Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Я летела, как горящий факел…»

Связистка Анна Послыхалина вернулась с фронта с Победой, с медалями и с мужем Андреем, с которым прожила счастливо всю жизнь.

Связистка Анна Послыхалина вернулась с фронта с Победой, с медалями и с мужем Андреем, с которым прожила счастливо всю жизнь.

Как жаль — не дожила до великого праздника 70-летия Победы моя дорогая подруга, Анна Николаевна Послыхалина! Умерла 12 сентября прошлого года. А мне так хотелось в этот день прийти к ней вместе с внуком, поздравить, принести что-нибудь вкусненькое из своих дачных припасов — а она, уж конечно, расстаралась бы, приготовила что-то свое, особенное. Хозяюшка она была отменная!

А какая добрая, светлая душа! Голуби прилетали к ее окну в зале, и когда она покормит их, а сама пойдет в кухню, птицы, воркуя, по оконному карнизу так и переходили за ней. Уже и не за угощением — дружила она с Божьими птицами.

Не знаю ни девичьей фамилии Анны, ни точного места, где она родилась в Оренбуржье — познакомилась с ней, когда обе уже были немолоды. Она жила в доме, где и моя дочь живет. И когда внук родился (в мае Коле будет девять лет), я там стала чаще бывать, так мы с ней и познакомились. Она внука моего очень любила.

Как-то разговорились, и она мне рассказала о пережитом в войну, на фронте.

Когда началась война, Анна училась в пединституте. Девочки-студентки пошли в военкомат: возьмите нас добровольцами! А военком отправил их обратно: «Да что вы, девчонки, без вас на фронте обойдутся!» Но адреса их, тем не менее, записал. И через некоторое время девушки получили повестки в военкомат. Их отправили на курсы радисток, выучили — и на фронт.

Однажды в землянку, где находились восемь девчонок-связисток, угодила бомба. Рухнул бревенчатый накат, обрушились стены, взметнулась поднятая мощным взрывом земля. Молоденьких, по 18-19 лет, девчонок засыпало землей. Анна вспоминала: «Было так страшно — не передать. Все тело сдавлено землей». Заживо погребены! Анна всегда была очень серьезной, ответственной и, наверное, выглядела постарше других. Одна девушка и спрашивает:

— Аня, ты умеешь молиться?

Она ответила:

— Я видела, как молятся…

И они, плача, стали как могли молиться. Тут одна из девушек руку смогла высвободить — все ведь по горлышко были засыпаны. И стала разгребать землю, освободила и себя, и подруг.

И еще был очень страшный случай. Где-то на западной Украине ее вместе с рацией на парашюте сбросили с самолета — она должна была доставить рацию в воинскую часть. Ее засекли немцы и выстрелом подожгли в воздухе. Она говорила: «Я летела, как горящий факел». Вдобавок парашют какой-то своей деталью больно ударил ее по голове, потом она очень мучилась головными болями.

Помиловал Господь — успела приземлиться, не сгорела в полете. К ней кинулись бойцы, потушили огонь. Она безпокоится: «Как рация — цела?» — «Да с ней все хорошо, ты-то как?» Но немцы поняли, что раз в это место спускается русский парашютист, значит, там стратегически важный объект. И через несколько минут прилетел бомбардировщик, эту часть сровняли с землей. Кругом лежали одни трупы. Упала и Анна, сбитая с ног взрывной волной.

В этой части служили два друга — один из них потом стал мужем Ани. Второй был в отъезде, как раз в это время приехал на машине, видит — здесь кровавое месиво. Вышел из машины и зовет: «Андрей, Андрей, ты где?» И друг отозвался: «Я здесь!» Андрей был ранен, друг с трудом отыскал его среди убитых бойцов. Услышали стон. Кто-то обгорелый шевельнулся рядом. Думали, мальчишка-подросток. Поглядели — девушка. «Яка гарна дивчина!» — воскликнул друг Андрея, украинец. Уложили ее на заднее сидение, а Андрей сел на переднем рядом с другом — и отвезли ее в госпиталь.

Долго ее там лечили, но места в госпитале нужны были для новых тяжелораненых. И ее вместе с другими немного подлеченными решили передать местным жителям. Пришла одна бабуля и взяла ее к себе. Какая это была бабуля! Так она заботилась об Анне, ухаживала за ней. У нее были большие иконы, и она молилась о здоровье Анны.

— Она мне и мужа вымолила хорошего! — вспоминала Анна.

Я спрашивала ее: «А как же вы потом встретились с Андреем? Ведь за время твоего лечения его часть ушла с боями далеко на запад». — «Так мы же были связисты! Перезванивались», — ответила Анна.

Больше о таких тяжелых случаях она мне ничего не рассказывала. Хотя на фронте, конечно, всякое бывало. Однажды вдруг пропала одна девушка-связистка. Хорошенькая молоденькая девушка. Искали, не нашли. И что с ней, никто не знал. А когда уже возвращались с победой из Германии, подруга прибегает: «Вы знаете, наша пропавшая — в этом же эшелоне едет! Я ее видела». Пришли в тот вагон. Да — сидит она, беременная, мужняя жена. Она когда попала на фронт, боялась, не хотела воевать. А тут и подвернулся женишок. Тайком увез ее. Поженились, и теперь вот он — такой предприимчивый! — везет в Россию и жену, и чуть ли не целый вагон всякого добра. Она увидала подруг и расплакалась. Видно, не от большой любви вышла замуж, и все трофейное богатство не в радость. А они как воевали в стареньких гимнастерках, так в них и возвращаются с полупустыми вещмешками. Зато совесть чиста.

После войны Андрей Послыхалин нашел свою боевую подругу Аню и позвал с собой. Что ж, поехали к нему. А у него до ухода на фронт уже была невеста, учительница. И вот, рассказывает Аня, мы сидим, а она ходит под окнами туда-сюда. Его мама тоже недовольна была: привез какую-то ППЖ… «походно-полевую жену».

Молодые сразу расписались. У Ани ничего не было, безприданница. Утром, как только Анна вышла из комнаты, мать Андрея забрала постель. И увидела, что невестка-то была девушкой. И после этого она изменила свое отношение к Анне. Ведь всю войну прошла, среди мужчин, а девичью честь на фронте сберегла.

Собрали свадьбу. Свекровь очень хорошо готовила, но и Аня тоже что-то приготовила на угощение. И когда попробовали, как она вкусно готовит, тут уж у свекрови и совсем отлегло от сердца: с такой женой ее сын не пропадет, хорошая рукодельница. Она и платки очень хорошие вязала, и во всем была мастерица.

Муж Анны умер лет пять назад. Был он то ли полковник, то ли подполковник. И как жена офицера она могла бы не работать. Но у нее стаж был очень большой, много лет проработала страховщицей в Октябрьском районе Самары.

Из-за того, что лицо обгорело, она перенесла несколько косметических операций. И была приятной не только внешне. Для всех, кто ее знал, Анна Николаевна была как ангел во плоти.

В последние годы — дожила ведь до девяноста лет! — в церковь она уже сама не могла ходить, но через меня передавала, я заказывала ей все требы. А так — молилась. Поминала родных, погибшего сына-летчика, мужа и сослуживцев, молилась за дочь. Дома у Анны была Библия, она ее читала.

Я не знаю, какие у Анны Николаевны Послыхалиной были награды. Конечно, были. Хотела на память ее фотографию взять — у нее было около тридцати альбомов. Но дочь через полгода после похорон продала квартиру и вернулась в Белоруссию.

Осталась у меня на память песня — у внука моего такая хорошая песня есть в записи:

Гимнастерки и кители
На войне как броня.
Я вернусь победителем.
Ждите дома меня…

Анна любила эту песню. Царство Небесное!

Валентина Алпатова, г. Самара. 

936
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
19
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru