Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«Аще забуду тебе, Иерусалиме!… » (Окончание)

Заметки паломницы о Святой Земле.

Окончание. Начало см.

Заметки паломницы о Святой Земле.

«И возмущаше воду»

Воды Иордана в Ярдените отливают малахитовой зеленью — то ли от низко склонившихся деревьев с густыми кронами, то ли так преломляются лучи в речной глубине. Налитая в бутылочки вода так же прозрачна, как и из других источников Святой Земли.
А в реке омываются десятки паломников в белых рубашках. Но мы хоть и переоблачились в такие же одежды, не спешим окунуться в воду. Сначала — молебен. Столпившиеся на берегу туристы наперебой фотографируют и снимают на видеокамеры, как наш протоиерей Сергий Гусельников читает молитвы, а затем и Евангелие. Но когда батюшка дошел до слов: «Ангел бо Господень на всяко лето схождаше в купель и возмущаше воду… » (Ин. 5, 4), — что началось в воде, прямо у его ног! Множество мальков замельтешили что есть сил, вода забурлила, заходила кругами… А к концу Евангельского чтения утихло и «возмущение воды». Мы с Катей не отрывая глаз смотрим на воду. Вот это чудо!…
И не единственное. Кто-то из нашей группы увидел, как на середине реки вода на несколько мгновений остановила свое течение и… понесла в обратную сторону, к Галилейскому морю, ветки и листья.
Теплая вода ласково принимает паломников, омывает истомленные жарой тела прохладой, а души — неизъяснимой благодатью.
Тем нелепее выглядит полуголый иностранец, забравшийся в Святую реку. Служитель возмущенно кричит ему: «Out! Go out!» («Вон! Уходи вон!» — англ.), мы показываем, что в Иордане можно омываться только в белых рубашках, а он все никак не может понять: да что здесь такого, почему он не может просто поплавать да позагорать, как есть?
Тури-ист…

«Добро нам есть зде быти!… »

Тихие-тихие едем после Иордана к другой святыне — горе Фавор. Не хочется ни говорить, ни даже рассматривать в окно автобуса быстро меняющиеся пейзажи. Впереди — гора Преображения Господня! Над горой прозрачной короной стоят три сияющих облачных креста. И как-то не очень уместно смотрятся рядом с ними кружащие в небесной выси парапланеристы… Даже слова гида о том, что перед нами — Пуп земли (слово Тавор или Фавор так и переводится — пуп) не вызывают большого интереса. А вообще Пуп земли находится в Иерусалиме, в Храме Гроба Господня, в Кафоликоне…
Как вдруг, словно для того чтобы встряхнуть нас, в прилепившейся у подножия горы деревеньке мы подверглись неожиданному нападению. Арабские мальчишки на ходу швырнули чем-то в стенку автобуса — как показалось, камнями, — и кинулись наутек. Водитель Эсам, что-то приговаривая сердито, заторопился следом, сообщить родителям, чтобы они как следует взгрели «террористов». А по дороге катились вовсе не камни — зеленые яблоки.
Снизу едва виднеется каменное здание греческого Православного монастыря в честь Преображения Господня. Когда похожие на наши маршрутки микроавтобусы домчат нас к вершине горы, мы увидим, какой же он величественный, с особой строгой красотой.
Паломница Татьяна тихонько рассказала о чудесном явлении, которого удостоились на Фаворе самарские паломники на Пасху 2004 года:
— Стоим мы, любуемся цветами — тогда как-то побольше цветов было здесь, в монастыре. Уже начало смеркаться. Как вдруг на совершенно безоблачном небе словно бы ниоткуда возник огромный крест! Он медленно опускался к нам, и многие из нас тогда смогли заснять это явление. Это продолжалось достаточно долго, а потом крест расплылся, будто растворился в небе…
Кто-то подзывает нас к дереву с раскидистой кроной. Тонкие, словно перистые листья, гроздья желтых плодов… — что в нем необычного?
— Да вы сюда посмотрите! — Катя показывает на сердцевину дерева. И душа обмирает: сердцевины-то и нет! Вся она не то выгорела от удара молнии, не то истлела от времени. Только кора и уходящие в глубь горы корни. И на этих-то вроде бы жалких останках — мощные ветви живого дерева!
Вот она — сила святого места!
Как же может преобразиться душа человеческая, соприкоснувшись с этой святостью!… «Добро нам есть зде быти!… » (Мк. 9, 5).
… А на обратном пути та же арабская деревенька, словно извиняясь за негостеприимных мальцов, встретила нас уже иным сюрпризом. Поперек дороги выстроились ряды стульев, с обеих сторон это импровизированное кафе огородили автомобили. Не проехать!  
У кого-то в деревне семейный праздник, не то свадьба, не то ребеночек родился, и все проезжающие просто обязаны принять в этом гулянии участие. Выходите из машин и автобусов, дорогими гостями будете!
Мы успеваем только сделать снимки — наш автобус разворачивается, поедем другой дорогой, в объезд. Эх, не погулять нам на арабских именинах!
Но это и правильно. Не годится растрачивать фаворскую благодать! Спасибо тебе, умница Эсам!

Письмо Пресвятой Богородице

Белым-белы камни Назарета. Белый храм высится над гротом Благовещения, где Пресвятой Деве Марии явился Архангел Гавриил. И на Благую весть Она ответила кротко: «Се раба Господня… »
— А ведь далеко не просто было произнести эти слова! — говорит Александр. — Вы только представьте: незамужних девиц, уличенных в блуде, забивали насмерть камнями. А как объяснить людям зачатие Младенца, если Она мужа не знает? Ведь Она и была обручена старцу Иосифу для хранения девства!… Но так велико было смирение Марии пред Волей Господа, что Она приготовилась принять все: гонения, позор, а если придется — и страшную смерть.
Спускаемся в полутемный грот, где большая икона Благовещения Пресвятой Богородицы поражает не только тонкостью письма, но и особым духом смирения. Честнейшая херувим и Славнейшая без сравнения серафим склонилась в поклоне перед Божьим Вестником. Готовая принять и исполнить Божию волю.
А возле иконочек у входа в грот вложено много-много записочек к Пречистой Деве. И — совсем незадолго до приезда нашей группы по почте пришло письмо в обычном конверте, но с необычным адресом: Израиль, Назарет, Матери Божией…
Выходит, можно и так помолиться — в простоте сердечной, в детской вере, что Матерь Божия прочтет письмо и поможет во всех невзгодах, избавит от бед, утолит печали и скорби…
Но какое дивное чудо явила Владычица в самом конце поездки одной из наших самарских паломниц!
В Гефсимании, в Гробнице Пресвятой Богородицы, после молебна и долгих молитв у Иерусалимской иконы Божией Матери женщина вдруг увидела, как у Царицы Небесной на иконе на миг в сладчайшей улыбке приоткрылись уста, будто сказали утешительное слово. Это краткое видение так ободрило скорбную душу!…

Вязанка над пропастью

— В былые времена паломники, поднимаясь на гору Искушений, сорок раз прочитывали «Отче наш», — услышали от Александра.
Попробуем и мы прочесть. Но получится ли еще подняться, ведь вздымающиеся над Иерихонской долиной горы кажутся неприступно высокими! Однако сомнения тут же развеиваются: по склону горы серпантином тянется пологая лестница из удобных для подъема каменных ступеней. Не надо быть альпинистом, чтобы взойти к монастырю Искушений! Ну а к тем, кто выглядит недостаточно крепким, то и дело подъезжают бедуины на осликах, предлагают подвезти на «такси». Проехаться ради экзотики? Но мы же не за ней сюда прилетели за тридевять земель! И мы шагаем со ступеньки на ступеньку, останавливаясь чтобы сделать еще парочку головокружительных кадров.
Невозможно представить, что кто-то поднимался (а может быть, и сейчас поднимается — если приглядеться, можно различить в горах узенькие тропинки) по этим отвесным склонам на немыслимой высоте. Но, видим, одна пещера наполовину закрыта каменной кладкой, еще кучка камней теснится рядом на крохотном уступе. И вдоль всего склона тянутся целые пласты такой вот каменной кладки. Видимо, здесь подвизались отшельники, а когда они переставали поднимать к себе корзинки со скудной пищей, братья приходили и, помолясь, замуровывали тела новопреставленных иноков прямо в их кельях-гробах…
А возле одной чернеющей отверстым входом пещеры мы с паломником Николаем углядели вязанку хвороста. Выходит, кто-то и сейчас разводит в пещере костерок, согреваясь холодными ночами, заваривает горные травы для целебного питья… Впрочем, все это не больше чем наши догадки. Так ли это — знает лишь Господь Бог! Да кружащие над горами птицы.
Вот и у Лавры Саввы Освященного горы так высоки, что захватывает дух. А в горных кручах над бурным Кедроном видны пещерки-кельи…

Пока мужская часть нашей группы во главе с батюшкой Сергием проходит в Лавру Саввы Освященного, женщины решили спуститься поближе к Кедрону. И как хорошо, что я пошла вместе с Катей! Иначе так и прошла бы мимо черной пещерки: брошенная келья, ничего в ней не осталось. А ведь в этой келье подвизалась София, родная мать преподобного Саввы! Вход для всех без исключения женщин был закрыт в Лавру, и София поселилась в пещерке, расположенной точно напротив кельи святого Саввы. Эта келья ныне отмечена большим изображением Православного креста и буквами АС — Агиос Савва. Мать и сына разделяло непроходимое ущелье.
А внизу у ревущего потока мы увидели пасущегося белого ослика. Откуда он только взялся! Будто нарочно пришел, чтобы оживить в памяти предание о том, как в этом пустынном месте — не без участия в деле Божием его дальнего-предальнего предка — появилась вода. Монахам приходилось издалека горными тропинками носить воду, и святой Савва горячо помолился Богу с просьбой извести здесь, вблизи, воду. И тут же в ответ на свои молитвы он услышал внизу непонятный шум. Глянув в ущелье, преподобный увидел, что в русле давно высохшего потока стоит дикий осел и долбит копытами каменистую почву. Ослик выкопал ямку и стал пить из нее воду. Святой Савва спустился в ущелье — и увидел на этом месте источник чистой воды…
Вот он на снимке — белый ослик у Кедрона.

В пещере Волхвов

… Тайными горными тропами уходили от Вифлеема трое молчаливых путников в восточных тюрбанах. В горах их подстерегали страшные опасности, могли напасть свирепые барсы, а из-за подвернувшегося под ногу камешка можно было сорваться со скал и полететь в пропасть.
Но они шли, таясь не столько от зверей, сколько — от людей. Ибо получили во сне откровение не возвращаться в Иерусалим к царю Ироду, который ждет известия о Родившемся Младенце только для того чтобы погубить Его.
Однажды они набрели в горах Иудейской пустыни на достаточно удобную пещеру, где провели несколько дней и ночей в молитвах и размышлениях о увиденном ими Чуде из чудес, к Которому их, мудрецов востока, привела звезда Вифлеема.
Более чем через пять столетий в пещере Волхвов поселился будущий киновиарх, основатель общежительного монастыря Феодосий, и подвизался в ней тридцать лет. А когда к нему стали приходить и селиться рядом другие монахи, он решил найти для этого такую пещеру, которую благословил бы Сам Господь. Ради этого он с молитвой прошел по всем окрестным пещерам, ожидая знака от Господа: где само собой возгорится погашенное кадило, там и надлежит быть лавре. Но ни в одной пещере не было желанного знака. С печалью возвратился он в свою келью, и тут в кадиле сам собой воскурился благоуханный ладан!
В пещере царит благая тишина. Только — молитва у многих святых мощей…
А над пещерой высится прекрасный монастырь Феодосия Великого. Здесь толпятся паломники и любопытные туристы. И с выложенной из розового мрамора стены равнодушно смотрит на них, гуляя сама по себе,  обычная домашняя кошка.

Мать Мария и Марфушенька-душенька

В Вифании нас сердечно и радушно встретила… Мария! Нет, конечно, не та, Евангельская — сестра праведного Лазаря Четверодневного и Марфы. Наша современница, монахиня Мария. Провела по Марфо-Мариинской обители, рассказала о главном, чем сегодня занимаются ее насельницы, — школе для девочек. Это и юные жительницы местного селения Аль-Азария, и приезжие. Из 347 воспитанниц только одиннадцать — Православные.
Но у всех девочек любимый фильм — наш, русский, «Морозко». В нем ведь есть Марфушенька-душенька! Очень любят ее за прекрасное имя арабские девочки!…

Поклонники Гроба Господня

Сколько раз за эту счастливую неделю мы побывали в Храме Гроба Господня — не буду и считать. Ведь это была великая милость Господня, плюс, конечно, наше собственное желание и уж конечно — добрые знакомства Валентины Петровны и Екатерины Хохловых! Но нам удалось и причаститься Святых Христовых Таин, и потрудиться в закрытом для всех остальных Храме…
— Вот теперь мы не просто паломники, а — поклонники Гроба Господня, — сказал отец Сергий.

Колокол из России

На колокольне Спасо-Вознесенского монастыря на Елеонской горе укреплен огромный многотонный колокол. Благовест!
— Когда этот колокол привезли из России на корабле «Корнилов», турецкий чиновник, от которого зависело, разрешить ли провоз Православной святыни по принадлежавшей тогда Османской империи территории, воспротивился: «Ни за что! Если только на руках пронесут… » А зря он так сказал, — усмехается Александр. — Ведь услышав этот издевательский ответ, по сути — отказ, сотня наших русских женщин прибыла в Яффу, положили два прочных бревна, связали их между собой и на эти бревна как на полозья поставили колокол. Сами впряглись вместо лошадей — и потянули на себе много верст до самой вершины Елеонской горы…
А ведь, наверное, доведись — и теперь русские верующие женщины смогли бы повторить этот многотрудный путь. Только сил у нас, нынешних, гораздо меньше.

В ночь на Вознесение

Была тайная мечта побывать и в келии преподобной Пелагии, повидать игумена Иоакима (Строгилоса). Но уже в Иерусалиме мы узнали: этой весной он скончался. Мы смогли только приложиться к стене, за которой замуровано тело подвижника наших дней, — в одном шаге от места погребения его матери, убиенной Анастасии. Но в душе остался свет от удивительных росписей, сделанных отцом Иоакимом в келии. И еще один очень емкий штрих, завершающий картину: много лет подвизавшийся на Елеонской горе, невдалеке от места Вознесения Господня, отец Иоаким именно в ночь на Вознесение вознес свою душу ко Господу…

«Уклонися от зла»

В Яффе, в монастыре Святого Апостола Петра и праведной Тавифы,  свел нас Господь с Наталией — бывшей нашей соотечественницей. Теперь она с детками уже несколько лет живет у самого Средиземного моря. В Яффе живет, в Библейской Иоппии, из которой уезжал в свое плаванье-бегство пророк Иона… Приглашала Наталья и нас в гости — искупаться в море: «Волны сегодня не сильные, купаться — благодать!», — да времени на это у самарцев совсем уже не осталось.
— Как же так получилось, что ты поселилась на такой благодатной земле? Хотя и жаль, конечно, что тебе пришлось покинуть нашу Родину… — говорим Наталии.
— Да так как-то попросту все вышло… Не сделала аборт, когда чуть не все считали это самым благоразумным в моей ситуации, вот и приютила нас с детками Матерь Божия на Святой Земле… А Родину я не покинула. Часто бываю в русском Горненском монастыре, трудницей помогаю в нашем монастыре Святой Тавифы… И в Россию часто езжу. Этими днями собираюсь в Москву вместе со знакомыми монахинями.
Все просто, как в 33-м псалме Давидовом: «Уклонися от зла и сотвори благо… »

«Как теперь буду жить?!»

Девятилетний Миша Гусельников взял микрофон:
— А сейчас я спою вам свою песню. Вот послушайте:
— Там — там! — за высокими горами,
За глубокими морями,
Там живет моя душа!…

И не удержался, тихонько-тихонько всхлипнул. Еще не уехал со Святой Земли — а уже так не хочется расставаться!
Миша, маленький алтарник нашего Кирилло-Мефодиевского собора, был в этой поездке верным помощником своего отца. И на Гробе Господнем вместе с батюшкой читал записки — не только наши, но и те, что привез с собой протоиерей Сергий.
Хорошо молиться на Святой Земле!
… Три часа: это уже утро или еще ночь? В этот ранний час мы покидали отель — и Израиль. Ведь аэропорт — это уже нечто иное, как будто и не имеющее отношения к Святой Земле. Очереди к таможенникам, ответы на дежурные вопросы… Взлет…
Мы возвращались другими. Даже те, кто уже не раз побывал в благословенных Евангельских местах, в чем-то изменились. Что и говорить о нас, новичках…
— Я теперь совсем по-другому стала читать Евангелие, — задумчиво сказала Тамара. — Все воспринимается уже иначе, гораздо глубже. Не просто узнаю места, где сама побывала, но словно сердцем переживаю описанные события…
А один из наших паломников-мужчин, рассказали, плакал навзрыд: «Как же я теперь буду жить?!»
Да ведь и мою душу так же жжет этот вопрос: как же теперь жить — дальше? Неужели — в прежней круговерти суеты, недоделанных дел, недописанных статей, неотправленных писем?
Или — то срываясь и падая, то как-то все-таки ковыляя, стараться восходить в Иерусалим?…

На снимках: колонна бичевания в Храме Гроба Господня; протоиерей Сергий Гусельников с сыном Мишей омываются в Иордане; в горах у Лавры Саввы Освященного видна пещера, в которой молился преподобный Савва; в Вифании подвизается монахиня с Евангельским именем — Мария…

Ольга Ларькина
Фото автора

Узнать о программе Самарской службы «Паломник» вы можете по тел.: (846) 336-84-30 и 249-40-22, Екатерина Викторовна, и на сайтеwww.sampalomnik.ru


29.10.2009
1660
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
24
6 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru