Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Профессия: репортер

Репортерский дневник
Антон Жоголев — Обо всем понемногу: впечатления, мнения, комментарии на разные темы.

Рыцарь на час

Бывший афонский пустынник, переводчик трудов святого Паисия Святогорца  иеромонах Доримедонт (Сухинин) теперь стал женатым человеком и фермером в Тверской губернии. Почему это произошло? 

Ох, уж эти Православные выставки!.. Такого наслушаешься…

Московский писатель Юрий Юрьевич Воробьевский в разговоре вскользь упомянул о том, что переводчик трудов святого старца Паисия Святогорца (книги в белых переплетах — они изданы и распроданы огромнейшими тиражами!), афонский пустынник иеромонах Доримедонт (Сухинин) несколько лет назад сбежал со Святой Горы Афон. Поехал в Первопрестольную по издательским делам и… не вернулся. Снял сан. Расстригся. Женился на красавице-банкирше.

Попробуем дальше без осуждения… Договорились? Тогда продолжим. Только факты.

Это было в 2004 году. Первый раз на Святой Горе. И — сразу мне улыбнулась удача. На афонской пыльной дороге, ведущей к монастырю Ставроникита, увидели мы с Сергеем Федоровым с нашего джипа (я тогда на джипе по Афону разъезжал! Правда, арендовал его не я, а мой гораздо более состоятельный попутчик) бредущего в сторону монастыря одинокого монаха. Им оказался русский пустынник примерно моих лет, может, чуть моложе, — иеромонах Доримедонт (Сухинин). Слово за слово, и усадили мы его в джип, повезли в монастырь. Такие встречи на Афоне не бывают случайными. А на обратном пути в знак признательности пустынник пригласил нас в его отдаленно стоящую келью. Еще бы мы не согласились?! Когда еще такое увидишь? И где?
А отец Доримедонт хотя и просил о нем не писать, но все равно попал после этой встречи на страницы газеты «Благовест». Я ведь журналист, и (честно предупреждаю!) каждое лыко в строку.

Познакомились. Выпили по рюмке афонской «раки» с лукумом. Поговорили о пустынническом житии-бытии. Получили в дар от него по комплекту этих самых великолепных белых книг Старца Паисия.

Впечатление пустынник оставил по себе непростое. Ну, ясно было, что молитвенник он, интеллектуал. Современный греческий язык освоил в совершенстве. С интеллигентской складочкой в лице. И так сумел себя смирить до размеров афонской кельи! До сих пор убежден: нас тогда познакомил старец Паисий! Я в ту пору штудировал его труды. А отец Доримедонт эти самые труды переводил и издавал. Это как побывать в келье у полномочного представителя Старца Паисия на Афоне.

Через год или полтора он позвонил мне в редакцию. Спросил телефон того самого Сергея Федорова, с которым я на джипе бороздил просторы Афона. Потом поругал меня немного за ту публикацию. Всё! Более о нем ничего не слышал. Но все равно как-то грела мысль, что не все в моем поколении, как вот я, погрязли в суете и тщете — есть и такие, как о. Доримедонт. Пустынник!

Помню характерный диалог предпринимателя с пустынником. Сергей Федоров прямо спросил: а чего вы тут без света сидите? Трудно же без света над книгами корпеть. Поставили бы себе генератор. Это не так уж и дорого.

Таким был иеромонах Доримедонт (Сухинин) на Афоне. Фото 2004 года....

— Поставлю генератор — он станет ломаться, — твердо ответил пустынник. — Я буду нервничать, его чинить. Захочу поставить более мощный генератор. Потом захочу приобрести сотовый телефон. А то и компьютер. Всё! На этом монашеская жизнь закончится. И лучше уж давить это сразу: никаких генераторов. Без электричества проживу.

Когда у меня на даче иногда отключают свет, я его вспоминаю, и тем себя успокаиваю. Но как-то не помогает. Злюсь.

…А он спокойно живет себе на Афоне в той самой келье. Встает с восходом, ложится с закатом. Молится, переводит труды Старца. Чем не жизнь!?

Да, вот еще что попалось мне через пару лет. Книжечка-брошюрка, в которой отец Доримедонт вышел на бой уже без забрала (не как переводчик смиренный, а уже как деятель, сам от себя). Ввязался в дискуссию — с кем бы вы думали? Со Святителем Игнатием Брянчаниновым… Нет, афонский пустынник милостиво не отказал ему в святости. Но на заблуждения его все же указал. Святитель Игнатий пишет, что в современном расслабленном состоянии церковной жизни прежние жесткие правила духовничества практически невозможны, и приводят к одним искажениям, искушениям, падениям. А отец Доримедонт с Афона пеняет святому: неправда ваша, вот я же в послушании живу! Как древние учили… И всем того желаю… Сознательно огрубляю, конечно, но смысл как раз такой. Я тогда был еще относительно молод. И одобрял, к своему стыду, как раз позицию отца Доримедонта. Тем более, что эту свою позицию он отстаивал и своим личным пустынническим да подвижническим житием. В окружении кабанов и в полном молчании.

После разговора с Воробьевским, знамо дело, полез в интернет. Всё подтвердилось. Живет Денис Викторович Сухинин давно уже не на Афоне. А выращивает свиней в Тверской губернии, под старинным городком Старицей. Фермер он. Жена работает в столичном банке. Несколько лет назад Денис Викторович впрягся в политическую борьбу, писал петиции против тверского губернатора. В интернете, говорят, монаха-расстригу зовут… как бы вы думали? «Гарри Поттер»!

В этом мне видится какая-то бесовская издевка над бывшим подвижником (да-да, бывшие подвижники, в отличие от бывших офицеров и бывших разведчиков, все-таки бывают). А может и горькая самоирония, как знать. Ведь его мать, известная Православная писательница Наталья Сухинина, много лет возглавлявшая издательский дом «Святая Гора», была популяризатором, а может быть и издателем (тут точно ничего не известно) очень и очень талантливого, до блеска, до гениальности талантливого издательского проекта «Дети против волшебников». Некоторые даже считают (быть может, и необоснованно), что автором этой гениальной детской книги мог быть сам иеромонах Доримедонт… Теперь сам он переквалифицировался в «гаррипоттеры».

Какая грустная история! Она о нашем времени, о первом поколении постсоветских «церковников», влившихся в духовную жизнь в начале 1990-х годов. Хотели многого, а получилось, увы, как всегда.

...А так Денис Викторович Сухинин сейчас позиционирует себя в интернете.

Не знаю, кто там прав в борьбе фермеров с тверским губернатором. Какое мне до этого, в общем-то, дело. И я могу только сдержанно порадоваться за Дениса Сухинина, что он нашел себя в новой светской жизни. Не потерялся в ней. Все-таки афонский опыт так просто не изживается. А понял и пережил в тех пустынных афонских местах он, без сомнения, много. Поднявшийся так высоко, даже при всём желании не сможет это забыть и стать «обычным» — фермером, семьянином… Кем там еще? Ну, скажем, политиком или журналистом.

Даже на другом, и не столь трагическом, бывшем «афонце» — писателе Станиславе Сенькине (автор книг «Украденные мощи» и многих других) — остался неистребимый ореол Святой Горы. В тот же приезд на Афон я с ним встречался в монастыре Святого Пантелеимона. Ему тогда поручили надзирать за тем, как я поливаю только что посаженные кипарисы. Такое вот послушание у нас было: мне — поливать, ему — надзирать (наверное, кипарисы те давно стоят огромные уже, в два обхвата!). Он тогда жаловался да вздыхал, тяжело давалась ему монашеская жизнь… Но при этом приговаривал: что уж теперь, ничего не поделаешь, раз взялся за гуж, не говори, что не дюж. Уговаривал так вот себя остаться. И когда он вскоре все же уехал с Афона, то тут же стал довольно талантливым и успешным Православным писателем. Но живет-то он как писатель до сих пор за счет прежнего «афонского» багажа…

Как там пел Высоцкий? «Когда я вижу сломанные крылья, нет жалости во мне, и неспроста…» Жалость тут и правда ни при чем. Светская жизнь бывшему пустыннику Сухинину по всей видимости явно задалась. И не многие миряне добились того же, чего добился уже после жизни в пустыннической келье на Святой Горе фермер-расстрига из Старицы. Думаю, мы еще услышим его фамилию в сводках политических или культурных новостей.

Я о другом сейчас. Когда так вот падают афонские пустынники, что же о нас-то, о мирских говорить? Или и правда все мы стали так немощны, что ни на что «высокое» даже и замахиваться не должны? Выходит, прав (да конечно прав!) Святитель Игнатий?! И прежние строгие правила да уставы, на которых держалась по-настоящему высокая церковная жизнь, сейчас ведут совсем к иным результатам? Подвиги лишь возбуждают гордыню… И только один путь для нас остается — путь смирения…

Судьба Дениса Викторовича Сухинина это вроде бы подтверждает. Как же следующим поколениям церковных энтузиастов не повторить их — или все-таки наших? — ошибок? Не знаю. Но брать на себя надо понемногу. Не зря же на Афоне не очень-то жалуют пустынников, ушедших в горы от послушания в регулярных монастырях. Хотя и в монастырях свои проблемы.

Нет и не может быть никаких раз и навсегда данных рецептов. Просто надо жить, вглядываясь в Лик Христа. И когда Он от нас отворачивается, не обманывать себя. Каяться. Просить у Него сил и прощения. Упал — поднимайся… Так и дальше: падай и вставай. В этом простом совете мудрости больше, чем кажется.

— Не надо было ему со Святителем Игнатием в спор вступать! — говорит мне на прощание Юрий Воробьевский. Не спорил бы со святым, до сих пор бы, наверное, тянул себе четку, да считал звезды в своей келье под афонским небом. И сам бы поднялся к этим звездам со временем. Стал бы одной такой звездой на афонском небосводе. Быть может не самой яркой, но тем не менее.

Сейчас выращивает он поголовье свиней. Пошли ему Бог хоть в этом удачу. 

Дата: 15 апреля 2016
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:






Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru