Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

У святынь Тавриды

Записки паломницы.


Форос. Церковь Воскресения Христова на Красной скале.

Записки паломницы.

 К морю!..

Страничка из дневника. 19 июля 2010 г. Вечер первого дня нашего с дочкой Леной паломничества из Харькова в Киев. Да что — вечер: глухая ночь на пустынной дороге. Изредка прогудит, осветит желтыми фарами встречный дальнобойщик, еще реже промчится, не сбавляя ходу, попутка… — и ни души, ни машины. Страшно двум одиноким странницам на ночной трассе!
И тут — мы и руки не подняли! — останавливается что-то вроде нашей «газели»: микроавтобус, груженный полосатыми арбузами. Рядом с пожилым водителем как раз два свободных местечка. 

— Подвезете до Люботина?
Но шофер добродушно усмехается:
— Не, девчата, я во-он, видите поворот налево? — вот там поверну, в Симферополь арбузы везу. А вы что это так припозднились, не попали, что ли, на автобус в Люботин?
— Да мы в Люботине только переночуем, а идем-то в Киев.
— Пешком? Да вы что, в такую даль! С рюкзаками, сумками… Нет, давайте-ка лучше, садитесь, я вас до Симферополя довезу. Ну чего вы — я же с вас денег не возьму! А там до моря рукой подать,палатку свою поставите, отдохнете — не то что в Киеве! И мне с попутчиками веселее, не одному ехать.
Но мы отказались, глядя с тоской на пустую дорогу.
Шофер только головой покачал: вот же дурищи, их задарма к Черному морю зовут, а они заладили— в Киев!.. Ну и тащитесь, коли так!
Машина плавно взяла с места и через пару мгновений повернула налево, туда, где указатель «Симферополь» обещал усталым путницам великолепие Крыма, ласковый шепот морских волн… А нас ждала своя дорога. Прямая, без «левых поворотов».

И надо же — ровно через год, 14 июля, мы оказались в Крыму! По милости Божией едем с Леной в паломничество к святыням Крыма. То самое, о котором извещают объявления Крестовоздвиженского храма почти в каждом номере нашей газеты «Благовест». Сотрудница паломнической службы храма Инна Александровна, вручая путевки,обрадовала: своим ходом, на поезде, надо добраться только до Симферополя, а там и встретят прямо у вагона, и приветят.
Так и получилось.И встретили, и привезли в пансионат. В этом же поезде приехала из Самары еще одна паломница, Ирина Митина. С ней мы крепко сдружились в эти крымские дни. И только ли с ней: в пансионате «Ай-Лия» встретились Православные паломники из Москвы, Нижнего Новгорода, Твери, Курска, из того же града Киева — из многих ближних и дальних городов и сел.
От москвички Ольги Тихоновны столько интересного услышали о жизни археологов, о раскопках древних поселений и городищ. Как-то невдалеке от Керчи раскопали винодельню — и в стеклянных колбах увидели зерна злаков. Но едва зерна соприкоснулись с воздухом, как мгновенно почернели и рассыпались в прах.
Давно меня волновал вопрос, а как сочетается археология — с Православием. Не впадают ли любители античности в язычество…
— Ну что вы, — успокоила Ольга Тихоновна. — Среди археологов очень много верующих — и рядовые научные сотрудники, как я, и ученые с именем. Я всегда брала с собой в экспедиции сына, так даже в те атеистические времена находила возможность возить его в церковь, причащать. Он у меня болел очень сильно, вот только свежий воздух и молитвы и подняли его на ноги.

Дар Небу

Напрасно мы переживали, какой же будет у нас экскурсовод. Хороший. Умный, начитанный. Да просто — наш человек. Кто бы еще сказал:
— …Так что этот край овеян вовсе не легендами и преданиями — а молитвами многих праведников.
С интересом узнали от Михаила, что исконное название горы, которую мы привыкли называть Медведь-горой, вовсе не Аю-Даг, а Ай-Даг — Святая Гора! На ней в былые времена высилось множество Православных греческих монастырей и храмов. Ныне от них если и осталось — так только руины, да и то не везде.


Бахчисарай. Лестница, ведущая к пещерному Свято-Успенскомухраму.

Ах сколько раз звучало непонятно: Ай-Петри, Ай-Тодор, Ай-Даниль… Так ведь все это — места, посвященные великим Христианским святым: гора Святого Петра, мыс Святого Феодора (вот бы еще узнать — какого именно!), поселок в честь Святого Даниила — впоследствии ставший просто Даниловкой. Вот и наш пансионат Ай-Лия назван по имени горной речки, у истока которой некогда стоял монастырь в честь Пророка Божия Илии. В прошлом году, рассказала мне повар Ирина, 2 августа в пансионат приезжал батюшка из Ялты и отслужил водосвятный молебен у речки.
Забегая вперед, скажу, что я за двенадцать дней так и не смогла добраться до ее истока. Может быть, вам это удастся?..
И пусть программу экскурсий пришлось на ходу перекраивать — «В Космо-Дамиановский монастырь сегодня не пускают, туда едет президент Украины Янукович…», — всё в наших поездках происходило по воле Божией, и искушения преодолевались, а то и помогали в свою же душу поглубже заглянуть: а точно ли ты — раба Христова, или так, одно название с крестиком на шее? Если в сердце нет не то что любви, а просто — терпения человеческих немощей.
Как же меня-то терпит Господь?..
Но несравнимо больше было — радостей. Таких,что и сейчас, уже вдали от моря, согревают душу неотмирным теплом.
…Автобус сделал очередной вираж по головокружительному серпантину горной дороги, и перед нами возникло чудесное видение. На высокой-высокой отвесной скале великолепная церковь, возносящая к небу стройные башенки черных куполов с златосиянными крестами. Казалось немыслимым приблизиться к этому дивному храму, в нем, наверное, молятся только Ангелы Господни. Но Михаил, довольный произведенным на нас впечатлением, заверил, что через несколько минут и мы окажемся в форосской церкви Воскресения Христова.
Слово Форос означает на старо-греческом — дар. И эту красавицу-церковь как дар любящего сердца построил в конце XIXстолетия известный русский чаепромышленник Александр Григорьевич Кузнецов. 

— В народе сложилась легенда о том, что юная дочь Кузнецова однажды каталась в горах, и вдруг кони на бешеной скорости понесли экипаж прямо в пропасть. Еще мгновение -и девушка сорвется в страшную бездну, погибнет… Но в последний миг лошади остановились, словно невидимая рука удержала их на краю обрыва. Вот будто бы в благодарность за чудесное спасение дочери (а другие уверяли, что это была возлюбленная) Кузнецов и построил на этом месте церковь, — поведал Михаил. — Только на самом деле все было совсем не так. Боголюбивый купец выстроил храм на Красной скале в честь другого чудесного спасения — Царской Семьи 17 октября 1888 года, когда у станции Борки на Харьковской железной дороге произошло крушение Царского поезда. Божьим Промыслом Государь Александр III и Семья остались невредимы. По всей России тогда стали воздвигать храмы в честь спасения Императора и Его Семьи. 

(В этот же день,чуть позже, мы увидим слова «В память спасения Императора и Августейшей семьи…» — на фронтоне Свято-Пантелеимоновского храма в Инкермане. Как любили в России Государя, как умели благодарить Бога!..)
Меж тем — поворот, другой — и наш автобус оказался на ровной площадке рядом с церковью. И кто-то кладет поклоны, торопясь войти в церковь и помолиться, заказать требы о своих близких, а кто-то застыл у ограждения, не в силах наглядеться на потрясающий вид, открывающийся с 400-метровой высоты. Будто игрушечные белые здания с красной черепицей крыш, неоглядная ширь моря, исполинские горы…
В самой церкви — приятная прохлада, тихо звучат духовные песни, мерцают свечи, святые лики смотрят с икон на нас — суетящихся, торопящихся успеть подать свои записочки, возжечь свечи…
Может быть, и вправду отсюда наши слабенькие молитвы быстрее долетят до Господа?..

Инкерман. Невидимая встреча

Трудно поверить, но в древности Крым был местом ссылки. Больше того — местом каторжных работ в каменоломнях! Гиблым местом был Инкерман. Страшнее всего была неутолимая жажда. Вода была рядом, она обрушивалась мощными волнами на темные валуны, вот только пить соленую морскую воду невозможно. И по молитве сосланного в Инкерман ученика Апостола Петра Епископа Климента Ангел Господень, явившийся в виде Агнца, указал Святителю источник с чистой водой. В глубоких каменоломнях теперь и без надсмотрщиков усердно шла работа: каторжники своими руками вырубили храм, в котором каждый день крестилось по пятьсот и более человек. 101-й год от Рождества Христова! — вот когда уже был воздвигнут Христианский храм в русских пределах…
Мы слушаем монастырского экскурсовода Людмилу — и словно растворяется даль тысячелетий, и вот уже мы сами видим, как под покровом ночи Святителя Климента тайно увозят на лодке, как, надев ему якорь на шею, бросают в морскую пучину. Но его ученики так горячо молились о том, чтобы Господь открыл им участь Святителя, что отхлынули волны моря, и все увидели небольшой подводный грот, а в этой пещере — нетленное тело страдальца. Семь дней длился необычный отлив, и семь дней люди молились у святых мощей.
С тех пор каждый год Христиане приходили сюда в день мученической кончины Епископа Климента, и море послушно отступало, обнажая драгоценную святыню. Так было семь столетий! Но в начале IX века мощи стали недоступны, море больше не отступало.А произошло это, чтобы явить особое Божие благоволение к Солунским братьям,ученым Константину-философу (в монашестве Кирилл) и его брату Мефодию. Они пришли в Херсонес, чтобы помолиться священномученику Клименту, испросить его покровительства в трудах. И по молитве славянских просветителей море вновь отошло от берега, и братья вынесли на берег обретенные в гроте святые мощи.
Мне эта история тем более западает в душу, что любимый мой храм в Самаре — Кирилло-Мефодиевский собор. Вот где и я соприкоснулась с Покровителями нашего прихода! Белокаменных ступеней пещерного храма, быть может, касались босые ноги каторжного Епископа, и, уж наверное, ступали по ним любимые мои святые — Кирилл и Мефодий…

О доблести, о подвигах…о памяти

Слово «Севастополь» отзывается в душе плеском сине-зеленых волн Гвардейской бухты, гортанными криками чаек, сдержанной скорбью памятника затопленным кораблям, величавой мощью Свято-


Крестовоздвиженская церковь в Ливадии, у Царского дворца. Здесь молились Государь Николай и его Семья.

Владимирского собора. Имя города словно настояно на крепком тополином духе. Но это греческое название не имеет отношения к дереву, Севастополь — значит высокочтимый, священный, Августейший или императорский город. А еще — величественный город, город славы.
Славные памятные страницы увековечили стены Владимирского собора.
«Прапорщик Дмитрий Блюм умер от ран … (число не удалось разобрать на снимке) сентября 1855 года… Прапорщик Иван Высята убит 18 ноября 1853 г. на корабле Кн. Константин при Синопе… Подпоручик Иван Гладышев ум. от ран 5 ноября 1854 г.» — эти плиты покрывают стены собора внутри. Морские офицеры, особо отличившиеся при обороне Севастополя в Крымскую войну и удостоенные ордена Святого Георгия, были с честью похоронены в белокаменном Владимирском соборе. Здесь же, внизу, усыпальницы прославленных адмиралов М.П. Лазарева, В.А. Корнилова, В.И. Истомина, П.С. Нахимова…
Вот только в 1931 году хозяином здания собора стал Осоавиахим, и от оскверненных захоронений остались только отдельные кости. Зачем большевикам хранить память о «царских» героях? Точно так же в сердце России, под Москвой, на Бородинском поле в 1932 году была разрушена могила князя Багратиона, героя Отечественной войны, а его останки выкинуты. И лишь с годами — пришло «время собирать камни» — потомки перезахоронили с воинскими почестями обломки княжеских костей.
А еще вспомнился рассказ экскурсовода Михаила о том, как  в Великую Отечественную войну на перевале Байдарские ворота, близ Фороса, отряд пограничников в жестоких боях задержал гитлеровцев, стремившихся к Севастополю. Бойцы оборудовали в форосской церкви — к тому времени давно уже обезглавленной и превращенной в ресторан для советских чинуш — наблюдательный пункт и оборонительное сооружение. Израненные снарядами и пулями стены долго хранили следы тех сражений… Все бойцы отряда погибли, но не отступили. Тяжелораненый командир погранзаставы Александр Степанович Терлецкий был захвачен врагами и принял мученическую, поистине Христианскую смерть. Враги распяли его на дереве рядом с храмом…

И вновь забьются в сердце волны…

Странная арифметика. Обычно наш неспешный путь к морю из пансионата занимает около десяти минут. Обратно — минут пятнадцать, поскольку идти теперь приходится в гору. Но после поездок, усталые до предела, мы непременно шли к морю — и теперь обратная дорога казалась намного короче.
Море, ласково обнимая утомленное тело, в считанные минуты возвращает каждой клеточке силу и свежесть. И вот уже распрямляются плечи, а ноги готовы нести хоть на вершину горы! Ну это они так, сгоряча бахвалятся — знают, что на вершине нам делать нечего. Нам бы понежиться в теплых волнах, полежать в тенечке под грибком, а потом неторопливо идти по кипарисовой аллее (зачем было ехать в Ботанический сад — если здесь, в пансионате, такая красота!..), слушать не смолкающий ни днем, ни ночью стрекот цикад.
Что это — вот же вчера проходила ночью мимо этой каменной стены и не видела на ней золотисто сияющих лампочек. А сегодня — так красиво зажглись маленькие огонечки между камнями… Протягиваю руку к одной лампочке… — да это же светлячок! И еще два таких же красавца зажгли огонечки, освещая бархатную темноту южной ночи. Москвичка Елена Сизова умиляется: никогда не видела живых светлячков! А мне посчастливилось видеть такие же ясные звездочки в густой траве у нашей палатки в пионерском лагере. Смотришь — и глазам не больно от их теплого, мягкого живого света. И радуешься: как премудро устроил всё Господь!..
Море… Мы приходили к нему рано утром — и видели, как солнце встает откуда-то из глубины морской, и волны были то кроткими, тихими, то топорщились грозными валами и обрушивались на прибрежные камни. В такие минуты, если уж стоишь на границе воды и суши, лучше повернуться к волне боком. А еще лучше — плыть, всё выше вздымаясь с каждой волной, всё дальше уплывая от берега. Только мы же не за тем сюда приехали, чтобы бросать вызов стихии.
Георгий (он с женой Леной и двумя детьми приехал из Москвы) в свободные дни то и дело ездил с семьей куда-то еще: то к водопаду Джур-Джур, то на кораблике в Гурзуф, то еще куда запросят Настенька и Саша или сами с женой придумают. И вот в такой «самостийной» поездке их корабль остановился в море, и желающим предложили поплавать вблизи.
— Я специально пустую пластиковую бутылку привязал, чтобы видеть, на какую длину можно отплыть от борта корабля. Поплавал — красота! Но надо возвращаться. Повернул к своему судну — а волны относят назад. И море-то спокойное. Вот когда я понял, что это такое — море затягивает. От этих мыслей стало страшно. И — Господи помилуй! — я изо всех сил стал грести в сторону корабля, кое-как доплыл, преодолевая сопротивление волн. А с корабля всё смотрелось так мирно…

«Сим победиши»

Нет, не стану я рассказывать обо всем, что видела в Крыму. Ведь каждый увидит что-то свое, хоть и проедет теми же маршрутами. И в Бахчисарайском Успенском монастыре те же истории о свече, горящей на вершине скалы, нависшей над ущельем Девы Марии, и обретенной рядом иконе Пресвятой 


Царская тропа в Ливадии.

Богородицы поведают уже по-другому. Наверное, и вас тоже ужаснет такой пример «толерантности» турок-османов по отношению к жившим в Тавриде Православным грекам: живите себе мирно, только уплатите налог… на ношение головы. И — на право жить в доме. И — живой налог: когда сыновей насильно забирали в османскую армию…
Однако же я обещала послушнику Александру, что непременно расскажу многим о подвиге иеромонаха Иоанникия — а слово надо держать. Передам услышанное от послушника так, как мне запомнилось:
— Иеромонах Иоанникий во время Крымской войны как полковой священник был на передовой. Прямо в окопах служил молебны, утешал раненых, отпевал убиенных. Однажды русские воины попали под жесточайший обстрел и из последних сил удерживали свой рубеж. Тогда иеромонах Иоанникий высоко поднял крест — и пошел с молитвой к вражеским позициям. Рядом с ним разрывались снаряды, свистели пули, а он молился — и шел. Он нес, как победоносное знамя, свой крест. «Сим победиши», — помните? И солдаты воспрянули духом, поднялись — и пошли в атаку, вслед за своим батюшкой, и смели неприступные редуты противника.
За этот подвиг иеромонах Иоанникий (а это имя означает — Божия благодать побеждающая!) был представлен к Георгиевскому кресту. Но получить награду не успел. Через два месяца после того сражения он умер от ран, полученных в другом бою.
Вот так сражалось Христолюбивое русское воинство!
Всё! — о Бахчисарае больше ни слова! Разве только — о том, как в тишине сердечной стояли в маленьком пещерном храме перед Мариупольской Бахчисарайской иконой Божией Матери — и золотые огоньки дрожали и расплывались в глазах…
— Помолитесь о своих близких, тех, кто живы и кто уже на том свете — всем сердцем и душой, ведь кто еще о них так помолится! И, прошу, помолитесь об Архимандрите Силуане с братией, а мы помолимся о вас, — напутствовал нас послушник Александр. Теперь он стоял у входа, перебирая четки, и длинная вереница людей проплывала мимо него — к Той, Которой ведомы все наши скорби и печали…

Симферополь… В Петропавловском кафедральном соборе в благоговейном трепете преклонились перед отобразившейся на стекле большой иконой Святителя Николая (группа самарских паломников, которая поедет в Крым в сентябре, побывает и у иконы Спасителя в Севастополе на Братском кладбище — еще более удивительной. Отобразившийся на стекле Лик Христа совершенно иной, нежели на самой иконе!..).
Но прежде — Милостивый Боже, мы были в Свято-Троицкой обители, где лежат святые мощи Святителя Луки Крымского! И молились о тех, кому так нужны молитвы именно этого святого, искусного врачевателя душ и телес наших! И торопливо писали записочки, заказывали сорокоусты и Неусыпаемую Псалтирь о здравии дорогих своих болящих. Сестры мои незнакомые из далекой Сибири Лидия и ее дочь Елена, я не забыла о вас! И приложилась к тонко благоухающим мощам Святителя Луки с глубокой верой в то,что он откликнется на все наши просьбы, каждому страждущему пошлет утешение, а то и — исцеление. Буди тако!

Горячо молились мы о ближних и дальних и в Космо-Дамиановском монастыре. Набрали святой воды из источника Савлых-Су (в переводе с татарского — здоровая вода), у которого святые III века Косма и Дамиан уже после своей смерти исцелили одну несчастную женщину-татарку. Ее муж в великом озлоблении выколол ей глаза и бросил умирать в лесных зарослях, в горах. А какие там обрывы! — когда наш автобус петлял по узенькой дороге, трудно было удержаться и не вскрикнуть — так и казалось, что вот сейчас колеса соскользнут в пропасть… Могла ли бедная слепая женщина остаться в живых? Вдруг явились ей два неких мужа и сказали, что они — Христианские святые Косма и Дамиан, омыли ее выколотые очи водой из источника — и она прозрела…
Вот так бы и нам прозреть — и не только от телесной, но и духовной слепоты! Имеем очи — и не видим…
Наместник монастыря игумен Маркелл с глубокой скорбью говорил мне о грозных знамениях времени, к которым мы как-то попритерпелись и вроде уж перестали замечать…
Но есть и добрые знаки. После усиленной двухнедельной молитвы о России как раз в день приезда нашей группы в монастырь у игумена замироточила икона Царя-Страстотерпца Николая. Государь не оставил Россию, молится о нас у Престола Небесного Царя.

На Царской тропе

Еще собираясь в Крым, я решила в Царский день, 17 июля, непременно поехать в Ливадию и пройти по Царской тропе. Но в Ливадию мы приехали 21 июля, в день празднования Казанской иконе Божией Матери.
Весной 1988 года мы со старшей дочерью Надеждой, тогда четырнадцатилетней, пришли в Ливадию по Царской тропе из санатория «Ясная поляна». Когда Государь находился в Ливадии, он каждый день проходил по специально проложенной тропе от своего дворца до Гаспры. Прошли и мы — и молились о тогда еще не прославленных в России убиенных Царе Николае и Его Семье. Вначале шли меж высоких можжевельниковых деревьев, потом рядом с тропой встали другие деревья, тропа извивалась, временами открывая вид на синее-синее море. И было в душе тихое умиротворение, непередаваемо светлое чувство прикосновения к чему-то невыразимо прекрасному…
За 23 года многое изменилось в Крыму. Толпы народа бродят у роскошных стен дворца, одни проходит внутрь, другие спускаются на Царский пляж. А у дверей Царской же Крестовоздвиженской церкви я увидела красивую женщину в одеянии сестры милосердия с ящичком для пожертвований — на обеды для малоимущих больных в ливадийской больнице. Сестра Наталия с благодарностью приняла малую лепточку, но о сестричестве, действующем при Крестовоздвиженской церкви, только и сказала, что сестер в нем много, они трудятся при церкви, молятся и стараются как-то помогать людям… Вот в таких же строгих белых платьях и косыночках с крестом Государыня и Цесаревны перевязывали раны солдат, давали им лекарства и писали письма их родным…
В этой церкви всего за десять гривен — очень дешево! — можно заказать сорокоуст. Тоже — Царская милость! Помолившись в церкви, передав свои записочки, я наконец-то пошла искать Царскую тропу. Сейчас удалось пройти лишь немногим более километра из 6.711 метров — не хотелось опаздывать, а потом в одиночку добираться в пансионат. Но когда я вернулась к Крестовоздвиженской церкви, там одиноко стояла только милая наша самарянка Ирина Митина. Сколько времени еще осталось? Как — целый час? Ну так идем на Царскую тропу!
И мы снова пошли, уже вдвоем, по тропе, что когда-то расстилалась под ногами Государя. 
Вот и Ирина узнала о Царской тропе.Благодатный путь!..

Свет Маяка

Были мы, конечно, в Топловском монастыре (рассказывать о нем можно только в самом восторженном ключе, но лучше вам самим надышаться этой благодатью — окунуться в святые источники, позвонить в колокола, написать записочку-просьбу к матушке Параскеве: «Помоги, родимая, в моей скорби…», 


Добрый батюшка Илия!.. После Литургии в день Равноапостольной Ольги он сфотографировался со мной — ради Дня Ангела…

постоять в молитвенной тишине и возжечь свою свечу в пещерке, где подвизалась болгарка Константина — в монашестве Параскева…).
Были в храмах Ялты и Алушты. А в свой День Ангела я с утра пораньше пошла в Малый Маяк, в храм. Идти-то всего ничего, километра два или три, но — дорога незнакомая, да еще и в гору. Ничего — не сбилась с дороги.
И вот уже мы (чуть позже подъехали еще две наши паломницы)  в маленьком, тихом храме, где еще с вечерней службы стоит густой запах ладана. И просто — всё дышит любовью. Как печаловался со мной о моих грехах батюшка Илия, как наставлял: «Вы же должны как солнышко всех обогревать вокруг себя. Возраст у вас почтенный, вдруг Господь призовет — как же вы к нему такая придете?..» И уже откинув епитрахиль с моей повинной головушки, тихонько добавил: «А все-таки вы — добрая!» Нет уж — кто добрый, так это отец Илия… И даже согласился по доброте своей ради нашего праздника сфотографироваться на память со мной и киевлянкой Олей.

Я много пыталась представить себе, какое это место — Малый Маяк? Непременно — темная башня на пустынном берегу, и из больших окон льется мощный поток света, освещающий путь кораблям. Но все оказалось не так. Внизу, у моря, вырос поселок,  который прозвали Санта-Барбара. Ну а маяк… Мне сказали, что маяк стоял здесь в глубокой древности, а теперь его давно уже нет.
Как же — нет? А Иверская церковь?

Несколько лет назад в Малом Маяке одна больная женщина во время ремонта в своем доме нашла спрятанную Иверскую иконочку Божией Матери. Стала молиться перед ней, и здоровье ее пошло на поправку. В благодарность врачу она отдала единственное, что было ценного —найденную святыню. И болезнь вернулась к ней… А вскоре в поселке открылась Иверская церковь. Очень маленькая, к ней пристраивается алтарь, но денег нет, и строительство идет очень медленно. Во время Литургии батюшка с прихожанами возносит сугубую молитву о строительстве храма. Пошли, Господи, добрых благотворителей отцу Илии и его храму!
…Ради чего совершаем мы паломничества, отправляемся в дальний путь? Чтобы увидеть невиданные прежде места, поклониться святыням? Да — но и не только же. Надо и с другими людьми поделиться полученной в поездке благодатью. Если мне это хотя бы отчасти удалось — значит, ездили в Крым мы не зря. 

Ольга ЛарькинаФото автора.

Дата: 18 августа 2011
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
22
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru