Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

​Самарский златоуст

Так называли протоиерея Иоанна Гончарова духовные чада за его дар проповедника.

Так называли протоиерея Иоанна Гончарова духовные чада за его дар проповедника.

О близком сердцу человеке, только что покинувшем мир, писать всегда тяжело. Хочется тишины... Осмысление потери приходит позже, когда по крупицам складывается весь зримый путь человека до той черты, где открывается уже его незримое, вечное измерение.

Говорить о протоиерее Иоанне Гончарове, 29 сентября окончившем свое земное странствие, и сложно, и легко. Сложно - потому что величину его личности, его почти полувековое пастырское служение, разнообразную миссионерско-просветительскую деятельность еще предстоит собирать и изучить. А легко - потому что он был доступен, открыт, прост в обращении к каждому приходящему к нему. И у этого «каждого» была своя история Встречи. И любой мог сказать после нее: «От этого батюшки исходит благодать!» Счастье - встретить такого по-настоящему духовного наставника!

Он был цельным. Его слова абсолютно согласовывались с его собственной жизнью. Конечно, как и всякий человек, он мог совершать ошибки в чем-то житейском. Но главное - он умел видеть, понимать и исправлять эти ошибки, и тому же учил свою паству. Учил покаянию. Одно из любимых выражений отца Иоанна было: «Простите мое окаянство!»

Батюшка ненавидел фальшь. Сквозь дебри наносного, чего сполна хватает во всяком, он пытался добраться до «настоящего человека».

Все эти прекрасные «блестки» благовоспитанности, лакированности слетали вмиг под проницательным взглядом его ясных голубых глаз. Он как бы «считывал» человека мгновенно, но никогда не показывал ему это, а, напротив, старался говорить на его языке, смотря на его возраст, статус, его душевное состояние. Оттого-то и отходили от него люди с благодарными просветленными, «умытыми» исповедью лицами.

Ключик у него волшебный был. Ключик к сердцу. А «волшебство» это заключалось в непрестанном молитвенном состоянии, в самодисциплине, в жажде преображения и себя, и всего вокруг. Словно небесный свет отражался в его глазах, свет, изливающий любовь, милосердие, радость.

Хотя в последнее время батюшка искренне скорбел о богопротивных явлениях современного мира, безпокоился о нравственном состоянии общества, не боялся открыто обличать лжецов, клеветников, растлителей, отступников от истин Православия, радел о чистоте и сохранности веры, ее победительной и возвышающей сущности.

Слово его доходило до самых дальних глубин души, вытаскивая, встряхивая всю замшелую грязь наших грехов. «Грех - это как расколотое зеркало. Смотришь в него - а образ уже с трещиной». Особенно часто батюшка говорил о приготовлении к личному подвигу каждого христианина, напоминал о внутренней «закалке» перед грядущими искушениями.

Так странно: отец Иоанн был невысокого роста, совсем не богатырского сложения, с негромким, чуть надтреснутым голосом, но когда он проповедовал, словно становился выше, а в храме воцарялась строжайшая тишина. Все старались внимать его речи, а она была порой настолько образна, эмоциональна, по-стародавнему возвышенна, что как будто улетала на высоких нотах к самому куполу. «Самарский златоуст». Это про него. Особый проповеднический дар. Дар слова. Дар, который плавно перетекал в книги, интервью, беседы, лекции, записи на Ютубе. Благодаря последним, кстати, у батюшки появилось много почитателей и из других городов и сопредельных стран.

Читаешь батюшкины книги - словно окунаешься в страницы золотого века русской мысли! Умел протоиерей Иоанн связать единой ниточкой день Вечный, Евангельский, с днем сегодняшним, показать наглядно вечную актуальность слов Спасителя, облечь их в плоть и кровь проблем современного горожанина, придать им новый импульс.

Батюшка любил красоту. Постоянно говорил о ней. Красота - это гармония, это разумная взаимосвязь отдельных частей в едином целом. Красота природы, красота поступка, красота отношений...

Высоко ценил Дружбу. Любимый его тост на праздничных посиделках был: «За здоровье нашей дружбы!» Вдумаемся в смысл!

А посиделки эти были чудесные! Особенно в Новом Буяне, где протоиерей Иоанн Гончаров прослужил долгих 12 лет, за которые успел возродить из руин Казанский храм, построить воскресную школу и дом с гостевыми кельями, с радушием и хлебосольством встречал всех входящих. Какие были посиделки! После пасхальной или рождественской всенощной собиралось человек до ста за общим длинным столом! Привозили кто что мог. Батюшка задавал тон совместной праздничной трапезе, порой отвечал на вопросы, обращал внимание на какие-то важные вещи, но все это было как-то по-семейному тепло, живо, без «академизма». Было радостно, чувствовалась энергия любви и дух христианской общины. Ведь в городе, где много храмов, много и «захожан», трудно создать подобный градус отношений, а чем дальше в глубинку - тем теснее.

И, конечно, батюшка умел и любил пошутить. Его природная артистичность, снисходительная ирония, добродушие, народная простота в общении притягивали и выстраивали наши души.

Отец Иоанн не переставал все время самообразовываться. Книга для него была открытием. До последнего дня он призывал нас читать как можно больше духовных наставлений, жития святых, обязательно Евангелие. Направлял в выборе духовной литературы, рекомендовал каких-либо особенно важных авторов. Ценил слово еще и в поэтическом преломлении, в народном творчестве, особенно в песне, в которой самая суть русской души. Часто на посиделках и в узком кругу мог попросить спеть что-либо совместно. И как же было хорошо, вольно, когда голоса сливались в общем хоре! Сейчас редко поют. Время другое - обособленное. А батюшка пел. Песня - это ведь тоже молитва. «Пою Богу моему!»

А еще отец Иоанн не чурался никакой мужской работы. Ну как же: жить в деревенском доме и ничего не уметь? Мог и огород засадить, и баньку истопить, и попилить-построгать, и о запасах продуктовых порадеть. Шутил: «Вот наступят голодные времена - я вас всех прокормлю». Очень доволен был жизнью в селе, среди лесов и озер, в скромном деревенском доме. И нам всем наказывал иметь хоть какой-то клочок земли.

Местные его уважали, а за советом съезжались из всех волостей.

Главным мерилом жизни настоящего человека должна быть совесть, - подчеркивал батюшка. Как-то раз сказал мне, сокрушающейся о потере денег из-за мошенников: «Не бойся потерять деньги, не бойся потерять здоровье, не бойся потерять даже дом - бойся потерять совесть!» Запомнила на всю жизнь! При невзгодах, упадке сил в заботе о тяжело болящем советовал «потерпи еще чуть-чуть», напоминал о «небесной сберкассе», куда вкладываются наши добрые дела.

Но больше всего на свете батюшка любил Литургию. Даже когда вышел за штат после трех (!) инфарктов, не переставал ездить из Нового Буяна почти за сотню километров в Вознесенский собор, что в старой части Самары. Когда отец Иоанн возносил руки в молитвенном прошении к Богу, чувствовалось его пламенное горение, и этот настрой разливался по всему храму.

Последний раз я видела отца Иоанна на его именинах 11 сентября, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи. По старой традиции многие приезжали поздравить любимого духовного отца, порадовать его подарками с добрыми пожеланиями. Он был бодр, радостно общался, говорил что-то особенное каждому духовному чаду, крепко кого-то жал за руку, кого-то приобнимал. И все последующие дни был так же в движении, в быстроте завершающих осенний сезон дел.

У меня самой именины 29 сентября на святую Людмилу Чешскую. И всегда старалась причаститься в этот день. А в этот раз почему-то подумала: «А вдруг не получится причаститься 29-го? Новая работа, может не позволить график. Поеду-ка я на батюшкины именины причащаться».

А 29-го его не стало. В мой день Ангела. Мне сказали, что накануне он попросил написать ему список всех его духовных чад Людмил, чтобы утром помянуть нас всех о здравии. Успел. Его обнаружили с молитвенником в руках почти на окончании утреннего правила... Лицо его было покойно и светло, и даже многие мелкие морщинки как-то сами по себе разгладились. «...Христианской кончины живота нашего, безболезненной, непостыдной, мирной, и доброго ответа на Страшном Судище Христове просим...»

Удивительный знак был батюшке буквально за несколько дней до ухода. Видел он сон, как думается, вещий. Он и сам это понимал, поэтому и поделился. Будто стоит он у границы какого-то красивого места, которое описать нельзя, так как сравнить ни с чем земным невозможно. И видит, что многие хотели бы туда попасть, но не всех пускают. А только тех, у которых совесть чиста. И вот он прошел! Такая радость у него была, и ему «так весело было просыпаться».

Понятно, куда он перешел. Двери Рая открылись ему! Да кто бы из нас сомневался! И хоть и остались мы сиротами, но почему-то нет ощущения покинутости. Батюшка рядом, он молится о нас, ему теперь с других высот видится еще больше!

Во время торжественного погребения отца Иоанна, на которое собралось множество священства и мирян, его последователей, его чад, одной из нас удалось заснять на фото прилетевших на крышу Вознесенского собора трех голубей. Посидели они наверху, посмотрели вниз, а потом перелетели на ветки старого вяза, у подножия которого и положили батюшку. «Святый Боже, святый Крепкий, святый Безсмертный, помилуй нас!»

Среди сотен людей, пришедших на прощание, выделялся один юродивый, который радостно собирал в охапку осенние разноцветные листья и подкидывал их вверх. Время жатвы, время успения.

Мой пятилетний внук Лука, которого отец Иоанн крестил малышом, догадался детским сердцем после просмотра записи его рассказа о вещем сне, что батюшки больше нет. Сказал: «Ну раз он меня крестил, значит, частица его духа есть и во мне». Воистину, устами младенца глаголет истина! И жизнь продолжается! Отче Иоанне, частица твоего духа, твоей любви, твоего сердца осталась во всех нас! И мы просим твоих молитв за нас, оставшихся еще здесь, в своих скорбях. И чтобы когда-нибудь встретиться вновь на небесных «посиделках» под незаходящими лучами Божественной любви!

Людмила Акинцева, г. Самара.


308
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
9
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/public_page_42165): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262