вразумлением. Дважды в тонком сне ей являлась Пресвятая Богородица со словами: «Ну что же ты забыла про данное Мне обещание?»
Оправившись после тяжелой болезни, Пелагея полностью посвятила всю свою жизнь заботе и духовному окормлению воспитанников детских домов. Не раз привозила в Никольский храм ребятишек, человек по тридцать, крестить. Кроме всего прочего, Пелагея организовывала гуманитарную помощь лагерям и тюрьмам».

В приходе храма Святителя Николая в течение десяти лет трудилась во славу Божию Мария Александровна Унг (1923 г.р.). Во время Великой Отечественной войны  ее по распределению направили на учебу в морскую школу Ленинграда, и уже оттуда через «дорогу жизни» в Кронштадт, где она, пройдя подготовку в качестве моряка Балтийского флота, была отправлена на фронт. Эта мужественная женщина наравне с мужчинами прыгала с самолета, ходила в разведку, копала противотанковые рвы… Награждена многими наградами, среди которых орден «Отечественной Войны» второй степени. У каждого свой путь к Богу…. Вот как об этом рассказывает сама Мария Александровна Унг:
«Однажды я дала обещание Богу, что буду верующей и ходить в церковь, если останусь жива, и Господь хранил меня на всех путях моей жизни. Закончилась война, я вышла замуж, но с супругом вскоре была разлучена. Он был дипломатом в МИДе, и его выслали на родину во Вьетнам. Мы переписывались с ним через специального человека. Напрямую общаться нам запретили. Последнее письмо меня заставили написать под диктовку. Поначалу ходила в церковь, а потом крест сняла и позабыла про обещание. Работала я в то время на художественной фабрике, где познакомилась с рабой Божией Еленой, которая впоследствии привела меня к схимонахине Севастиане. Матушка жила сначала на ул. Войтовича в своем доме. Когда дом снесли, ей пришлось переехать в район Новогиреево, на Зеленый проспект.
И вот вошла я в комнатку к матушке, а сама думаю: «Старуха, как старуха. Почему все так ее слушают… Коленопреклоненно стоят?»  Когда подошла моя очередь с матушкой беседовать, она все мне и рассказала о моей жизни. Про мужа сказала, что ему сюда дорога закрыта… Так оно и вышло, больше мы с мужем не увиделись. Сына нашего я воспитала сама. Сейчас он поет на клиросе в бирюлевском Никольском храме.
Матушка мне предсказывала, что буду петь в храме, так потом и случилось. Вышла я от нее тогда и думаю: «Откуда она все знает?» Стала ходить к ней. Когда к матушке собиралась, крест надевала, а потом снимала, чтоб другие не знали, что я верующая. Однажды я сижу у нее, а она мне и говорит: «Ведь вот такие ко мне приходят. У дверей одевают крест, а от меня уходят, снимают». Я сразу поняла, что она обо мне говорит. Устыдилась и про обещание вспомнила. С тех пор больше никогда крест не снимала.
Матушка говорила прикровенно, и не всегда для нас понятно. Однажды она сказала мне: «Дела идут, контора пишет, касса деньги выдает». Удивилась я тогда, к чему это она сказала? А потом все и открылось. Стала я работать казначеем в церкви Святителя Николая Чудотворца на Рогожском кладбище. Предсказала мне старица, что буду помощником, а потом и старостой в этом храме. Есть у меня грамота, подписанная Патриархом Пименом за труд и помощь в восстановление храма.  Все, что предсказала матушка мне и моим детям, сбылось. Схимонахиня Севастиана  скончалась в 1970 году, похоронена на Рогожском кладбище. К ней много людей ходило за советом и помощью при жизни, а теперь вот и на могилку ходят.
Схимонахини Севастиана и  Серафима были великими подвижницами и молитвенницами как при жизни так и по своей блаженной кончине. К их молитвенному заступничеству я прибегаю и по сей день. Слава Богу за все!»


*  *  *

В настоящее время готовится материал к прославлению схимонахини Серафимы (Бирюлёвской). Просьба ко всем Православным людям, лично знавшим старицу Серафиму, ко всем, кто узнав о старице недавно, мысленно обращался к ней за молитвенной помощью и вскоре получал просимое, предоставить записанные свидетельства настоятелю храма Святителя Николая Мирликийского в Бирюлево, протоиерею Виталию Тогубицкому.
Адрес храма: 117546 Москва, Булатниковский пр., 8А.
Тел. (495) 393-75-01, 383-50-49
На общественном транспорте добраться до храма можно:
от метро «Пражская» — автобус 296 в сторону м / р-на «Бирюлёво-Западное», остановка «Универсам». Маршрутные такси: 296, 609 (остановка Универсам),   610, 635 (остановка «Продмаг»).
от метро «Калужская» — автобус 671, маршрутка 671, остановка «Универсам».
от метро «Варшавская» — автобус 635, остановка «Продмаг».
от Павелецкого вокзала — до станции Бирюлёво-Товарная, далее пешком.
Храм открыт ежедневно.

Ссылки

  1 Вероятно, имеется ввиду г. Кашин (Тверской области). В этом случае склонение допустимо. У с. Кашино (Волоколамского р-на, Московской области), в названии склонение недопустимо. Утверждать же с полной уверенностью, город или село является точным местом рождения будущей схим. Серафимы, не берусь. Так как свидетелей тех событий давно уже нет в живых и сие ведомо только Богу.

  2 Упоминание о жребии есть в житии Преподобного Кукши Нового. Он благословлял класть жребий: «Когда не знаешь, как в жизни поступить, положи жребий: напиши две записочки («сделать так-то» и «не делать так-то»), скатай каждую в трубочку, положи под икону и прочитай акафист Матери Божией, а потом вынимай, не глядя, любую записку. Что в ней написано, то и выполняй. Но смотри, если положишь, да не выполнишь (!..)», — и о. Кукша строго погрозил пальцем.

  3 Овраг и колодец сохранились до нашего времени.

  4 В посёлке Коммунарка в годы безверия буквально вся земля пропитана кровью расстрелянных, замученных жертв политических репрессий. Здесь находится одно из самых крупных массовых захоронений жертв политических репрессий в Москве (спецобъект НКВД).

  5 У длительно лежащих больных на участках тела, которые подвергаются систематическому давлению, образуются пролежни — язвенно-некротические и дистрофические изменения тканей.

  О схимонахине Гаврииле (в монашестве Татианы) известно очень мало… Дочь келейницы Марии, Серафима Кузьминична, вспоминала: «У схим. Гавриилы была очень большая икона «Споручница грешных», которая чуть не сгорела во время пожара. В доме в Филимонках начался пожар… Схим. Гавриила икону схватила в охапку и на улицу выскочила. Дом сгорел, а икону она спасла. Икона эта потом пошла на станцию Лобня, там батюшка был, Владынский, он ее взял к себе на сохранение).

  6 В народе живет предание, что крест этот матушка спасла от поругания во времена гонения. (До этого крест находился в алтаре Княже-Владимирского женского монастыря на горнем месте). Однажды на могилке подвижницы пожилой мужчина рассказал мне, что когда повсеместно закрывали и разоряли монастыри и церкви, крест передали схимонахине Серафиме на хранение. Дочь келейницы Серафима поведала мне также, что у матушки на хранении были икона и монастырские книги. После кончины схим. Серафимы монастырская чудотворная икона «Скоропослушница» была передана отцу Феодору, в Дмитров, монастырские книги у отца Николая в Черкизове. Дивные духовные сочинения матушки, которые она писала, приспособившись своею скрюченной рукою, у некой Валентины, работавшей в бухгалтерии Данилова монастыря. О том, что келейный крест находился у матушки, свидетельствует и Анна Петровна Виноградова.

  7 Говорят, что матушка сама еще перед смертью попросила на могилке камушек поставить… Прозорливая старица знала, что будут к ней люди приходить и через камушек с просьбами обращаться. Собирая воспоминания, услышала такие слова от одного пожилого мужчины: — «Матушка говорила, — поставьте мне камушек на могилку, чтобы мне было за что ухватиться, когда земля гореть будет во время Страшного Суда. (Так ли это на самом деле или нет, не ведаю, а люди говорят). Еще он рассказал, что это не тот камушек, что вначале после кончины на могиле был. Тот, к сожалению, кто-то унес, положили другой, похожий на прежний. Жаль, что многие не ведают, что творят, нет у них страха Божьего… О том, что камушек уносили дважды, свидетельствует и А. П. Виноградова.
«На оградке однажды даже была надпись, просьба к тем, кто забрал Серафимушкин камушек, греха на душу не брать и вернуть», — свидетельствует Д.М. Утенков. 
Однажды старожилы поведали мне об истории исчезновения и чудесного возвращения Серафимушкиного камушка: — «Исчез он, как и первый, кто унес, где искать… Собрались уже новый ставить, а тут передают (анонимно) пакет, а там камушек и записка к нему прилагается, в которой человек, унесший его, просит прощения за свой поступок. Пишет, что явилась к нему во сне схимонахиня Серафима и сказала: «Напрасно ты мой камень с могилы унес, он тебе не поможет. Верни на место, не бери греха на душу…»  В третий раз пропал камушек в октябре 2007 г. Староста храма р. Б. Наталия пошла к отцу Константину за советом. Батюшка выслушал и успокоил ее: «Не переживай, вернут. Матушка Серафима их вразумит!» И вправду на следующий день камушек был на месте.

  8 На старом труднопроходимом кладбище у монастыря находятся могилки последних монастырских насельниц. В одной ограде с блаженной Исидорой, схимонахиней Митрофанией покоится и прах монахини Татианы.

   9 — «Мы ее звали Полиной, — вспоминает А.П. Виноградова, — а в крещении она Пелагея была. Привозила в храм детей из интерната, крестила… Посвятила всю свою жизнь Богу, и  детишкам. Знала хорошо духовное пение. Когда привозила деток причащать, с нами стояла на клиросе». По утверждению Анны Петровны, Пелагея не была знакома с матушкой Серафимой. Так ли это, об одной ли и той же Пелагее идет речь, сказать сложно. Слишком много времени прошло с той поры. Возможно к следующему переизданию книги, будут новые дополнения, и многое в этой истории прояснится. А пока пусть простит нас благочестивый читатель и не судит слишком строго.

  10 Блаженная старица Ольга (Московская) ходила на Рогожское кладбище к могилке матушки Севастианы. Когда старица Севастиана скончалась в 1970-м году, многие ее духовные чада перешли к матушке Ольге (1871 — 1973 гг.). Похоронена на Калитниковском кладбище в Москве. Были и другие подвижники у нас — и они хранили Россию.

На снимках: портрет бирюлевской подвижницы схимонахини Серафимы; благочестивая семья Ушаковых (справа — маленькая София, будущая схимница); схимонахиня Серафима.

Татьяна Велк-Угланова
г. Москва
08.02.2008
Дата: 8 февраля 2008
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru