‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Куда зовет звезда...

Рассказ инокини Софии (Кореневой).

Рассказ инокини Софии (Кореневой).

Утреннее солнце едва заметно подсвечивало за окном облака, в библиотеке всё было белесым и скучным. Интересным был только подрясник, который колыхался от сквозняка на вешалке, зацепленной за шкаф.

«Может, его пошили для меня? - думала Лия, стоя в дверях. - Может, скоро уже оденут, после дня рождения, когда мне исполнится девятнадцать?»

Лия представила себя в подряснике и подумала, что она будет похожа на бабочку, а что сейчас она - гусеница.

Тут снизу, со стороны лестницы раздался дребезжащий женский голос:

- Лия! Куда ты ушла?

- Я никуда не ушла, рядом с вами нахожусь, - огрызнулась трудница.

- А я тебя не вижу, - монотонно ответил голос.

Лия стиснула зубы, подошла к лестнице и стала спускаться.

Внизу стояла женщина лет 55-ти в криво повязанном платке и беззвучно шевелила губами. Но это, похоже, не была молитва. Девушке стало отчего-то неприятно.

- Ну, что, Валентина, давайте картошку чистить, надо успеть за полтора часа, - сказала Лия спокойно.

- Хорошо, только я немножко погуляю, погода очень хорошая, - улыбаясь ответила паломница.

Она стала неуклюже натягивать на плечи квадратное пальто.

Лия подняла глаза на блеклый потолок. Ей показалось, что она видит сквозь него такое же блеклое небо.

Паломница вышла из дома, не закрыв за собой дверь. Ветер вметнул в дверной проём пыль и жухлые листья. Лия захлопнула дверь, натянула длинные резиновые сапоги и пошла в амбар за картошкой.

Это были обычные кухонные будни - ведро с холодной водой, в которой утонули овощи, чистка и обрезка полугнилой картошки, моркови и лука, и варка из этих продуктов трапезы для сестер. Как всегда, в одиночку.

«Одна-единственная приехала паломница, и та не хочет помочь», - думалось девушке.

Валентина шла вдоль кромки шумящего леса, по другой стороне дороги безконечно длилась зеленая монастырская стена. На душе была тревога от шума ветвей и еще непонятно от чего. Женщина держала в руке небольшие чёточки, но пальцы не хотели их перебирать. Так она ходила по кругу вдоль стены и не заметила, как прошло целых четыре часа.

Но вдруг Валентина опомнилась и пошла к воротам. В доме паломницу встретила игумения.

- Ну что, вы погуляли? - спросила настоятельница.

- Да, - глухо сказала Валентина.

- Ну идите, покушайте.

- Я не опоздала на обед?

- Опоздали. Но вы покушайте. А потом помогите Лии посуду помыть, - мягко сказала настоятельница.

- Хорошо, матушка, - благодарно ответила паломница.

Валентина долго неподвижно сидела перед тарелкой, потом взяла ложку и стала медленно есть. В это время на кухне раздался грохот разбитой посуды.

- Лия, что случилось? - спросила послушница Галина.

- Я разбила любимую матушкину тарелку, - сквозь слезы пробормотала девушка.

- Ну, не говори ей, давай я разбитую тарелку спрячу на складе, - с материнским участием предложила сестра.

- Нет, я скажу, - уверенно и жалко всхлипнула Лия.

Она шаркнула шерстяным рукавом по глазам, подняла осколки и выбежала с ними из кухни.

Галина вздохнула, встала на колени под иконами в святом углу, который был над плитой, и стала молиться за Лию. Лампадочка тускло горела перед бумажными иконами. На иконах застыли капли кухонного жира, их давно никто не мог оттереть. Галину разобрали жалость и любопытство. Она встала с колен и пошла посмотреть, как Лия просит у матушки прощенья. Поднявшись до середины лестницы, она увидела такую картину: Лия, плача, махала руками и почти кричала:

- Матушка, почему вы не одеваете меня в послушницы!

А матушка, раскрасневшись, резко говорила в ответ:

- Иди, делай поклоны!

Галина усмехнулась… Потом перекрестилась и подумала:

«Господь же заповедал не осуждать. Не судите, да не судимы будете». Она потупилась и пошла по лестнице вниз.

«Ладно, Лия поклоны будет делать, а я пока ей помогу с тарелками», - решила Галина и стала набирать воду в три больших таза для мытья посуды.

Минут через пятнадцать в кухню вошла Лия.

Послушница обернулась от тазов и с нетерпением спросила:

- Ну, как, много дали поклонов?

- Каких поклонов? Откуда ты знаешь? Ты подслушала? - краснея, проговорила Лия.

- Нет, нет, что ты? - соврала Галина.

- А откуда ты знаешь?

- Ну… ты же… ты тарелку разбила, и ясно, что за это поклоны дают, - смущаясь своей ложью, сказала Галина.

- А, ну ладно тогда. А где Валентина?

- Она гулять пошла.

Паломница долго кружила вдоль монастырской стены, но потом вспомнила, что у нее есть послушание, и пошла к воротам. Не снимая пальто, она открыла дверь в кухню и с порога сказала:

- Сестры, матушка благословила меня помыть посуду.

Галина фыркнула от смеха.

- Мы уже всё вымыли, - строго ответила Лия, - хочешь - иди, вымой чайники. Вон, на раковине стоят.

Валентина долго терла щеткой блестящие фаянсовые заварочники, потом хотела их прополоскать, но в голове раздалось: «мне сказали их только помыть, а прополоскать не говорили». И она подняла со дна мойки два заварочника и понесла их на стол.

«Ну наконец-то она принесла, хорошо, что кипяток не остыл», - подумала трудница, успокаиваясь. Она открыла крышки чайников и не глядя всыпала в каждый по горсти дешевого чая. Потом старательно, не разбрызгивая, влила кипяток. Из чайников поднялась пена.

- Что это?.. - пробормотала Лия.

- А она чайники не споласкивала, - ответила с усмешкой Галина, повернувшись от плиты.

- Сестры, вы что, надо мной издеваетесь?! - процедила Лия и побледнела.

Тут она не справилась с собой, швырнула на пол фартук и выбежала за дверь.

Галина догнала ее, встала на колени и сказала со слезами:

- Сестричка, прости меня!

Лия заплакала.

- Не плачь, Лия. Пойдем снова на кухню, хорошо? Там святая вода на полочке, я тебя покроплю.

Лие стало теплее на душе.

- Хорошо, - кротко сказала она.

За соседней дверью, которая вела из трапезной в кухню, стояла матушка. Она молча смотрела на эту сцену.

Лия и Галина зашли на кухню. Галина взяла увесистое кропило и щедро окатила трудницу святой водой. Лия завизжала и со смехом запрыгала. Матушка за дверью улыбнулась.

Потом сестры накрывали столы.

Во время ужина не было обычного чтения за трапезой. Было непривычно тихо, и в этой тишине громко звучали стук Валентининой ложки о тарелку и ее чавканье.

После ужина Валентина, сама не зная зачем, вышла из дома и направилась в темноте к воротам монастыря. Около них курили несколько монастырских рабочих.

- А вы не знаете, как до Дивеева дойти? - спросила паломница.

Рабочие переглянулись.

- Иди прямо, и дойдешь, - сказал с усмешкой молодой сварщик и махнул рукой в сторону лесной дороги, уводящей из монастыря.

- Спаси Господи, - монотонно сказала Валентина и пошла в темноту.

Строители проводили отрешенным взглядом уходящий в лес силуэт.

- Куда ты эту придурошную направил? - равнодушно спросил сварщика водитель. - До Дивеева почти тысяча километров.

- Пусть ее прогуляется, - с ухмылкой ответил тот.

Но все же решили на всякий случай (а то вдруг окажутся крайними) сказать сестрам монастыря, куда направилась необычная паломница.

Она шла, а вокруг мелькали деревья, было очень темно. Темно вовне ее и внутри, и тесно в ее душе. Дорога казалась очень длинной, может быть, у дороги вообще не было конца. В голове было затмение. Валентине казалось, что она потеряется или упадет и провалится в темноту. Женщина горько плакала. Было очень грустно и страшно. Только надежда дойти до спасения, как далекая звездочка, сияла в этой непроглядной тьме.

Валентина не слышала, как ее окликают, и не видела, как Лия вперед всех бежит по дороге за ней, и как Лию пытается догнать Галина и другие сестры, а в конце всех идет быстрым шагом взволнованная матушка. Она только почувствовала, что кто-то ее дернул за рукав. Валентина удивленно обернулась и увидела, что Лия стоит перед ней на коленях, плачет и просит прощения. Валентина ничего не поняла: за что она прощения просит? Но тоже встала на колени и попросила у девушки прощения.

- Валентина, куда же ты ушла?

- Я… я от себя уходила.

- Куда же ты хотела от себя деться? - спросила, плача, Лия.

- К Господу, - подумав, ответила паломница.

Тут подошла Галина, взяла Валентину за локоть и сказала с улыбкой:

- Валентина, это не та дорога, пойдем в монастырь обратно. Мы тебя чайком напоим, спать уложим, скоро будет праздник, служба в храме. Пойдем, ладно?

- Да, - ответила Валентина и тоже улыбнулась.

Лия и Галина вели Валентину под руки. Вскоре их встретили другие сестры и матушка, и уже все вместе, радуясь, пошли назад в монастырь. Валентина перебирала ногами и висела на руках у сестер. Запрокинув голову, она смотрела на небо вверху и на блестящие звездочки и улыбалась. Ей казалось, что уже не нужно никуда к Господу уходить, потому что Господь пришел уже к ней Сам…

Инокиня София (Коренева), г. Москва.

Рисунок Анны Жоголевой.

64
Ключевые слова монастырская проза
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
4
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru