Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Утверждение городов русских

"Крест — ангелов слава..."


Крест — хранитель всей Вселенной. Крест — ангелов слава и демонов язва. В описи одной из церквей города Курска, составленной в 1913 году, упоминается крест "с выцветшей позолотой с выпуклыми изображениями на верхней стороне: Марии Магдалины и Божией Матери, Иоанна Богослова и одной из мироносиц". На нижней стороне креста была надпись, свидетельствующая "о хранившихся в нем когда-то мощах, каковых еще по описи 1859 года уже не значилось". Еще одна надпись сообщала: "Повелением благоверного Великого Государя и Великого Князя Алексея Михайловича всея России сделан крест лета 7157 (от Сотворения Мира — Е.М.) декабря в 24 день. В наше время место пребывания креста неизвестно. Но он, несомненно, должен считаться особой святыней не только г. Курска, но и всего Центрального Черноземья.

В "Полном собрании законов Российской Империи" приведена царская Грамота курскому воеводе Лодыженскому "О встрече и принятии отпущенного из Москвы в Курск Животворящего Креста Господня с мощами". Грамота датирована февралем 1649 (7157) года. Крест, вероятно, был изготовлен мастерами Московской Оружейной палаты за несколько месяцев до его переноса в Курск по личному указанию Царя Алексея Михайловича Тишайшего. Причиной "отпустить" Животворящий Крест послужило дошедшее до Государя известие о том, "что в Курску тутошние и приезжие всяких чинов, многие люди нападными болезнями и страхованиями (страхом) болезнуют, а иные от тех нападных болезней и от страхований помирают".
"Грамота" устанавливала чин встречи креста и дальнейших священнодействий с ним. Сретение должно было произойти за пределами Курска при соборном участии горожан всех возрастов и званий: "И как курчанин Гаврила Малышев с Животворящим Крестом Господним будет близко города, и ты б (воевода) тотчас сказал Архимандритом и Игуменом, и соборные церкви Протопопу, попам, и диаконам, и Головам стрелецким и казачьим, и сотникам, и детям Боярским и всяких чинов служивым и жилецким людям, что по Нашему указу велено им с тобою Животворящему Кресту Господню учинить встречу…"
Картина встречи Креста в Курске, если попытаться представить ее по тексту "Грамоты", заставляет вспомнить два эпизода из Священной истории. Вносимый в город Крест символизировал вход Спасителя в Курск, а также воздвижение Креста Господня в Иерусалиме. Курск при этом притягивал на себя образ Святого Града Иерусалима в символико-обрядовом плане. И тем возвышался в сознании жителей до уровня священного города. Как Иерусалим, его посетил Христос и как в Иерусалимском храме Воскресения Христова, в соборном Воскресенском храме Курска был положен Животворящий Крест Господень. Реальное раскрывалось в священном и оценивалось по тому, насколько оно повторяло священное.
Происходившие в Курске бедствия осознавались в XVII веке как болезнь духовного порядка — "козни бесовские". Духовное сознание наших предков в допетровскую эпоху находилось на качественно ином уровне, нежели в последующие времена. Именно XVII век, эпоха Святейшего Патриарха Никона и Царя Алексея Михайловича взлелеяла частично осуществившийся план привлечения благодати Царствия Небесного, Иерусалима Нового, на Русскую землю для того, чтобы одолеть эти "козни" и "происки дьявола". Какое же есть еще средство от мора и пагубы, кроме Креста Господня с мощами святых?
До наших дней дошел большой, в человеческий рост, Крест Патриарха Никона с частицами святых мощей, он хранится в одном из московских храмов. А вот в провинции подобные Кресты в XX веке были, к сожалению, утрачены.
Священнодействия с Животворящим древом Креста Господня, результатом которых стало установление праздника Происхождения Честных древ Креста, имели место задолго до XVII столетия. Многоразличные болезни, пожары и страхования поражали жителей священной столицы Империи Ромеев, Византии, как правило, в августе. Поэтому ежегодно, в последний день июля часть Животворящего Древа Креста Господня выносилась из церкви Императорского дворца и две недели Крест торжественно шествовал по Константинополю, перед ним служились литии "Для освящения мест и для отвращения болезней".
Русская традиция крестных ходов имеет, стало быть, глубочайшие византийские корни. Окружающее пространство, если оно имело свойства враждебности человеку, внесением Креста меняло свойства на противоположные, духовно преображалось.
В "Грамоте", присланной в Курск, содержится указание святить "отпущенным" из Москвы крестом воду, "и тою святою водою… город, и по городу наряд (пушки и т. п.) и всякие крепости, и всяких чинов людей и лошадей, и всякую животину кропить не по один день; в соборной церкви молебны петь и воду святить со всяким благоговейным тщанием и большим воздержанием, для просвещения и очищения Православным…" Молебны надлежало петь также покровителям Москвы и Царского Дома: "…Нашего Царского Величества ангелу, Алексию, человеку Божию и сына нашего благоверного царевича, Князя Дмитрия Алексеевича ангелу…"
В Московской Руси XVII века, как и в Византийской Империи, к тому времени уже не существовавшей, вся вселенная понималась в границах единственного на земле Православного Царства, Нового Рима — Константинополя или Третьего Рима — Москвы. За пределами царства лежал мир, населенный противниками истинной веры, иноверцами (замечательны в этом отношении изображения бесов в платьях немецкого покроя на некоторых русских иконах XVII века, или такие меры, как запрет 1652 года иностранцам переоблачаться в русские одежды). Дарение Креста Православным Самодержцам, единственно истинным и законным Божьим Помазанникам являлось также и официальным Высочайшим подтверждением и утверждением вхождения порубежного Курска в Православную вселенную или, говоря по-гречески, "ойкумену".
Дарение Креста представляло собой важнейший духовно-политический акт в истории Курска. Отныне город "легитимно" пользовался покровительством Царя Небесного и Царя земного. А это покровительство стоило многого.
Царь Алексей Михайлович Тишайший однажды в разговоре со своим дипломатом Ордын Нащекиным так отозвался на предложение отступиться от одной из порубежных земель, населенных Православными казаками ради союза с поляками для войны с угрожавшей России Швецией: "Собаке недостойно есть и одного куска хлеба Православного (т. е. иноверцам недостойно владеть и западной стороной Днепра); только то не от нас будет — за грех учинится. Если же оба куска хлеба достанутся собаке вечно есть — ох, кто может в том ответ сотворить? И какое оправдание примет отдавший святой хлеб собаке? Будет ему воздаянием преисподний ад, прелютый огонь и немилосердные муки. От сих же бед да избавит нас Господь Бог милостию Своею и не выдаст Своего Хлеба собакам".
Предательство единоверных казаков, как и любых других племен на землях Московской державы во имя "государственных интересов" было немыслимо Русским Царем.
Несмотря на краткость, царская "Грамота" позволяет ясно различить высокий Божий замысел, над осуществлением которого трудились Русские Цари, воцерковление всех сторон жизни в устрояемом священном царстве — Святой Руси.

Игорь Припачкин, заведующий Курской областной картинной галереи;
Евгений Муравлев

Фото Дмитрия Фомичева

11.04.2003
787
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru