Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

Испытание

Письмо нашей читательницы.


«Крест есть воля, готовая на всякую скорбь».

Преподобный Исаак Сирин

Давно это было… В нашем маленьком уральском городке, построенном в советские, 50-е годы, своего храма не было. Воцерковленные люди на воскресную службу ездили в близлежащие города Челябинской области. Тогда Православные помалкивали, не говорили, что они веруют во Христа, это чревато было осложнениями на работе и в быту. Основная масса людей верила в светлое будущее России, комсомол и в коммунистическую партию. Иногда дело доходило до абсурдного: комсомольцы фиксировали фамилии тех, кто переступал порог храма. Затем на коллективных собраниях воспитывали: разбирали «по косточкам» и даже вычеркивали из очереди на квартиру. Всякое было…
В юности произошел и со мной курьезный случай. Подруга моей двоюродной сестры взяла меня в поездку к морю. Знакомясь с историческими достопримечательностями одного из южных приморских городков, заметила церковь. Зашла и обомлела — красота неописуемая! Не знаю, сколько бы простояла в изумлении, робости и благоговении, не решаясь пройти дальше, если бы не бабушка в белом платочке. Она подошла ко мне и спросила, из какой области приехала, и как меня зовут, есть ли родные, ушедшие в мир иной. Взяла за руку и повела (а я была в шортах!) к церковной лавке. Купили свечи и подошли к панихидному светильнику с Распятием. Здесь она помолилась о моей маме: «Упокой, Господи, душу усопшей рабы Твоей Валентины, и прости ей все согрешения вольные и невольные, и даруй ей Царствие Небесное. Аминь». Что-то во мне дрогнуло, непроизвольно появились слезы. Услышала тихое, сочувствующее: «Поплачь, доченька, поплачь. Душа твоя и очистится». Когда я немного успокоилась, отправились далее ко главной святыне — иконе Иоанна Златоуста, в честь коего названа церковь. И так потихонечку повела меня по всему храму, рассказывая о его истории. Показала иконы и фрески с ликами святых. А напоследок протянула мне крестик на веревочке. Не раздумывая, наклонила голову, и крестик лег мне на грудь. А потом бабулечка осенила меня крестным знамением и произнесла: «Ангела Хранителя в дорогу».
Сколько же их было сердобольных немолодых женщин, встретившихся на моем пути, живущих в Православной вере, в любви и жалеющих нас, молодых, шальных?! Только одно произнесенное слово «доченька» — и уже тепло в груди. Смотришь, и растопился комочек льда в сердце — обида, нанесенная другими, ранящими тебя людьми. Именно от них, женщин среднего и пожилого возраста — бабушек в платочках, узнавала о Боге, Заступнице Небесной, Святых, Праведных. Низкий поклон вам, люди, встретившиеся мне, сироте, в жизни-пути!
А тогда в этом южном городке все было впервые. Эта бабушка с глазами, излучающими любовь, открыла для меня новый, доселе неизведанный мир — храм — в богословии и красках. Только не предупредила, что крестик надо носить под одеждой, скрывать от посторонних взглядов. А может, и говорила, да я позабыла от нахлынувших волной впечатлений. Так с крестиком и приехала домой…
На второй день после отпуска вышла на работу. А после обеда вызывают к начальнику цеха. Вхожу и вижу секретаря и руководителя комсомольской организации. Слышу категоричное и повелевающее указание: «Снять крест!». В общем, как в фильме «Кавказская пленница»: «Комсомолка, спортсменка, красавица…», как тебе не стыдно крест носить. Не позорь себя и нашу организацию».
От неожиданности растерялась, а потом накатил гнев. Да, видно, уберег Ангел Хранитель. Сдержалась, не нагрубила. Безмолвно выслушала и сказала: «Не вы мне его дали, не вам его и снимать! Что хотите, то и делайте — выговор, лишение премии, а крест не сниму!». Развернулась и ушла, понимая, что так просто не отстанут. Худшее оправдалось. Кто-то сочувственно вздыхал, глядя на меня, кто-то советовал снять крестик «от греха подальше», а кто-то откровенно смеялся, иронизировал.
На третий день «плена» я не выдержала. Пошла к тете Наде и попросила ее отлить из металла (она работала в литейном цехе с малыми формами) «фигушку» с преувеличенно карикатурно выдававшимся вперед большим пальцем. Добрая женщина отлила ее из своей «заначки» и молчаливо протянула мне ее. Конечно, я тогда созорничала. Каюсь — не выдержала испытание крестиком. А тетя Надя не спросила, для чего и зачем мне понадобилась «фигурка». В ее представлении я была ребенком, а если ребенок попросил, невозможно отказать. А «ребенку» стукнуло девятнадцать лет. Жалела она и любила меня. Ведь в пятнадцать лет я осталась без матери на попечении двоюродной сестры Людмилы. Вот так вечером неожиданно приобрела «заветную игрушку». А утром с блестящей отполированной до зеркального блеска игрушкой на шее я с гордым, торжественным видом появилась на работе. Надо было видеть изумленные и вытянувшиеся лица моих хулителей. И опять категоричное: «Сними!». Снова поднялся шум и гам. Вмешался начальник цеха, сказал свое веское слово: «Что вы к ней пристали? Лучше думали бы больше о работе. Девчонка хорошо работает. Замечаний и нареканий нет. Честь коллектива защищает как в спорте, так и в художественной самодеятельности. А что на шее носит — это ее право. Уж лучше пусть крестик носит, чем эту гадость!». После его слов я была на седьмом небе от счастья. На этом все и успокоились. Воцарились мир и тишина. А я с удовольствием и радостью, попросив прощения у крестика, надела его, — даже не зная, крещеная или не крещеная. Но мне с ним было хорошо и спокойно. Подумалось: «Раз уж мамы у меня нет, пусть крестик меня защищает!».
Понадобились годы на переосмысление нравственных ценностей. Прошли те времена, когда люди с опаской, боясь гонений, ходили в храм. Нынче можно свободно, по желанию человека, исповедовать свою религию. А мне, сквозь время, чудится та бабушка и слышится: «Доченька, ты только верь в Бога, и в сердце утихнет боль, и все образуется. Главное — только верь. Ведь наша вера Православная самая крепкая».
Действительно, без веры — искренней и несомненной, безоговорочной — не прожить. Вера зарождается в сердце и вера в Бога необходима, прежде всего, для спасения человека в вечности. Преподобный Исаак Сирин сказал: «На всех путях, какими ходят люди в мире, не находят они мира, пока не приблизятся к надежде на Бога». И еще: «Свет ума порождает веру; вера порождает утешение надежды; надежда подкрепляет сердце».

Рис. Германа Дудичева

Татьяна Терехова
г. Трёхгорный Челябинской области
25.06.2009
Дата: 25 июня 2009
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru