Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Все началось с Ангелов

Рассказы инокини Софии (Кореневой) о детстве, юности и пути в монастырь.

Из моего детства.

О себе. Инокиня София (в миру Людмила Коренева). Родилась я в Москве в 1981 году в творческой семье. Многое испытав и разочаровавшись в мире, в 22 года пришла в монастырь Троице-Одигитриевскую Зосимову пустынь (женскую) в Подмосковье. Трудилась на различных послушаниях. В 2016 году приняла иноческий постриг. В свободное время пишу прозу, стихи и картины. Некоторые стихи мои были опубликованы. В 2016 году состоялась моя первая выставка картин, и в том же году я стала членом-корреспондентом Академии Поэзии. Но главным своим делом я считаю духовную жизнь, которая неразделима с покаянной молитвой.

Маленькая Люля закрыла глаза и увидела, что она стоит на поляне, а вокруг много красивых цветов, от которых ароматно и вкусно пахнет, с неба спускаются Ангелы, совсем такие же, какие были в книжке, а по поляне идет навстречу ей Дядя с темной бородой, у Которого вокруг лица - свет. Но это было потом, после того, как взрослые вырвали у нее книжку из рук и ушли. А сначала было вот что.

Молодая и пожилая женщины суетились в детской спаленке. Пожилая, Зина, вытряхнула на кровать все простыни из старинного антикварного комода, стараясь найти хоть один чистый детский комплект белья. А ее племянница Оля прыгала около кроватки своей дочери, изображая зайчика.

- Зина, она никак плакать не перестанет, хоть соску снова ей давай.

- Ты что, какую соску? Ей же почти два года! Сейчас я успокою Люлечку, - сказала Зина, кинув взгляд в зеркало, стоящее на комоде.

Как всегда, она увидела свое бледное доброе морщинистое лицо и приглаженные короткие волосы. Зина раскрыла шкатулку и достала из нее украшения своей молодости: несколько ниток бус. Поиграв ими над детской кроваткой, она вложила их в протянутые ручки девочки. Мокрые от слез глаза малышки блестели теперь от любопытства. Люля сразу взяла черные бусы и намотала их на руку. Оля расстроенно посмотрела на дочку.

- Почему она надела бусы на руку, а не на шею? Должна же у нее быть хоть какая-то женская генетическая память. Что из нее вырастет?

- Да она подумала, что это браслет, - улыбаясь, сказала Зина.

В этот момент разорванное Люлей украшение посыпалось бусинами на пол и раздался отчаянный детский плач.

- Оля, Зина, чай вскипел, - позвала Люлина прабабушка.

Подхватив на руки плачущего ребенка, Оля пошла вслед за Зиной на кухню. За чаем решали, как быть дальше.

- Мужа у тебя нет, денег ждать неоткуда, драгоценности почти все сдали, что будем делать?

- У нас классики много, может, продадим? - ответила Оля, вынимая из рук дочери прядь своих длинных вьющихся каштановых волос. На Ольгином красивом лице отражалась материнская нежность.

После чая Зина поставила перед стеклянным шкафом стул, на него - табуретку, и ловко залезла на это сооружение. Достав с верхней полки хорошо изданные книги, Зина осторожно спустилась и, положив их в сумку, понесла в «Букинист».

Шагая по морозной улице, она заранее представляла себе, как купит на рынке хорошую рыбу и накрутит из нее котлет для Люлечки. В магазинах начала 1980-х были только мойва да треска, ну еще минтай, овощи были полугнилые, а яблоки - только в сезон. Да, Зина подумала, что надо еще взять казахстанских яблок на рынке.

В «Букинисте» сказали:

- Нет, ну что вы, у нас полный магазин классики, мы больше не берем. Может, у вас есть какие редкие книги?

- Нет, - сказала Зина, но, сосредоточенно поразмыслив, прибавила: - Есть разные художественные альбомы.

- Вот, несите все. Они дорого стоят.

Зина влетела в квартиру, скинула черное болоньевое пальто и желтые сапоги и молча бросилась к книжному шкафу. Оля удивилась, ведь раньше тетя Зина не отличалась особой прыткостью, а была очень тихой, мягкой и интеллигентной. Подойдя к брошенной Зиной сумке, Оля увидела книги.

- Что, не взяли?

- Подожди, - сказала Зина и вынула все альбомы с репродукциями из шкафчика под черно-белым телевизором. Люля, строившая на ковре диванчик из кубиков для кукол, увидела красивые книжки. Они лежали между мамой и тетей Зиной, которые о чем-то громко разговаривали. Люля открыла один альбом и увидела иконы Ангелов.

- Мама, что это за тети с клылышками? - спросила малышка.

- Это Ангелы, они не тети, а дяди, - ответила несведущая в этом вопросе мама.

- А почему они в платьях?

- Они на Небе живут, так им удобнее летать.

- Ангели, Ангели, - радостно залепетала Люля и стала гладить картинки.

Зина метнулась, вырвала альбом из рук ребенка и крикнула:

- Прекрати!

Раньше она никогда не проявляла такую строгость к малышке, и потом тоже. Девочка расплакалась.

- Зина! - вскрикнула Оля, мама маленькой Людочки.

- Люленька, пойдем, я тебе сказку расскажу, - ласково заговорила прабабушка.

- Встряхни кроватку, мы ее спать положим, - сказала Зина Оле.

Оля с тетей успокоили и уложили ребенка и пошли сдавать альбомы в «Букинист». Сумки были тяжелые, и почти всю тяжесть Зина взяла на себя. Оля шла грациозно и рассматривала прохожих. В магазине после мороза - запарились. Расстегнулись, сняли шапки.

- Вот, здесь царапина на обложке, здесь пятно. Больше, чем по рублю, за эти книги вам никто не даст, - сказала товаровед.

- Но это же дорогие альбомы! - возмущенно сказала Зина.

- Деньги сразу получите.

- Ну как, Оль?

- Давай сдадим, Людочку же надо кормить, - сказала Зинина племянница, равнодушная к живописи.

На обратном пути рассуждали, что купить на рынке.

- Может, фруктов взять?

- И козьего молока!

Вернувшись, первым делом пошли проведать малышку. Люленька спала и улыбалась, личико ее светилось. Они долго стояли и любовались ребенком. Вдруг Люля проснулась, высунула из-под одеяла свою маленькую ладошку, в которой была зажата конфета, посмотрела на нее и сказала: «Ой!».

- Это тебе бабуля дала конфету? - спросила Зина.

- Нет, - ответила Люля.

- А кто? - спросила Оля.

- Дядя с болодой.

- Какой дядя? - удивилась Зина.

- Дядя с болодой и Ангели, - ответила малышка.

- Что это еще за мужик с бородой приходил? - возмутилась Зина.

- Никого не было, - развела руками прабабушка.

- Это ты, наверно, дала.

- Да нет, у нас и конфет-то с такими красивыми фантиками нет.

- Может, когда гости приходили, ей дали, а сейчас она ее в постели нашла?

Оля ответила:

- Кира всегда приносит карамельки, Алла - фартучки, а Рита - свои маринады. Да таких конфет и в продаже-то нет!

- Ну странно, странно…

- На! - дала Зине конфету Люлечка.

- Зина, посмотри, какой фантик красивый, какие на нем яркие цветы! - сказала Оля, с детства любившая все яркое.

- Ну прям Райский сад, - засмеялась Зина, - никак, импортная конфета, может, иностранец какой дал ей, когда ты зазевалась.

- Дай посмотрю, что написано, - сказала мама девочки, выхватывая конфету из Зининых рук. - Ни-че-го, - протянула Оля.

- Как, совсем?

Малышка улыбнулась, вздохнула и накрыла голову одеялом.

- А я потом спросила Зину: почему ты тогда так резко альбом с Ангелами из Людочкиных рук вырвала? А она мне ответила:
«Я боялась, что она в монастырь уйдет».

- Ну надо же! - сказала инокиня София, бывшая той самой Люлечкой, и намотала четки на руку.

- А что ты четки всё то снимаешь с руки, то надеваешь? - спросила Ольга, ее мама.

- Да я волнуюсь! Ты мне сейчас такие вещи про мое детство рассказываешь. А я всего этого уже не помню. Значит, всё началось с Ангелов…

10 февраля 2018 г.

Крещение

- Зина, вставай, уже четыре утра! - говорит мама бабушке.

Зинаида протирает глаза, втягивает глубоко воздух, насыщенный запахами антимоли и старых вещей, свешивает бледные крепкие ноги с кровати. Я переворачиваюсь на раскладушке, покрытой старым бабушкиным пледом, и снова окунаюсь в сон. Снится опротивевшая школа, снится, что весь мой шестой «А» снова хочет меня побить. Озверевшие одноклассники гонятся за мной и почти настигают, а я бегу, бегу - и убежала. Бабушка встает, ставит на старую газовую плиту эмалированный чайник, проверяет, не заплесневела ли заварка, жарит яичницу на использованном много раз масле. Масло шкворчит, яичница пузырится. Огонь обнимает сковородку, как гееннское пламя - котел. Мама моется в совмещенной ванной, тщательно, хоть и засыпает на ходу.

- И зачем я все это затеяла, - думает она. - Нет, надо! Обязательно надо!

Мама мажет кремом свое красивое, с легкими признаками старения лицо, прищуренно смотрит в зеркало и ропотливо вздыхает.

- И не надо было вовсе! - говорит она с досадой своему отражению.

- Ну, раз решили, так решили, - думает бабушка Зина.

А у меня на душе такой восторг!

Открываю неподатливую дверь подъезда. По лицу хлестанул снег, как хвост белой лисы. За мной выходят мама и бабушка, закрывая лица варежками от снежных ветряных струй. Чернота. Звезд нету. Один снег. Мороз. Сильный ветер захлестывает, проникает под одежду. Снег закручивается в вихряные столбы.

- Это свадьба нечисти, - говорит мама.

- Оль, прекрати, Людку сейчас напугаешь, - возмущается Зина.

- Полгорода прошли, и ни одного храма. Давайте вернемся домой, - говорит Ольга.

- Нет, я вспомнила, там, за Волгой, точно есть храм, - обнадежила бабушка.

Теперь мы шли по темной улице. Фонари были погашены. Только белый, как молоко, снег - и черная, как ад, ночь.

- Смотрите, вот впереди храм, - воскликнула бабушка.

Мы радостно побежали…

- Ни одно окошко не горит, - грустно сказала я, подняла голову и посмотрела на маму.

Мы обошли вокруг храма. Величественный, белый, как корабль. Все двери были неприступно заперты.

- Значит, мы зря пришли, - сказала мама огорченно и нетерпеливо.

- Ну что ж, на нет и суда нет, - ответила бабушка и тяжело вздохнула. - Пойдемте домой, может, как-нибудь летом…

- Подождите,- сказала я сквозь слезы, - я еще постучу.

Не дожидаясь отказа, я бросилась к храму и стала отчаянно колотить во все двери. В храме была тишина. Вдруг я заметила маленький деревянный сарайчик рядом, а в нем светилось крохотное окно. Я постучала по стеклышку. На стук вышел молодой священник.

- Что тебе надо, девочка? Служба через два часа, - сказал он. Брови его удивленно поднялись.

- Батюшка, а вы можете покрестить нас с мамой и бабушкой?

- Ну хорошо, приходите в следующую субботу.

Я умоляюще посмотрела на него.

- Нет, не в субботу, а сейчас. Они больше не придут…

Батюшка почесал свои светлые волосы и сказал:

- Подожди.

Затем он снова зашел в сарайчик. Его не было минут десять. Я впервые в жизни стала молиться. Тут батюшка вышел. Он был одет в адидасовскую куртку поверх рясы, а в руках нес большую связку ключей. Я поняла, что нас сейчас покрестят…

В храме было темно. Батюшка прошел в не освещенный лампадами угол, с молитвой «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго» поднял и понес тяжеленную купель. Я посмотрела на его длинные светлые волосы и на руки. Левую ладонь обнимали небольшие четки.

- Зачем он их носит? - подумала я. - Он что, всё время молится?

- После Крещения причаститесь, - сказал молодой священник, искоса глядя на нас.

- А что, сегодня праздник? - спросила мама, волнуясь.

- Да, Крещение Господне, - ответил батюшка удивленно.

Пока нас крестили, очень хотелось спать, голова была мутная. Но что-то тайное, светлое, новое наполняло меня. И вот мы отрицаемся от сатаны. Вот мы идем вокруг купели со свечами в руках, и такое чувство, будто меня венчают с Господом, будто я и правда Невеста Христова. Вот нам надели на шею крестики.

- Ну всё, теперь я - крещеная! - радостно подумала я.

10 марта 2018 г.

Поездка в чудо

Я долго ехала в электричке. Было душно. Еще не совсем рассвело, всё было в каком-то прокуренном полутемном мареве. Люди в основном спали. Их бледные безжизненные лица возникали передо мной, когда я поднимала голову. Я знала, куда еду, но не знала, зачем. В мозгу стучало: «Именно туда, именно туда». Эти слова отзывались в моем уставшем от грехов сердце. Я слезла на остановке «Сергиев Посад». Вот и Лавра.

Колокольный звон. Пронзительное осеннее утро. Площадь Лавры. Сижу на изогнутой лавочке. На мне потертые джинсы, ледяной порыв ветра взметнул волосы, разметал полы коротенькой курточки, я поежилась. Полгода назад мне исполнился двадцать один. Я была безденежной, тощей и легкомысленной. Захотелось есть.

Кто-то что-то сказал про безплатную трапезную. Как, здесь безплатно кормят? А что, при других храмах тоже? Да? Но на безплатную трапезу я опоздала. Зато мне сказали, что тут есть настоящие мощи. Мощи святого Сергия Радонежского. А это не тот ли святой с темной иконы в серебряном окладе, к которой я ходила, когда мне было тяжело? Да, это же он, точно - он. Я тогда никаких святых не знала, кроме Николая Чудотворца, а есть еще, оказывается, Сергий Радонежский. Значит, я ехала к нему.

Маленький низенький храм, но в него не войдешь, очередь метров на двести еще на улице стоит.

- Вы к мощам?

- Да.

- Хорошо, я буду за вами.

На улице стоять было холодно, особенно мерзли руки и пальцы ног в изношенных тесных кроссовках. Но вот мы вошли в теплый храм, и сразу я погрузилась в густой сладкий аромат ладана. Слегка закружилась голова. Свечи сияли как-то удивительно и чудно. Множество свечей. Они дрожали перед темными иконами. С икон смотрели добрые внимательные лица. Они были такие родные, живые, удивительные. Я не знала, кто на этих иконах. Как много на Небе святых! Хорошо бы узнать как-то их имена, тогда можно молиться. Молиться им. И надо обязательно приложиться к мощам. Ведь у мощей всегда происходят чудеса. И со мной обязательно будет какое-нибудь чудо. Вот, моя очередь. Я подошла к мощам Сергия Радонежского. Большой серебряный прямоугольник, вроде ящика, весь узорчатый, над ним свисают сверху на цепочках горящие лампады. «Здесь лежит святой», - подумала я, и, подбежав к мощам, с жаром приложилась. Никакого чуда не произошло. Я снова встала в очередь. Приложилась второй раз. Чуда не было. Я снова и снова вставала в очередь и прикладывалась. Когда я подошла в седьмой раз и с трепетом встала на колени перед мощами, меня вдруг будто молнией ударило! Вдруг я осознала свои грехи, все-все, о которых я раньше даже не знала, что это - плохо. И я почувствовала себя такой убогой, что покаянные слезы рекой полились из глаз. Я закрыла глаза, сделала земной поклон и вдруг очень ясно и ярко увидела себя: перед моими закрытыми глазами была я - в монашеской одежде.

Приложилась, отошла чуть от гробика и стояла, рыдая о грехах. Священник, читавший записки возле мощей, развернулся ко мне и очень пристально на меня смотрел. Наверно, он понял, что произошло чудо…

Теплый вечер поздней весны. Солнце мягко и прощально освещает золотые и синие купола. Снова я в Троице-Сергиевой Лавре. Прошло уже четырнадцать лет, тринадцать из которых я провела в монастыре.

- Ну что, пойдем к такси? - спрашивает измученная мама, выправляя светлую челку из-под платка.

- Подожди, к раке Преподобного Сергия надо подойти, о постриге еще раз помолиться и заранее поблагодарить.

Я бережно держу два пакета с только что купленным иноческим облачением и прикладываюсь к мощам.

- Благодарю, благодарю тебя, Преподобне отче Сергие, за то, что Святейший благословил мой постриг! Помоги, пожалуйста, чтобы это поскорее было!

25 декабря 2017 г.

В краю Одигитрии

Невидимая темная сила готова была поднять меня и вынести из открытой двери храма в притвор. Она вполне могла это сделать со мной как со своей бывшей служительницей. Я ждала этого, но служба шла дальше, хор пел и пел, а слезы текли и текли по моим щекам.

В панамке, надетой на ёжик волос, и в коротком летнем платьице, так я ходила в храм на Причастие.

- Что ты, девушка, так часто причащаешься? - спросила меня старая глуховатая служительница.

- А у меня грехов много, - ответила я громко.

Прихожанка средних лет быстро оглянулась и недовольно посмотрела на меня.

- А ты хоть готовишься, постишься три дня, правило читаешь? - спросила служительница.

- Нет, а я и не знала… - растерянно промямлила я.

- Ах вот как?! Значит, Господь тебя не причащает! - рассердилась храмовая бабушка.

Только потом я узнала, что Он причащал…

На день Божией Матери Одигитрии я стояла и плакала, а кости все ломило. Я всей душой уже стремилась к Православию, хоть не была еще воцерковлена. От бесовского помрачения тяжело приходить к вере. И в то же время легко…

На иконостасе из ДСП - бумажные иконы. В алтаре больной батюшка астматик читает и поет, то и дело покашливая. Сегодня большой праздник - собралось целых десять прихожан из окрестных деревень.

Вдруг в храм вошел не крестясь высокий худой парень. Сразу запахло водкой. Это был самый горький пьяница нашей деревни, Николай. Входя, он споткнулся о порог и растянулся на дощатом полу храма, нецензурно выругавшись. Бабушки заохали.

Встав, Николай подошел ко мне, еще раз растянулся на полу (уже намеренно) и стал, громко плача, просить меня выйти за него замуж. Батюшка после службы подошел ко мне и сказал: «А что, выходи за него, я вас обвенчаю».

Я не вышла за Николая замуж, и неудачливый жених проклял меня. Но я не умерла, а попала в монастырь. Оказалось, монастырь - это такое счастье! В Одигитриевскую обитель попала совершенно неожиданно для себя и там уже по-настоящему воцерковилась. Когда бесы усилили напор, я вылетела из мира, как пробка из бутылки шампанского. Господь меня спас.

Полуразрушенная древняя обитель возложила на меня труды. Много лет я работала, не поднимая голову к Небу. Но вот Господь сжалился надо мной и научил меня молитве Иисусовой. А когда меня постригали в иночество, матушка благословила меня образом Божией Матери Одигитрии.

- Что ти есть имя, сестро?

- Грешная инокиня София.

- Спасайся о Господе!

21 января 2018 г.

Рисунки Анны Жоголевой.

111
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru