Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

​Ключик к сердцу — духовная песня

Интервью с Православной певицей Юлией Славянской.

Интервью с Православной певицей Юлией Славянской.

Юлия Славянская выступает с концертом в столице Киргизии Бишкеке.

…Всякий раз на православных выставках взглядом ищу: здесь ли Юлия? Будет ли петь? И, случается, с грустью узнаю — нет, не будет. Юлия Славянская на гастролях. Но на последней выставке удалось и повидаться, и послушать ее песни, и даже договориться о новой встрече после выставки — для интервью.

И вот в классе духовно-просветительского центра «Кириллица», что при самарском Кирилло-Мефодиевском соборе, мы говорим с любимой не только мною — тысячами православных! — замечательной певицей Юлией Славянской. С улыбкой вспоминает Юлия о своих щедрых на сюрпризы поездках в Киргизию в мае прошлого года. О, эти незабываемые сюрпризы!.. То — недоумение звукорежиссера в провинциальном киргизском городе, когда Юлия попросила подзвучить гитару, микрофон. У них всё проще: поставили записи — и танцуй, молодежь! То — почти полная темнота в театре («лампочки перегорели еще в 52-м году…»), где в то время, когда надо было готовиться к концерту, шла репетиция спектакля «Молилась ли ты на ночь, Дездемона?». «Как же у вас во тьме спектакли проходят?» — изумилась певица. — «Да вон же, артист Дездемону душит — зачем ему много света? Одного пучка света вполне хватает…»

Зато на концертах, особенно в стольном Бишкеке, было много людей — как видно, истосковались по русской духовной песне. И море цветов.

«Гармонь выбирают, как невесту»

— А сразу из Киргизии мы уехали на концерты в Сургут Тюменской области, — продолжает Юлия Славянская. — С программой, посвященной Дню Победы. К этому времени я как раз научилась играть на гармошке. Однажды в концерте в селе Мусорка близ Ташлы вместе со мной участвовал замечательный музыкант и человек Георгий Власов. Когда он заиграл на гуслях, у меня душа в небеса улетела! Вот она, Русь Святая! А когда услышала, как он играет на гармошке, — очень захотелось научиться играть самой. Спать не могу: гармошка снится. И вот как-то пошла я на рынок, детям носки купить, а там — гармошки! Выбирай любую… Я стала их одну за другой пробовать, но не оказалось моей тональности. И я, недолго думая, стала искать фабрику музыкальных инструментов. Нашла. Заказала такую гармонь, чтобы мне не тяжело было ее держать. Звоню Георгию: «Всё, к Новому году будет у меня гармошка!» А он в ответ: «Да ты что! Кто же так гармонь выбирает. Гармонь выбирают, как невесту. Надо меха растянуть, попробовать, чтобы она с тембром голоса сочеталась». Но как же ее выбирать, если мне ее делают на заказ! «Не торопись! Господь Сам устроит». Я, помню, разрыдалась даже. Так хотела в январе уже начать учиться играть, а тут… Но вскоре звонит Георгий: «Радуйся, есть для тебя чудесная гармошечка — в Муроме!» Эта старенькая гармошечка была у прекрасного гармониста Алексея Медведева, он входит в десятку лучших в России. Алексей отреставрировал ее и передал моему папе, и к Новому году она уже была у меня. Вот такая была мне удача.

«Хорошо гармонь играет, то зальется, то замрет…»

И когда уже начала играть, я поняла, как же здорово придумана наша русская гармонь. Там, оказывается, кнопки очень удобно расположены, терциями, пальцы серпантином идут — и все прекрасно получается.

Гармошка обязательно должна звучать на концертах. Как-то на концерте вижу — девочка сидит такая печальная, ни на что не реагирует. Пою веселое — не улыбнется, грустное пою — не шелохнется… Как же к сердечку-то ее пробиться! Беру гармошку и говорю зрителям: «Давайте все вместе споем «Катюшу»! Вы же все эту песню знаете, она нам от дедушек и бабушек досталась…» Заиграла, вместе со всем залом запела — смотрю, и она начала улыбаться и петь. И я думаю: надо же — к кому-то через народную песню, к кому-то через гармошечку и военную песню можно ключик найти. И потом уже я запела «Так дано много», подошла к этой девочке, по головке погладила — и она благодарно заулыбалась. Всё, человек словно ожил.

Такая разная музыка

Не каждый, к сожалению, готов слушать серьезную музыку, духовные песни. Те, кто ходят в храм, читают Библию и духовную литературу, — они сразу воспринимают и такие песни. А кто живет без церкви, ему иной раз святые слова — как обухом по голове. Один мужчина после концерта подошел к папе (а я рядом давала автографы и все слышала) и говорит: «Моя жена всегда слушает песни вашей дочери и на концерт меня с собой взяла. Ну что — услышал я их. И что же мне теперь, всю жизнь поменять надо?!» Он был даже возмущен этим. «Вот не хотел я идти на этот концерт! Как же мне теперь жить?»

Дай Бог, чтобы на концерты приходили люди разные. Чтобы кто-то просто послушал, наслаждаясь хорошими песнями, а кто-то и переосмыслил что-то главное в жизни.

Меня очень радует, когда приходят дети. Когда приходят семьями. Вот на недавней Православной выставке подошла женщина и говорит: «У меня пятеро детей, и все они любят ваши песни, знают их и поют». Такое счастье — услышать эти слова…

Не обязательно слушать именно мои песни, но пусть дети растут под хорошие, добрые песни — их же так много! Но, к сожалению, слишком часто сейчас звучит иная музыка — оглушающая и оглупляющая.

Мы летом отдыхали с детьми на турбазе, они зовут: «Мам, пошли с нами на дискотеку! Ну что ты какая несовременная — даже джинсы с дырами не носишь». Я говорю: «Ой, не могу я видеть одежду с дырками, мне ее хочется заштопать!» К слову, племяннику моему бабушка модные джинсы так вот и заштопала! Удружила внуку…

Ну вот пришли мы на дискотеку — а там песня: «Остановитесь, Вите надо выйти…» И я потом говорю детям: вот если бы эту песню спели какие-нибудь бабулечки из фольклорного ансамбля, с оканьем, с юморком, — тогда еще куда бы ни шло: шуточная песенка. А слушать это на полном серьезе… Считать это песней… Просто катимся не знаю куда с такой музыкой. И ведь это еще не самый плохой шлягер…

Сюрприз в Березняках

Но я еще не рассказала о праздничных концертах в Сургуте, посвященных 9 Мая. В концертах участвовал театр пантомимы и пластики «Гротеск», профессиональный коллектив из Сургута. Они заранее прислали мне запись своей постановки, я просмотрела ее, проплакала и решила, какие моменты из нее можно включить в мои концерты. И сделали совместную программу. Начали с «Синего платочка», потом были «Катюша», «Встань за веру, Русская земля», а остальное — авторские песни. Хотелось вспомнить и Клавдию Шульженко, она пятьсот концертов дала на фронте на передовой! Есть у кого поучиться… И как-то так хорошо все получилось, этот концерт прошел по телеканалу «Союз» — и люди уже пишут с благодарностью.

Я рада, что и на гармошке сыграла. А ведь как было трудно научиться стоя! Звоню Георгию со слезами, а он: «Не верю! Знаешь, сколько женщин-гармонисток было — и у всех получалось. Ночами репетируй!» Дети были у бабушки, и я стала ночами репетировать. И наконец-то у меня получилось! Выступала я в военной форме, которую мне достали в московском драматическом театре имени Ермоловой. Точно такая, как в 41-м году была. И после этого на 23 февраля и 9 Мая я стала выступать с такими концертами.

Недавно были концерты в Подмосковье. Несколько лет подряд меня приглашали в село Березняки Сергиево-Посадского района, но так получалось, что как раз на это время я уезжала в другие места. В этот раз получилось. К ним мало кто из артистов в село приезжает. И было ясно, что много народу не придет. Папа говорит: «Но ты не переживай. Пусть зрителей будет мало, но тебя там ждет сюрприз!» Да что переживать. Все ведь Господь управляет. И где-то тебя ждет праздник, а где-то урок смирения. И в самом деле зал был далеко не полон, меньше чем наполовину.

Зато выступать приехали… слепоглухонемые дети из Сергиева Посада! Это и был чудесный сюрприз. Они даже ездят по городам и поют песню «Часовенка» — из моего репертуара.

На репетиции я села в зал и стала смотреть и слушать. Четыре девочки делали сурдоперевод руками, а позади пели шесть слепых девочек. На сцену их выводили мальчики — глухонемые. Жаль,  не узнала раньше сурдоперевод всей песни и мне пришлось петь и показывать руками вместе с ними только припевы: «Часовенка открыта, Лампадочки горят, Тревога позабыта — Здесь с Богом говорят». Ну конечно, пока сидела в зале, я всю эту песню прорыдала, так трогательно они пели. У девочек голосочки чистые, и они даже такие мелодические украшения придумали, какие я не придумаю. Вот такой подарок послал мне Преподобный Сергий Радонежский — о нем как раз поется в этой песне.

И в Тамбове тоже было — на концерт приехали взрослые зрители из центра глухонемых. И женщина, стоя у рампы, весь концерт переводила для них. Я потом с поклоном благодарила ее. Это же надо не только слышать всё, что я пою, но с теми же эмоциями переводить для тех, кто не может слышать песни… Она, наверное, во много раз больше моего потрудилась на концерте. Но я всегда даю на сцене еще и видеоряд, и, может быть, им эти кадры помогали как-то проникнуться этими неслышными им песнями.

Инвалиды часто бывают на концертах, вижу — на колясках приезжают, но глухонемых я в первый раз увидела в зрительном зале.

Сибирь, Кубань… Россия!

Побывала не так давно в Красноярске, и так получилось, что буквально через месяц после концерта я опять приехала в этот город, на конференцию против абортов. Были там врачи не только из России, но и из Сербии, из Черногории. Председатель Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте Российской Федерации Андрей Коченов попросил: «Надо спеть так, чтобы достучаться до сердец. Ведь сколько говорим о том, что это страшный грех, убийство нерожденных детей… — а все равно делают аборты! Выйдет женщина от психолога, а гинеколог ей свое: ну что ты будешь мучиться с еще одним ребенком… А вот эти песни, даст Бог, помогут пробиться к их сердцам». Песня «Матушка Богородица» даже стала гимном их организации. Да ведь и Тальков говорил, что через песню самый короткий путь к сердцу. И я подготовила очень серьезную программу. Кто хочет повеселиться — включит развлекательный телеканал, в них нет недостатка. А вот чтобы задуматься, проникнуть в какие-то глубины — это же не каждый день. И после концерта к Андрею Коченову тоже подходили женщины и потрясенно спрашивали, как же им теперь жить. А для меня было такое счастье: среди участников конференции была женщина, которая отговорила пятьсот женщин от аборта, пятьсот деточек спасла! В целом же эта организация за десять лет спасла около ста тысяч жизней!

Поют новопокровские казачки. 

Ну а потом нас покатали по Мане, прекрасной реке. Плыли по Мане, по Енисею — мы увидели мощную и прекрасную Сибирь! Много там еще нетронутых человеком мест. И всюду — разное благоуханье от сибирских трав и лесной хвои. Нам ведь очень редко удается повидать те места, куда приезжаем с концертами. Чаще — как в Саратове: последняя песня — и сразу в поезд, и города не увидала… А в Красноярске мы аж три дня побыли.

В конце августа — начале сентября я впервые приняла участие в международном фестивале «Степная лира» на Кубани. Организовали его супруги Ирина Ковалева и Иван Белокрылов, поэты и переводчики. Это Ирина Ковалева перевела с венгерского «Плач Марии», песню 1300 года, которую я пою. И вот мы познакомились с Ириной. В этом фестивале участвовали поэты, переводчики, драматурги, кукловоды… Такой был интересный фестиваль!

Он проходил недалеко от города Тихорецка Краснодарского края, в станице с красивым названием Новопокровская. Я приехала на станцию Тихорецкую и сразу стала всех расспрашивать, не о ней ли поется: «На Тихорецкую состав отправится…» Проводница говорит: «Да, песня как раз об этой станции».

Очень понравилась мне поэзия краснодарского поэта Николая Зиновьева. Вернувшись с фестиваля, я стала работать над песней на одно его стихотворение. Созвонилась с ним, и он выслал мне книжку своих стихов. У Зиновьева очень серьезные и в то же время красивые стихи. Читаешь — и последние строки прямо в сердце:

…Ведь как ни злы, ни лживы люди,
Мне больше некого любить.

Некого любить!.. Я теперь эти стихи так и пою, пою… Пока они песней не станут, так и буду петь.

Все равно у нас пути другого нет. Как бы тебя ни предавали, ни подводили, а мы должны любить.

Господь сподобил увидеть таких прекрасных людей! На фестивале была Катарина Джункова из Сербии, она знает 15 языков. И такая открытая, такая светлая, с ней хочется просто быть рядышком. Ее за обедом уговаривали сказать тост. Она ответила: «Я тосты не говорю. Я лучше пожелаю вам по-сербски всего самого доброго». И сказала что-то очень красивое и действительно доброе. Мужчина спрашивает: «Где же, в какой части головы у вас помещается пятнадцать языков?» А она ответила: «Да в той же части, где у вас помещаются тосты».

В конце фестиваля у меня был сольный концерт, и Катарина была на нем, услышала и «Плач Марии». И недавно она прислала мне это стихотворение на венгерском языке. Его там все знают, как в России знают о «Слове о полку Игореве». Потрясающе было слушать это стихотворение в оригинале.

Нас возили на казачий кордон. Встречали всегда с караваями, в казачьих нарядах, с гармонистами.
С песнями. Рассказывали, как по одну сторону реки Еи стояли турки, по другую казаки, и как они воевали. У них отмечалось 190 лет Новопокровской станице и 80 лет — Краснодарскому краю.

Они хотели Покровской назвать, но в Ставропольском округе уже было два села Покровских. Вот и назвали — Новопокровской. А что вы хотите — казаки. Безстрашные люди. А вы не казачка? Казачка?! Так здорово!.. Я вот и хотела бы быть казачкой, да не могу. Это, говорят, если только выйти замуж за казака. Ну хоть в папахе я пощеголяла, разрешили примерить.

Я привезла с фестиваля полчемодана книг со стихами. И может быть, какие-то из них станут песнями.

«Дай нам, Господи, уголочек…»

На Православных выставках бываю с удовольствием. Иногда спрашивают: а вам не надоело? Но я всегда стараюсь найти на выставках что-то хорошее, доброе. Приложиться к святыне, стать немножечко чище, лучше — это уже какая благодать. А книги всякий раз привозят — да это же праздник! Столько хорошей литературы. А встречи с писателями… Да я хоть лишний раз со своим духовником протоиереем Сергием Гусельниковым увижусь, послушаю, где он был, что написал.

И Алексей Солоницын, он же не только писатель, но и человек какой! И удивительно: как раз когда он работал над книгой «Самарское знамя», два года назад, я была с сыном в Болгарии, поднялись на Шипку. Меня там спрашивали про Самарское знамя, а мне было горько, что маловато знала о нем… Я считаю, что каждому, у кого есть возможность, надо побывать на Шипке. Надо мальчишек учить на этом примере, чтобы поняли, как русские воины жизнь отдавали даже не за свою Родину — а помогали братьям славянам. Насколько это высоко! И сейчас вот: я так была рада, когда к нам на выставку мотобратия приехала! Смотрела, слушала их рассказы и песню — и понимала: есть еще в России мужики-богатыри.

Порадовалась на саратовских девчат: красивые, в нарядных платьях!.. Девушка должна даже внешним видом прославлять Бога и Россию. Если она будет ходить в недостойном виде, что же хорошего?..

На выставке ко мне подошла одна женщина, подарила специально для меня перепечатанную книгу — «Гражданская поэзия Донбасса 2014-2015 гг.». Я открываю — и на первой странице Ирина Быковская-Вязовая. Когда я еще в 2015 году ездила на Донбасс, познакомилась с девочками, живущими в подвале. И вот они мне пишут: «Нас так сильно обстреливают, помолитесь за нас!» И на этой волне тревоги за них у меня родилась песня на стихи Ирины Вязовой «Дай нам, Господи, уголочек среди мира и тишины».

Мне говорят: ну сколько можно петь про Донбасс? Но как можно все время петь про цветочки, когда там война, когда гибнут дети?.. Я понимаю, что должна нести доб-рое, светлое, но не спеть о том, что болит в душе, — не могу.

Вот на Кубани спела я «Дай нам, Господи…» — и они задумались: ой, мы же раньше Донбассу помогали, а сейчас как-то перестали. Ну хорошо, что Кубань процветает, но нельзя же забывать о тех, кому сейчас так тяжело, так плохо. У Андрея Лысенко, которому мы шлем помощь для детей Донбасса, посмотрела на странице — там такая боль. Уже есть люди без рук, без ног, и дома разбиты, так их просто добивают. И ничего там пока не стало лучше…

Звучали песни в богадельне

Этим летом на Петра и Февронию в Муроме побыла, а потом — в Дивеево. И знакомая послушница Ксения привела меня в богадельню, насельницы попросили спеть для них. Еще и потужили: теперь ты, наверное, не скоро опять к нам приедешь… А я пожалела, что не смогла спеть для лежачих матушек — уже началось молитвенное правило. И вот неделю назад, видно по молитвам матушек из богадельни (они признались, что молились об этом), чудесным образом мне удалось снова приехать в Дивеево. И опять я пришла в богадельню, только на этот раз пораньше, чтобы успеть и к лежачим пройти в кельи. Пела для них и «Синий платочек», и другие военные песни, как они просили, и свое тоже. И вот лежит одна — ей 94 года, белая-белая, у нее даже ножки под одеялом не видны, так иссохла. И глазик у нее не видит. Ее просят: «Помолись за Иулию». Я оторопела: да она же и дышит так трудно, это мы за нее молиться должны. Но мне говорят: «Ты что, у нее такая молитва сильная, прямо к Богу идет!» И когда она услышала — «помолись за Иулию», — как-то встрепенулась. «Помолиться, чтобы здесь осталась?» — «Нет, — говорят. — У нее деточки еще не выросли. Помолись о добром пути…» И она помолилась…

Одна матушка, Таисия, она слепая, не видит. Зашла я к ней, стала петь. Там было жарко, я сняла платок — у меня с собой их два было, осталась в головной повязке, — и пою. Допела. Она и спрашивает: «А ты что, без платочка, что ли? Платки-то носишь?» — «Ношу, — отвечаю. — Вот у меня два платочка рядом лежат…» — «Ну и я тебе подарю». Поднялась и вынесла мне платочек, а он в точности подходит к моему платью! Хотя она не видела и никто ей не говорил, в чем я одета.

Так хорошо — и причастилась я в Дивеево, и по Канавке прошла, и в источнике Серафима Саровского омылась. А вечером с Ксенией прошли по Канавке — смотрим, идет Крестный ход! И мы вместе со всеми еще раз прошли.

«Райское золото»

— Видела: у тебя прошлой осенью вышел диск «Райское золото». Почему он так назван?

— Есть в нем песня, которая так и называется: «Райское золото».

Я не буду болеть, я не буду стареть,
Буду петь и летать белым голубем.
Только наше добро, и любовь, и тепло
Возвращаются к нам райским золотом!..

А вышел этот диск в октябре 2016 года, и презентация диска прошла в Москве в Центральном Доме журналистов. 6 ноября вновь пройдет мой концерт в столичном Доме журналистов. Будут и другие концерты — в Зарайске, в Вологде…

Сидеть бы и слушать, как дивно поет Юлия Славянская, слушать то, что пока еще мало кто вообще слышал, или те, что записаны на новом диске. Но у дверей уже томятся в ожидании занятия дети, которых учит петь в «Кириллице» замечательная певица. Нельзя отнимать у них время. И я ухожу, унося с собой подаренные диски — и не смолкающие в душе песни.

Ольга Ларькина.

Диски Юлии Славянской можно приобрести в Православном магазине на улице Пушкина по адресу: г. Самара, ул. Пушкина, д. 272. Тел. (846) 221-09-07 или 8-903-301-09-07. О том, как получить диски по почте, спрашивайте по телефону редакции: (846) 932-78-06.

Дата: 6 октября 2017
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
4
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru