Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

На лесной тропе

Охотовед Александр Бурматнов обрел веру, постигая тайны родной природы.

Охотовед Александр Бурматнов обрел веру, постигая тайны родной природы.

Бывает, зайдет человек к нам в кабинет, в редакцию, и сразу становится понятно, чем в жизни он занимался. То ли как-то накладывает профессия свой отпечаток на лица? То ли «запах» какой неистребимый оставляет на нас повседневный труд? Священников и журналистов я отличаю сразу. Немудрено. Кто-то — учителей и медсестер. А тут вот зашел
немолодой уже крепко сбитый широколобый мужчина с одышкой, с большой палкой-посохом в руке. И в пятнистом камуфляже. Кто он? В голове прокручивалась нехитрая комбинация из нескольких клише. Милиционер? Пожарный? И почему-то неожиданно пришло на ум: охотник?!

Оказалось, первое и третье — правильные ответы. Много лет своей жизни посвятил Александр Сергеевич Бурматнов лесу и правопорядку. Правда, перед выходом на пенсию поработал еще и в самарском метро точильщиком мрамора. Что же, и это не совсем обычный и тоже почетный труд.

Недавно уроженец самарской окраины, Барбошиной поляны (бывшей поляны им. Фрунзе) купил дом в селе Сухие Аврали Елховского района Самарской области. «Сел на землю», как в старину говорили. Там собирается теперь коротать свой век. «А жена у меня еще молоденькая, — объяснил он. — Вот как исполнится и ей 60, тоже ко мне из города переедет».

— Папа с мамой природу любили. Ну и мне это чувство передалось, — постепенно втягивается в разговор Бурматнов. — Первый раз поехал я с пацанами за Волгу летом перед пятым классом. А в лес ходил, как себя помню. Тогда ведь Барбошина поляна была только по названию городом, рядом шумел настоящий лес. Ну и книги воспитывали: Арсеньев, его «Дерсу Узала», Сетон-Томпсон… В пятнадцать лет уехал из дома. Поступил в Иркутский пушной техникум, на факультет охотоведения и звероводства. Таким специальностям на весь Союз только в двух заведениях обучали. Так что я по профессии — охотовед.

…Уже потом узнает Александр Сергеевич, что в те самые годы рядом с ним в Иркутске, на той же специализации, только не в техникуме, а в сельскохозяйственном институте, обучался ставший потом известным протоиерей Александр Мень. Просто Никита Хрущев распорядился вынести «поближе к полям» все сельхозвузы из столицы, вот и Меню пришлось податься за знаниями в далекий Иркутск.

— Наш техникум располагался через забор от единственного действующего храма в Иркутске, — вспоминает Александр Бурматнов. — Там как раз в ту пору и алтарничал студент Александр Мень.

А его самарский тезка тогда еще в этот храм не ходил. Пришлось ему искать дорогу к храму кружным путем. Причем кружным — в прямом смысле слова. Ведь обошел он своими двоими, на лыжах, на собачьих и на оленьих упряжках — почти весь Союз! Где только не побывал… Вся его карта «шестой части суши» испещрена теперь крестиками — местами, где довелось побывать…

Так два Александра-охотника и не познакомились. Жаль.

Бурматнов получил распределение в Красноярское краевое охотуправление. Работал охотоведом, занимался (не удивляйтесь только!) расселением и акклиматизацией животных. Чуть-чуть ему времени не хватило — ушел в армию, а так бы лично участвовал в исторической перевозке воронежских бобров на Енисей и Тунгуску. В тех местах их истребили давно, вот и пришлось их снова «ссылать» в Сибирь.

В послужном списке охотника Бурматнова 13 соболей. А менее экзотичную дичь он даже и не считал. По Енисею прошел он тогда весь путь, по которому до него прошел сосланный в Туруханский край Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Но тогда самарский охотовед еще ничего не знал о легендарном Архиерее-хирурге. А Туруханский район (только лишь один район!) по площади чуть больше Германии, чуть меньше Франции! И Сталин в ссылке там же бывал, в Туруханском крае. Бурматнов даже встречался с дедушкой, который Сталина на рыбалку водил. Дедушка этот уже устал рассказывать всем подряд, как он рыбачил со Сталиным. И потому просто так отказывался говорить. А только под хорошую закуску. Что же, обезпечили его всем, чем просил. И он рассказал приезжим охотникам, что Сталин, в общем, ничего был мужик, простой. Рыбачил не очень умело, но азартно.

А еще в таежном поселке довелось Александру ночевать в избе у необычного старика Михея. За высокий рост и физическую силу приняли его в юные годы в гренадерский полк Его Величества!

Кого только не встретишь в безлюдной тайге! Тем более что Александр Сергеевич человек общительный. Только общаться любит больше всего с природой и с Богом. Но обо всем подробнее…

После армии вернулся в родные края. Работал в охотинспекции по Волжскому району Самарской области. Ловил браконьеров в пригородных лесах. Стреляли в него в тайге (пьяный тунгус без всяких оснований вдруг приревновал свою жену-тунгуску к группе охотников: еле отобрали у него ружье и немного поучили). Стреляли и на родине. Всего пять раз рисковал. «Но убить меня не так-то легко», — скромно признается он, поглаживая рукоять посоха своей широкой ладонью.

А когда понял, что браконьера не только поймать, но еще и его вину доказать нужно, решил дальше учиться. Неписаные законы тайги ему были известны. Теперь предстояло писаные законы лучше узнать. Но на юридический факультет не так-то просто поступить «с улицы». Сочинение писать ему с трудом давалось (чего не скажешь о его охотничьих записках, написанных живым и легким слогом!). Тогда подсказали: иди в милицию, а уж оттуда по направлению — в университет. Так и сделал. Вскоре уже был принят инструктором по боевому самбо в Кировский РОВД Куйбышева. А вскоре и сел за парту, осваивал юриспруденцию.

Когда в Куйбышеве в 1978 году произошло первое во всем Союзе дерзкое нападение на инкассаторов, стали при отделениях милиции создавать штурмовые группы. Отчаянных парней выбирали на общем собрании. Двоих определили сразу. А с третьим вышла заминка. Пока его товарищ, Борис (уже выбранный на том собрании), встал и внятно произнес: «Если мою спину будет прикрывать Бурматнов, мне не страшно будет идти на штурм». Так 40-летний охотовед оказался в группе захвата. После встреч с медведями, волками предстояло встретиться еще и лицом к лицу с настоящими преступниками. Но здесь его Бог миловал!

Когда началась перестройка, законы стали меняться стремительно, и порой на противоположные, многие по-тихому, без скандала уходили из милиции. С ними ушел и капитан Бурматнов. В метро.

Крестился он в 1993 году. Когда, как объясняет, начали чуть редеть огромные очереди на крещение. Просто не любит он делать «как все». Хотел сделать — как надо. И уж если крестился, то «захожанином» быть нельзя. Только прихожанином! Крестили его в Иоанно-Предтеченском храме. Но вскоре заложили первый камень и открыли временный храм в честь святых Кирилла и Мефодия на его родной Барбошиной поляне. Стал он уже в этот храм на службы ходить. Там и познакомился с отцом Олегом Китовым. И когда отец Олег стал открывать новый Крестовоздвиженский храм, перешел туда вслед за батюшкой.

— Вот те семь березок и три каштана во дворе храма, ведь это я сажал! — говорит мне с радостью. — Прижились березоньки мои, прижились…

Стал не только в храм ходить он, но и паломничать. Объездил многие монастыри России. Однажды отправился в дальнюю поездку на Соловки… с инфарктом! И ничего, слава Богу, живым вернулся. Правда, паломникам пришлось с ним, больным, несколько повозиться.

Теперь вот в Сухих Авралях занимается благоустройством молитвенной комнаты.

— Был у нас там храм в честь святого Димитрия Солунского, но снесли до фундамента. И с тех пор ни разу не служили в нашем селе Литургию. И вот 8 ноября, в престольный праздник села, в молитвенном доме будет служить священник Михаил Юдкин первую Божественную литургию на привезенном с собой антиминсе. Большое событие для села! — рассказывает Бурматнов.

Сейчас молитвенная комната располагается в бывшем административном здании. А со строительством храма всё идет пока медленно. Но, главное, есть в селе люди, которые ждут священника. Которым нужен храм. И, значит, у Александра Сергеевича надолго теперь будет фронт работы. Отступать-то он не умеет.

В конце нашей беседы спрашиваю у Александра Бурматнова, осталась ли еще живность в самарских лесах. Не вся ли перевелась под напором цивилизации? Оказывается, не перевелась.

— Лис у нас полно, — говорит опытный охотник. — Немного есть и волков, в основном в лесистых местах. Даже рысь водится в заповеднике, в Бузулукском бору. Олени пятнистые акклиматизировались в наших краях. Косуль полно. Что интересно: у хищного зверя глаза в ночи светятся зеленым, а у травоядного, наоборот, красным. И был такой случай: бежит мимо меня ночью табунчик косуль — вот страх, словно куча вампиров! Красные глаза у всех ночью зловеще так светятся… Вспомнил, что это травоядные. Отлегло. А то уже в ружье было начал загонять серебряную пулю (шутит…)

Меня попросили родственники написать о том, что видел в лесу. Вот я и написал, как смог. Без леса жить невозможно. Он и кормилец наш, и поилец, и… лечилец! Траву целебную знаю. Хронический холецистит у супруги травами вылечил.

Сейчас в лес почти не хожу. Ну вот хоть записал о том, что видел… Однажды я по зимнику, по тайге, меньше чем за сутки прошел 68 километров. И ни волкам, ни медведям до меня дела не было. Бог хранил меня на всех путях. Хотя тогда я этого и не знал еще. Теперь у меня четверо внуков, трое правнуков. Думаю, не только им будет интересно то, что я написал. Главное, надо понять: лес и зверье в нем — это нам не враги, друзья. Помните, как в «Маугли»: мы с тобой одной крови, ты — и я!

Когда в перестройку на Барбошиной поляне вырубали государственные сады-питомники, Александр Бурматнов не выдержал. Взял лопату, рюкзак и пошел спасать молодые дубки, обреченные на снос безжалостным экскаватором. Он бережно выкапывал эти нежные дубки, клал их себе в рюкзак и так вот шел с ними до березовой посадки около села Белозерки Красноярского района. Возвращался, выкапывал и шел снова. Там он эти дубки сажал рядком. Жалко же дубочки! И так вот тихонечко да легонечко пересадил и тем спас более тридцати деревьев. Они сейчас шумят своей кроной, эти теперь уже могучие, налившиеся силой дубы. Раньше нет-нет да и ходил он в те места на них любоваться.

Антон Жоголев.

Фото автора.


Престольный праздник в селе Сухие Аврали

Священник Михаил Юдкин произносит проповедь на престольном празднике в селе Сухие Аврали.

8 ноября в самарском селе Сухие Аврали отметили престольный праздник — день памяти Великомученика Димитрия Солунского. Раньше в селе была церковь, освященная в 1848 году в честь этого святого. Храм разрушили до основания в годы лихолетья. С тех пор в этом селе ни разу не служилась Божественная литургия. Хотя местная администрация выделила для верующих помещение, где был оборудован молитвенный дом. И вот в этот день в молельном доме была совершена первая Божественная литургия после долгих лет забвения Православия в этом селе!

За четыре месяца стараниями активных прихожан Александра Бурматнова, Варвары Саламатиной, Ольги и Юрия Петуховых, Романа Рыбакова был возведен иконостас, оборудован престол и жертвенник для совершения Богослужений, произведен косметический ремонт помещения.

И вот осенним воскресным утром храм, спустя почти столетие, вновь наполнился прихожанами. Несмотря на отсутствие в помещении электричества и отопления Православные селяне начали собираться задолго до начала службы. Разделить радость жителей Сухих Авралей приехали прихожане храма в честь Казанской иконы Божией Матери села Калиновка Красноярского района, где настоятелем является священник Михаил Юдкин.

Крестный ход в престольный праздник. На снимке крайний справа, с крестом, Александр Бурматнов.

Перед началом службы отец Михаил Юдкин обратился к прихожанам с поздравлением, в котором отметил важность этого события для всего села. И вот началась 

Божественная литургия!

Радость настолько переполнила души собравшихся, что они и после окончания службы не хотели расходиться. Совершили Крестный ход от молельного дома к месту, где раньше была церковь, а потом на ее месте был воздвигнут Поклонный крест. Верующие еще раз обратились с просьбой к Небесному покровителю села Димитрию Солунскому, чтобы по его молитвам Господь ниспослал свое благословение на всех жителей Сухих Авралей и на дальнейшее строительство храма.

Дмитрий Черкасов,
с. Сухие Аврали Елховского
района Самарской области. 

Продолжение темы см.

Дата: 13 ноября 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
-1
11
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru