Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

«Прошу о помощи духовной»

Письмо-исповедь оставленной жены.


У меня сейчас в жизни кризис. Видела, как многие люди пишут вам и получают утешение. Верю, что я тоже получу утешение. Вот моя история.
Училась в техникуме в Петербурге. Там связалась с дурной компанией и техникум бросила. Потом пошла в ПТУ, на работу, училась в вечерней школе, но так и не нашла себя. В компании мне внушили сделать пластическую операцию. Я считала себя не очень красивой. Нос я переделала и сильно об этом пожалела. Мой нос, данный от Бога, был просто прекрасный. Испытала шок и впала в депрессию. Потом заболела. От тяжелой работы на хлебозаводе здоровье и психика подорвались совсем. Мне дали вторую группу инвалидности. И с этим багажом я вернулась обратно домой в деревню.
В семье у нас было тоже тяжело. Отец пил, скандалил с матерью. Сестра родилась инвалидом с болезнью Дауна. Старший брат стал военным. Он думает только о себе и семью нашу не любит.
В 1997 году я работала в монастыре в поселке Боброва под городом Рыльском. В это время познакомилась с женщиной, в доме которой собирались сомнительные компании. Я попросила познакомить меня с каким-нибудь парнем. Я ведь очень одинокая была. Мне было уже 25 лет и хотелось родного человека. А с ребятами мне никогда не везло. Меня познакомили с Юрой. Он был под следствием, судили его за воровство. Еще он был пьяница. Но я на все это закрыла глаза. Я хотела любви.
Вскоре его посадили. Я осталась беременная — одна. Он сказал мне сделать аборт и забыть про него. Но забыть я его не смогла. Отвезла передачку, он отозвался. Я родила и таскала Юре безконечные передачки. Он вышел из тюрьмы, но ребенком не интересовался. Через некоторое время снова сел. А я опять осталась беременная. Родилась двойня, Антон и Дарья. Я снова возила передачки и ждала его. Нам родители купили в деревне домик, думали — образумится, будет жить.
Я его ждала семь лет. Мне было тяжело, но я об этом не думала, надеясь на лучшее. Он вернулся и снова на детей не обращал внимания. Ничем нам не помогал, денег не давал. А я ему покупала одежду, обувь. И на свою пенсию поднимала троих детей. Помогала старенькая больная мама. Мы все недоедали, питая отца-«кормильца». Когда я говорила про деньги, Юра начинал меня бить. После очередной драки я его выгнала. В итоге не выдержала и развелась с ним. Он уехал в Рыльск.
Я стала бороться за жизнь. Колола дрова, заготавливала их. Издалека таскала воду, ухаживала за огородом, присматривала за небольшим хозяйством. Мне нелегко пришлось. Стала Господа просить, молиться. Соседи и родственники посоветовали мне съездить за Юрой. Думала все, что он образумится. В розыске его нашла. Он жил с сожительницей в Рыльске. Ей 24 года, зовут Лиля. Мне 35 лет. Когда я их нашла, сожительница кричала мне, что любит его. Отдала мне записку, где Юра написал, что любит ее и жить со мной не собирается. Мне бы тогда уйти и оставить их вместе. Но я закурила с ней и выпила пиво. Теперь стала снова курить и не могу бросить, даже пост не соблюдаю. Юру я все-таки на свои деньги привезла домой. Но он стал ездить в Рыльск. Работал, но детям ничего не привозил. Покупал себе вещи, телефон, пропивал. Мне на то, что я его ждала, сказал с усмешкой: «Твои проблемы». Своими он считал проблемы своей любовницы. Старшего ребенка начал потихоньку просвещать в сексе. А ему девять лет всего. Пожив у нас и повалявшись на кровати (работать в колхозе он не хотел), Юра опять уехал в Рыльск. На дорогу я отдала последние сто рублей.
Через некоторое время его привезла рыльская милиция. А я Господа просила, чтобы его посадили за алименты. Он мне должен 90 тысяч.
Следователь мне сказал, что Юру не посадят. Будет улицы подметать и выплачивать алименты.
Ему я позвонила первая перед постом. Хотела попросить прощения. Но в телефонной трубке ответом мне была тишина. Жаль, что мои дети остались при живом отце сиротами. Мне очень горько. Полночи проплакала, утро тоже. Когда проснулась, хотела позвонить ему, но не позволила себе такую роскошь.
Детям тоже тяжело. Я страдаю, и они страдают. Прошу вас о помощи духовной. Мне нужен психолог или духовный наставник. Церковь у нас далеко. Хотела бы жить недалеко от храма, но пока нет средств. Да и старых родителей нельзя оставлять одних. Живем на краю села. С одной стороны пустая деревня, с другой стоят дома, в которых теплится жизнь. Прошу вас, подскажите, что мне надо делать. Я от всей души желаю спасения Юре, хочу спасти себя и своих детей. Очень хочется встретить доброго и умного человека, на которого можно положиться и достичь Царствия Небесного. Помолитесь о рабе Божьей Нине со чадами, я каюсь в своих грехах и плачу. Напишите мне, пожалуйста, ответ. Я думаю, что мы с детьми достойны лучшего.

Нина, Курская область

От редакции. Это письмо мы попросили прокомментировать нашу новую сотрудницу Ольгу Круглову.

Здравствуйте, дорогая Нина.
Вы очень искренно рассказали о своей жизни и всех ее бедах. Теперь давайте вместе подумаем, что полезно для вас и ваших деток.
Я не психолог, я Православный журналист. Все, о чем вы написали, к сожалению, мне хорошо знакомо. У меня трое детей, и мой любимый муж ушел от меня. У нас в доме была просто паника. Младшие девочки на каждую трель телефона бежали и радостно кричали, что папа звонит. Искали по вечерам в шифоньере, под диваном, наивно полагая, что папа там спрятался. А старший сын лежал на диване и тупо смотрел в потолок. Он ругался и обвинял меня в уходе отца.
С мужем мы прожили десять лет. Никто никому не изменял. Занимались домом, работой и детьми. Ходили в храм, причащали детей. И вот все это рухнуло. Я так же, как и вы, Нина, подумала: разве я достойна этого? И так же, как и вы, была неправа.
Если человек говорит, что он достоин чего-то, то он уже ничего не достоин. Ибо все мы рождены во грехе и каждый день сильно грешим. А грех — это не только пьянство или воровство. Немытая обувь, сгоревший пирог, невоспитанные дети — это тоже грех. Так как это обязанность наша перед родными и перед Богом.
Есть притча про фарисея и мытаря. Когда мытарь из-за своего недостоинства зажался в углу церкви и, рыдая, просил Бога простить все его прегрешения, фарисей горделиво подошел к алтарю и, восхваляя себя, стал просить Бога: я не такой, как мытарь, я молюсь и соблюдаю пост, помоги мне, Боже. Господь услышал просьбу мытаря, а молитвам горделивого фарисея не внял.
Когда я прочувствовала всю мудрость этой притчи, я перестала роптать. Перестала гордиться тем, что работаю много и тяжело. Так и должно быть. Я мать и обязана заботиться о доме и детях. А стала радоваться всему, что есть. И что будет.
Думаете, Нина, в вашей ситуации нечему порадоваться? Вы плачете полночи, хотите утром позвонить. Кому? Тому, кто испортит ваших детей. По-моему, вы должны молиться и благодарить Бога за то, что, несмотря на ваше упорство, такого кошмарного папы в вашем доме больше нет. Дети научились бы от него не уважать мать, быть ленивыми. А туда больше, не дай Бог, воровать и пить. Вы пишете, что пришли за мужем к его сожительнице, а унесли оттуда страстную потребность курить. Сами сознаетесь, что бросить теперь нет сил. Это ли не указание Свыше на то, чтобы вы опомнились и не цеплялись за этого человека, чтобы убереглись от более тяжких грехов?
Вы пишете, что хотите спасти себя и своих детей, — тогда постарайтесь забыть Юру. Не распаляйте себя напрасными мыслями о том, кого он любит, кого нет. Сегодня любит, а завтра разлюбит. Не думайте об этом, попробуйте успокоиться и помолиться. А вот зла желать своему бывшему мужу, чтобы его посадили за неуплату алиментов, лучше не надо. Как известно, «кто о плохом молит, тот себе больше примолит». Я тоже злилась и сердилась, но этим нарушала главную заповедь — любовь к ближнему. От ненависти на сердце становилось тяжко, а жизнь казалась невыносимой.
Не отчаивайтесь, Нина, что ваши дети могут оказаться сиротами при живом отце. Сами же говорите, что он никогда не хотел и не интересовался ими. То есть отца у них и не было. Вот вы и должны за двоих родителей любить своих детей и учить их жить по Законам Божьим. Чтобы не манили их сомнительные компании. Как вы написали, вы уезжали в Питер поступать в техникум. И даже поступили. А я вот — нет. Три года подряд я пыталась покорить один из питерских вузов, но мне не удалось. И мой любимый город Питер остался без меня. Зато у меня есть три радости — это мои дети. И у вас, Нина, тоже. Любите их, целуйте, почаще хвалите. Учите молитвам. Радуйте пирогами или вкусным вареньем. Сделайте так, чтобы дети помогали вам во всем. Вы семья. Сплотите их вокруг себя, чтобы не было соблазна у них прилепляться к ненужному.
Вы пишете, что ваша душа хочет любви. Но разве она проявляется только в любви к мужчине? Любите дом, в котором вы живете, природу, которая вас окружает. Цените этот Божий дар.
Знаете, я всегда мечтала жить в деревне. Здесь, в городе, детям нечем дышать и негде гулять. Вокруг домов одни машины. Еда вся ненастоящая. Моя дочка прошлым летом просила не купить, а именно нарвать ягод. Но на тротуарах клубника не растет.
В первые дни, когда ушел муж, я много плакала. Стояла в очереди магазина и плакала, стирала белье и плакала, играла с детьми и плакала. Есть и спать совсем не могла. А знаете почему? Потому что очень жалела себя. Но вот заболел у меня зуб. Иду я к врачу, а кругом страшный гололед, просто каток. Я иду плачу, жалею себя. Все плохо: зуб болит, муж ушел, дети без присмотра сидят дома, денег почти нет. Вдруг впереди падает старая женщина и начинает так ужасно старчески рыдать, что по мне просто дрожь пробежала. Я подняла ее и спросила, далеко ли ей идти. Оказалось, тоже к зубному, два последних зуба вырывать. Родных и близких у нее нет, поэтому бедняга шла одна. Ноги у нее сильно болят, даже по ровному асфальту ходит еле-еле. А тут гололед. И вот когда старушка держалась за мою руку, я за-претила себе себя жалеть. Мне просто стало стыдно. Мне Бог дал здоровье, красоту, детей. А я это не ценю и жалостью к себе могу прогневать Бога.
Вам плохо, Нина, так пожалейте ближнего своего. А мы всегда жалеем только себя…
Попробуйте видеть в людях хорошее. Ведь наверняка в вашем Юре было что-то хорошее, иначе бы вы его не полюбили, но в письме вы это не написали. Зато часто жалились, что денег он вам не давал. Изменитесь сами, и, быть может, Бог поможет вам встретить, как вы пишете, «доброго и умного человека». А может, и Юра ваш образумится, да и вернется.
Счастья вам, Нина, и вашим деткам, и помощи Божией во всех ваших исканиях и делах.

Рис. Валерия Спиридонова

См. также

20.04.2007
757
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru