Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«Разведенные руки мостов...»

Инокиня София (Коренева) рассказывает о своем паломничестве в Санкт-Петербург.

Паломничество в Санкт-Петербург.

О себе: Инокиня София (в миру Людмила Коренева). Родилась я в городе Москве в 1981 году в творческой семье. Многое испытав и разочаровавшись в мире, в 22 года пришла в монастырь Троице-Одигитриевскую Зосимову пустынь (женскую) в Подмосковье. Трудилась на различных послушаниях. В 2016 году приняла иноческий постриг. В свободное время пишу прозу, стихи и картины. В 2016 году состоялась моя первая выставка картин, и в том же году я стала членом-корреспондентом Академии Поэзии. Но главным своим делом я считаю духовную жизнь, которая неразделима с покаянной молитвой.

7 сентября 2017 г. Въезжаем в Питер. Матушка молится. Люба сидит рядом со мной с перевязанной рукой, дочитывает иноческое правило. Алексей на заднем сидении с кем-то созванивается, наверно, с Александро-Невской Лаврой, говорит, что мы приедем через полчаса.

Окраины Санкт-Петербурга такие же, как и окраины Москвы. Но центр - сильно отличается от центра Москвы. Центр Москвы - уютный, теплый. А центр Санкт-Петербурга - нежный, интеллигентный.

Сначала едем в Питер, потом - на Коневец. В Питере преподобный Зосимушка*, основатель нашего монастыря, служил в Преображенском полку (когда был юношей-мирянином), а на Коневце он принял монашество и жил в безмолвии.

Александро-Невская Лавра - прекрасный розовый четырехугольник-колодец, с флигелями и храмами. Построил его в XVIII веке великий архитектор Доменико Трезини. Идем по двору. Много птиц, рябина, могилки. Люба молчит, у нее болит голова. Да и всегда она молчит. А я щебечу. Внутри - длинные коридоры, светлые широкие окна, нежные, прекрасно уложенные шторы. Проходим место мученической кончины одного из первых новомучеников - секретаря Священномученика Вениамина Петроградского священника Петра Скипетрова. Это место прямо в коридоре.

Нас разместили в разных частях Лавры. Мы с Любой поселились в маленькой уютной келье, у нас есть душ и недалеко в коридоре - кулер: емкость с питьевой водой. Нас всего приехало из монастыря 12 человек.

Троицкий собор Лавры. Разбрелись по собору. Потом построились к мощам святого благоверного князя Александра Невского. А после - к чудотворной иконе Божией Матери Скоропослушнице-Невской. Собор очень красивый - с росписями, с золотом. Намоленный.

Никольское кладбище. Всё ждала, когда же мы дойдем до стены, где расстреливали новомучеников. Дошли. Вопреки ожиданиям, ощутила страх. На одном кладбище Лавры - могилы новомучеников, а на другом - завещали похоронить себя их палачи (что и было сделано).

Едем в Исаакиевский собор. Гид едет с нами и ведет экскурсию в автобусе. Такое же чувство, как в детстве, когда меня кормили с ложечки кашей.

Исаакиевский собор. Монументальный, мощный, изнутри - красивый, а снаружи - не очень (серый, из натурального камня). В блокаду складывали здесь экспонаты из Эрмитажа. Он был главным ориентиром для немцев, поэтому его разбомбили бы в последнюю очередь.

Проезжаем «Медного всадника». Этот памятник Екатерина II посвятила Петру I. Всадник и конь на самом деле никакие не медные. Они сделаны из бронзы. Набережная. Катер плывет, как ползущая по реке ракета.

Были в храме преподобного Андрея Критского, подворье Константино-Еленинского монастыря. Там была такая замечательная икона: встреча Пресвятой Богородицы с праведной Елисаветой, матерью Иоанна Предтечи. И изображение чуда: прямо во чреве матери младенец Иоанн поклонился Младенцу Христу, находящемуся во чреве Богородицы. Еще там были два серебряных киота в форме рук, каждая рука держала крест. В одном киоте частица мощей равноапостольного Константина, а в другом - равноапостольной Елены.

Проезжаем мимо голубого, с золотыми куполами, Николо-Богоявленского собора. Легкое солнечное освещение. Светлые тучки кое-где оставляют место голубому небу. Какие же красивые светлые, цветные и темные дома. Очень многие из них - с лепниной, колоннами и статуями.

Адмиралтейство на набережной: здесь строились корабли и спускались на воду.

Бывшая столица…

Наездились, устали. Ужин в Лавре и тихая келья. В ней так хорошо, спокойно. Как будто я в своем монастыре…


У памятника св. Иоанну Кронштадтскому.

8 сентября. Свежее летне-осеннее утро. Идем в собор по дорожке между могилками. Служба, проповедь. Одновременно идет исповедь. Один монах остановился и дает другому духовный совет. Наш отец Михаил исповедуется перед лаврским духовником: искренне, стоя на коленях.

Сегодня мы едим в братской трапезной. Это большое помещение с длинными столами, стоящими в несколько рядов. На стенах - иконы и портреты архиереев. Потолки очень красивые. Трапеза скромная - сегодня постный день.

Едем на Смоленское кладбище к Ксеньюшке Блаженной. По дороге нам рассказали о святой Марии Гатчинской. В миру ее звали Лидией. Рано у нее умерли родители. Девочку взял на воспитание ее дядя, очень богатый человек. Когда Лидии было четырнадцать лет, во время отдыха на природе ее укусил энцефалитный клещ. Отнялись ноги и стали усыхать, но вместо обычного при этой болезни слабоумия у девушки чрезвычайно обострился ум. Лидия оканчивает экстерном женскую гимназию. В Петербурге слишком сырой климат, и ее перевозят в Гатчину.

Лидия выписывает и читает православные книги и становится глубоко верующим человеком. Она ведет полемику со многими богословами и указывает неточности в их писаниях. С ней соглашаются. Уже в шестнадцать лет ее называют матушкой.


Наша сестра в храме в Санкт-Петербурге.

Через какое-то время Лидия принимает монашеский постриг с именем Мария. Матушка Мария обладала даром прозорливости, она предсказала революцию. Когда началась революция, матушка была уже очень больна, и любое прикосновение к ее телу вызывало ужасную боль. Революционеры ворвались в дом, где лежала матушка, схватили ее, поволокли за руки вниз по лестнице и бросили на морозе 30 градусов в открытый фургон. Привезли ее в тюремную больницу и стали производить над ней опыты, как Павлов над собаками: сверлили кости, прокалывали иглами и смотрели реакцию организма. Монахиня Мария через два месяца мученически скончалась. В 2006 году преподобномученица Мария Гатчинская прославлена Русской Православной Церковью в лике святых.

Смоленское кладбище. Ксеньюшка Блаженная, моли Бога о нас! Вот и часовенка. Приложились, нас помазали святым маслом. Мать Ксения держит букет чайных роз от мощей своей святой. Она счастлива.

Когда строился Смоленский собор, не хватало кирпичей, и Блаженная Ксения брала кирпичи с других строек и поднимала на собор. Сначала рабочие строек думали, что кто-то ворует у них кирпич, но потом они узнали, что это Блаженная Ксения кирпичи для храма берет, и сами стали их ей подкладывать, да еще и свои имена на них писать и просьбы помолиться. Отсюда пошли именные кирпичи.

Еще нас подвели к одной могилке. На памятнике был изображен человек в костюме годов так 1960-х, с галстуком-бабочкой на шее. Но прежде, чем мы подошли, нам рассказали такую историю. Мальчик очень хотел стать певцом, а родители у него были технари. Кто-то посоветовал ему ходить к часовенке Блаженной Ксеньюшки и просить помощи у нее. Он стал ходить, потом покрестился с именем Георгий и стал певцом. Это Народный артист РСФСР Эдуард Хиль. Кстати, восемь лет он был регентом Смоленского собора на том кладбище, где лежат под спудом мощи Блаженной Ксении.

Потом мы побывали на могилке святой Марии Гатчинской. Здесь она лежала и освятила земельку своим присутствием.

Едем в Кронштадт. Проезжаем по мосту над Финским заливом. Безкрайний, как море. На маленьких островах - оборонительные форты. Многие из них освящал святой Иоанн Кронштадтский. Въехали в город.


Мать Благочинная на катере. Такие красные теплые пледы выдали нам всем на корабле.

Маленькие двух-трехэтажные домики. Красиво здесь. Проехали док. Сюда заходил корабль, вода выкачивалась, и можно было его ремонтировать.

Никольский морской собор. В храме была такая интересная икона двух новомучеников - адвокатов: оказывается, у адвокатов есть свои святые покровители. (В канун празднования Дня юриста, 27 ноября 2016 года, в дар Никольскому морскому собору в Кронштадте представители Московского областного отделения Ассоциации юристов России и Адвокатской палаты Московской области передали икону святых мучеников Иоанна Ковшарова и Юрия Новицкого. Иван Ковшаров и Юрий Новицкий - российские юристы, адвокаты, юрисконсульты Александро-Невской Лавры, которые в 1922 году приняли мученическую смерть вместе с Митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским). В 1992 году Иоанн и Юрий были причислены Русской Православной Церковью к лику святых и стали покровителями всех юристов России - ред.)

Наконец-то мы едем к праведному Иоанну! Квартира святого праведного Иоанна Кронштадтского. Уютно, очень просто и благодатно. Столько памятных вещей! Кропило, облачение, мебель. Наша матушка посидела на стульчике святого, а за ней - и мы все.

Через руки Иоанна Кронштадтского проходило много денег, и ничего он не брал себе, а всё раздавал людям, как и свою зарплату. Жена святого, матушка Елизавета, была, конечно, недовольна, и Архиерей благословил зарплату святого священника выдавать его матушке. Еще матушка хотела детей, а святой Иоанн жил с ней как с сестрой. Священник Иоанн преобразил Кронштадт: раньше люди здесь в храм мало ходили.


Инокиня София на Коневце.

Во дворе дома - памятник святому, освященный по чину иконы.

Посетили Иоанновский монастырь на Карповке, в Санкт-Петербурге, - помолились перед мощами святого Иоанна Кронштадтского. Там мощи и его приемной дочери Руфины - в монашестве игумении Александры. Ее готовят к прославлению.

Потом мы плавали на теплоходе, рассматривая Санкт-Петербург со стороны реки. На палубе было прохладно, и нам всем дали красные пледы, в которые мы закутались.

После этого молились в Спасо-Преображенском соборе, в котором и наш святой Зосима молился, когда был офицером Преображенского полка.

Вернулись в Лавру. Простудилась, заболела. Пришла Люба и стала за меня молиться. Закропила святой водой всю мою постель. Потом Господь послал матушку - она принесла лекарство и обещала помолиться. На следующее утро я исцелилась.

9 сентября. Паломничество на Коневец.

Утром очень хотелось спать, но все-таки я встала, правда, за пять минут до выхода из кельи. В машине послушали утренние молитвы, прочитали Богородичное правило. Потом я как трапезарь стала предлагать всем поесть рыбу и яйца, которые были у нас в сумке-холодильнике. Водитель автобуса объявил в микрофон: «Уважаемые пассажиры, кому нужны рыба и яйца, обращайтесь, пожалуйста, к матери Софии».



Конь-камень.

13 сентября 2017 г. Сели на катер. Светлая вода, сливающаяся на горизонте со светлым небом, облачка, похожие на дельфинов. Ладожское озеро. Плыли около получаса. На горизонте видны купола Коневца. Здесь, в монастыре, принял постриг наш преподобный Зосима и жил потом вместе со святым Василиском на безмолвии. А основал монастырь преподобный Арсений Коневский. Наш соотечественник, он долго пребывал на Афоне, набираясь монашеского опыта. Потом, ища уединения, плавал между островами Ладожского озера. На Валааме был уже монастырь, и святой Арсений отправляется на Коневец. Остров был населен язычниками, на огромном камне они приносили кровавые жертвы - закалывали коней. В этом камне, называвшемся конь-камень, жили бесы. Святой Арсений изгнал бесов, окропив камень святой водой. Вода закипела, оставив на камне след, видимый до сих пор, а нечисть, как пар, поднялась над лесом, превратилась в стаю черных ворон и улетела с острова. С тех пор на острове нет черных ворон и змей.

На пристани нас встретил монах, иеродиакон Диодор. Пожилой, высокий, с посохом. Очень доброжелательный, умиротворенный и веселый.

Первое место, куда он нас повел, была братская пекарня. Посередине помещения - огромная печь. В ней пекут сразу много хлебов, а замешивают их вручную. Это одно из самых тяжелых послушаний. Через него проходят все братия. Тесто для просфор раскатывают тоже вручную. Это очень тяжело, обычно просфорники пользуются раскаточными машинами. И всё просто в пекарне: умывальник с тазом, грубо сколоченные столы, кучка дров у печи и чудесный запах деревенской избы.

Потом мы пошли в храм. Старинные иконы, рака преподобного Арсения - молились на коленях перед ней. А вот - современная икона, на ней преподобные Зосима с Василиском, прославленные в 2004 году. Храм желтый, высокий, с синими куполами.

Потом мы пошли через лес в скит. Выглянуло солнышко, зазолотило стволы сосен. Сразу как входишь в лес - часовня с расстрелянной революционерами иконой Христа на фасаде. Дальше - лес. Вот и скит. Мы подошли к чудотворной иконе Божией Матери Казанской. Прикладывались, молились. В честь этой иконы и назван скит. В скиту нас встретили старец схиигумен, имя его я не запомнила, и монах Зосима, названный в честь нашего преподобного Зосимы.


Наши матушки идут на Коневце к часовне с расстрелянной иконой на фасаде.

Мы вышли из скита и снова оказались в лесу. Солнышко освещало нам дорогу. Мать Ксения запела молитву Иисусову, и все подхватили ее. Я устала, но Бог подал сил.

Пришли из скита мы как раз к братской трапезе.

Трапезная - большая изба с деревянными столами. За одним столом ели мы, а за другим - братья монастыря. Отца Михаила как иеродиакона посадили за игуменский стол. Прозвенел колокольчик, и мы положили первое. Я знала, что в некоторых монастырях второе накладывают по второму колокольчику, и долго ждала его, съев суп.

Действительно, второй колокольчик прозвонил, и я, довольная собой, съела второе и выпила чай. Но тут прозвонил третий колокольчик. Что же это такое?! По третьему колокольчику братья стали наливать себе чай. Я упала в собственных глазах.

По монастырю ходили большие закормленные кошки. Посмотрев на них, я подумала, что братья весьма милосердны.

Сели на теплоход. В обратный путь. Поднимались высокие волны, и теплоход качало. Мы долго не отправлялись, кого-то ждали. Я занялась изучением записей и фото. Поднимаю голову, а мы еще стоим. Говорю соседкам: «Как, мы еще не отплыли?!» Но они меня не поняли, так как были иностранками. Тут слышу голос матушки: «Вставайте, сестры, приехали».

Вернулись на автобусе в Лавру. После трапезы зашли с матерью Ксенией в храм. Приложились к мощам святого князя Александра Невского. Вышли во двор. Всё сверкает огнями фонарей. Решили поизучать коридоры гостиницы. Завернули за угол, миновав наш вход, и тут увидели две опирающиеся на стену иконы, огромные, до потолка. Мы ахнули и ушли.

Келья. Люба моется в душе, напевая молитву Иисусову. А я стою перед маленькой иконой Спасителя и читаю вечерние молитвы.

10 сентября. Утром еле встала. Поплелась в Лаврский собор. Во время службы чувствовала себя очень плохо. Причастилась. После этого почувствовала себя совершенно хорошо. Почти все мы причащались.

В какой храм бы мы ни приезжали во время нашей поездки, везде попадаем под колокольный звон. А под дождь ни разу не попали. Вот и сейчас Лавра провожает колокольным звоном нас, отъезжающих.

Храм Воскресения Христова, или Спаса-на-Крови.

Этот храм был построен на месте убиения Царя Александра II Освободителя. Он много сделал для народа. Революционеры убили его. Один из них бросил бомбу под ноги Царя, смертельно ранив его и себя. Революционеры думали, что вспыхнут народные восстания и удастся пресечь царскую власть. Но народ, наоборот, сплотился, свято чтя память убиенного Царя. Место его кончины посещало очень много людей, и все приносили цветы.

Царь Александр III построил храм на месте гибели отца. Место его кончины находится внутри храма, окруженное сенью и цветами. Мы там молились. Рядом под сенью - часть оградки, на которую упал смертельно раненный Царь. Снаружи храма на этом месте на стене - Распятие. Господь с измученным ликом и с открытыми (что редко для распятий) страдальческими очами.

В храме на стенах - мозаичные иконы. В храме так влажно, что писаные иконы сразу бы испортились. Есть среди мозаик уникальные, которые кропотливо составлялись по нескольку лет.

На Царских вратах - маленькие иконы из смальты, 10 на 20 сантиметров, они составлялись по году каждая. Но остальные мозаики делались быстро особым способом, всего украшение храма мозаикой заняло семь лет. Некоторые киоты были сделаны из драгоценных камней уникальной тонкой резьбой. Величественный, красивый собор. Молитвенные образа мозаичных икон. Мне больше всего понравился образ Богоматери с Младенцем в иконостасе правого придела. Икона передает Их святость. Как же надо любить Божию Матерь и Господа, чтобы создать такую икону!

Потом - Петропавловская крепость. Санкт-Петербург начался с маленького деревянного домика, в котором жил Царь Петр I. Потом недалеко от этого домика построили Петропавловскую крепость. В храме крепости стоят беломраморные гробницы Царей и Великих Князей, с золотыми надписями на них. Они занимают значительную часть храма, но все-таки в нефе много места для молящихся. Хотя этот храм - больше музей, чем храм. Справа, возле алтаря, лежит Петр I.

Иконостас и Царские врата храма - весьма оригинальные, какое-то западное веяние. Напротив храма - Монетный двор.

Мы вернулись в Лавру, пообедали в большой трапезной вместе с иностранцами, взяли сумки и, попрощавшись с Лаврой, отправились в обратный путь. На дорогу я выпросила в трапезной кипятка и была совсем спокойна и довольна. Все-таки я даже в поездке чувствую себя трапезарем. Кстати, раздавать еду и чай в микроавтобусе крайне неудобно: автобус трясется, тебя то в одну, то в другую сторону заваливает, при этом ты стараешься сделать так, чтобы чай не выплеснулся и еда не улетела; и ступить некуда, так как в проходе стоят вещи. Получается какое-то экстремальное трапезарничество, какой-то смертельный номер, сальто-мортале.

Конечно же, сразу поехать домой мы не смогли. Еще много чего хотелось увидеть, но, поскольку мы везде не успевали, выбор пал на храм с копией чудотворной иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с грошиками. Помолились. В храме есть икона священномученика Петра Скипетрова, секретаря Владыки Вениамина. Во дворе храма, в особой оградке, могилка блаженной Матронушки Босоножки. Хорошо на ее могилке. Помолились.

Обратно ехали часов двенадцать или даже больше. Я уткнулась лицом в подушку, приложенную к окну, и всё это время проспала. В семь утра въехали в наш монастырь. Какая же здесь благодать!

Святой город

Разведенные руки мостов.
Святой город, держатель постов,
Святой город, держатель блокад.
Святой город, а не Ленинград.
Как прекрасны постройки твои,
Твои реки, мосты, корабли,
Твое сердце, что Ангел хранит,
Твое небо, вода и гранит!
13 сентября 2017г.

93
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
0
0
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru