Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

«Православие — это жизнь в чуде»

Интервью с Православным писателем Александром Громовом.

17 января 2003 года в Самарской областной писательской организации в Доме писателей и журналистов на улице Самарской, 179 состоялось очередное отчетно-выборное собрание, на котором председателем правления был избран известный Православный писатель, лауреат Всероссийской литературной премии «Русская повесть» Александр Витальевич Громов. Мы поздравили его с этим важным событием в его жизни и взяли у него интервью.
— Александр, Православный человек старается жить так, чтобы ходить перед Богом, искать волю Божию. Почувствовал ли ты в своем высоком назначении на ответственную должность — «главного» писателя Самарской области — волю Божию?
— Да, именно так, я даже об этом на собрании сказал… Хотя я всячески отказывался от этой должности, понимая, что это будет мешать мне писать. В последнее время я был удовлетворен своей жизнью: пишу, не голодаю. Но меня духовный отец — протоиерей Евгений Шестун — очень поддержал, благословил на этот новый труд. С момента избрания на должность председателя я ни одной строчки не написал, и не знаю, когда начну. Я знал, что это большая ноша, надо решать много проблем. Чтобы содержать это помещение и платить людям зарплату, нужно около двухсот тысяч рублей в год, нам же выделяют всего сто тридцать тысяч. Уходить из этого прекрасного писательского особняка в центре Самары не хотелось бы, потому что в 1985 году этот дом передавался именно Союзу писателей.
В первую очередь, я считаю, писательской организации сейчас надо заниматься детьми, молодежью. В начале февраля мы подвели итоги областного литературного конкурса среди молодежи «Провинция — родина талантов», у нас было 15 лауреатов, мы вручили детям премии, провели для них семинарские занятия. К нам приходит много рукописей, среди них есть талантливые. Один номер альманаха «Русское эхо» мы решили полностью отдать авторам — не членам Союза писателей. Получился удивительный номер! Мы даже сами не ожидали, что он будет настолько сильным.
— Как ты пришел в Православие?
— Родители мои в церковь не ходили. Крестился я уже после их смерти. Но отец всегда меня учил: «Саша, главное правило в жизни — поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой». И потом уже я прочитал в Евангелии эту заповедь Христа. В душе русского человека этот нравственный закон любви хранился и передавался, что очень сильно проявилось и на войне, и в мирное время. Когда я служил в Афганистане, вел там записи. И когда стал готовить свою книжку и открыл их, удивился, как часто там встречается слово «Бог». Ведь тогда я был активным комсомольцем, но, оказывается, Господь в моей жизни и тогда присутствовал. На войне неверующих в принципе нет. Настолько остро это ощущение грани, близости смерти, Неба и земли. Потом я учился в Литературном институте в Москве, тогда все пошли в церковь, но в этом было много и модного, наносного. Для меня же это был большой шаг. И однажды я пришел к своему товарищу: «Поехали креститься!» А он из Старицы Тверской области, это родина первого Патриарха Иова. Мы все бросаем и едем в Старицу, крестимся, как выясняется, в первый день поста, день Евангелиста Матфея. Теперь я считаю Евангелиста Матфея своим покровителем, он же писатель! Люди часто невнимательны к таким вешкам. А сейчас замечаешь, как эти вешки расставляются на пути, и воспринимаешь это как Божие благословение.
— Опыт показывает, что дело удается, если на то есть Божия воля. Ты это замечал в своей жизни?
— Постоянно. Когда у меня первая книга была уже в плане издательства, я чувствовал, что чего-то не хватает. Издательство развалилось. А я написал повесть «Роман, который мне приснился», за которую получил Всероссийскую премию, и тут же нашелся издатель, который ее издал. Так же было с книгой о Крестном ходе в Ташлу, сначала все не удавалось, а второй, более удачный, вариант быстро издался, и книга моментально разошлась. У меня появилась семья, и появилось то, чего мне не хватало для моей новой книги, — «Первого рассказа о любви» (книга скоро должна выйти). Так же происходит всегда и с нашим альманахом «Русское эхо», когда на него нужны средства, они откуда-то находятся.
— Расскажи о журнале.
— Самарский альманах «Русское эхо» издается с 1995 года, это один из лучших литературных журналов в России. Недавно прошел пленум Союза писателей России, и когда там критиковали один очень известный московский журнал, в пример ему ставили «Русское эхо». Мы получаем письма отовсюду: из Приморского края, из Литвы; читатели пишут, что им очень нравится журнал, а для меня загадка, как он попадает туда.
— Насколько мощная прослойка Православных поэтов и писателей в Самарской писательской организации?
— Скорее, ведущая. Я считаю, что Евгений Лазарев, Иван Никульшин, Евгений Семичев, Евгений Чепурных, Александр Малиновский по сути своей — Православные писатели, хотя в их произведениях не всегда прямо говорится о Боге. Но эта литература учит добру, Евангельской заповеди любви. А воцерковленные самарские авторы — это писатели Алексей Солоницын и ваш покорный слуга, поэты Борис Сиротин, Владимир Осипов.
— Какие бы ты отметил произведения, вышедшие в Самаре в последнее время?
— В первую очередь это замечательная повесть Алексея Солоницына «Взыскание погибших» о Царственных Мучениках. Конечно, стихи Бориса Сиротина. Он всегда был прекрасным поэтом, но его духовный рост за последние 5-6 лет очевиден. Книга Сергея Жигалова «Бродячие собаки». Стихи Осипова, Чепурных, Семичева, Дианы Кан, из молодых — Антона Голика. Мы хотим издать его роман «Свет и тьма» — о духовном становлении личности.
— Каков духовный уровень современной литературы у нас в стране?
— Есть критерий — где ты собираешь себе сокровища, на небесах или на земле? Если ты устремлен к небесам — это одно дело. А большая часть современной литературы — это разговор о земных страстях. Есть такое грустное явление, как «проект». Садятся 4-5 человек и пишут вместе серию романов. Когда я учился в Литинституте, к нам приходили и предлагали за несколько дней написать книжки по только что тогда появившимся западным видеофильмам. Это порча писателей. Уровень такой литературы низкий, здесь чисто коммерческий подход, но она издается большими тиражами. Примитив легче воспринимается. К высокой духовной культуре нужно приучать. Не случайно в школе нам порой казалось, что какие-то романы слишком тяжело читать. С другой стороны, если бы не было такой рекламы Борису Акунину, кто бы его читал? Внедряется представление, что это и есть литература. В этих произведениях, как правило, примитивный язык. Человек, который говорит на таком языке, начинает примитивно мыслить. Такая литература вносит свою лепту в оболванивание народа. Уровень разговорной речи сейчас у крестьянина выше, чем у городского жителя. Новое поколение уже не способно говорить тем прекрасным, чудным языком, которым говорили наши бабушки.
— А другой полюс литературы в России существует?

— Есть, скорее, несколько тенденций. Одна — так называемые патриоты. Они противостоят злу, но все сводится к тем же мирским разборкам, кто прав, кто виноват. Но что кулаком махать, это практически безполезно. Но есть и Валентин Распутин, Василий Белов, Владимир Крупин, Алексей Солоницын. Тот свет, который они несут в своих произведениях, мне кажется, больше исправляет человека. Русская литература всегда была разговором о душе, и это же нужно и сейчас. Очень сейчас хвалят роман москвича Николаева «Живый в помощи» — об афганской войне, это духовный взгляд на войну. Блестящие духовные рассказы у священника Ярослава Шипова и нашего самарского священника Николая Агафонова. Слава Богу, самарская литература очень хорошо представлена именно таким духовным направлением. Я призываю молодых Православных авторов не стесняться, приходить к нам со своими творениями, помня Евангельскую притчу о талантах. Мы всегда рады оказать поддержку и помощь.
— Как изменилась твоя жизнь, когда пришел в Православие?

— Господь меня много раз спасал, когда уже отчаешься порой — как дальше жить? А Господь опять пригреет, Его отеческую руку чувствуешь на себе постоянно. Для меня жизнь Православного человека — это жизнь в чуде. Чудеса происходят постоянно. Ну разве не чудо — сесть и начать что-то писать. Вот все ищут русскую идею. А мне кажется, русская идея давно сформулирована Преподобным Серафимом Саровским: спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи. Когда мне говорят, что вы собираетесь сейчас делать? Да, собственно говоря, то же самое, что и делал раньше, стараться духовно возрастать, тогда и все дела пойдут.

Людмила Белкина
28.02.2003
1229
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru