‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Пробуждение

Стихи из архива поэта Бориса Сиротина.

Стихи из архива поэта Бориса Сиротина.

Продолжаю публикацию стихов из архива известного самарского поэта Бориса Зиновьевича Сиротина (1934-2020). Мне как зятю поэта после его кончины выпала честь заглянуть в архив настоящего лирика наших дней. Просмотреть поэтический дневник своего тестя. А по сути дела, словно в душу ему заглянуть. Эти необычные блокноты, исписанные мелким почерком, таят в себе немало поэтических сокровищ.

В ту пору конца девяностых годов прошлого века Сиротин писал стихи почти каждый день. Это была потребность его души - рифмовать всё, что его окружало, и откликаться стихами на события своей жизни. Почти все его «дневниковые» строки писались им исключительно для себя, ни в какие его книги не входили, оставались только в черновиках поэта. То ли он считал эти свои записи слишком личными, то ли недостаточно отшлифованными для поэтических сборников. Хотя и давно считался мэтром в поэзии, к себе относился он весьма строго. Но вот пришло время заглянуть в «черновики» его души. Ведь там, в бумагах ушедшего поэта, запечатлены высокие и печальные мгновения его жизни! Знакомлю вас с новыми страничками его поэтического дневника.

Антон Жоголев.

Просыпаюсь средь ночи, и долго
Так лежу в темноте и тоске.
И вдруг слышу, как грузная Волга
Плавно плещется невдалеке.
И вдруг вижу - за Волгою горы
Вековою своей бородой
Укрывают берлоги и норы
Над могучей и быстрой водой.
И изрыта, зверьем обогрета
Вся земля в невысоких горах…
Я увидел, услышал всё это -
И исчез мой предутренний страх.
И тоска унеслась, подвывая,
За окно, как дурная оса.
И послышался грохот трамвая,
Обозначились птиц голоса…
И увидел, как в утренней стыни
Чуть ползёт этот первый трамвай,
Ну и девушку в тёплой кабине
Я представил себе невзначай -
Как на мягком, высоком сиденье
Восседает с бантом в волосах,
И ночные ее сновиденья
Всё никак не истают в глазах…

Вы бывали на собственной тризне,
Вдруг очнувшись средь ночи сплошной?
Если да, то пристрастие к жизни
Вы разделите вместе со мной.

И проснувшись, несчастным и сирым
Был во тьме, но развеялся дым,
И пришло единение с миром
Просто дышащим, плотским, земным.

Уже позже, коснувшись обилья
Красок лета, томясь и спеша,
Распрямилась, расправила крылья
И небес восхотела душа.

6 мая 1999 г. Переделкино.

* * *

Скудеют и чувства мои, и стихи,
Природа не кажется больше прекрасной -
Обычные сосны, березы да мхи,
Брожу среди них, равнодушно-безгласный.

Вдыхаю целительный хвойный настой,
И большего бренному телу не надо.
Ни музыки рая, ни грохота ада -
Я жизнью живу холостой и простой.

Я в дом возвращусь, себе кашу сварю,
Шуршать буду свежей газетой лениво.
Наверно, я пережил муку свою -
И пору раздумья, и пору порыва.

Но всё пред собой я в каком-то долгу,
Неужто случится, что завтра спросонок
С постели вскочу и к окну подбегу,
И солнцу обрадуюсь, словно ребенок?

1 мая 1999 г. Переделкино.

* * *

Господь, прекрасный храм - Твое жильё,
Ты здесь соединяешься с землёю.
Прими свечу во здравие моё,
Возжжённую любовью и виною!

О, Господи, мы блудные Твои сыны -
Но Ты узрел народа ликованье,
Когда свеча во здравие страны
Сама возжглась от нашего дыханья.

Август 1998 г., 1 мая 1999 г. Переделкино.

Молитва

Иисусе Христе, Сыне Божий, люблю Тебя как Человека, принявшего ужасные муки за грехи наши; и люблю Тебя как Господа, ибо постоянно вочеловечиваешься в нас, верю, и в меня, Господи; и в эти редкие секунды я истинно счастлив, Господи.

Май 1999 г.

Девяностые

Девяностые годы,
Ликованье и страх,
Пресловутые коды
На железных дверях.
Очертанья нечетки
У страны и судьбы,
Лишь стальные решётки
Откровенно грубы.

Под шумок перебранки
По стране – изнутри
Разом выперли банки,
Вздулись, как волдыри.

Девяностые годы,
Богачи, голытьба,
Засыпали - свобода,
А проснулись - стрельба.

Стынут мирные домны,
Но в огне и дыму
Дом в столице огромный -
Танки бьют по нему.

Холодна партитура
От войны до войны,
И глаза самодура
В щелках еле видны.

Дирижирует - оп-пп-а -
Пьяный взмах у виска,
И стремглав из Европы
Покатились войска.

И к стране, где в разрухе
И дела, и мечты,
Простираю я руки.
А ладони - пусты.
Что ей голос мой чуткий,
Коли сутки подряд
В электронные дудки
Скоморохи гудят.

Словно бы в кабаке я,
Гром с экрана и чад,
И лакеи, лакеи,
мельтешат, мельтешат…

* * *

Пропустил я цветенье липы,
Драгоценный ее аромат,
И вороньи несытые хрипы
Неспроста мою душу томят.

Волжских волн безпокойные всхлипы,
Исцелованный ими настил…
Пропустил я цветенье липы,
Словно свадьбу свою пропустил.

16 июня 1999 г. Самара.

Сон

Как Божия милость,
Душевная крепь -
Мне молодость снилась,
И речка, и степь.

И озера чаша -
Небесной сродни.
И в озере нашем
Литые лини.

Я летней порой
С петухами встаю -
И в дрёмный покой,
В ключевую струю…

Рычанье уборки,
Где колос огруз,
Шоферской махорки
Пронзительный вкус.

Мельканье вдоль бровки
Полыни седой, -
Я в командировке
С женой молодой.

Мы мчимся, и глядя
В просторы земли,
Вдруг странного дядю
Я вижу вдали.

Небритый и жалкий,
В носках шерстяных,
Глубоко в качалке
Он дремлет, притих.

Житейского круга
Пространство мертво -
Уж третья супруга
Ушла от него…

Я молод, и злая
Мне жизнь по плечу,
И кто он - не знаю,
И знать не хочу.

Смысл, дремлющий в слове,
И с яблони плод -
Всё в радость, всё внове,
Всё в руки идет.

И встав на межу,
Пред вечерней звездой,
В горсти я держу
Теплый хлеб молодой!

10 сентября 1999 г. Самара.

На старом кладбище

Вспомнилось, как мы с Юшкиным[1] в какой-то праздник зашли на старое кладбище в Саранске (где могила Эрзи[2]). Выпили вина и закусывали приношениями с могил - конфетами; и было ощущение, что нет мертвых, - это они угощали нас; было какое-то странное благостное чувство слияния жизни и смерти, это, наверное, и было безсмертье молодости… и что-то другое…

* * *

- Что делаешь?
- Жизнь проживаю.
Её от утра дотемна
Жую, а потом запиваю
Глотком безпокойного сна.

Мне редко хорошее снится,
Что с радостью вспомнить могу,
Грохочущая колесница
В моём засыпает мозгу.

И дёргают, дёргают кони
Её из дорожной грязи.
И лошади в черной попоне,
Людей же не видно вблизи.

Хрипит, напрягается тройка
И мчит под высокой горой.
…А рядом - унылая стройка,
Деревья с обвислой корой.

Деревья, бетонные сваи,
Та жизнь за проемом окна,
Которую проживаю,
Жую от утра дотемна.

* * *

Кто знает - что такое вдохновенье?
Пожалуй, не экстаз и не полёт,
А попросту простор, отдохновенье
От мира, от сует и от забот.
И в том просторе, в тишине Вселенной,
Как только стихнет низкая молва,
Вдруг прозвучат свежо и вдохновенно
В душе твоей прекрасные слова.
Тогда ты пребываешь в высшем благе
Которому названье Благодать.
Так хорошо, что жалко и бумаге
Те словеса из сердца отдавать.

29 декабря 1999 г. Самара.


[1] Виталий Юлианович Юшкин (1934-1989) - мордовский-эрзя поэт, писал на русском языке. Саранский друг юности поэта Бориса Сиротина.

[2] Степан Дмитриевич Эрзя (урождённый Нефёдов, 1876-1959) - известный мордовский эрзянский скульптор.

67
Ключевые слова поэт Борис Сиротин
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест":

Вы можете пожертвовать:

Другую сумму


Яндекс.Метрика © 1999—2024 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru