Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Доброе сердце

Детский писатель протоиерей Леонид Коркодинов встретился со своими юными читателями.

Детский писатель протоиерей Леонид Коркодинов встретился со своими юными читателями.

Спешу к ребятам. Сегодня встреча со школьниками. Очень здорово, что у меня появились детские рассказы, а через них новые друзья. Они, друзья, живут в разных городах и селах нашей Самарской губернии и за ее пределами. И с теми, кто поближе, я иногда встречаюсь. Так получается у писателей, что тебя все знают, кто читал твои произведения, а ты знаешь совсем немногих. Только улыбки ребят врезаются в память, их задорный смех над смешными моментами в рассказах, бурные аплодисменты, а еще вопросы, которые волнуют маленькие сердечки.


Священник Леонид Коркодинов на творческой встрече с юными читателями в сызранской детской библиотеке.

С библиотекой, куда меня сегодня пригласили на встречу с четвертым и пятым классами, я уже знаком несколько лет. Нас связывают теплые воспоминания о встречах, проходивших ранее. Я спешу. В моем портфеле книги, а за спиной в кофре гитара. Волнуюсь. Волнение - спутник всякого, кому приходится выходить к людям, и неважно, сколько им лет. Говорят, что детей невозможно обмануть. Дети чувствуют фальшь. Они сердцем тебя как бы прощупывают. И если сердца юных зрителей и того, кто на сцене, сольются в едином ритме, тогда будет успех, и признание, и благодарные аплодисменты, и смех. Ты станешь для них родным, сердечным другом, а это дорогого стоит.

Взрослея, дети утрачивают эту способность. Связано это и с жизненным опытом, который огрубляет сердце. И с грехами, которые они сами начинают совершать. Отдаляясь злыми делами от Того, Кто вложил в наше сердце совесть, мы утрачиваем связь с Творцом.

Как всё живое высыхает, трескается и грубеет без воды и влаги, так и сердце человека черствеет без живительной росы Божией благодати.

Сегодня я читал свои рассказы про карантин и тросовую кашу, спел несколько духовных песен. А потом стал говорить о вере, о Боге, о добре и зле. Разговор зашел о человеческом сердце. Не о том сердце, которое кровь перекачивает, а о сердце, которое сострадает, радуется, трепещет, поет и замирает.

- Ребята, как вы думаете, а бывает у человека черствое сердце? - задал я вопрос.

- Конечно, бывает, - закричали с мест ребята.

- А какими словами мы обычно называем людей с таким сердцем?

- Злой, безчеловечный, грубый, неулыбчивый, неотзывчивый, жестокий, - стали выкрикивать ребята наперебой.

- Фашист! - мальчик в клетчатой рубашке погрозил в воздухе кулаком.

- Да, ребята, всё вы назвали правильно. А теперь скажите мне, как само сердце таких людей мы назовем? На что оно похоже?

На секунду наступила тишина. Одна девочка тянет руку.

- Говори, - прошу я ее.

- Такое сердце похоже на камень. Так и говорят: камень носишь в груди.

- Прекрасный ответ! Молодец! А еще?

- Сухарь!

- Правильно.


Отец Леонид Коркодинов рассказывает ребятам о своих новых книгах.

- Железное сердце, как у Железного Дровосека.

- Так, еще.

- Холодное сердце!

- Верно! Только назови, на что холодное сердце похоже? - прошу уточнить я мальчишку в синей футболке.

- На лед, - тут же отвечает он.

- Молодчина! А теперь назовите людей с добрым сердцем.

- Добрый, ласковый, миролюбивый, отзывчивый, чуткий, человечный, хороший, улыбчивый, - снова стали выкрикивать ребята с мест. Я слушал и, для общего действия, театрально загибал пальцы на руке. Было видно, что эта вроде бы игра, но с серьезными вопросами им нравится.

- Солнечный!

- Кто сказал «солнечный»? - тут же спросил я у зала.

- Я, - встала с места девочка с косичкой.

- Прекрасно! Просто «солнечный» ответ! - похвалил я ее.

Кто-то даже захлопал в ладоши. Я поддержал и тоже похлопал.

- Все вы, ребята, большие молодцы. Хорошо поработали. Активно! Мы разобрались с вами, что есть сердца злые и есть добрые. Теперь это всем понятно или кому-то еще не совсем?

- Всем понятно! - хором ответили ребята.

- Хорошо. Тогда я задам вам еще один вопрос: если я возьму камень, лед, сухарь, деревяшку или железку и ударю по ним палкой, будет слышен звук?

- Будет, - ответили ребята как-то неуверенно.

- Что вас смущает? - поинтересовался я.

- Сухарь и лед расколются от удара, - ответил за всех, приподнявшись, паренек с царапиной на лбу.

- А, ясно. Но я не сильно ударю, а только чтоб звук был.

- Тогда будет хруст, - пояснил паренек с царапиной.

Я улыбнулся.

- А эти предметы при ударе почувствуют боль? - задал я очередной вопрос.

- Конечно, нет! Они же неживые! - загалдели ребята.

- Какие же вы всё-таки молодцы! Вот он, верный ответ: неживые! Получается тогда, что человек с таким сердцем не живет по-настоящему. Ведь мы уточняли в начале разговора, что говорим о сердце как об органе чувств. Прекрасно! Развиваем нашу мысль: может ли, по вашему мнению, камень, металл, лед, деревяшка - все неживое - выделять тепло?

- Нет, не может! - отвечают быстро ребята.

- Все так считают? - спросил я с подковыркой в голосе.

- Я так не считаю!

- Интересно, - говорю я.

- Дерево может давать тепло, когда оно горит в печке или костре. А если нагреть камень или металл, то они тоже могут долго согревать.

- Молодец, спасибо за такой развернутый ответ. Ты в чем-то прав! - похвалил я паренька. - Как тебя звать?

- Миша.

- Вот, ребята, Миша сейчас дал нам интересную мысль… Слушай, - обратился тут я снова к нему, - ты случайно не племянник Аристотеля или Платона? Были такие философы в древности.

Миша засмущался, и щеки его порозовели.

- Я шучу. Просто мысль твоя очень глубокая. На самом деле лед можно растопить, дерево поджечь, металл накалить, но это всё внешнее воздействие на неживое. Это говорит о том, что людей с такими сердцами можно исправить, можно изменить. Но само по себе тепло может давать только живое, теплое, плотяное сердце. И если по нему ударить, то оно всё чувствует, страдает и сострадает.

- Плачет, - полушепотом сказала девочка с косичкой.

- Последний мой вопрос, - я сделал паузу, чтобы всех ребят внимание заострить на себе. - Как вы думаете, мы все сердца назвали?

- Да, - не раздумывая крикнули ребята.

- А ты, Миша, как думаешь? - обратился я к «философу».

- Думаю, нет.

- А почему?

- А иначе вы бы не спрашивали!

- Ну, ты и впрямь философ! Удивляешь раз за разом!

- А он у нас отличник и чемпион по шахматам, - вскочил со своего места мальчишка в клетчатой рубашке.

- Вот и берите с него пример, - сказал я и продолжил: - Мы разобрались, что есть добрые сердца и злые. Но это и так всё на поверхности лежало. С детства все вы сказки читали, где всегда добро побеждает зло. Но есть еще одна разновидность человеческих сердец. И оно, я вам скажу, опасней и коварней, чем злое! Ведь из сказок мы знаем, что зло оно и есть зло, и ничего хорошего от него не жди. А встречались ли вам в сказках герои и не добрые, и не злые, а как некие перевертыши? То они за добрых, то за злых. Главное, чтоб их не трогали.

В зале тишина.

- Не буду вас томить и скажу, что опасней твердых и злых сердец сердце из шерсти. Сколько ни бей палкой по шерсти, звука она не подаст. Людей с таким сердцем называют - равнодушными! И это очень плохое сердце. Оно любит, но только себя; греет, но только себя; создает уют, но только вокруг себя. Еще за шерсть хорошо цепляются репьи и колючки. Поэтому равнодушные и самолюбивые люди очень злопамятные. Люди с таким шерстяным сердцем легко могут предать, подвести, обмануть, пройти мимо чужой беды. На шерсть нельзя опереться. Но таких сердец, я уверен, среди нас нет! А теперь давайте споем любимую нашу песню про друзей, ведь мы с вами успели подружиться?

- Да! - хором ответили дети.

Я взял гитару, сыграл вступление, и мы все дружно запели: «Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету…»

После песни мы долго аплодировали друг другу.

- А теперь, кто хочет получить автограф и сфотографироваться на память, поднимайтесь на сцену.

Я сидел на сцене за столиком и раздавал автографы окружившим меня детям. Потом мы встали для фотоснимка. Рядом со мной, как приклеившись, стоял мальчик в клетчатой рубашке. Он иногда поднимал на меня глаза, и в его взгляде я уловил вопрос.

- Ты хочешь меня о чем-то спросить?

- Да. Скажите, а у меня какое сердце?

Он посмотрел на меня так, что мне стало немного не по себе. Его действительно волновал, а возможно, мучил вопрос о его сердце. Так мне показалось в его голосе и взгляде.

- А ты чувствуешь свое сердце? - начал я осторожно.

- Я его чувствую, когда на подушке лежу. Оно стучит, сильно.

- Ну, значит, у тебя нормальное человеческое сердце. Настоящее. А еще скажи: тебе жалко котенка, который на улице замерзает?

- Да, очень жалею!

- А что ты сделаешь для него?

- Я его возьму на руки, прижму к себе и отогрею. А потом попрошу маму взять его домой.

- Дружок, тогда у тебя сердце доброе, сопереживающее, неравнодушное, способное любить!

Мальчишка посмотрел на меня с сияющим лицом и широко улыбнулся.

Осталась у меня фотография, где он стоит возле меня в своей клетчатой рубашке и улыбается.

Ехал я домой преисполненный теплыми чувствами, и сердце мое билось в груди, а я прислушивался к его ритмам и пел ему в такт.

Протоиерей Леонид Коркодинов,
настоятель Свято-Никольского храма с. Усолье Шигонского
района Самарской области.



Масленица

Сияют счастьем лица,
И каждый очень рад.
Сырная седмица

Приносит мир и лад.

Всех Масленица греет
Горяченьким блинком,
улыбок не жалеет

Ни вечером, ни днём.

Вскипают самовары:
- Как бублики летят! -
Гуляют чинно пары.

Раздолье для ребят!

Последняя седмица
В преддверии Поста.
Сам Бог на всех дивится, -

И рад Он, неспроста:

- Народ пусть погуляет
И радости вберёт,
Грехи свои раскает;

Великий пост грядёт!

- Пусть каждый веселится! -
Решил с любовью Бог.
Ведь сорок дней поститься,

А пост Великий строг.

В последний день седмицы,
Пред подвигом моленья,
Народ благословится,

Прося у всех прощенья.

Забудем мы все ссоры -
Омоет всё вода.
Обиды и раздоры

Забудем навсегда!

Людмила Ларкина, г. Брисбен, Австралия.


131
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
7
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru