‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Убогая - значит, у Бога

Записки из богадельни при монастыре.

Записки из богадельни при монастыре.


Автор записок Татьяна Федотова.

В нашей жизни нет ничего случайного. Все в ней, от мала до велика, устраивается Промыслом Божиим. И о каждом из нас у Бога есть Свой замысел, «план», согласно которому Он и ведет человека. Только мы не всегда это понимаем. Однажды в храме, идя к Причастию, я услышала: «Пропустите ее, она - убогая». И меня эти слова не смутили, мне даже стало радостно. И знаете почему? А вчитайтесь внимательно в эти слова: у-бога-я. Значит, я - у Бога, я - Божия.

Убогая я или нет, в том смысле, которое люди обычно вкладывают в это слово, не знаю. Но знаю точно, что Бог любит меня. И я у Бога - в милости. Судите сами.

Заболела я как-то незаметно для себя и неожиданно для своих близких. Хотя росла слабым и болезненным ребенком, и ноги болели уже в детстве, но потом все прошло, и в школьные годы я хорошо каталась на коньках, полюбила балет, занималась в балетной студии. Наша преподавательница, профессиональная балерина, говорила: «Я своих девочек узнаю по походке…» Даже сейчас во сне я все еще хожу легкой, как у балерины, походкой.

«То ходила, как балерина, а то вдруг обезножела», - говорили люди. Хотя обезножела я не вдруг… Сначала заболели руки: три пальца на правой руке согнулись и прижались к ладони, да так, что разогнуть их было невозможно. И всякая попытка их разогнуть приносила такую боль, что слезы катились у меня градом. Много позже узнала, что это редкое заболевание, «контрактура Дюпюитрена», связанное со спазмированием мышц, бывает обычно у людей физического труда после механических травм. Я же, преподаватель иностранных языков, тяжелее авторучки и книжки ничего в руках не держала. Заболевание это лечится долго и упорно, но результат может быть нулевой. Есть и такой вариант: делают обезболивающие, согнутые пальцы чем-то растирают и рывком их выпрямляют. Сильные мужчины делают это даже дома. Но в результате: разрыв сухожилий, связок, мышц и рука не работает.

Две мои близкие приятельницы - обе верующие, врачи - были в шоке. Что это? Откуда? Меня положили в больницу, одна из них была зав. отделением. Обследовали, пытались лечить, но оказалось, что никакое лечение не переношу. Делали пробы на различные лекарства, но организм не хотел ничего воспринимать. Даже витамины, которые раньше переносила, теперь вызывали аллергию. Меня выписали и направили в областной центр - «для уточнения диагноза и назначения лечения». Но не поехала, ибо тогда уже поняла, как скажет мне потом, много лет спустя, одна благочестивая старица, схимонахиня, что у меня «что-то другое». Больше я не лечилась и к врачам не обращалась. Не обращалась даже тогда, когда совсем отнялись ноги, и я три месяца не могла ходить, но об этом чуть позже, а пока…

Работать не могла, раз не могла держать в руках авторучку, взяла отпуск за свой счет. Шел Великий пост, любимое мое время в кругу церковного года. Приближалась Страстная седмица. Верующие люди знают, какое это удивительное, духовно-насыщенное время - болеть некогда. Только не подумайте, что я человек мужественный, совсем нет. С детства плохо переношу боль. Да к тому же еще - слезо-кап-ка. Поэтому, когда было больно, а это было почти всегда, стоило хоть чуть-чуть задеть свою руку, смотрела на свои скрюченные пальцы - ах, какие красивые были у меня руки! - и слезы лились в три ручья. Быстрей бы дожить до Пасхи!

Незаметно пролетела Страстная седмица с ее незабываемыми древними церковными песнопениями: вот уже Великий Четверг, и служба Двенадцати Евангелий, и песнь разбойника благоразумного, которую всегда слушаешь, затаив дыхание, и потом весь год ждешь-ждешь… И вот уже Великая Пятница - Голгофа - Господь на Кресте - и такой пронзительный канон «Плач Пресвятой Богородицы у Креста», и Церковь плачет вместе с Матерью Божией… а затем Великая Суббота - суббота покоя, «да молчит всякая плоть», любимая моя постовая служба, и вот, наконец, Пасха. Слава Богу, дожили.

В полночь я пошла в храм. Народу было много, встала с певчими на левом клиросе. На вопрос: «Как твоя рука?» - показала свою руку с согнутыми пальцами. «Помоги тебе, Господи», - завздыхали наши сердобольные бабушки-певчие.

…Началась праздничная Литургия Светлого Христова Воскресения. И вот за этой Литургией, во время Евхаристического канона, хорошо это помню, только не помню, в какой именно момент, у меня вдруг сильно заломила рука, как будто ее кто-то разламывал, но не обратила на это внимания, ведь в это самое время в алтаре совершается великое и страшное Таинство - приносится безкровная Жертва за грехи наши. Мне всегда, как только запоют: «Тебе поем…», хочется как-то укрыться, спрятаться ото всех, я вся внутренне сжимаюсь… «Господи, не отринь, не оставь, спаси, сохрани и помилуй».

Когда я посмотрела на свою руку - она была совершенно здорова: пальцы выпрямились, они легко сжимались и разжимались. Я высоко подняла руку, показала ее певчим и радостно закричала: «Смотрите, смотрите, ручка моя разогнулась!» - «Тише ты…» - заулыбались мои бабушки, а на амвоне в это время священник возглашал: «Христос Воскресе!» - «Воистину Воскресе!» - ликовала Церковь.

Вот так, чудесным образом, Господь исцелил мою руку.

А потом у меня заболели ноги, так же неожиданно и непонятно, как руки, и я вынуждена была оставить работу и «затвориться» дома. Появилось много свободного времени, которое могла теперь все, без остатка, посвящать Богу: стала больше читать, молиться, чаще ходить в храм, помогала на клиросе. Стала ездить по святым местам. «Твое лечение: молитва, травка да Святые Таинства», - сказал мне старенький архимандрит Феодор из Лаврского скита Марии Магдалины, когда я приехала к нему на исповедь. А позже и старец Иероним Санаксарский († 2001 г.) скажет: «Хорошо, что ты не лечилась, а то сейчас тебе было бы хуже… чаще причащайся - еженедельно, чаще соборуйся… и терпи… все терпи, претерпевый же до конца спасется».

Радость молитвы была так велика, что болезни своей я не чувствовала. И тогда поняла, что Господь, через болезнь, промыслительно взял меня из мира, которым я давно уже тяготилась. А позже у Святителя Игнатия (Брянчанинова) я нашла такие слова, привожу их на память: «Кого Бог избирает во спасение, того Он отвращает от любви к миру скорбями и болезнями».

С тех пор я уже больше не обращалась к врачам и не искала причину своей болезни: физическую ее причину вряд ли кто знает, даже врачи, иначе они могли бы ее лечить, а на духовном уровне все было ясно: такова воля Божия. И перестала терзать себя мыслями, откуда у меня эта болезнь: от колдунов ли, от собственной ли безпечности, по грехам ли моим или же это епитимия за родовой наш грех. Какая теперь разница! Бог попустил, значит надо нести.

Потом, когда к болезни своей я уже привыкла, притерпелась, у меня совсем отнялись ноги. Я уже тогда работала в воскресной школе при храме. Мы только что вернулись с детьми из Дивеева, утром этого дня я причастилась, а поздно вечером - сильная боль в ногах, не могу идти, ноги потеряли силу, как будто из ног кто силу взял. И три месяца не ходила, только передвигала впереди себя стул, «камаз», как называл его Дима - благословленный мне Богом помощник, и опираясь на спинку стула, тащила за собой свои безжизненные ноги. «Будешь ей помогать, - сказал Диме старец в Дивеево, - тебе Господь все даст, все, что тебе нужно». Дима приходил каждый день, делил со мной радости и заботы, а однажды мы даже умудрились с ним в храм сходить. Как? Расскажу: ноги переставлять по лестнице не могла, а живу на пятом этаже, так Дима садился, брал обеими руками мою ногу и осторожно, так как всякое движение причиняло мне ужасную боль, ставил ее на ступеньку. Затем брал другую ногу и так же осторожно ставил ее рядом. И так со ступеньки на ступеньку, с пятого этажа на первый. Сколько ступенек? Не помню… Вот такая была у нас «лествица».

Как только отнялись ноги, сразу же написала в монастырь в Верхотурье, к мощам святого праведного Симеона Верхотурского. Почему туда? Как раз незадолго до того я получила газету «Благовест» с большой статьей об этом монастыре и о целебных мощах. Написала монаху Далмату, который нес в то время послушание у мощей: рассказала, что со мной случилось, о воскресной школе, о том, что с детьми сейчас некому работать, а впереди праздник - Рождество Христово и детей нужно готовить к празднику, а некому… Вот так все просто и мило написала и попросила отслужить молебен у мощей праведника. А в конце с большой верой и дерзновением пишу: «Знаю, праведный Симеон поставит на ноги… пусть поставит меня на ноги к Рождеству».

Письмо отправила, а сама начала читать акафист праведному Симеону, который исцеляет «елеем радования» (Икос 11), мне этот акафист только что привезли из Верхотурья и иконочку с частицей от гроба.

Сороковой день чтения акафиста приходился у меня на 6 января - канун Рождества. И каждое воскресенье меня причащали. Когда вспоминаю те дни, то думаю, что это были самые счастливые дни в моей жизни, потому что Господь был рядом.

К празднику мы с детьми все-таки подготовились, дети ходили ко мне домой, у нас получилось замечательное представление на евангельский сюжет. А уроки в воскресной школе вел вместо меня Дима, всё, как настоящий учитель, по учебному плану, сам он тогда учился в 9 классе. И разве знал он тогда, когда рассказывал ученикам воскресной школы поучительные истории из Ветхого Завета, что всего через несколько лет он, уже иеромонах Феодосий, будет преподавать курс Священного Писания Ветхого Завета воспитанникам Духовной семинарии.

А на Рождество я пошла.

На ночную Рождественскую службу меня повезли на машине, по лестнице шла сама, держась обеими руками за перила. Дима только «подстраховывал», хотя 5 января ноги со ступеньки на ступеньку я еще переставлять не могла.

Служба закончилась, мы пошли с Димой в воскресную школу посмотреть, как украсили ее к празднику и задержались там, а когда вышли из храма, то увидели, что все машины уже разъехались и нам придется идти пешком. Я была легко одета, для машины, боялась замерзнуть и припустилась почти бегом, правда, с палочкой. Уже совсем забыла, что я - не ходячая. «Когда Вы побежали, - скажет мне потом Дима, - я даже лишился дара речи…»

Было раннее утро, 7 января, наступило Рождество Христово.

Вот так все было.

Но мой рассказ о себе - не пример, и это вовсе не значит, что к врачам обращаться не нужно. И нужно, и должно. «И дай место врачу, - говорит нам Святое Писание, - ибо и его создал Господь… ибо он нужен» (Сир. 38: 12).

Но иногда бывает так, что на излечение болезни Бог налагает как бы запрет, когда видит, что болезнь важнее для спасения, чем здоровье. Тогда, как пишут святые отцы, Он и врачей, и лекарства, промыслительно к этому человеку, лишает их целительной силы, ибо Он один только знает: что кому нужно и что полезно, и дает, каждому в свое время - и болезни дает, и исцеления. А кому и почему - не спрашивай, это тайна…

И вот еще что: хотя мы не знаем, отчего и почему мы страдаем или болеем, мы не можем, не должны даже думать, что страдаем безвинно. Уже одно то, что наша душа и тело стали доступны страданиям или болезням, говорит о том, что мы живем или жили не без греха. Сам Господь, исцеляя расслабленного, сказал: «Прощаются тебе грехи твои» (Мф. 9: 2). Это и явилось основанием полного исцеления болящего.

А о себе уже могу сказать точно, что эта болезнь есть особая ко мне, грешной, милость Божия, посланная не в гневе, не в наказание, а по непостижимой Его мудрости и любви. И если бы не эта болезнь - я бы погибла для Жизни Вечной. Но Бог любит меня и хочет моего спасения… И если мне для спасения полезнее болеть, так отчего же мне унывать или просить исцеления? Это мой путь и это мой крест, назначенный Самим Господом.

Единственное, что могу просить у Господа, и прошу, чтобы Он дал силы терпеть, чтобы, как говорил валаамский старец Никита: «…терпением болезни умилостивить праведного Судию, Который, если захочет, посчитает мое терпение вместо добрых дел, которых у меня нет».

Татьяна Федотова, Свято-Троицкий женский монастырь, г. Пенза.

142
Ключевые слова чудо исцеления
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
8

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru