Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

«У меня все песни идут от сердца»

Интервью с автором-исполнителем духовных песен Светланой Копыловой.

Интервью с автором-исполнителем духовных песен Светланой Копыловой.

23 ноября в Самаре прошел концерт автора-исполнителя духовных песен Светланы Копыловой. Многие Православные верующие с большой симпатией следят за творчеством замечательной артистки. И вот ценители ее творчества в нашем городе перед самым началом Рождественского поста смогли получить сильнейший импульс радости от встречи с высоким искусством. А на следующий день, перед отлетом из Самары, Светлана Копылова в гостинице у аэропорта встретилась с редактором газеты «Благовест» Антоном Жоголевым, ответила на вопросы.

— Вчерашний концерт хорошо прошел?

— Да, слава Богу. Был почти полный зал. У нас качество концерта во многом зависит от звука! Если звукорежиссер хорошо справился со своей работой и нам с гитаристом ничего не мешает — это залог успеха. Тогда я могу полностью раствориться в своих песнях и донести их до зрителей. Хотя бывают и другие искушения. Один раз даже проводка над головой загорелась, огонь повалил с потолка...

— Значит, вы хорошо Богу служите, раз такие искушения бывают.

— …А однажды выходила на сцену (не помню уже, в каком городе) — и ударилась о железный штырь, бровь рассекла. Так с кровью на сцену и вышла. Через две песни гитариста оставила в зале играть, а сама в гримерку ушла рану обработать.

— Всю Россию объездили?

— Еще не всю. Но уже можно по пальцам сосчитать те регионы, где еще не побывала.

Сейчас кризис, и иногда даже так бывает, что концерты провожу себе в убыток. Вот в Южно-Сахалинске, например, концерт обошелся мне в минус сто шестьдесят тысяч. Перелет нашей команды, дорогая аренда, реклама, гостиница... А многие жалуются, что 500-600 рублей дорого за билет... но они не знают про наши расходы... Если бы я светские песни пела, наверное, рвала бы и метала. А так… увижу в зале две сотни пар ждущих меня глаз — и успокаиваюсь. Бывает даже, что минусовые концерты проходят еще лучше прибыльных. Главное помнить, что есть еще и духовная прибыль.

— А в родном Иркутске выступали? Или тоже — «нет пророка в своем отечестве»?

— Ну какой я пророк… Но за все десять лет моей концертной деятельности только в прошлом году первый раз там выступила. До этого в моем городе не находилось организатора на проведение концерта. Но уж очень мне хотелось там выступить… В зале был аншлаг, не все даже смогли попасть. Пришло много друзей, знакомых. Увидела и узнала свою соседку Юльку, с которой в детстве дружила. Пока родители жили в Иркутске, я часто бывала в родном городе. А недавно я их перевезла в Липовку Липецкой области, где мы храм восстановили на родине поэта Сергея Бехтеева. Это 400 километров от Москвы. Четыре часа до них на машине еду. Привыкла, и уже не кажется, что далеко.

— Все у вас так чудесно складывалось! Исполнилась мечта многих девушек — стать актрисой. Вас не взяли в Иркутское театральное училище, но зато приняли в московское. Какой удивительный старт!

— Отступать я не люблю, такой уж характер. В Иркутске я плохо подготовилась к поступлению, срезалась на втором туре — «зажалась». А потом целый год готовилась к поездке в Москву и поступила в Щукинское...

Приехала в столицу — и прямо с вокзала на Ваганьковское кладбище. На могилу Высоцкого, тогда моего «кумира». Причем накануне в Иркутске прямо в городе (прости меня, Господи!) наломала веточек кедровых, обмотала их мокрым бинтиком и так повезла. Положила их на могилу Владимира Высоцкого. Когда там разматывала эти бинты, меня заметил один типчик. Он назвал себя другом Высоцкого, и я купила у него книжку «Нерв» аж за сорок рублей (она стоила тогда рубль сорок!). Это были серьезные деньги. У меня потом стипендия была сорок рублей. Доверчивая была… Вот с Ваганьково и началась моя московская довольно счастливая судьба. Со мной на курсе учились телеведущий Александр Гордон, актеры Никита Джигурда, Ирина Чериченко.

— У вас бывают минуты слабости? Это когда вздыхаете тяжело и говорите себе: эх, лучше бы осталась актрисой... стала бы звездой…

— Да как-то нет времени на слабость… У меня не было цели стать звездой. Ну, может, лишь в самом начале… Ну а сейчас если и возникает желание такое, то только с одной вполне прагматической, хотя и духовной целью. Меня недостаточно знают как автора-исполнителя. Если бы мой концерт показали по Первому каналу, тогда вчера в зале не было бы свободных мест. Но по телевизору меня показывают только по Православному телеканалу «Союз». А если бы я, например, снялась в каком-то интересном кино, наверное, люди бы меня узнали, запомнили, и на мои концерты бы пошли не только прихожане храмов. Ведь верующие и без меня останутся верующими. А кто поможет тем, кто еще не пришел в храм? Так что я на кино крест не ставила бы...

— А какая роль в кино вам особенно дорога?

— У меня самые любимые роли — несыгранные. Я бы вот что хотела сыграть, и даже спонсор находился, но потом как-то все расстроилось… Матушка Иулиания, в миру Ирина Денисова, регент Свято-Елисаветинского хора знаменитого, когда еще не была монахиней, написала «Две повести о любви». Прочла их и поняла — это моя роль! Повесть о любви в среднем возрасте… Трагическая история, закрученная, но с хэппи-эндом. Она — верующая, он неверующий... И такие интересные перипетии…

— Может, еще сыграете?

— Не знаю… По возрасту еще могу сыграть. Но пройдет лет пять — и все. Поздно будет. Я ведь реально смотрю.

— Сколько лет вы занимаетесь Православной авторской песней?

— В 2006 году у меня вышел первый альбом «Дар Богу». Но вообще я противница этого ярлыка: «Православная песня». Считаю, что Православные песнопения должны быть в храме. Но разве может быть православной песня, например, про кота? И вот этот ярлык прилип ко мне, и он делает свое дело. На меня идут в основном церковные люди. А светская публика, кому мои песни могли бы оказаться полезными, не шла почти, и вот я нашла способ это как-то менять. Если бы я написала у себя на афише «Православные песни», это бы кого-то могло оттолкнуть. И я пошла по другому пути. Мы ведь всем на концертах рады. Зачем сужать рамки? И потому мы делаем красивую, стильную афишу, платим за нее хорошему дизайнеру. И когда я прошу в зале поднять руки тех, кто не знает, на чей концерт он пришел, а просто увидел красивую афишу, оказывается, таких людей процентов тридцать, я вас уверяю. Этим я стараюсь привлекать новых людей. Расширяю свою аудиторию. Публика на моих концертах с годами меняется, причем в ту сторону, в какую я бы и хотела. Больше молодых приходит. Дети вереницей идут. Не знаю уж, как они выдерживают три часа, правда, с антрактом. Сейчас иногда подходят юноши и говорят: мы выросли на ваших песнях. Приходят на концерты молодые семьи, и в возрасте тридцати-сорока лет. А ведь начинала я с приходов, где слушали меня чаще всего бабушки в платочках. А сейчас можно увидеть на моих концертах элегантных, красиво одетых женщин…

— Для многих поклонников вашего таланта вы являетесь образцом красивой и современной Православной женщины. Тяжело это — быть образцом?

— Это ответственно. Но я хочу показать публике красоту Православия и в красивых нарядах тоже. На сцене я не чураюсь косметики (во время интервью Светлана была без всякой косметики - А.Ж.). Не надо становиться фарисеем, не надо загонять себя в черные длинные юбки, в платки до бровей. Как хорошо и внешним видом радовать человека, который рядом с тобой! Мой муж на мне женился как на актрисе, а в результате получил клушку в платке и в юбке до пят. Представляете, каково ему было? А ведь так всё и было! Я этот путь неофита прошла. Но переросла, слава Богу. А ведь сколько времени вычитывала на фантиках, есть ли в шоколадке сухое молоко-порошок, и если вдруг находила, ни за что не ела шоколадку в среду и пятницу. Наверное, через это тоже надо было пройти. Но разве это нужно Богу? Ему нужно наше чистое сердце. А не чтобы мы отыскивали в шоколадке непостный ингредиент…

…Я на сцене такая же, как в жизни. У меня все песни идут от сердца. Специально не придумывала никакого образа, стиля для себя. Все от души идет. Волосы начала вот отращивать, они незаметно сами по себе сложились в пучок, и получилось красиво…

— Как вы стали Православной?

— Я об этом сто раз уже в интервью говорила…

— А я об этом сто раз спрашивал… Но все-таки…

— Ничего интересного. Просто встретилась на кинопробах с приятельницей, актрисой, с которой давно не виделась. Она за это время пришла в Церковь. И когда мы шли к метро, она очень убедительно со мной поговорила. Так поговорила, что я захотела пойти в храм.

— Сына вы верующим воспитали?

— Мы крестили Диму в десять месяцев. Сейчас ему 24 года. Водила его в храм каждое воскресенье — до переходного возраста. Потом он чуточку отошел от Церкви. Но все равно отпечаток уже есть, и я думаю, что все заложенное в нем со временем прорастет. Он раз в год исповедуется, каждый раз крестит меня перед расставанием...

— Чем он занимается?

— Учится на продюсера на последнем курсе.

— А сами вы когда крестились?

— Когда мне было 13 лет, мы всей семьей пришли в храм на сороковины по маме моего отчима, которого я считаю своим отцом. Панихиду заказать пришли. Родители и сами-то были маловерующие тогда. Мы с братиком некрещеными были. И вот папа говорит: давайте вас окрестим… Во время Таинства мне все не нравилось, раздражало. Когда батюшка подвел меня к купели, особенно когда маленькую прядку волос отстригал… У меня тогда была прическа «сэссон», самая модная, как у Мирей Матье, и я очень переживала, что он мне ее испортит. И потом я даже недолго и крестик-то носила. А вот пришел срок, и уже давно без храма себя не представляю.

— Ваш духовник отец Артемий Владимиров. Его вся страна знает. Расскажите, как вы с ним познакомились.

— Я не знала еще, что он «модный» священник. Не читала тогда ни одной его книги, не видела его телепередач… Просто у меня сын поступил в Православный лицей. Причем сам нашел в церкви газету, где было объявление. Отец Артемий был духовником этого лицея. И по средам батюшка Артемий служил там Литургию. Там я ему и исповедовалась. И прониклась к нему каким-то особенным доверием. Слезы подступили… До этого я уже десять лет ходила в храм. Но решение стать чьим-то духовным чадом у меня раньше не появлялось. А тут произошел еще один сильнейший толчок.

На «Мосфильме» подружилась с Лилей, звукорежиссером, — а у нее в ту пору умирал брат. И он очень любил отца Артемия. Все время его по радио «Радонеж» слушал. И у него возникло такое предсмертное желание: услышать голосок батюшки Артемия Владимирова. И вот мне Лиля звонит (а она знала, что я отца Артемия встречаю в лицее) и спрашивает: «Света, может быть, можно что-то сделать». Я позвонила директору лицея, она говорит: «Батюшка сейчас в Йошкар-Оле, но я попробую с ним связаться через секретаря». Тогда только-только начали появляться сотовые телефоны. И тарифы на эту связь были невообразимо дорогими. А у больного Виктора был только городской телефон. И вы можете себе представить, что это за тариф междугородний был в ту пору, позвонить по сотовому из Йошкар-Олы в Москву на городской номер. Это были немыслимые деньги. И вот батюшка позвонил ему! И больной услышал его голосок! Он был такой довольный, такой счастливый, что слышит батюшку. Он не мог уже сам говорить, Лиля дала ему трубку, и он слушал. А батюшка говорил ему, говорил… И Виктор слушал, улыбался. Так и умер под утро с улыбкой на губах. Это произвело на меня такое впечатление, что я почувствовала: надо определяться! Написала отцу Артемию стихотворное послание-предложение взять меня в духовные чада. На мое послание он ответил спустя десять лет своим поэтическим посланием. Так и общаемся!

Но быть его чадом ох как непросто! Пришла в храм, а там чуть ли не «фан-клуб» вокруг него сложился. Его и встречают, и провожают, и держат в плотном кольце духовные чада. Как к нему пробиться? Только полдвенадцатого ночи к нему попала на исповедь в храме. Более десяти лет общаемся… Но видимся сейчас редко: оба в разъездах… Слава Богу, есть телефон, интернет… На каком-то этапе он очень мне помог, даже дал денег на мою первую книгу баллад. Брал меня на свои выступления. Сначала он выступал с проповедью, потом я под гитару пела…. А дальше у меня уже своя аудитория образовалась, и я перестала быть птенчиком…

— Было ли с вами такое, что можно назвать чудесами?

— Только очень маленькие чудеса. Расскажу один случай. Мы с батюшкой Артемием отправились за границу на съезд Православной молодежи. Заехала я за ним в Красное село, сели в машину и поехали. А я живу за городом, и в храм не попала, и поесть не успела. В суматохе выпила только сок — муж делает мне по утрам яблочный или апельсиновый сок. Я не позавтракала, и сок только разыграл аппетит. А в храме, где служит отец Артемий, матушки мне дали две просфорочки. Но их есть можно только натощак. А я ведь соку выпила. Как быть? Обращаюсь к батюшке: «Умираю с голоду! Можно просфорку съесть?» Он мне: «Хитрая какая! Хотите на меня свалить…» — «Но я не могу, не могу терпеть». Ну, он добрый, говорит: «Ладно, съешьте одну». Я достаю из мешочка просфорку и вдруг вижу, что из нее не вынули частичку. Она каким-то образом прошла мимо священника. А значит, ее можно есть и не натощак. Говорю: «Батюшка, она не вынутая!» — «Быть такого не может. Через меня проходят тысячи просфор, и такого не случается никогда». Показываю ему. Точно, не вынутая. «Как вас любит Бог!» — сказал он мне. И я с чистой совестью съела просфорку. Батюшка говорит: «А вторая?» Вторая просфора была с вынутой частичкой, и он с удовольствием съел ее сам.

— С кем еще из подвижников вы встречались?

- Мне памятна встреча с архимандритом Рафаилом (Карелиным). У него на сайте я прочла о грузинских святых Давиде и Таричане. И так меня их история зацепила… Написала о них балладу в стихах… Отправила ее отцу Рафаилу. Он мне ответил — завязалась переписка. Потом батюшка приехал из Грузии в Москву, мы встретились. Он добрый, звал меня «деточкой». Мы несколько часов общались, а утром на следующий день я проснулась и весь день без видимой причины плакала. Такая благодать меня коснулась… Я ему стихи посвятила…

А еще отец Рафаил дал мне благословение на восстановление полуразрушенного храма на родине поэта Сергея Бехтеева. Когда я увидела фотографию этого храма, не могла найти себе покоя. Думала, как можно восстановить святыню. Отец Артемий был в отъезде, и тогда я написала отцу Рафаилу. Сказала, что хочу помочь храму, но вдруг это слишком самонадеянно с моей стороны… Вдруг это сатана хочет надо мной посмеяться. Разве возможно мне такую махину поднять… Кто я такая... А отец Рафаил написал мне: «С духовной радостью прочел о вашем решении и намерении восстановить храм во имя Преподобного Сергия Радонежского. Призываю на Вас Божие благословение».

Храм этот недавно освятили. Папа мой в нем сейчас алтарничает.

— Какие у вас ближайшие планы?

— Мной написана и даже уже сверстана книга. Выход планируется в начале следующего года. Называется книга «Такого адреса больше нет». Это автобиография. Но отец Артемий, написавший предисловие, в шутку назвал книгу остросюжетной. И в самом деле, сюжетов в моей жизни хватало! Почему все это написала? Просто как-то все чаще люди стали спрашивать что-нибудь почитать обо мне. Это стало толчком. Ну а потом мне и самой было интересно вернуться в прошлое и поделиться воспоминаниями с читателями. Это мой путь к вере, поиск и становление личности... Батюшка, редакторы и те, которым я давала читать книгу, говорят, что книга читается легко... Ну что же, будем надеяться, что труды мои не напрасны.

— Счастливая у вас судьба?

— Бог ко мне милостив. Иногда что-то тяжелое попускает, но Он ведь и силы дает. Я так благодарна Господу за все!

— Ваша судьба — как сказка про Золушку: девушка из глубинки добивается многого… 

— Главное — найти себя. Я себя долго, мучительно искала. Ведь у каждого человека есть талант. Не обязательно он должен быть каким-то ярким. Взять моего папу. Он был фрезеровщик и так любил свою работу, так его ценили! Он с металлом не знаю что вытворял. Папа плакал, когда из-за переезда уходил с завода…

— Ваши песни учат любить ближнего…

— Любовь — это не только влечение друг к другу. Любовь выпестовывается. У нас с мужем была недавно серебряная свадьба. И я уже могу сказать, что вот сейчас наша любовь прошла испытания и стала крепкой, как сталь. А двадцать лет назад она была еще шаткой-валкой... Любовь надо растить, как цветочек, ухаживать, поливать.

— Вы мудрая женщина?

— Дура я…

— Так может сказать о себе только очень мудрый человек.

Подготовил Антон Жоголев.
Фото автора.

Дата: 30 ноября 2016
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
12
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru