Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Молюсь, чтобы Господь даровал мне любовь»

Интервью с Архимандритом Иеронимом (Шурыгиным), наместником Свято-Троицкого мужского монастыря в Алатыре.


Краса дивная русской земли

В небольшом городке Алатыре, что в Чувашии, незримый свет Божественной любви разливается по всей округе от стен древнего Свято-Троицкого мужского монастыря. Неспешно ступаешь по уютным, ухоженным улочкам, а взгляд невольно задерживается на витой архитектуре старинных купеческих особняков, на строгости потемневших от времени фасадов частных жилых домов, овитых свежей весенней зеленью, раскидистыми ветвями цветущей черемухи, и ощущаешь особую благодать, спокойствие и тишину, которые поселяются вдруг в твоем мятущемся сердце.
И вот перед глазами величественный семиглавый Троицкий собор — средоточие духовной силы обители с почти полутысячелетней историей. Летописание ее связано с именем Преподобного Серафима Саровского. В начале XIX века настоятелем Свято-Троицкого монастыря стал Архимандрит Авраамий (Соловьев) вместо назначенного сюда поначалу Батюшки Серафима. Преосвященнейший Павел трижды просил отца Серафима принять обитель под свою опеку, но Батюшка уже готовился тогда к пустынническому житию. Архимандриту Авраамию удалось перенести в Алатырь ту изумительную атмосферу братолюбия, что всегда ощущалась в Саровской пустыни. Были в истории монастыря набеги чувашей, мордвы и татар, были пожары и разрушения, но он вновь и вновь возрождался, отстраивался, преображался и наращивал духовную мощь. Неизменной оставалась жертвенная братская любовь ко всем страждущим и ищущим утешения в церковных стенах. Она и сегодня жива, эта любовь. Ее наблюдаешь каждый день среди монашествующих, видишь, как внимательны насельники к нуждам паломников, к каждому приехавшему за духовной поддержкой или обратившемуся с вопросом. И пример искренней, деятельной любви подает сам наместник монастыря Архимандрит Иероним (Шурыгин). Каждое утро после Литургии и трапезы у дверей его келии выстраиваются богомольцы с кучей разновозрастной ребятни, чтобы начать день с благословения любимого батюшки. Отец Иероним радостно и энергично помазывает всех елеем, одаривает конфетками, а затем ведет душеспасительные беседы с духовными чадами. Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Ставрополь, Нефтеюганск, Самара, Сызрань, Ульяновск — вот неполный перечень городов, названия которых я случайно услышала, ожидая свой черед возле келии батюшки.

Трагическое, святое место

Свято-Троицкий монастырь — ровесник Алатыря. Город заложен в 1552 году по повелению Царя Иоанна Грозного на слиянии рек Суры и Алатыря. В 1748 году во время расчистки места под строительство главного каменного собора в честь Святой Живоначальной Троицы был обретен гроб с мощами подвизавшегося здесь полвека назад схимонаха Вассиана. Время не тронуло тлением ни тела подвижника, ни его гроба и облачения. От мощей начались исцеления, и к монастырю отовсюду потянулись для поклонения жаждущие излечения паломники, — тем и прославилась святая обитель. Слава ее возрастала вплоть до закрытия монастыря в 1929 году. А в 1904 году был обустроен колодец недалеко от усыпальницы святого Вассиана, куда он, по преданию, сбросил свои вериги и власяницу, избегая человеческой славы. И по сей день в пещерном храме во имя Преподобного Серафима Саровского бьет Вассиановский источник, целебная сила воды которого помогает от многих болезней. Точное место последнего погребения подвижника неизвестно: перед закрытием обители монахи сокрыли мощи. Но братия усердно молятся и верят, что со временем Господь откроет эту тайну.
С 1919 года начался самый трагический период в истории монастыря. Был арестован и отправлен на Соловки настоятель, тихий молитвенник Архимандрит Даниил и в 30-х годах расстрелян там. Монахов всех тоже убили. А в храмах и келиях святой обители расположились баянная фабрика и зона НКВД. Уже в наши дни на территории монастыря были обнаружены останки более трехсот невинно загубленных душ, среди которых — немало детских; все они сейчас бережно погребены. Вся территория монастыря устлана костьми Православных — это трагическое, святое место. В годы войны здесь разместились лыжное производство и табачно-махорочная фабрика, которая просуществовала до 1988 года. Когда в ноябре 1995 года отец Иероним принял обитель под свою опеку, здесь были полное запустение и разруха. От благолепия минувших времен остались лишь остовы полуразрушенных церквей и келий. Трудами наместника и братии монастырь постепенно восставал из руин. Появились благодетели, постоянно помогающие средствами и материалами. Так, в свое время директор одного из уральских заводов пожертвовал на нужды монастыря шестьдесят три вагона кирпича.
В монастыре немало старинных образов, сохранившихся до наших дней. Среди них особо почитаемые — пожалованная Царем Иоанном Грозным икона Спаса Нерукотворного и Четвертаковская Казанская икона Божией Матери, в середине XIX века спасшая Алатырь от эпидемии холеры. С 1998 года действует монастырский Рождественский скит, с храмом в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Братия скита обрабатывает 320 гектаров плодородной земли, занимается животноводческим, птицеводческим, рыбным хозяйством, пчеловодством. Сегодня в Свято-Троицком монастыре подвизаются более ста семидесяти насельников. Из них — сорок шесть монашествующих, пятьдесят восемь послушников, два схимника. Около семидесяти человек братии молится и трудится во славу Божию в Рождественском скиту.
Архимандрит Иероним родом из Новороссийска, был преуспевающим молодым человеком. На монашеский путь его направил Архимандрит Иларион, который умер в возрасте ста восемнадцати лет. Этот батюшка был известен в шестидесятых годах тем, что воскресил сына генерала ракетных войск. В Псково-Печерский монастырь, под духовное руководство Архимандрита Иоанна (Крестьянкина), отца Иеронима благословил его духовник отец Серафим (Тяпочкин). Впоследствии отец Иероним долгие годы подвизался на Афоне, был отшельником в Иудейской пустыне, в Палестине, где питался одной пустынной травой. Со Святой Земли в Россию прибыл по благословению Митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы. С тех пор он здесь.

«Идите путем средним…»

— Отец Иероним, ваш монастырь ежедневно принимает множество паломников. Что подвигает нынешнего человека на поездки по святым местам? Чего ищет он и находит ли?
— Люди к нам едут самые разные: разных сословий, положений, жизненных установок.
Много прибывает любопытных. Но тех, кто по-настоящему желает спастись, совсем немного. Третья категория — блуждающие. Это люди, которые не знают, чего хотят от жизни, у них апатия ко всему, даже к самим себе.
Время сейчас, несомненно, тяжелое. Хотя, казалось бы, все возможно, все дозволено. Но эта вседозволенность и всевозможность завела нас в тупик. Ситуация в России после падения железного занавеса стала развиваться не в том направлении. Люди обратили свои взоры на Запад, а не на свою самобытность и культуру, не на возрождение своей души и укрепление семьи. И все же очень радует сегодня молодежь. Немало молодых людей приезжает в монастырь целенаправленно, чтобы посвятить себя монашеству. Родители их порой недоумевают, иногда негодуют, но со временем, поразмыслив и разобравшись, благословляют детей на монашеское служение.
Любой монастырь должен быть источником духовной целительности для каждого из нас. Нередко приезжают люди бесноватые, которые ищут и требуют того, до чего сами еще духовно не созрели, не доросли. И если бы они вот так, с ходу исцелялись, это не пошло бы им на пользу, не было бы спасительным для их души. Ведь духовную силу нам дает та мера молитвенности, стремления к святости, которая или есть в нашем сердце, или ее нет. И если она есть, то бес не только безсилен против нас, но даже и приблизиться к нам не посмеет. Лишь когда человек достигнет понимания того, что через все скорби, искушения и даже трагедии надо проходить безропотно, — тогда у него появляется надежда на спасение. Таким путем шли все святые, такой путь показал нам Сам Господь Иисус Христос, добровольно страдавший за нас на Кресте. Через смерть и ад Он открыл нам новый мир — Царствие Небесное, — который прежде был заключен грехом падшего нашего прародителя Адама.
Несмотря на все сложности современной жизни, мы не лишены надежды. Если разумно, с рассудительностью поливать самые слабые ростки веры, они со временем принесут хорошие плоды, которые будут радовать всех. Но, к сожалению, сейчас пошли какие-то новые течения. И виноваты в этом те люди, которые называют себя Православными, на самом же деле — весьма далеки от этого. Они делают такие выводы, которые не сопоставимы со здравомыслием. Взять хотя бы тех, кто зарылся в Пензенской области. «Подвизаются», считают себя мучениками, ждут конца света. Конец придет, он нас ждать не будет. Считаю, что их поступок — перебор, неправильное понимание сути духовной жизни. Многие изначально взваливают на себя слишком большие подвиги, а потом начинаются у них внутренние брожения. Это неправильно. Подвиги надо брать разумно, по силе духовной, душевной, физической, и нести их. Пусть немного, но постоянно. И при каждом столкновении со скорбями и искушениями всегда благодарить Бога и радоваться. Господь не налагает на нас чересчур обременительных уз, не требует от нас никаких особых подвигов. Напротив, Он призывает нас идти средним путем, и на этом среднем пути мы найдем сокровищницу — тот безценный бисер, о котором сказано в Евангелии. Если мы найдем его и правильно понесем — спасемся.

«Главное для монаха — молитва»

— Как хорошо здесь, в обители! Кто помогал и сейчас помогает вам ее восстанавливать и благоукрашать?
— Непросто все это давалось. Господь посылал нам Свои блага соразмерно нашим скорбям, искушениям, которые мы переносили. Бывало, даже не без ропота внутри души своей. Ропот губит наши дела, но мы, конечно, в этом каялись, старались не допускать его более. И потихоньку, помаленьку Господь располагал и располагает души тех людей, которые желают обители возрождения и помогают своими средствами. Иногда люди приезжают и сокрушаются: вот, вкладывали сбережения в тот или иной храм или монастырь, а результата нет. Тогда я говорю, что они сами в этом виноваты. Надо было начинать с малого. Помогли немного — подождите. Если результат есть — еще помогите. А если никаких изменений не происходит — надо прекращать. Наши же благодетели видят, что все превращается в дело. Мы — монашествующие, а это особое сословие в Церкви. Здесь больше думают об обители, потому что мы одна семья. Главное для монаха — молитва, стремление к достижению любви к Спасителю и ближним своим, людям, которые рядом с тобой находятся, нуждаются в твоей поддержке.
Сейчас часто говорят о конце мира. Конец мира приближается, но и от нас многое зависит. Если обратимся к Богу, покаемся, будем жить благочестиво — конец мира отодвинется по времени. А если будем грешить и отходить от Истины Церковной — сами приблизим этот конец.
— Батюшка, у вас много духовных чад. С чем идут и едут сегодня люди к духовному отцу?
— Я сам несовершенный, и когда даю советы — очень осторожно к этому подхожу. Люди очень разные и порой вложенный в слова смысл понимают весьма своеобразно, а в результате делают неправильные выводы. Поэтому я в конце беседы обычно задаю вопрос: «Как вы поняли?» Выслушиваю ответ, и если что-то не так, подправляю. Все мы ищущие, независимо от того, кто из нас священник, монах или мирянин. Все мы ищем в Церкви спасительного пути, боремся со страстями внутри нас, прилогами вражиими. И если не унываем и твердо стоим на этом пути, — Господь дает нам силу и ту степень духовности, в меру которой мы подвизаемся.
Прежде всего я даю понять, что надо быть строже к себе и снисходительнее к ближним. Если мы рассматриваем пороки других, а собой не занимаемся, тогда мы, считаю, прожигаем жизнь втуне и можем впасть в прелесть или другие искушения.
— Крепка ли сегодня в нас вера? Сопоставима ли с крепостью стен церковных?
— Несмотря ни на что, наша Россия еще удивит весь мир. Когда придет время испытаний, сонм мучеников вновь выйдет вперед и докажет незыб-лемую Истинность Православия.
— Отец Иероним, о чем ваша молитва ко Господу в каждый день и в каждый час?
— Моя молитва о том, чтобы Господь дал мне страх Божий, память смертную, чтобы даровал мне ту любовь, которая помогала бы окормлять ближних. Несмотря на невзгоды, болезни, искушения, принимать народ, наставлять осторожно. Чтобы каждый из нас нес по духовному разумению своему и силе своей тот самый жертвенный подвиг и спасался.

«Спасаться можно в любом месте»

— Проникают ли сегодня в церковную ограду какие-то негативные явления из мира?
— Да. Мир пользуется несовершенством верующих. Несмотря на то что тот или иной человек священник или монах, в нем тоже есть зачатки греха, с которыми он борется. Одни борются от чистого сердца, прилагая все свои силы, чтобы стать выше духовно. А некоторые, поборовшись, опускают руки и даже ниспадают ниже, чем жили до этого, в миру. Это соблазняет неверующих, безбожников и ищущих повода к соблазну, и такой повод они как раз здесь и находят. Как говорится, в семье не без урода. Конечно, Церковь старается такого брата поддержать, помочь ему. Но если он не хочет, если противится, то тогда Церковь отсекает его. Но не сразу.
— Нынче исполняется девяносто лет убиения Помазанника Божия — Императора Николая II и Его Семьи. Печать этого греха лежит на каждом из нас…
— Я считаю, мы уже покаялись перед Царем, Церковь прославила его в лике святых. И Церковь, и народ омылись за это убийство большой кровью. В лагерях тридцатых годов, в войне сорок первого — сорок пятого годов, и в наши дни тоже. Я юношей в Новороссийске знал великих отцов, которые жили при дворе последнего Императора. Они рассказали, как жили Император, Его Семья, — они умилялись! И все то вздорное, что читаем мы иногда в прессе об Императоре, — искусственно созданный негатив против Царской Семьи.
— Глобализация наступает. Возможно, недалеко уже время, когда из-за биометрии в загранпаспортах некоторые верующие откажут себе в возможности помолиться на Гробе Господнем, посетить святые места за границей…
— Глобализация уже наступила… А что касается поездок — скажу так. Не то важно, в каких стенах ты молишься. В свое время, когда я приехал из-за рубежа, предложил батюшке Иоанну (Крестьянкину) свозить его на Святую Землю, тем более что и возможность такая у меня была. Он улыбнулся и тихонько сказал в ответ: «Спасибо тебе за заботу. Но я когда захочу — помолюсь и там». Мне было очень стыдно за свое предложение, хотя и высказанное от чистого сердца.
Спасаться можно в любом месте, все зависит от того, как мы живем, по-Православному ли. Как мы пропо-ведуем свою веру, исполняем ли незыблемые догматы нашей Церкви. А незыблемость их утверждена семью Вселенскими Православными Соборами.
— Как вы относитесь к обращению Епископа Чукотского Диомида?
— Лучше бы он этого не делал. Не надо было ему выступать. Во-первых, несвоевременно. Во-вторых, многие так и не поняли, что же хотел сказать Владыка Диомид. Лучше бы критику он начал с себя. А там, глядишь, понял бы, что не надо ему выходить за тот рубеж, к которому он еще не готов. Все произошедшее лишь дало подкормку тем людям, которые воспользовались ситуацией и начали прославлять его чуть ли не как мученика. Но до мученичества всем нам еще очень далеко, еще неизвестно, как жизнь свою окончим. А смута пошла страшная.
— Батюшка, расскажите о личном своем духовном пути.
— Я не собирался быть ни монахом, ни священником. Много учился. Ради послушания пошел к одному старцу, Архимандриту Илариону. В Абхазии его многие знают. Этот духоносный старец сказал, что мой путь только монашеский. И я пошел по этому пути. Уже тридцать два года в монашестве.
— И по традиции, батюшка, духовный совет читателям нашей газеты.
— Сейчас даже среди Православных много таких, которые мутят народ, пастырей, монахов. И когда меня спрашивают, как вы смотрите на переход на новый стиль Церковного Богослужения, на русский язык, на сокращение молитвенных служб, я отвечаю: отрицательно. Никогда на это не пойду, останусь на том рубеже, который принял от Купели Таинства Крещения, свято и незыблемо.

Из бесед Архимандрита Иеронима с братией:
«Кто научился любить людей, тот полюбит Бога всем сердцем. Кто старается любить Господа, но не любит ближних своих, тот ошибется: Бог не примет его любовь, потому что она не созиждется на тех, кто рядом с ним».
«Человек научился всей премудрости нашей земной жизни: космические корабли летают в космос, плавают по воздуху корабли в виде самолетов, плавают корабли, бороздя водное пространство; как саранча, ползают по земле автомобили, по железке тянутся тепловозы, электровозы с большими составами, управляет человек и компьютером, — а сердцем своим управить не может. Почему? Потому что сердце — это тот особый двигатель, та великая тайна, которую надо познать через самоукорение, через покаяние, через молитву и Богомыслие».
«Суета сует, по притче Соломона, осуетила нас. И порой мы творим дела внешние, а о внутреннем делании забываем. Мы помним о нем, но почему-то нашей современностью оно отодвинуто на задний план. Мне кажется, нужно пересмотреть каждому самого себя и духовное поставить на первое место, а остальное — на второе, то есть переместить. А чтобы переместить, нужна титаническая работа над самим собой, чтобы познать: кто я?»

На снимках: Архимандрит Иероним (Шурыгин);храм во имя Преподобного Сергия Радонежского.

Ирина Гордеева
23.05.2008
1045
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru