Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Слово пастыря

О страхе Божием и уповании на Него

Проповедь Священномученика Митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского). К столетию его мученической кончины.

Проповедь Священномученика Митрополита Киевского и Галицкого Владимира (Богоявленского). К столетию его мученической кончины.

Благословение Господне да почиет на вас, возлюбленные братия, в наступающем году! Вот мое первое к вам слово в настоящий день - день нового года! Первое слово в день нового года - может ли оно быть каким-либо другим, как не словом благожелания? Если уже при наступлении обыкновенных дней есть у нас благочестивый обычай приветствовать друг друга с добрым утром, так как мы знаем, как много доброго и худого может принести и один день, то тем уместнее это наше благожелание в день нового года. Год! - как много он скрывает в своих недрах! Радости и печали, барыши и убытки, жизнь и смерть, судьбы отдельных людей, судьбы родов и семейств, судьбы целых государств и народов. Естественна поэтому сейчас мысль о том, что принесет он каждому из нас. Если бы мы могли взглянуть на всё течение года как на одну большую дорогу, по которой идут люди, то что увидели бы мы? Мы увидели бы здесь одних легко и бодро идущими впереди, а других утомленными под тяжестью своей ноши и отстающими позади. Мы увидели бы здесь, как одни другим или преграждают путь, или дают свободный ход, или взаимно избегают сближения. Мы увидели бы одних веселыми, а других печальными. Все эти путники земли представились бы нашему взору в одной пестрой давке и толкотне, но каждый со своим особым жребием, смотря по тому, какой кому определен Богом. И только то все они имеют общего, что никто из них не уверен в постоянстве и неизменности своего жребия. Вот, например, тот, которому так приветливо улыбается сейчас счастье. Уверен ли он, что в ближайшем будущем он не очутится в рядах несчастных и не будет пить горькой чаши страданий? А этот, что в надменном самомнении смеется сейчас над угрожающим перстом Божиим, по чему он знает, что в сию же минуту не схватит его мощная десница Всевышнего и не поставит пред Престолом вечного Суда? Но к чему, братия, рисовать вам картину того, что, быть может, гораздо лучше меня рисует сейчас каждый из вас своим собственным воображением? Но кто это делает, тот, наверное, вместе со мною задается вопросом: что принесет наступающий год каждому из нас? И смущенно, с затаенным страхом останавливается он пред завесою неизвестного будущего, не имея возможности приподнять ее. Но ужели, братия, мы в самом деле так безпомощны в этой неизвестности судьбы своей? Ужели нет у нас ни одного луча света, который освещал бы нам эту непроглядную тьму будущего, исполнял бы наше сердце утешительною уверенностью? О, религиозное чувство знает, что у нас есть такой светильник. Религия, вера, основанная на слове Божием, - вот что дает нам этот свет если не в отношении отдельной судьбы, постигающей каждого из нас, то по крайней мере в отношении направления, которого мы должны держаться на пути нашей жизни, чтобы верно и безопасно идти к счастливой цели. Вот почему Церковь радуется сегодня за того, кто переступает порог нового года под руководством этой религии, - но скорбит о том, кто не знает и не хочет знать этого руководства.

Какие же средства дает нам наша религия на этом пути?

Как мореплавателю для безопасного совершения пути необходимо нужны главным образом две вещи - компас и якорь, так и нам на нашем житейском море религия предлагает два средства - это страх Божий и упование на Бога. Страх Божий - это компас, который показывает, какого направления мы должны держаться в нашем плавании, чтобы приплыть к своей пристани, а упование на Бога - это якорь, который мы должны иметь в своих руках на тот случай, если нашей лодке будет угрожать опасность сесть на мель или быть выброшенною на берег. Итак, страх Божий должен быть компасом нашей жизни.

Христианин! Я не знаю, руководишься ли ты в своей жизни этим страхом, но хорошо знаю, что если нет у тебя страха Божия, то есть другой страх, именно человеческий, который руководит твоею жизнью в ее существенных целях. В самом деле, какое чувство является у тебя всякий раз, когда ты, задавшись какою-нибудь благою целью, избираешь путь для ее достижения? Это чувство боязни пред теми случайностями, которые могут повстречаться на этом пути, и пред теми препятствиями, которые могут разрушить твои планы и намерения. Эта боязнь не только оказывает большую или меньшую долю влияния на твое решение, но и всецело подчиняет его себе. Если дело, задуманное тобою, есть дело особенной важности, то, конечно, и не следует браться за него, не приняв в расчет те враждебные силы, с которыми тебе придется вести борьбу, и не взвесив своих собственных сил, - но чем оканчивается в большинстве случаев это взвешивание? Тем, что ты поговоришь о своем деле, да и только. И это бывает даже и тогда, когда враждебные тебе силы вовсе не такого свойства, чтобы их можно было бояться. И сколько благих и в высшей степени полезных начинаний остается без осуществления по причине этого малодушного страха! Деятели, призванные Богом для осуществления великих мировых задач, так же мало свободны от этого, как и те, которые поставлены для выполнения небольших поручений и в небольших кружках. Дальнозоркие государственные мужи, ясно сознающие нужды и потребности времени, глубоко убежденные в высоте своих идей, и те часто не бывают способны к выполнению своих задач, потому что человеческий страх обсекает у них всякий смелый шаг. Страх потерять благорасположение общества и друзей, страх здесь толкнуть, а там - наткнуться, здесь раздражить и оскорбить, а там - потерпеть неудачу, страх во всех его видах мелочного, житейского, своекорыстного расчета овладевает нерешительною душою и делает ее неспособною ни к какому серьезному предприятию. И это бывает как в великих сферах, так и в небольших кружках. Во всяком звании и во всякой должности есть нечто в своем роде великое, и было бы вполне достойно человека энергично браться за это великое и смело идти к его осуществлению. Но вот проникают в нерешительную душу запугивающие мысли и разрушают всё. Пред твоим умом ясно восстают высшие задачи жизни, ты видишь, как прекрасно мог бы совместить их с твоими обыденными занятиями и как много добра могло бы принести осуществление этих задач, - но лишь только помыкнулся ты приступить к делу, минутный пыл твоего воодушевления успел уже остыть, и опять-таки под влиянием человеческого страха и самолюбивого человеческого расчета. Ты скорее предпочитаешь остаться при обыденных твоих занятиях, где ничто тебя не тревожит, чем задаваться высшими целями, где борьба обещает тебе немало безсонных ночей.

О, как малодушно и робко человеческое сердце! Оно всегда думает прежде об опасностях, угрожающих ему, чем об истинном благе, которого оно могло бы достигнуть. А между тем это имеет глубокое нравственное значение. Пред Небесным Судьею ты строгий ответ должен будешь дать за то, что, имея возможность сделать много доброго, ты не сделал этого по причине человеческого страха. Но еще большей ответственности подвергается тот, кто из-за этого страха сделал даже много злого. Против этого-то греха и вооружается Господь в приведенном нами тексте, когда говорит: «Не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ничего более сделать; но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: ей, говорю вам, того бойтесь» (Лк. 12, 4-5).

Всякий страх производит на человека ослепляющее действие. Мы видим, как иногда человек в страхе совершает такие вещи, каких не делает ни один разумный человек. Но всего нагляднее это ослепление сказывается в нравственной области, где человек нередко становится в противоречие с тем, что рассудок его признает за верное. Конечно, человеку естественно в начале своего предприятия иметь в виду исход и успех его, и если он предвидит для себя сильное противодействие и даже опасность для своего блага и жизни, то благоразумие требует от него еще раз подвергнуть строжайшему обсуждению свое намерение, а не сразу решаться на его осуществление. Но если, с другой стороны, ему грозит более серьезная опасность сбиться с пути правды и истины и подпасть таким образом суду Всемогущего Бога, то должен ли он колебаться в своем решении? Человек пугается грозного взгляда своего земного властелина, а разве для него легче переносить разгневанный взгляд своего Небесного Господа? Человек трепещет пред сильными мира сего, а рука Всемогущего Бога разве недостаточно сильна, чтобы изгладить его из книги жизни? Человек боится угроз толпы, суда общественного мнения, он дозволяет себе нарушать закон, поступать вопреки совести, долгу, чести, потому что от этого зависит его спокойствие и жизнь, - а праведный Судия мира разве слишком далеко, чтобы убить его и, по убиении, ввергнуть в геенну? О, если бы мы всегда взвешивали это в своей боязни, если бы мы имели в виду всегда не столько удобства временной жизни, сколько вечную свою участь, то при отчете в своем поведении за минувший год нам менее сегодня пришлось бы плакать слезами раскаяния и менее вопить к Богу о прощении нас за наше низкое, характерное человекоугодничество. Вот почему, вступая в новый год, дадим, братия, от души обет - повиноваться больше Богу, нежели человекам (Деян. 5, 29).


Место расстрела Священномученика Владимира (Богоявленского) около Киево-Печерской Лавры.

Но кроме страха Божия религия предлагает нам, как мы сказали, второе необходимое на нашем жизненном пути средство - упование на Бога. Говоря об уповании на Бога, я попадаю, так сказать, в самую суть мыслей, возникающих у большинства из нас в день нового года. Ибо как бы далеко ни расходились они в частностях, однако все они сходятся в том, что без веры и надежды на Бога неизвестность будущего производит на человека какое-то тяжелое, подавляющее действие. Я не сделаю, кажется, ошибки, если скажу, что большую часть из нас собрала сюда эта именно надежда на Бога, в силу которой более счастливые из нас пришли помолиться, чтобы Бог продлил их счастье и в наступающем году, а несчастные - чтоб Он хотя в этом году положил конец их бедствиям. Да, как счастливым, так и несчастным одинаково нужно это упование. Но я останавливаюсь сейчас своею мыслию преимущественно на тех бедствующих наших собратьях, которые вечером еще не знают, чем они поутру утолят свой голод или прикроют наготу, или на тех семействах, которые внешне-то еще прикрывают свою нищету, но сердце отца которых давно уже снедается скорбью и заботою, потому что не знает, где взять средства, чтобы предотвратить от себя и детей своих явную нищету. О вы, бедные! Еще нет необходимости и вам предаваться отчаянию. Послушайте, что говорит в утешение ваше Спаситель: «Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. А у вас и волосы на голове все сочтены. Итак не бойтесь: вы дороже многих малых птиц» (Лк. 12, 6-7).

Я размышляю далее о тех из наших собратий, для которых жизненный путь в течение минувшего года делался всё менее и менее благоприятным: надвигались грозные тучи, и небо становилось всё мрачнее и мрачнее; уже ночь бросила на них тень свою, и исчез последний луч надежды на благополучный исход. Но не бойся и ты, странник этой юдоли земной. Не забывай, что над нею царит Тот, Который дает направление облакам, ветрам и воздуху, - Он и для тебя найдет путь, по которому пойдет нога твоя.

Но если уже несчастье постигло тебя, то и в этом случае не теряй надежды. Знаю, что этим я не возвращу понесенных тобою убытков, не исцелю постигшей тебя болезни, не устраню смерти, похитившей у тебя самое дорогое в жизни, и однако прошу тебя - не жалуйся, не ропщи; ты не знаешь мудрых путей любящего тебя Бога, а если бы ты знал их, то сказал бы: «Всё, что делает Бог, делает к лучшему». Что причиняет скорбь плотскому человеку, то может заключать в себе истинное благодеяние для человека духовного. Вникни в себя, не получил ли и ты такое благодеяние в твоей скорби? И если в дни своих несчастий ты научился не привязываться своим сердцем к земным предметам, от непрочности и скоротечности их обращать свой взор к постоянному, вечному, при смерти близких тебе думать о том, что будет по смерти, - то ты поистине получил это благодеяние. Каждый, кто хочет быть учеником Христа, должен, конечно, и учиться в Его школе. А эта школа есть школа страданий, крестная школа, которая учит смотреть на бедствия как на испытание нашей духовной способности. Если ты считаешь себя слишком обиженным твоим низким положением и изнываешь от зависти, смотря на других, выше тебя поставленных собратий, то помни, что чем выше поставлен человек, тем тяжелее бывают для него испытания. Но блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни (Иак. 1, 12).

Братия! Мы не знаем, что принесет каждому из нас новый год, но священная обязанность наша - быть готовыми на всё, что он может принести. Ничего, конечно, не будет предосудительного и противного религии в том, если мы будем просить у Отца своего Небесного лучшей доли, но это мы должны делать с тем, однако, ограничением, чтобы в то же время быть готовыми к безропотному перенесению и худшего жребия, если Богу угодно будет послать нам таковой. Всё, что снисходит Свыше от Отца светов, есть дар совершенный (Иак. 1, 17); Отец не может отречься от Своего отцовского сердца, хотя Он отвращает иногда Свое лицо, но никогда не отвращает Своего сердца. Отдадимся же поэтому Его воле. И если затем поднимутся бури жизни и наша лодка сделается игрою ветра и волн, то что из того? Сбросим якорь христианской веры и надежды, положимся всецело на Бога - Он может спасти, Он спасет нас! Аминь.

См. также

143
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
8
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru