Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

​Пернатый гость

Рассказ-­раздумье писателя Сергея Жигалова.

Рассказ-­раздумье писателя Сергея Жигалова.

Об авторе. Сергей Александрович Жигалов родился в 1947 году в селе Кандауровка Курманаевского района Оренбургской области. Окончил филологический факультет Куйбышевского госуниверситета. Работал собственным корреспондентом «Известий» по Куйбышевской области. Автор романа «Дар над бездной отчаяния» о безруком иконописце Григории Журавлеве и других книг. Член Союза писателей России. Живет в Самаре и с. Кандауровке Оренбургской области.

Стою посреди двора под яблоней. Низко над скошенной травой пронеслась темная птица и уселась на край мангала. Ястребок длинный, телом узкий, вертит головой. В трех шагах. Я замер с граблями в руках. Никогда не видел так близко. Перетекающая в плечи пепельно-сизая головка с гнутым клювом, на груди изящная как бы тельняшка. Но более всего удивили лапы. Длинные, ярко-желтые, будто крашеные протезы с когтями из толстой проволоки. Я пошевелился, ястреб присел на своих желтых протезах и взмыл. Он улетел, а я остался под яблоней. Уставился на мангал. Мысль же забилась пойманным воробьем в хищном клюве.

…Мастеровитый друг мой некогда в веере огненных искр рассек лист металла «болгаркой» на полосы. Потом, оплавляя края, сварил. Приделал ножки, чтобы не в наклон было жарить шашлыки. Могло ли прийти ему в голову, что изготовил «подставку» для ястреба? «А он, крылатый волк, попирая желтыми лапами закопченную сталь, во веки веков не смог бы осознать, как некогда расплавленная лава плескалась в доменной печи, огненным ручьем лилась в ковш. Остыв и затвердев, плющилась на прокатных станах трехмиллиметровым листом?.. — бился и верещал мой мысленный «воробей». — И мне, как этому ястребу, не дано охватить сознанием божественную тайну нашего бытия…» Параллельные миры человека и этого ястреба. Человека и человеков. Человека и Бога, незримых сил добра и зла, действующих в нас и вне нас. Вот теперь я буду знать, что на мангале сидела хищная птица. Какая-то крохотная частица моей памяти вобрала в себя этот «штришок жизни». И что с этого? Да то, что ястреб «залетел» в мое сознание, подвигнул к розмыслам. Скажете, случайность? Но нет случайностей в Божьем мире. Тогда что?..

Солнце печет голову. Ступая босыми пятками по скошенной колючей траве, спрятался под ветви в тень. Вот еще усилие, напрягу извилины и просунусь помыслами в «игольное ушко» иной ипостаси бытия, «где волчица кормит сосцами ягненка, а лев охраняет лань». Пойму и перестану суетиться, нервничать, жадничать, обижаться на близких и далеких. Вот сейчас поймаю призрачные текучие мысли, витающие, подобно вон той стайке воробьев над крышей гаража. Но что это?!..

Из-за сосен стрелой вылетел тот самый ястреб, воробьи брызнули в стороны. Но он успел сграбастать одного из них и унесся. Какое-то время был слышен угасающий писк жертвы.

«Вот сию минуту на моих глазах свершилась крохотная трагедия во вселенной, — вспугнуто затрепетало в моем сознании. — Оборвана жизнь крылатого живого существа, одного Божия творения другим Божиим творением… Но ястреб накормит птенцов, и они не умрут с голоду… Смерть как продолжение жизни. Да. Вырастут напитанные плотью воробьишки новые ястребы и будут пожирать других воробьишек?.. Круговорот еды в природе. Круговорот добра и зла в мире. Круговорот жизни и смерти.

В комочек праха превратится этот быстрый, как молния, ястреб, рассыплется ржавой пылью стальной мангал... А я? — из безконечности вселенной возвращаются мысли к себе, любимому. Сколько осталось мне ходить по траве, щуриться на солнце сквозь ветви молодых сосен? Сколько? Час? День? Год?.. Неизбежно. Неотвратимо… Отпоют. Положат в землю и разойдутся. Тебя не будет, а солнце, трава, вот эти яблони останутся, опять весной зацветут… Вот отпели. Гробовая тоска сдавила сердце — не продохнуть. Слезинка жалости к себе, «мертвому праху», щекочет скулу: «Господи, помилуй!» И тут же легкокрылым просверком памяти: «Веруяй бо в Мя, рекл еси, о Христе мой, жив будет и не узрит смерти вовеки…»

И в самом деле. Ты же не ястреб, присевший на уголок мангала. И не тот воробей. На крыльях любви и веры ты можешь возвыситься до Богоподобия. И тогда не узришь смерти вовеки...

Надо помнить нашу русскую пословицу: «Бойся жить, а умирать не бойся!»

Сергей Жигалов.

292
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru