Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Слово пастыря

«Мне всё по душе!..»

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать своим прихожанам.

Протоиерей Игорь Макаров из самарского поселка Прибрежный продолжает писать своим прихожанам.

См. начало...

Об авторе. Протоиерей Игорь Анатольевич Макаров родился в 1967 году в городе Потсдам, Германия, в семье военнослужащего. Окончил Благовещенское высшее военное командное училище. С 1991 до 1995 года работал заместителем редактора Православной газеты «Благовест». В 1996 году рукоположен в сан священника. Настоятель храма во имя Новомучеников и Исповедников Церкви Русской поселка Прибрежный г. Самары.

Письмо двадцать пятое.

Здравствуйте, мои дорогие!

Деревенские каникулы — золотые месяцы моего детства. Помню бабушкин дом, его особенный запах, прохладу, покой... Как же ловко взбирался я по металлической спинке на высокую бабушкину кровать и с воплем: «Смотрите, как я умею!» — нырял в облако пышной перины… А потом как-то вдруг — симфония утра. Суета на колхозном току, гусиные распри и откуда-то взявшийся заблудившийся в небе шальной самолет...

«Вставай, лежебока!» А я уже на ногах. Столько сил, столько дел и столько желаний! Тогда каждый миг был наполнен особенным смыслом!

Когда начинаешь говорить о каких-нибудь серьезных вещах, вежливые люди обычно переводят разговор на другую тему или быстро находят повод уйти. Люди более непосредственные откровенно морщатся: «Все эти философии…» Вы правы, мои дорогие. Болтать об этом не стоит.

Говорят, богослов — это тот, кто хорошо молится. Тогда настоящий философ — это тот, кто просто живет. Честно живет!

«Поживем — увидим» — эта любимая присказка моего духовного отца, которая кажется иногда неуместной, очень мудра. Жизнь — самая верная философия.

Есть у меня один дальний родственник. Он крестьянин. Хозяйство держит немалое, работает много, а живет очень скромно. Я как-то не выдержал и откровенно спросил: «Зачем делать то, что не приносит тебе никакого дохода, что никак не улучшает качество твоей жизни?.. Разве тебе нравится твоя жизнь?» — «Мне всё по душе», — ответил мой родственник. Сказал, как отрезал. «Так, отговорка», — подумалось мне.

Есть вопросы, на которые, кажется, честно ответить нельзя. Что ни скажешь, всё будет лишь полуправдой. Собственно, это и не вопросы совсем, а искушения. Проверка на стойкость. Но лучше не прятаться от них, не бежать. Лучше ответить… «Нравится ли мне моя жизнь?» Только теперь я окончательно понял, что лучшего ответа мне не найти. «Мне всё по душе!» Да, именно по душе! Не по плоти и не по разуму, а по душе! По плоти — можно послаще... По разуму — можно побольше... А по душе — тютелька в тютельку. То, что надо. Мое!

Враг нашего спасения действует очень напористо, но при этом весьма осторожно. Говорят, действия дьявола логикой не объяснить. Согласен, но с одной оговоркой — логикой человеческой. Подобное познается подобным. И чтобы понять действия дьявола, нужно ему уподобиться. Вот почему святые отцы строго-настрого запрещают отслеживать вражеские намерения. Его «логика» — ложь.

Как это ни странно, но «отец лжи» по-своему честен. Он никогда не говорит правду, в том числе и потому, что правды не знает. Его ложь — бесовская «правда». У нас ее называют житейской, жизненной правдой, той самой, что непрестанно враждует с Правдой Небесной.

Многим это покажется странным, но я все же скажу — дьявол с нами, мои дорогие, не борется. Для его непомерной гордыни это было бы унижением. Дьявол борется с Богом. А поле брани известно — наши сердца. За нами лишь выбор. И стояние в нем! Укрепит нас Господь!.. Но если, по неопытности или по ревности без ума, человек все же бросается лишь своими силами воевать с самим дьяволом, есть риск всё потерять, в том числе и рассудок. К сожалению, я это видел, и видел не раз. Кто-то потом, по милости Божией, раскаялся, а кто-то так и ушел, словно сгинул… Это страшно. Оружие дьявола — это порой мы сами, когда грешим, наше безумие и наша гордыня.

Самое лучшее средство отучить человека молиться — это заставить его молиться безсмысленно. Отними у человека внимание (и как следствие понимание), и никаких искушений не надо. Вскоре он сам перестанет молиться. А привычно-безсмысленно-длинное правило станет камнем на шее, с которым легче идти ко дну, чем спасаться. Нашим врагам это ведомо, и в искусстве безсмыслицы они гениальны. Внушает нам безсмысленность жизни, безсмысленность смерти, безсмысленность будущего воскресения... Это как в песне поется: «Есть только миг, за него и держись...» Но этот «миг» надо еще чем-то наполнить, придать ему смысл... Помню слова одного наркомана: «Одной ногой в будущем, которого еще нет, другой ногой в прошлом, которого уже нет, а чтобы жить в настоящем — жрешь проклятый наркотик...» Растоптав свое прошлое, убив надежду на будущее, жить в настоящем становится просто невыносимо... Дьявол подсказывает губительный «выход»: наркотик.

Когда умерла моя бабушка, я сразу почувствовал судьбоносный характер этой потери. Жизнь моя покатилась под горку… Смерть — не последняя пульсация сердца, это путь, по которому надо пройти... Я помню, как первый раз в жизни увидел море. Это было в Приморье, недалеко от города Владивостока. Подъем, перевал, и вдруг всё меняется — неоглядный простор, живая безбрежность… И становится как-то не по себе. То ли страшно, то ли волнительно... Наверное, каждый из нас может вспомнить тот день, в который он начал потихонечку умирать. Первый день своей смерти. Свой перевал... Для меня этим днем стал день прощания с бабушкой... Путь между первым днем смерти и днем смерти последним, итоговым днем, может быть незначительным, а может быть долгим. Но он должен быть. Обязательно! Именно на этом этапе решаются все самые главные духовные вопросы. Печально, когда первый день совпадает с последним, это и есть та самая злая, внезапная смерть. Падение в бездну. Без подготовки и покаяния.

Моя дорогая, любимая бабушка Анастасия Алексеевна, я тебе так благодарен за этот последний урок! Я обращаюсь на «ты», и мне это странно. В нашей семье всегда было принято — только на «Вы» к родителям, ко всем, кто постарше, и уж тем более к бабушке. А тут как-то вырвалось. И, кажется, не случайно. Смерть сближает, стирает условности, по духу роднит.

Жить в деревне я теперь не могу. Негде. Бабушкин дом давно уже продали. Но проезжая мимо любого села, не могу удержаться и обязательно в него загляну. Поглазеть, погулять, подышать. Всем этим проникнуться... Для меня это что-то вроде коррекции. Чтобы на место поставить мозги, чтобы на всё посмотреть по-простому, со смыслом!

Простите.

Протоиерей Игорь.

Фото Екатерины Жевак.

Дата: 27 октября 2015
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
12
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru