Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Поклонюсь храму святому Твоему»

В Самаре возле старого городского кладбища возводится величественный храм в честь Всех Святых.

В Самаре возле старого городского кладбища возводится величественный храм в честь Всех Святых.

По благословению Митрополита Самарского и Сызранского Сергия в Самаре ведется строительство храма в честь Всех Святых в районе старого городского кладбища. Храм задуман большим и величественным, в стиле византийской базилики.

Ответственный за строительство храма диакон Евгений Жувагин рассказал о том, как началось строительство:

— Можно сказать, это возрождение храма, который был построен на средства горожан в 1865 году в районе железнодорожного вокзала. В 30-е годы прошлого столетия храм был разрушен. Сохранилось здание богадельни с арочными окнами, лепниной. Сейчас там находится техникум железнодорожного транспорта. Рядом аптека — бывшая сторожка храма Всех Святых.

Храм Всех Святых в Самаре.

Администрация дала разрешение на строительство храма в Железнодорожном районе, на пересечении улиц Киевской и Тухачевского.

Около этого места отец Евгений проезжал на протяжении нескольких лет, и внутренний голос говорил: «Хорошо бы здесь храм построить». Ранее здесь был пустырь. Рядом кладбище, угодников Божиих похоронено много — священнослужителей и крепких в вере мирян. Видимо, они молились об этом Богу. И прихожане говорили, что, когда проезжали мимо на трамвае, думали, что это хорошее место для храма.

11 апреля 2001 года Архиепископ (ныне — Митрополит) Самарский и Сызранский Сергий освятил для Богослужений железнодорожный вагончик. А в сентябре вагончик подожгли. После пожара откликнулись многие Православные, были перечислены денежные средства из разных епархий. И вот строительство храма уже завершается. Идут отделочные работы.

— Почему вы решили пригласить иконописца из Сербии?

— Проект храма создал известный самарский архитектор Юрий Иванович Харитонов. Юрий Иванович предложил расписать храм фресками. Рассказал мне об иконописце Владимире из Сербии. Для него это уже двадцать первый храм. Сейчас Владимир расписывает наш храм. Завершил роспись купола, теперь предстоит расписывать алтарь.

Пока в верхнем храме идут работы, семь лет служили в нижнем. Богослужения совершаются ежедневно.

Архитектор Юрий Иванович Харитонов рассказал о работе над проектом этого храма:

— Было выбрано место, установлены два временных вагончика, которые стояли параллельно друг другу. Их объединял высокий неф. Это строение напоминало базилику. Так появилось решение построить храм в виде крестово-купольной базилики, в Византийской традиции, но в сочетании с древнерусскими мотивами XII века. Более десяти лет я работал над проектом. Архитектура храма — сложное инженерное сооружение. В этом районе присутствуют карстовые пустоты, сложные по геологии.

Храм двухэтажный, трехуровневый: нижний храм — в честь Святого Духа, верхний — Всех Святых, и еще галереи, которые будут расписаны фресками.

Сербский иконописец Владимир Кидишевич (в центре), диаконы Евгений Жувагин (справа) и Михаил Королёв.

Фреска — молитва в красках, искренняя, живая. Это, можно сказать, вечная роспись, так как краска не теряет цвета. Богатую палитру создают известка с мелким песчаником, природными натуральными красками. Фреска пишется в один прием по сырой штукатурке без искусственных материалов. Иконописец использует воду, пигмент и четыре основных цвета: белый — это обыкновенная известь, черный цвет передает пережженная виноградная лоза, желтый получают с помощью глины, а красный — жженной на огне охры.

В России я не нашел умельцев, кто пишет по штукатурке фрески. В 1993 году в Сербии познакомился с иконописцем Владимиром. Увидел его росписи. И когда надо было начинать расписывать храм Всех Святых, по благословению Владыки Сергия я пригласил Владимира в Самару.

Иконописец Владимир Кидишевич окончил Академию художеств в Белграде. В Сербии расписал восемь храмов, в Черногории около десяти, также в Греции и на Афоне. Двадцать первым стал наш самарский, российский храм. Получился своеобразный молитвенный щит: Сербия, Черногория, Греция, Россия. Расписывал и новые, и старые храмы, в которых не было фресок.

— Какие у вас впечатления от России? — спрашиваю иконописца Владимира.

— Я полезен здесь. Ни с кем не знакомился, никого не видел в Самаре. В куполе работаю с утра до вечера. Знаю отца Евгения, отца Михаила — хорошие люди. Всё!

— Расскажите, как вы стали иконописцем?

— Я был художником. Писал абстрактные композиции. Очень нравилось и хорошо получалось. Все изменилось в 1983 году. Случилось так, что я дома в Белграде в воскресенье пошел в ресторан попить кофе — и услышал звон колокола. Недалеко, в ста метрах, находился храм. Решил зайти. Пришел, начиналась Литургия. Стоял на службе, как другие люди. Затем пошли причащаться, и я — без исповеди, без подготовки — с ними. Священник, ничего не спрашивая, причастил меня.

Вернулся домой. Собрал все книги по художеству, материалы, масло, краски — и выбросил. Взял доску, яйца, пигмент — и через два-три дня получился образ Богородицы. Светские картины писать перестал. До 1999 года были только иконы. Затем подошел к одному батюшке, предложил попробовать написать фреску. Он согласился, выделил стену в храме, и я стал работать над иконой «Приношение Авраама в жертву Богу сына своего Исаака». Это была моя первая фреска.

Митрополит Черногорский Амфилохий пригласил к себе, благословил работать в разных храмах. Вот уже 25 лет, как делаю фрески.

— В каком стиле расписываете?

— Видел старые росписи XI-XII веков. Для меня это только пример: что надо и как надо. Не копирую их, не могу сказать, что мои росписи византийские. Стиль более современный.

Икона — это наилучшее художество. Изучал историю живописи: ренессанс, романтизм, импрессионизм, — нужно знать всё. Как напишу лик Богородицы, не зная анатомии? Делаю кисточки из старых или беру у художников, у которых их много и не используются. Подбираю толщину кисти специально для фрески, так как нет одинаковых кисточек для фрески и иконы на доске.

— На что ориентируетесь в создании своих работ?

— На Священное Писание — Ветхий и Новый Завет. Нужно знать, зачем, почему, как написано. Тогда будет легче написать икону или фреску. Меня спрашивали, почему у пророка Иезекииля широко открытые глаза. Помните, что он видел? Святой пророк Иезекииль видел прообраз всеобщего воскресения. Если бы увидели это, какие бы глаза у вас были?

— Что вас вдохновляет в иконописи?

— Мне нравится, когда люди приходят в храм, радуются, смотрят на иконы, молятся святым. Важно, что твоя работа нужна.

Нет ничего лучше работы по сырой штукатурке. Мазок сочный, живой. Что держит краску? У меня нет никакого клея, как при написании иконы. Сейчас работают и акриловыми красками. Нет ничего, только пигмент, известь и вода. Раствор наносится на стену, подравнивается, чтобы было гладко, штукатурка сушится, вода испаряется вместе с прозрачными кристаллами извести. В это время важно начинать писать икону. К примеру, пять-шесть апостолов в одной композиции, работать нужно быстро, чтобы завершить за один день, пока не высохла штукатурка. Если бы времени было много и я каждую секунду осознавал, что работаю, то изображение получилось бы более реалистичным. Но это уже была бы не икона святого, а только некий портрет.

— Сложно вам одному расписывать такой большой храм?

— Да, здесь храм большой, но при создании иконы невозможно работать вдвоем или втроем. Иконописец один работает с красками, пишет, подчищает. Все один.

— На какие сюжеты расписываете?

— Иконы святых, Двунадесятых и Великих Праздников, Пантократора — Господа Вседержителя, икону Тайной Вечери, страсти Христа, Святителей Иоанна Златоуста, Василия Великого, иконы Богородицы. Весь земной путь Христа. На южной стороне будут изображены чудеса и исцеления, совершенные Христом, на северной — страсти Христовы. Как позволит площадь, стена.

— Хотелось бы еще работать в России?

— Как Бог даст. Большой храм расписывать, наверное, уже не возьмусь. Это очень тяжело. Каждую икону нужно написать полностью за один день, потому что это фреска, невозможно отложить на завтра. Всего в куполе храма написал иконы двадцати четырех пророков Ветхого Завета. Это одно изображение, а написать икону праздников гораздо сложнее. Сейчас работаю над фресками предалтарной части потолка.

Очень рад, что я здесь, в России. Это многое значит. Спасибо Владыке Сергию, что доверяет мне, отцу Евгению, который во многом помогает.

Диакон Михаил Королёв поделился впечатлениями:

— Иконы как настоящая сказка, росписи очень красивые. Это подарок Божий. Благодаря трудам отца Евгения Жувагина свершилось чудо! Храм построен. В нем уже молятся прихожане. Очень трудно к этому шли. Были вначале условия нелегкие: печки топили, не было ни воды, ни окон, ни дверей.

По воле Божией храм восстановлен. Мне кажется, он единственный, который в таком стиле расписан, и станет одной из святынь Поволжья. Это как символ — храм Всех Святых!

Ксения Новосёлова.

1555
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru