Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Хрустальная ваза

Своими размышлениями делится профессор Московской консерватории Вячеслав Медушевский.

...У Пушкина была хрустальная ваза, куда он кидал бумажки с мимолетными идеями, чтобы при случае дать им прорасти. Этот файл - заменитель такой вазы.

Об авторе. Вячеслав Вячеславович Медушевский родился в 1939 году в Москве. Доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории, Заслуженный деятель искусств Российской Федерации, член Союза композиторов России. Автор книги «Духовный анализ музыки» (2014 год). Живет в Москве.

1. Тысячекратно убеждался в том, что в сравнении с другими людьми имею плохую память. Напоминают мне о какой-то общей ситуации - я словно первый раз о ней слышу. Расписывают обстановку в мельчайших подробностях - безрезультатно. Потом какая-то деталь зацепит, начинаю смутно ощущать: да, что-то такое было. Пример. Встречает меня в Малом Кисловском переулке женщина: «Вы В.В. Медушевский? Помните меня? Вы были у меня в гостях в Тбилиси». В голове - полное отсутствие присутствия. Год встречи ничего не дает: с лекциями и на конференциях в Тбилиси бывал я часто, прошлое же записывается в моей памяти не по годам, а по смыслам. Через некоторое время предположил: «Простите, мы случайно не стояли в облаках на столпе преподобного Антония Марткопского?» - «Да, да, конечно!» - «Вы Сусанна?!» - Мы обнялись. На столпе высоко в горах было потрясшее нас чудо. Стояли молча, ощущая присутствие святого столпника, к мощам которого только что приложились полукилометром ниже в монастыре. Но и момент в природе был необычным, полным таинственной тишины в ожидании неведомого. Вдруг вдали прорезался яркий луч света в насыщенном влагой воздухе. Почему-то я сказал: сейчас он пойдет к нам и остановится на монастыре и на нас. Луч действительно быстро преодолел огромное расстояние и долго на нас глядел. Мы стояли завороженные. Трудно передать в словах это сильное религиозное переживание. Когда спустились в мужской монастырь, Сусанна, моя провожатая от консерватории, спросила монаха: «Могу ли я остаться здесь навсегда?» В изумлении взглянул он на нее. Ответ, естественно, был отрицательным. Сейчас Сусанна уже давно француженка, в Москву приехала впервые за два или три десятилетия. Странно, что узнала меня, случайно встретив на улице.


Вячеслав Вячеславович Медушевский.

Из-за немощной памяти воспоминаний у меня мало, прошлым жить не умею. Зато запомнившееся ощущается живо. Почему что-то запомнилось? Была в том логика, смысл, помощь. Я это чувствовал всегда. Но только сейчас эта связность жизни начала открываться. Она - проявление непрестанного промышления Божия о нас. Попробую понять некоторые воспоминания.

Первое воспоминание - о музыке в детстве. В военные годы радиоприемники забрали у населения. Зато на столбах висели тарелки громкоговорителей. Мама работала в типографии ВЦСПС, это было почти единственное здание на пустынном холме, а я все дни проводил на улице вблизи здания. Недалеко была конечная остановка автобуса № 5 и тарелка. Часто звучали военные песни. Я удивлялся сильному чувству, какие они вызывали. Откуда оно? Как можно принять то, чего не было в опыте жизни? Это против всех правил советской психологии. Тот же вопрос озадачил меня позднее в связи с феноменом Жени Кисина. В шестилетнем возрасте он играл концерт Шостаковича. В медленной части не успел еще взять первый звук, а я, по его жесту, ясно его услышал: необыкновенный небесный звук. Шестилетний мальчик - и серьезнейшая современная музыка! Как возможно понимание? Теперь ответ для меня очевиден: основание памяти - незабвенное. Оно не в психике. Оно в глубине, в образе Божием в нас.

Вернемся к военным годам. «Вечер на рейде» Соловьева-Седого. Шедевр, конечно, как и многие песни тех лет. Что я, ребенок, мог понять в войне, в щемящем чувстве прощания, в томящей неизвестности будущего? Это не важно. Пусть дети ничего не ведают о взрослой любви. Но все виды земной любви как зародыш содержатся в любви как таковой. Разве душа и дышать - не однокоренные слова? Навстречу благоуханиям грудь открывается сама собой. Но ситуации?! Их же нужно прежде прожить.

Не нужно! В том-то и диво. Они тоже изначальны, вложены в нас. Но обобщенно: как Одно, в котором всё. Проживая их в реальности, мы узнаём их как от века знакомые. Кто мог так глобально обобщить? Творцу это совсем не сложно.

2. Блаженство нирваны - для улиток, а человек несоизмеримо больше улитки. Его душа, по слову Макария Великого, «обошедши все создания, нигде не находит себе упокоения, как только в Едином Господе». Как же успокоиться ей в нирване? Бог вложил в душу «разумение, волю, владычественный ум, воцарил в ней и иную великую утонченность, сделал ее удободвижной, легкокрылой, неутомимой, даровал ей приходить и уходить в одно мгновение и мыслью служить Ему, когда хочет Дух. Одним словом, создал ее такой, чтоб сделаться ей невестой и сообщницей Его, чтоб и Ему быть в единении с ней, и ей быть с Ним в единый дух».

Бог есть любовь, и зовет нас в нее. Наша взаимная любовь в Боге - жизнь преизбыточествующая. Никак не нирвана. Блаженство - одна из сторон жизни будущего века.

3. Что будет, если попробовать докопаться до глубины души? Ничего хорошего, - предупреждали святые отцы, - если делать это без Христа. Страшно читать последние дневники Л.Н. Толстого, оказываясь зрителями разложения его самонадеянной души. Он не понял даже, что страшилища, которые погнали его из Ясной Поляны в никуда, были обыкновенными бесами. Сугубо земной ум не хотел вместить в себя то, что выходило за пределы его представлений.

После Фрейда стали модой парные (вместе со «специалистом» по психоанализу) раскопки во внутренних помойках души - помешательство вдвоем в безсолнечности сознания.

Отказавшись от духовных координат, человечество давно уже перепутало всё на свете. А прежде - прогресс с регрессом. Прогресс - «движение вперед». Это куда - к истине или прочь от нее? К восхитительной красоте или к мрачному упоению безобразием? К любви или разнузданию злобы? Что поставлено выше: правда Божия или права человека? Что ж так поглупели люди, что и не видят, где оказались при потере ориентиров?

«Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Жажда Царства всегда горела в душе человека. Антропологи не случайно критерием появления человека считают наличие захоронений - человек предчувствовал призвание к вечности. Чужое - временное, что не возьмем с собой. Им надо распорядиться правильно, в соответствии с законами Царствия. Чужое для души - это, например, деньги. Их никчемность обнаружится сразу же по ее разлучении с телом. В Царствии Божием - иная валюта, истинно наша: божественная любовь, которая расправит душу в истинную свободу. Потому-то призваны мы в Бога богатеть, а не собирать сокровищ на земле. «Жизнь человека не зависит от изобилия его имения», - учит Христос.

4. Поднимается ныне в мире океанский вал депрессий (мучительной болезни, выходящей на первое место по значимости). Где искать причину? Провоцирующие обстоятельства - в социальной действительности. Но глубинная причина - на вертикальной оси жизни: безсмысленность существования при омертвении веры. Преподобный Порфирий Кавсокаливит страдал от жестоких болей, - а притом поднимал людей к радости. Радость для нас - состояние, а великий греческий старец через всю жизнь пронес убеждение: «Радость - это Сам Христос. Это такая радость, которая делает тебя другим человеком… Это та радость, которая простирается на века». Радость, оказывается, - не что, а Кто: Тот, Кто хочет в нас жить, чтоб быть нам блаженными.

5. Прочитал сейчас в интернете: Римский Папа предложил изменить молитву Господню, сделав ее последнее прошение понятней. «Это нехороший перевод, потому что делает намек на то, что Бог провоцирует на искушение», -заявил Папа Римский. Он отметил, что, если исправить текст молитвы на «не позволь нам поддаться искушению», стало бы понятнее, что вина в искушении лежит на самом человеке.

Для чего это делается? Чтобы приспособить молитву «Отче наш» к современному ленивому сознанию, не хотящему вдумываться и проникать в глубину мысли Божией? Глубина исследована святыми отцами. Может быть, вместо изменения слов Христа лучше добавить к ним пояснения святых, не отнимая у читателей радость искания? «Исследуйте Писания», ищите, толцыте - призывает Господь.

Последнее прошение молитвы такое: «И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого». «Второю половиною прошения объясняется первая», - говорит Святитель Игнатий (Брянчанинов). Ведь совсем не об избавлении от трудностей идет речь. Искушение на латынь переводится как экзамен. Отменить все экзамены в мире? А без них как узнать о себе? Это было бы как в еврейском анекдоте: «Абрам, умеешь играть на скрипке?» - «Не знаю, не знаю, не пробовал». Для того-то и экзамен: он выявляет умения и знания. И в жизненных искушениях душа, познавая себя и помощь Свыше, возрастает в силе и славе Божией.

6. Ногами я хожу по мантии земли, // А сердцем воскрылён я в Небеса всечасно. // Под мантией земли тоскуют тени, // Но к Солнцу устремлен я, верю, не напрасно.

Странное дело: за всю жизнь не сочинил ни одного стиха, а тут вдруг четверостишье само сложилось по пути домой.

Зачем стихи, когда есть проза? Затем, что есть колонны в Парфеноне, и в храме слышим мы псалмодию, хорал: гармония скрепляет мирозданье. А в ней любовь. Под ее кровом душе покойно и светло, и назиданьем полна Вселенная, и радость объемлет нас, и всякую живую плоть. А может быть, и неживую?

Что за экспромты? Откуда вдруг? Ритмизованная речь непонятным образом управляет мыслью. Хвост вертит собакой? А может, ритм - совсем не хвост, а откровенье чего-то высшего, что вправе править душой и мыслью и жизнь вести к блаженному концу? И ритм - Божествен? И дарит нам свободу?

7. Новостильный новый год не настоящий. Запад всунул в мироздание фейковые, никогда не существовавшие дни, как бы набив время мякиной. Он возомнил себя, а не Бога, творцом времени? В сравнении со звездным годом юлианский календарь на 0,00205 процента точнее григорианского (введенного Римским папой Григорием XIII в 1582 году). Во всех астрономических ежегодниках мира счет дней ведется по «юлианским» дням (JD). Нельзя по прихоти ума менять число дней в мироздании (как, кстати, и сдвигать декретом, по почину Ленина, часы суток или двигать туда-сюда исчисление часов при смене сезонов).

Еще важней духовные последствия. Юлианский календарь (с 1 января 45 года до н. э.) освящен Рождеством и Воскресением Христа, в 325 году признан на I Вселенском (Никейском) соборе. Вся эта символика исчезает в поддельном исчислении времени с включением в него никогда не существовавших дней. Если б Русская Церковь, поддавшись давлению большевиков, перешла на новый стиль, не узнали б русские люди, что начало Великой Отечественной войны было попущено Богом в переходящий праздник Всех святых, в земле Российской просиявших, в надежде на заступничество святых. Не узнали б, что и победа была ознаменована символичным совпадением переходящего праздника Пасхи с днем святого Георгия Победоносца, когда был взят Берлин. Не узнали б, что Георгий Жуков подпишет акт о безоговорочной капитуляции Германии во вторник Пасхальной седмицы - в день Иверской иконы Божией Матери, которую Сама Богородица определила в Защитницы. В Великий двунадесятый праздник Троицы Георгий Жуков примет Парад Победы на Красной площади, выехав на белом коне, предназначавшемся для Сталина. Мог ли Бог утвердить неправду примысленных орденом иезуитов дней, признав за бывшее никогда не существовавшее? Он отверг неправду: в подтверждение духовной правильности юлианского календаря схождение Благодатного огня на Гроб Господень вот уже два тысячелетия совершается в Великую Субботу, исчисляемую именно по старому стилю, а не по фейковому новому.

8. «Богородице Дево, радуйся». Кто мы в момент произнесения святых слов молитвы, возвещенных некогда Архангелом Гавриилом, - бюрократы, холодные чтецы, сторонние люди? Нет, сорадующиеся. Как возможно?! Нашу иллюзорную душевную радость хотим примешать к радости нетварной, божественной, которой живет «Честнейшая Херувим и славнейшая без сравнения Серафим»!

Великое дело сорадование! В духе и истине заповедано нам молиться. По святым отцам, начинаем мы учиться богообщению с молитвы устной, далее приходит черед молитвы умной и умно-сердечной, а впереди молитва непостижимая, самодвижно-благодатная. Ее знают святые. Ее благоухания могут передавать другим.

Однажды в монастыре Малоярославца я спросил схимонахиню Антонию (Кавешникову) о своей внучке Маше, которой не исполнилось еще трех лет. Она с радостью читала со мной «Отче наш», а на «Богородице Дево» отвлекалась, смотрела по сторонам. Что делать? Не силой же принуждать к молитве? Матушка ответила: молитвы надо знать. В тот же день вечером после «Отче наш» читаю, по заведенному обычаю, «Богородицу». Внучка, как завороженная: «Исё» (еще)! После трех-четырех повторов молитва вошла в сердце, уложилась в восхищенной памяти. - «Какая хоосяя моитва!!» Молитва стала любимой. Через некоторое время в переполненном автобусе бабушка говорит ей: «Надо пробираться - видишь, сколько народу». Маша тут же звонким гласом на весь автобус: «Богоодица, помоги! - ись, скоко наоду!» Удивленные пассажиры расступились, по образовавшемуся вдруг проходу бабушка с внучкой безпрепятственно прошли к выходу.

9. «Вот я!» Так в Ветхом Завете на призыв Божий отвечали святые - Авраам, Иаков, Моисей, Самуил, Исайя, Ездра и другие. И к ближним обращались так же. Авраам отозвался Исааку, готовясь к жертве: «Вот я, сын мой». Таков был языковой обычай.

От нашего, обыденно-неряшливого, он отличается мерой и качеством внимания. «Паш!» - «Шо?» - Мера внимания здесь минимальна, краешком ума, полуавтоматическая, безсознательная, безответственная. И качество его скверное, пренебрежительное. В ситуации богообщения такое внимание - кощунство. «Проклят всяк, творящий дело Божие с небрежением» (Иер. 48, 10). Бог откликается благодатью на внимание всецелое, горячее, проникнутое любовью. И Сам так говорит с нами: «И се, Я с вами во все дни до скончания века». «Вот», «се» - премудрые указательные частицы, подтверждающие, что нечто действительно присутствует сейчас и здесь: неоспоримо, налицо, перед глазами. А потому требует подвига особого внимания. «Вот я» - я весь, сейчас и здесь: в собранности ума, в доверительной открытости сердца, в окрыленной готовности благоволения.

Бог в нас, когда мы в себе. Он не живет в мечтах. Грезы - самострой, огороженный нами дачный участок нашей независимости от Бога, нашей автономности (это слово переводится как «самозаконие»). Если человек мнит себя Наполеоном, им не являясь, - зачем Богу-Истине участвовать в неправде? Можно сказать и по-другому: когда Бог в нас - только тогда мы в себе. Связь души и Бога - основополагающая: это закон, запечатленный вдохновением Духа Божия в Адама, нарушенный прародителями и восстановленный Христом. Когда Бог в нас - не мечтательно, но благодатно, - тогда мы приходим в себя, становимся собой и способны ответить Богу: «Вот я». А злокозненный ум и лукавое сердце если и пробормочут эти слова языком, то в реальности за ними ничего нет. Бог, Сущий, реальнейшая Реальность, - основание и мерило всего настоящего в мире: настоящей радости, настоящей любви, красоты, блаженного мира («Мир Мой даю вам; не так, как мир дает»), настоящего «здесь» и «сейчас» - настоящего времени. Только настоящее предоставлено нам в полной мере. А над прошлым мы не властны, и будущее - прерогатива Промысла. Настоящее время - подлинно настоящее в присутствии Божием; фальшивое - в самочинии. Бывает, лишь на смертном одре человек осознаёт, что, оказывается, и не жил, или жил несколько минут из жизни - когда вспоминал о Боге. Дай нам Бог, пользуясь даром настоящего времени - драгоценного, безценного - научиться нелукаво произносить в смиренном предстоянии Ему: «вот я».

И тогда убедимся мы непреложно, что без Бога нет никакого «я». Не случайно индуисты и буддисты его отрицают как иллюзию. Для них «я» действительно нет, потому что в их понимании нет места Богу. Для них - одни кармические механизмы, непонятно кем установленные, и законы без Законодателя.

Понятие личности - великое христианское откровение. Святые отцы приняли его, размышляя о Боге, о Его Божественных Ипостасях, вечно и нераздельно единых в Троице. Бог есть любовь! И человеческая личность - состояние души, которая не рвет зубами свою соборную природу на части и не отказывается от Бога. В противном случае он индивид. По этому святоотеческому критерию Иван Сусанин - личность, собранная действительной, жертвенной любовью к Богу, Царю, народу, стране, ближним. А Чайльд-Гарольд - типичный индивид, что ясно почувствовал Пушкин («Лорд Байрон прихотью удачной облек в унылый романтизм и безнадежный эгоизм»).

Сказать Богу: «вот я» - индивид не может, потому что его «я» иллюзорно, мечтательно. Как то, чего нет, может говорить? Его слова - пустышки. За ними ничего не стоит. Чтобы быть чем-то, он должен прежде покаяться: в совести своей признаться себе и Богу в том, что без Бога, придающего действительность всему, его как личности - осмыслившей себя в Боге души - просто нет. Мешок плоти, набитый фантазиями о себе и мире, - чему там предстоять Богу? Бог с фантазиями не разговаривает, как и человек не разговаривает с палкой.

10. Встречаясь с мусульманами, буддистами, протестантами, многие православные зажимаются, ощущая словно бы какие флюиды отчужденности, страха, но также неприязненности с желанием опровергнуть, переубедить, настояв на своем. И эта взрывчатая смесь страстей готова извергнуться (и незримо устремляется, даже при отсутствии слов) на тех, кого Бог поставил как ближних нам? Такая «ревность не по разуму», конечно, неправильна. Догматическое содержание веры и душа человека - вещи разные, в разных плоскостях лежащие. Доказательства душу не переубедят: она противится насилию. Интеллектуальному - в первую очередь. Душа права, заграждаясь от него: Бог свободен - и душу создал свободной, по образу Своему. Бог есть любовь. Любовь не отнимает свободу, а дарит ее. Бог не насилует душу, но ждет ее вопрошающего взгляда. И нам надо быть деликатными. «Безумие - отвечать прежде вопроса», - учили святые отцы.

Насилие же - энергия дьявольская. Ее надо остерегаться. Зло от нас исходить не должно.

Сердца открываются любовью. Однако не «нашей» - только Божественной, благодатной. Изумительно красиво изъясняет сказанное пример Макария Великого. Посланный им вперед ученик, встретив идольского жреца, несущего тяжелое бревно, обрушился на него с руганью. Отложив бревно, жрец отколотил ругателя. Встретив затем Макария, услышал от него неожиданное: «Приветствую тебя, трудолюбец». От кроткой беседы сердце жреца растаяло, и он с радостью принял богооткровенную веру.

Не думаю, чтобы мы, сказав те же слова, получили тот же результат. Лишь святость творит чудеса. Прекрасен пример нашего времени. Святой праведный отец Алексий Мечев, вызванный в чекистские органы, услышал самонадеянную похвальбу: все священники будут расстреляны, и Православная вера прекратится. «Да что Вы! - с искренней, горячей и доброжелательной улыбкой откликнулся святой, - на их место тут же встанут тысячи. И Вы будете первым». Отца Алексия Мечева с миром отпустили, а его пророчество о чекисте сбылось.

Причина же нашей зажатости - в малости веры. Православная вера в соответствии с ее сущностью должна разливаться в ширь Божественной любви, для которой всё человечество - один человек. Но эта лучащаяся любовью вера принята только умом, а сердце, не согретое благодатью, осталось вдали от нее.

Надо б излечиться от этой скудости. Ведь какой восторг, когда при встрече, например, с буддистами хоть в малой степени переживем мы восхитительное чувство Христовой любви, желающей принять в себя всех! Христианская любовь не меньше мира, а больше его. Притом не превозносится, а хочет литься без насилия в восхищении духа.

Понимание догматических различий верований тоже нужно. Оно бережет душу от разброда, что особенно актуально в эпоху всемирного перемешивания всего и вся.

11. У не-христиан можно учиться: не догматическому содержанию их верований, а усердию, с каким хранят то малое, что имеют. В странах ислама пять раз в день звучит, усиленная динамиками, краткая молитва. Где б ни застала она человека - в торговом центре, на работе, в транспорте, на пляже - она напоминает: эти несколько минут - время Божье, время быть, а не иметь, время духовной вертикали, а не житейской горизонтали.

В христианах дарованное им Богооткровение должно бы пробудить тем большую ревность в вере. А мы, теплохладные, склонились было к богоборчеству. Одним из первых юридических актов богопротивников после 1917 года стал декрет о запрете колокольного звона, смертельно опасного для них. При тогдашнем отсутствии мощных усилителей звука церковный звон лился прямо с Неба, растекаясь по городам и весям, зовя людей к Богу.

Богоборцы заботились о душах, оберегая от опиума религии? Нет, их дух - насилие. Насилие на их знаменах. Ныне богопротивление под новым флагом. Либерализм! Орудие тоталитарного либерализма - всепроникающая реклама: политическая, идеологическая, торгашеская. Реклама, буквально-этимологически, - «кричащая, орущая»! Она переорала колокол, орет неутомимо, на деньги чуждого капитала, имея власть перебивать телепередачи, свидетельствуя о «боге», которому принуждает поклоняться ежечасно, - мамоне, языческом божке наживы, житейской суеты, самодостаточного индивидуализма. Возглашаемая неестественными кривляющимися голосами, проповедь рекламы унижает человека, сводя его сознание к горизонтали земных обстоятельств, а божественную вертикаль, ось высоты и красоты бытия, выбивает из души.

Веру либерализм определил как частное дело, в абсолютный центр общественного делания поместив прибыльное круговращение капитала. Но деньги - не существо человека. Человек - это его вера.

Соборное покаяние когда-то вытянуло нашу страну из бездны Смутного времени: после трехдневного строгого специального покаянного поста, проведенного по призыву Патриарха Ермогена, тут же начался непредставимый каскад чудес, приведших к тишине и миру. Потрясенный народ принял клятву в вечной верности новой династии Романовых с проклятием в вечности тех, кто пойдет против.

А ныне как вырваться миру из липких объятий богоборческого либерализма? Грузинский Патриарх Илия II восстановил семиразовые краткие молитвы. Они, хотя не звучат по радио или в СМИ, но, келейно читаемые одновременно по всей стране как бы единым вздохом, сплачивают народ в высшем.

12. Современные буддисты говорят: «В молитве вы обращаетесь к чему-то внешнему, а в медитации активизируете энергии внутри и снаружи. В буддийских медитациях Будда - не бог, а совершенный аспект нашего собственного ума».

Молитва обращена к внешнему? И так, и не так. Так - для души, удалившейся от Бога. А если смотреть на молитву очами Божьими? Бог хочет быть последней глубиной всего разумного тварного бытия и каждого из нас. Он сотворил мир, чтобы жить в нас, и нам в Нем (как это открыл нам Христос), - чтобы исчезла граница между внешним и внутренним. Блаженная нирвана - для слизняков. А человек и в Царствии Божием сохранит трезвенную ясность ума. Открывшись Солнцу любви, сотворившей всё, в нем увидит и само Солнце, и сладчайший умный свет Его, и себя, освещенного (как написано: во свете Твоем узрим свет). Свет Христов открывает картину сущего без спутанности и смуты в представлениях.

13. Вот яркая иллюстрация двух путей. Два монаха, убежав в город, согрешили. С покаянием вернулись в монастырь. Отцы назначили епитимью - заточение в затвор. Через год вывели. Первый был исхудавшим, с серым от горя лицом. Второй сиял радостью. Отцы спросили, как те провели время. Первый непрестанно плакал и сокрушался от ужаса содеянного греха. Второй не уставал благодарить Бога, отведшего с пути греха, и как великую милость принимал заточение. Отцы удивились и посчитали их подвиг равночестным.

.

Окончание следует.

93
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
0
0
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru