Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«Наши фильмы способны пробуждать добрые чувства»

Беседа с режиссером-документалистом Дмитрием Одерусовым о Православных телепередачах на телевидении.


Беседа с режиссером-документалистом Дмитрием Одерусовым о Православных телепередачах на телевидении.

Дмитрий Леонидович Одерусов — режиссер Творческой группы «35ММ», автор Православных документальных и телевизионных фильмов, имеет награды международных и российских фестивалей, один из авторов известного фильма «Стояние Зои». Он уже много лет сотрудничает с Православным телеканалом «Союз». Мы говорим о его работе, о фильмах и о современной Православной тележурналистике.

«Работа на телевидении стала для меня не полезна»

— Дмитрий Леонидович, почему вы ушли из светской журналистики и чем вы занимаетесь сейчас?
— В 1991 году в Самаре появилась телевизионная компания СКаТ — первая в области негосударственная телекомпания. Я был одним из тех, кто начинал СКаТ. Работал звукорежиссером, освоил профессию режиссера монтажа. И через какое-то время у меня возникло желание двигаться дальше, развиваться, профессионально расти. Я ушел в творческое объединение «РИО». Потом меня пригласили на место главного режиссера в телевизионно-радиовещательную компанию «Терра». Основной моей работой было курировать новостные выпуски. Это было не слишком интересно и, мягко говоря, не полезно для меня. Одна журналистка, не буду называть ее имени, рассказывала мне, и не только мне, конечно, что новостные репортажи с места катастрофы она иногда делала, стоя на… трупе! Это, по ее мнению, усиливало впечатление у зрителей. Мне с такой журналистикой было не по пути. Работа на телевидении стала в чем-то опасной для души, а не просто неинтересной.
Тогда мы и создали свой проект, Творческую группу «35ММ», в которую вошли три человека. И с тех пор то, что мы делаем (и стараемся делать хорошо), — это любая кино — и видеопродукция самого широкого профиля. Было очень удачное время, когда мы полтора года работали на Самарской студии кинохроники. Здесь мы освоили работу с кинопленкой, сделали несколько фильмов. Сейчас мы сами выбираем проекты, сами принимаем решение — что нам делать. Например, у нас есть возможность производить социальные ролики, которые нужны людям, способны пробудить добрые чувства, заставить взглянуть на проблемы, которые существуют в сегодняшнем обществе.
— А в чем отличие светской и Православной тележурналистики, по-вашему?
— Мне кажется, светская тележурналистика сейчас — это сплошной гламур. Многие говорили, что этот гламур может прийти и в Православную журналистику, но, слава Богу, пока этого нет. Мне кажется, что в России говорить о светской и Православной журналистике, наверное, не совсем верно. Все-таки большая часть людей относит себя к Православным. Но почему-то в профессиональной жизни это не всегда заметно. На любые новости должен быть взгляд Православного человека. Должна быть точка зрения Православного человека на те или иные события. А у нас этого нет в новостях. Да и сами новости идут безумные и бездарные. И люди, которые их ведут, не вызывают доверия. А оно должно возникать у зрителя, и это уже вещь профессиональная. Мне довелось побывать на телеканале «Франция-3» в Париже и в Ницце. И я посмотрел, как там делаются новости. Первое отличие, которое мне бросилось в глаза, — ведущие. Там о новостях рассказывают люди в возрасте 45-50 лет. Почему? Потому что, глядя на них, у зрителя возникает чувство достоверности. И речь у них спокойная, такое же спокойное изложение информации. А что мы видим у нас? Эмоции, которые не всегда к месту, очень быстрый темп речи, который порой невозможно понять, не тот возрастной уровень. Репортажи ведут бойкие юноши и девушки едва за двадцать лет.

Этот человек помог мне обрести веру…

— Вы делали различные циклы Православных передач на самарском телевидении. Расскажите, пожалуйста, об этом.
— Первый Православный цикл передач, который стал выходить в Самаре, назывался «Путь». Мы начинали делать его вместе с Алексеем Алексеевичем Солоницыным в 1991 году. Цикл этот жил достаточно долго, я уже успел сменить две телекомпании. А в 1995 году у нас в телекомпании неожиданно появились два человека — Владимир Ильич Осипов и Юрий Владимирович Изъятский. Ко мне подошел оператор Игорь Пензин и сказал: «Тут такая интересная вещь намечается. Представь себе, что это не телепередача, а документальное кино». Я спросил, что это за люди и что мы будем делать. Мне ответили, что Осипов — профессиональный режиссер, окончил ВГИК. А  передачи будут сниматься о Православии. Так появилась на «РИО» Православная телепередача «Благовест». Затем мы стали делать православные фильмы на «Терре». Это было как новая струя, новый глоток воздуха. Мне стало интересно, что за человек этот Владимир Осипов, можно ли с ним работать и что из этого выйдет. Я не мог тогда предположить, что мы будем очень много работать вместе, не мог подумать, насколько тесно в дальнейшем переплетутся наши судьбы. Я очень благодарен Владимиру Осипову. Это один из тех редких людей, которые попадаются на жизненном пути для того, чтобы человека привести к Богу. И он сумел это сделать, сумел так подействовать на съемочную группу, на меня, что никто из нас не остался равнодушным.
Первые передачи были ориентированы больше на людей невоцерковленных, но интересующихся религиозными вопросами. То есть практически она была рассчитана на таких, как я. Владимир Осипов всегда спрашивал нас, людей мало знающих о вере, о Православии, что нам интересно, какие темы мы хотим поднять. Мы с ним садились и обсуждали. Программа делалась доступным языком, понятным каждому. Там рассказывалось и о событиях, которые происходили на самарской земле, и о самарских подвижниках, и о храмах, о святых местах Самары и губернии. Мы изъездили всю область, выезжали и за ее пределы. Мы ездили в оренбургское село Державино к мироточащим и кровоточащим иконам. Снимали и о мистических и таинственных событиях, которые происходили в Самаре, стали уже легендарными. Например, о стоянии Зои.
Мы сделали фильм о страшном голоде, который был в Поволжье в начале 20-х годов прошлого века. Это был, как мне кажется, замечательный фильм. Мы поехали с ним в Москву на фестиваль «Православие на телевидении», это было наше первое участие в фестивале. И почему-то натолкнулись на резкую критику и неприятие этого фильма. Мы считали, что в настоящем Православном фильме должен быть взгляд Православного человека на те события, которые действительно были. И если был страшный голод — об этом нужно рассказать, если были случаи людоедства, страшные вещи, — тоже нужно рассказывать. Иначе люди об этом не будут знать, ведь очевидцы уходят. Тогда Володя высказал замечательную мысль — с каждым годом фильм наш будет иметь все большую ценность, именно потому что люди уходят, а фильм — это документальное свидетельство того, что было. Я думаю, что этот фильм до конца еще не оценен.

«Стояние Зои» в кинематографе

— Иная была судьба у фильма «Стояние Зои». Он снимался очень долго, почти девять месяцев. Мы вначале сняли летом всю натуру — домик, где Зоя окаменела, людей, которые там живут. А потом возникла идея ввести в фильм игровое действие. Тогда еще не было на телевидении приема реконструкции, не было этих безумных передач, когда в каждой программе нужно что-то реконструировать. Поэтому мы действовали как бы на ощупь. Мы придумали, как сделать так, чтобы и не повторить на экране тот грех, из-за которого Зоя была так страшно наказана, и чтобы у людей было ощущение достоверности происходящего. Мы постарались донести атмосферу, которая была в те времена. Выбрали актеров, сказали им, что можно, что нельзя, и этого строго придерживались.

Дмитрий Одерусов и Владимир Осипов (справа) работают над созданием Православной телепередачи, 1997 год.
Тогда же были сняты синхроны ведущего, Владимира Осипова. Мы решили, что ведущий должен несколько раз появляться в фильме, для того чтобы прокомментировать и дать оценку ситуации.
У этого фильма, как я уже сказал, была счастливая фестивальная судьба. На фестивале «Православие на телевидении» мы взяли сразу три приза за этот фильм. И, насколько я сейчас знаю, картина уже живет своей отдельной жизнью, как, впрочем, и все остальные наши фильмы. Мы уже ничего не можем с этим поделать, она выложена где только угодно, ну и слава Богу.
— Как вы сами относитесь к чуду стояния Зои?
— Об этом чуде я впервые услышал от своей прабабушки Евдокии Николаевны. Она была очень верующим человеком. Я помню, что у нее стояла большая Иверская икона Божией Матери, а рядом с ней — маленькая икона Святителя Николая. Бабушка рассказывала, что это очень строгий святой, тогда она мне и рассказала о стоянии Зои.
Сейчас есть разные мнения — было это чудо или не было. Я думаю, что однозначно было, потому что не было бы таких разговоров, не было бы массового похода в храмы, когда люди шли креститься после этого чуда. Я считаю, что это было явлено — причем так явно, что уже более явно это и невозможно, — только для того, чтобы люди задумались и постарались изменить себя.
— А вы видели недавний фильм «Чудо» Александра Прошкина?
— Да, видел. Я честно скажу — мне фильм не очень понравился. Конечно, в фильме есть хорошие актерские работы, но в целом он не оставляет положительного впечатления. Во-первых, мы непосредственно были в этом домике и представляли, что там могло происходить. А там все представлено по-другому, характеры героев, их мотивация — другие. Мне показался лишним персонаж Хрущева. Всем известно, что этот человек гнал Церковь и обещал показать по телевизору «последнего попа». А в фильме он чуть ли не героем показан. Мне этот момент непонятен. Если бы его, предположим, чудо зацепило как-то, заставило задуматься, хотя бы в фильме, можно было бы понять. Но там это прошло пустым достаточно эпизодом.
Потом, там сделали то, что мы не рискнули сделать. Когда мы работали над фильмом, я спросил Володю Осипова, можно ли показать застывшую девушку с иконой. Он сказал, что такой вариант возможен — она же с ней танцевать не будет. И у нас была снята застывшая девушка в разных ракурсах. Но когда мы монтировали картину, мы посмотрели и поняли, что это — неправда. И выкинули это из ленты. Вместо этого мы дали оценку события теми людьми, которые приходили на то место тогда. Это милиционер, врачи, очевидцы. И это оказалось более правдивым, сыграло больше, нежели просто застывшая девушка.
И дело не в спецэффектах. Даже если бы на тот момент существовали какие-то мощные компьютерные спецэффекты (а графика тогда в России была в зачаточном состоянии), даже если бы мы использовали спецэффекты так, как это сделал режиссер «Чуда» Прошкин, все равно это была бы неправда. Потому что доверия к той сцене, где девушка стояла в фильме «Чудо» вся в паутине, не было никакого. Это напоминало сцену, несущую какую-то неприятную информацию в жутких интерьерах. Это не работало на мозг так, чтобы мы поняли и ужаснулись. Скорее, это была констатация факта, по крайней мере, мне так показалось.

Первый Православный видеоклип

— Вы сейчас сотрудничаете с Православным телеканалом «Союз», с чего все началось?
— Мы сделали первый Православный видеоклип на песню «Встань за веру, Русская земля!», он прошел на всех наших местных телеканалах. А через какое-то время узнали, что есть такой Православный телеканал «Союз», узнали, что у него есть свой сайт, узнали, что возглавляет канал игумен Димитрий (Байбаков). Мы списались с ним. Он спросил, есть ли у нас что-нибудь интересное, чтобы показать. Я говорю: есть. «Стояние Зои», например, «Голод», Православный видеоклип… Ему это понравилось. Мы отправили туда посылку, и игумен Димитрий моментально прислал сообщение, что все получил, и указал время, когда наши работы будут показаны.
— Сотрудничество продолжается?
— Конечно, хотелось бы. Мы были бы рады сделать еще что-то в таком духе, но это очень сложно сейчас. Во-первых, снять живой и увлекательный Православный фильм — затратно. Но главное — он требует людей, которые сейчас потихонечку уходят. Не стало Володи Осипова, и я думаю, что замены ему в этом направлении сейчас просто нет. Потому что он умел таким образом настроить всех людей, что в результате получались просто прекрасные вещи. Он имел и нужный багаж знаний, и талант, и вдохновение. И, как мне кажется, благодать Божия на нем тоже была. Это все имело значение в общей работе.
Сейчас такое ощущение, что Православное телевидение, по крайней мере у нас в Самаре, оно где-то то ли прячется очень сильно, то ли мы его просто плохо видим. Православные телепередачи вытесняются с каналов.
— Расскажите, пожалуйста, об этом Православном видеоклипе. Можно ли его воспринимать как рекламный ролик… Православия?
— Да, в принципе, можно, почему нет? Я думаю, что в этом нет ничего плохого. Потому что сейчас вся наша жизнь состоит из одной рекламы, а уж на телевидении она занимает просто огромное место, по-моему, уже больше времени, чем сами передачи. Почему бы нам не рекламировать Православие? У нас Православная страна. Пускай это будет на телевидении.
Идея снять Православный клип — не наша. Нам позвонили из семинарии и предложили сделать видеоклип на песню, которую очень хорошо исполняет семинарский хор — «Встань за веру, Русская земля!». Мы согласились, но с осторожностью. Взяли благословение у Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия. Около двух недель шла подготовка, было задействовано достаточно большое количество людей — семинаристы, актеры... Снималось все это в Курумоче, у храма. Нужно было точно определить время, чтобы была Архиерейская служба. Потому что эпизод, когда Владыка выходит и благословляет людей, снимался, естественно, без дублей. И слава Богу — у нас все получилось. Что удивительно — нашлись и благотворители, которые помогли финансово.
Клип транслировался на всех самарских телевизионных каналах. Реакция у людей на него — самая разная. Он выложен в интернете (я не знаю, кто это сделал, это были не мы), и я периодически заглядываю на сайт, где он выложен, посмотреть комментарии. Пишут люди совершенно разное — и злое, и доброе. И там впервые я прочел, что это может быть реклама Православия. И подумал: молодцы люди, прекрасно все поняли, что мы хотели сказать.
Мы делали еще помимо этого несколько социальных роликов, имеющих отношение к Православию. Был ролик в поддержку преподавания в школах Основ Православной культуры с актером Владимиром Гальченко, был цикл роликов антиабортной тематики «Рожайте — будем жить». Эти ролики также прошли на всех телеканалах местных и на телеканале «Союз». Когда есть такая возможность, мы стараемся участвовать в таких проектах.
— Вы сотрудничаете с детским епархиальным центром?
— При центре существует своя видеостудия, которой мы стараемся оказывать помощь. Мы курируем там направление «Телевидение» вместе с директором центра Марией Александровной Матанцевой. Мы с центром сделали уже ряд интересных проектов. Например, сделали документальный фильм, посвященный 150-летию Самарской Духовной семинарии, «Путь к Святознанию». Фильм сделан по заказу Правительства Самарской области и при его финансовой поддержке. А копия фильма напечатана на пленке Kodak для показа его в современных кинотеатрах. Мы его показывали на разных фестивалях и на последнем фестивале «Соль земли» стали номинантами, а на международном кинофестивале «Славянская юность» взяли третье место.

Пан Кшиштоф не пропускает воскресных служб…

— Известно, что вы проходили практику у известного во всем мире польского режиссера-католика Кшиштофа Занусси…
— С паном Кшиштофом мы познакомились, когда я работал на телекомпании РИО, он приезжал к нам на прямой эфир. И пан Кшиштоф пообещал, что когда он будет снимать очередной фильм, то пришлет нам приглашение. На самом деле не особо в это верилось, но неожиданно приглашение действительно пришло, и я поехал в Польшу. Пан Кшиштоф снимал тогда картину с длинным провокационным названием «Жизнь как смертельная болезнь, передающаяся половым путем» (в 2000 году этот фильм взял на Московском кинофестивале гран-при).
Пан Кшиштоф человек необычайно талантливый, и не только в сфере кинематографии. Например, он владеет в совершенстве семью языками. По-русски говорит прекрасно, на замечательном литературном русском языке. Нас, «студентов», съехалось к нему в поместье под Варшавой человек двадцать, от 18 до 45 лет. Мы занимали гостевой дом. Среди нас был известный кинорежиссер из Индии, были ребята из Америки, Канады, Франции, Белоруссии и России. Жили мы дружно, следуя четкому распорядку съемок, которые происходили в Варшаве в разных местах.
Интересно было посмотреть, как строится день у кинорежиссера. И мне это очень помогло в дальнейшей жизни. У пана Занусси всегда все четко просчитано, каждый занят своим делом, и при этом никто не гнушается никакой работой ради общего дела. Директор картины может спокойно совершенно, видя, что неудачно лежат провода и мешают, встать на колени и убрать их, для того чтобы общий процесс не останавливался.
Пан Кшиштоф часто обсуждал с нами, как снимать ту или иную сцену в фильме, выслушивал наши предложения, задавал вопросы. Например, был момент, когда у него по сценарию главный герой смертельно болен и уже не может встать с кровати. Он спросил: «Ребята, какими приемами вы можете это донести до зрителя? У меня этой сцены в сценарии нет». Были разные версии, нас сидело тогда человек пятнадцать. Кто-то предложил, чтобы было слышно в коридоре звук каталки, кто-то — показать в кадре капельницу. Мне пришла в голову идея: если человек не может встать, его, скорее всего, умывают. И мне очень приятно, что именно этот эпизод был снят и вошел в фильм.
Пан Кшиштоф очень разносторонний человек. Например, свой выходной день пан Занусси как настоящий католик старался провести всегда с пользой. Иногда он работает как волонтер. Помню, что после храма (пан Кшиштоф не пропускал воскресные службы!) он проводил программы, например, в интернате для слепых детей, его там все знали. Он приходил туда, читал лекции, приглашал кучу людей со всей Польши, и мы тоже были там. Дети устраивали концерт, им было это очень приятно. Я так думаю, его любой человек знает в Польше, потому что он во всех сферах жизни умудряется участвовать. И помимо всего этого нам удавалось с ним поговорить просто о жизни, о Православии в том числе. Недавно он принимал участие в фильме «Вечный город», который делал Владимир Хотиненко — это пять историй о Риме, о первых христианах. Пан Кшиштоф был в качестве ведущего одной из пяти историй. Он входит в папский совет по культуре в Ватикане, но это не помешало ему принять участие в Православном фильме. Честно говоря, я был бы очень рад, если удалось еще раз, с нынешним багажом знаний, побывать на его съемочной площадке и пообщаться. Но сейчас, насколько я знаю, новых съемок у него нет.

Фестиваль «Вера и слово» дал положительный заряд

Дмитрий Одерусов — участник фестиваля Православных СМИ "Вера и слово". 11 октября 2010 г.
— Недавно в Москве прошел фестиваль Православных СМИ, и вы были одним из его участников…
— Да, мы представляли картину «Путь к Святознанию», которая была сделана в детском епархиальном образовательном центре. В первый раз я был на этом фестивале два года назад — он проводится раз в два года. Тогда я понял, что это главный церковный фестиваль, который есть в России. И в этом году у фестиваля был очень высокий статус. Когда я узнал, что будет проходить встреча со Святейшим Патриархом Кириллом, то, конечно, особенно захотелось побывать там.
В плане мероприятий фестиваля было два мастер-класса с телевизионщиками, известными людьми. Был Аркадий Мамонтов, был Феликс Разумовский. Но, к сожалению, участники фестиваля говорили больше о своих внутренних проблемах. Поэтому ушло очень много времени на различные высказывания и мало времени на конструктивное общение. Мне показалось не совсем понятным, почему основная проблема у Православных телевизионщиков — неумение вести прямой эфир с места события. Я думаю, это Православному журналисту не нужно вообще, потому что Православие — не ежеминутная информация, не новости, а обзор, анализ. Поэтому мне показалось, что мастер-класс по этому вопросу был лишним, гораздо интереснее и продуктивнее было бы встретиться с людьми, занятыми созданием профессиональных Православных программ.
Но было очень много интересного и важного сказано Святейшим Патриархом Кириллом. Да и в целом от фестиваля осталось хорошее светлое чувство. Это была некая духовная подпитка на дальнейшую работу, положительный заряд. Наверное, и ради этого люди собираются на фестивали.
Татьяна Горбачева
02.11.2010
Дата: 2 ноября 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru