Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

На севере дальнем…

За Полярным кругом, на Кольском полуострове находится самый старинный монастырь русского Севера.

За Полярным кругом, на Кольском полуострове находится самый старинный монастырь русского Севера.

Надпись над одним из стендов выставки «Благословенная Самара» так и притянула взгляд: «Православная Арктика»! Арктика — с ее северными сияниями и лютыми морозами; отважные полярники… Но еще интереснее стало, когда узнала, что Светлана Ивановна Левашова представляет на Православной выставке в Самаре Кольский монастырь, что в Мурманской митрополии.

— В Мурманске Правящий Архиерей — Митрополит Симон — наш, самарский, — со значением произнесла покупательница, приценивающаяся к лежащим на прилавке книгам. — Его и теперь еще помнят старые прихожане Петропавловской церкви, где он служил…

— А ведь Владыка Симон уже двадцать лет на Мурманской кафедре! — ответила Светлана Ивановна. — Владыка Симон был назначен на только что созданную епархию, а теперь это уже Митрополия. Двадцать лет назад в Мурманске был всего один храм. Всё было порушено. И видите, сколько за это время создано храмов по благословению Владыки! Не знаю, когда он вообще отдыхает. Утром Митрополит может служить вот здесь (она показала на прикрепленной к стене карте отдаленный уголок Кольского полуострова), а вечером уже приезжает на службу за пятьсот километров, в Мурманский кафедральный собор.

Непростая судьба обители

— Свято-Троицкий Трифонов Печенгский мужской монастырь — самая старинная обитель русского Севера, он находится на границе с Норвегией, — продолжает Левашова. — Почти пятьсот лет назад, в 1533 году, выходец из Рязани Трифон, которого потом назвали Печенгским, основал монастырь на реке Печенге, в десяти верстах от границы с Норвегией.

Монастырь этот после запустения начал основательно возрождаться ближе к 2004 году. В финских архивах разыскали записи, документы монастырские, и даже какую-то утварь из обители. И благодаря этим документам, благодаря старым фотографиям, где храмы стоят на фоне сопок, а еще по снимкам из космоса были найдены фундаменты зданий. По ним и определили, где стоял монастырь.

— То есть сам монастырь был снесен с лица земли?

Свято-Троицкий Трифонов Печенгский мужской монастырь.

— И не один раз. Его еще финны в XVI веке сожгли дотла вместе со ста шестнадцатью монахами. Настоятель за трапезой читал молитву, и вдруг у него в молитвослове выступили капли крови. И он понял, что монахам предстоит мученичество. А вскоре предатель-саам привел отряд финнов, и монахов сожгли вместе с обителью.

После революции территория, где монастырь находится, отошла к Финляндии. И до «сороковых роковых» в Кольском монастыре шла молитвенная тихая жизнь. А в конце Великой Отечественной войны, когда наступали наши войска, монастырь бомбили с самолетов. Монахи успели убежать на финскую землю, захватив с собой всё, что смогли унести. И после этого здесь было запустение. С 1997 года пытались восстановить монастырь, ставили Поклонные кресты. Но лишь в начале третьего тысячелетия монастырь стал по-настоящему возрождаться.

Очень тяжело монастырю. Уже за эти последние годы он несколько раз горел. Судьба у монастыря непростая…

В Мурманске создано подворье Трифонова Печенгского монастыря, у наместника подворья иеромонаха Геронтия (Чудневича) настоящий строительский талант, и дело пошло быстрее. Сам он прошел суровую жизненную школу и при подворье создал мужской приют для бездомных, освободившихся из заключения. Кормит их, одевает, дает прописку, но и сами они трудятся, безделье там не в чести.

А в монастыре наместником сейчас игумен Давид (Дубинин), и с ним четверо священнослужителей и монах. Приезжают трудники, без их помощи, конечно, не восстановить бы такими малыми силами монастырь. Вот он какой красивый — бревенчатый, построенный, как встарь, без единого гвоздя. Рядом находится могилочка преподобного Трифона Печенгского.

— Мощи преподобного не обретены?

— Говорят, пока время не пришло. Но преподобный Трифон все равно приходит на помощь. Мне вот всегда в трудных случаях помогает, откликается на молитву. Да даже сюда, на выставку, я ехала одна с тяжеленными сумками. И всю дорогу мне помогали добрые люди. В поезд усадили, из вагона вынести сумки помогли, такси мне вызвали, отправили… — это ли не помощь, это ли не чудо? Он всегда рядом с нами, незримо. Мы и не ощущаем даже, что это чудо, а оно каждый день с нами.

Исчезнувшая икона

Если уж заговорили о чудесах, вот еще одно. При Никольском кафедральном соборе есть часовенка в честь иконы Пресвятой Богородицы «Спорительница хлебов». Так вот эта икона мироточит. То одно небольшое пятнышко появится, то другое…

— Тихое чудо…

— Да! При мне приезжали даже с Украины к этой иконе. А одна женщина из Владивостока прислала деньги, чтобы отслужили акафист пред иконой, купили иконочки «Спорительница хлебов» и освятили их на мироточивой иконе, а потом прислали ей.

А в поселке на Терском берегу я узнала о других, грозных чудесах.

В мурманской епархиальной просфорне работала кладовщицей Раечка. И как-то она говорит: «Еду в Кашкаранцы помогать восстанавливать церковь в честь Тихвинской иконы Божией Матери». Но для меня, хоть я сорок лет в Мурманске живу, само это слово было незнакомо, я и выговорить не могла: Кашкаранцы. А это сельцо в Терском районе Мурманской области.

Поехала и я туда, ведь Тихвинская икона покровительница моей семьи, у моей мамочки есть такая икона… И вот трудники восстанавливают кровлю на церкви, а я кашеварю. Рядом с этой беленькой церковью — берег Белого моря.

Примерно двести лет назад был сильный пожар, до сих пор еще видны следы того большого пожара на некоторых домах. Но главное, осталось село без церкви! А в это время местные рыбаки спасли на море купца-поляка, судно которого потерпело кораблекрушение. Он благодарит своих спасителей, а потом и спрашивает в удивлении: «Почему вы все такие унылые?» — «Беда у нас, — отвечают. — Сгорела наша церковь, остались мы без храма Божьего!» И он в благодарность пожертвовал деньги, на которые была восстановлена церковь.

В крещенский сочельник 1888 года здесь произошла удивительная история. Кашкаранцы были очень большим поселком — это сейчас в нем и ста жителей не насчитывается. В то утро жители проснулись от страшного грохота. В ужасе выскочили из своих изб и увидели, что с моря прямо на поселок надвигается огромная глыба льда! Уже снесены стоящие на берегу свинарники, рыбацкие карбасы подмяло льдом.

Отправили гонца за священником в Варзугу, за сорок километров оттуда. Отец Михаил приехал, и все стали в церкви молиться перед иконой. Кашкаранская Тихвинская икона Божией Матери — так она называется — отличается от других Тихвинских икон тем, что Пресвятая Богородица на ней написана в полный рост. Отслужили молебен и Крестным ходом с иконой вышли на берег моря. Стоял ужасающий несмолкаемый грохот, и вдруг — жители даже не сразу поняли, что происходит, — вдруг тишина! Всё словно бы замерло. И льды отступили. Все со слезами благодарили Божию Матушку за спасение.

Но всего лишь через полвека, в безбожном 1932 году церковь в Кашкаранцах разорили, обезглавили. Один местный житель подскочил к сброшенному наземь кресту и давай приплясывать на нем: «Ну что — где, где ваш Бог?!» Через три дня он умер от страшных гнойников в горле! Осталась вдова с двумя детьми, пришлось ей выйти в море на рыбный лов. Мать в море, а дети на берегу. Было очень жаркое лето. Дети пили из бочки дождевую воду. А к этой бочке, оказывается, прибегали попить и полевые мыши. Много зверушек сорвалось в воду и погибло. Дети отравились, и род кощунника пресекся. Господь поругаем не бывает!

И вот разорили храм, а чудотворную икону нигде не могут найти. Унести ее из храма никто не мог: она большая, как дверь. Икона исчезла! И отыскалась только в 1964 году.

Бегали мальчишки, играли. В церкви давно уже был клуб. На стене его висела большая доска объявлений, покрашенная зеленой краской. И вдруг эта доска падает прямо на мальчика Андрюшу, небольно стукнув его по голове. Посмотрели — да это же икона Пресвятой Богородицы! Кто-то ночью окрасил зеленым цветом обратную сторону иконы и прибил ее к стене. Так что была она у всех на виду — и никто ее не видел.

Неутомимый труженик

— …А вы знаете, что сам Александр Невский окрестил в этих северных краях местных жителей — коми-ижемцев, норгов, финнов, саамов-лопарей? Мы вот и не знали об этом, из истории святой князь был для нас защитником Отечества. Но Владыка Митрофан нашел и такие сведения о жизни благоверного князя. Креститель северных народов… Был XIII век, и норги, финны и лопари платили Руси дань мехами.

Много книг по истории Православного Русского Севера написано игуменом Митрофаном (Баданиным), ныне он Епископ Североморский и Умбский. Наверное, не случайно именно отец Митрофан стал Епископом Североморским. Владыка Митрофан — бывший моряк, потомственный морской офицер. Еще его прадед служил на Императорском флоте, под началом адмирала Макарова прошел два кругосветных похода. Его отец, капитан 1-го ранга, участник войны, служил на подводных лодках. Другой прадед Владыки Митрофана, Степан Никитич Пименов, был управляющим дворцом Великого Князя Михаила Александровича Романова.

Будущий Епископ вспоминал о своем многолетнем трудном служении в Варзуге: «До меня в Варзуге сменилось четыре священника... Когда Владыка Симон сказал, что отправляет меня в Варзугу, я не ожидал этого. Страшно, когда сюда отправляли четырех человек, и они переставали быть священниками. Было тяжело. Жить негде, дом не достроен. Наступила зима — нет ни воды, ни дров, печку пришлось переделывать несколько раз. Не всегда был свет. В храме холодно. Надо готовиться к причащению. Хлеб от холода становится жестким, как камень, его не разрезать, вино льдом покрывается. Прикоснуться к металлическим предметам невозможно. Через всё это надо было пройти. Потом Господь послал помощников…»

И мне Господь сподобил потрудиться в Варзуге, как раз когда там подвизался игумен Митрофан. Бывало, глубокой ночью глянешь — в окне его кельи горит свет, батюшка работает над книгами, молится после долгих трудов… Владыка Митрофан и теперь такой же неутомимый труженик!

Чтобы не пустели колыбели…

— Светлана Ивановна, а чем еще вы занимаетесь, кроме помощи монастырю?

— Я раньше работала при Никольском кафедральном соборе в Мурманске. Потом была в Умбе — там служил отец Давид. Как-то вот так и привел Бог помогать монастырю.

В Мурманске при социальном отделе епархии есть Центр защиты материнства «Колыбель». Помогаем многодетным семьям и беременным женщинам, которые встают перед выбором: родить ли данное Богом дитя или «избавиться» от него. Психологи Центра убеждают их не совершать греха. А я на складе принимаю вещи, которые приносят доброхоты, и выдаю нуждающимся. Женщина, уже решившаяся на аборт, оправдывается: нет у меня ничего для ребенка... Что ж — приди в «Колыбель» и возьми! Мы находим благотворителей, которые какую-то копеечку дают, продукты привозят.

— Много женщин приходят к вам в трудных обстоятельствах?

— Приходят. У нас при родильных домах и женских консультациях открыты кабинеты психологов, иногда и батюшки приходят на помощь. Слава Богу, благодаря этой работе много деток, которые уже были обречены, рождается на свет.

Но чаще всего с каменными лицами уходят, не слыша никаких уговоров, как раз женщины из обезпеченных семей. У них есть всё — кроме материнской любви и страха Божия.

Сама я большая грешница… Слава Богу, у меня трое деток, все выросли, выучились; есть уже и внуки. Но горько думать, что сделанное зло не исправить. Вот он, локоток, а не укусишь! В 1990-е годы был такой голод, дети до сих пор помнят, как на столе лежала одна корочка черного хлеба — на всех… Когда я родила третью девочку, меня еще и сократили на работе. И родные возмущались: куда тебе еще четвертый рот? Этих бы прокормить! Может быть, сейчас, работая в Центре, хоть что-то искуплю, пусть в малой мере.

К стенду «Православная Арктика» подошли сразу несколько посетительниц выставки, заинтересовались иконочкой преподобного Варлаама Керетского. И Светлана Ивановна стала увлеченно рассказывать им то, что не вошло в журнальный вариант необычного жития этого святого, с которым они не так давно познакомились в нашей «Лампаде». 

И далекий русский Север стал для них чуточку ближе.

Записала Ольга Ларькина.

1611
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
23
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru