Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Знамение времени

"Малое стадо" может многое изменить…"

Санкт-Петербург в наши дни становится, к сожалению, "столицей" российского сектантства, а питерский священник Валериан Жиряков возглавляет "Центр" по борьбе с ним…


Северная столица России, Санкт-Петербург, в наши дни становится, к сожалению, еще и "столицей" российского сектантства. Здесь и экзотические пришельцы с Востока, и внешне вполне респектабельные миссионеры с Запада чувствуют себя почти как дома. Вот почему особую актуальность в городе на Неве приобретает проблема противостояния тоталитарным культам. Наш собеседник, настоятель храма во имя иконы Божией Матери "Взыскание погибших" в поселке Невская Дубровка под Петербургом иерей Валериан Жиряков возглавляет информационно-аналитический центр по вопросам деструктивных организаций и культов при Православном радио Санкт-Петербурга.

—  С 1994 годя я служил в Крестовоздвиженском соборе Санкт-Петербурга, — вспоминает священник Валериан Жиряков.— Собор этот — казачий, а так как казаку положено защищать родину, мы и стали понемногу заниматься антисектантской деятельностью. Там я познакомился с руководителем регионального центра по борьбе с тоталитарными культами Нинелью Константиновной Русских. Стали работать вместе. Когда меня рукоположили в священника, я оказался на перепутье: заниматься ли только приходскими делами в Невской Дубровке, или же продолжить работу по деструктивным культам. Я долго находился в таких размышлениях. И вот однажды решил сходить на могилку Митрополита Иоанна: поплакал там немножко, что вот, мол, не знаю, что делать, Владыка, мне неразумному подскажи… А потом отошел я от могилки и столкнулся с главным редактором "Православного радио" Василием Ивановичем Стамовым прямо в дверях одной квартиры (он там был первый раз, и я тоже нечасто там бывал). И он сразу предложил мне возглавить на радио антисектантскую работу, объединить тех людей, кто в нашем городе порознь занимается борьбой с сектами. Я сразу же согласился.
— Что в первую очередь привлекло вас в таком тяжелом "послушании"?
— Большая часть русского народа пока еще относится к тоталитарным сектам так, как они того и заслуживают — как к несомненному злу. И само это зло, которое имеется в нашем обществе, нужно попробовать обратить в добро: если мы сумеем показать людям тот вред, который приносят сектанты, раскрыть идущую от них угрозу для духовного здоровья нации, —  просвещая людей, мы сможем многих обратить в нашу Православную веру…
Когда я только начинал в казачьем храме этим заниматься, то мы и действовали иногда "по-казачьи": переворачивали витрины, сектантские плакаты срывали… Но сейчас-то я понимаю, что противостоять сектам можно только в духе кротости и смирения, как Господь сказал: "Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем…" Так и надо действовать. Даже если мы принимаем какие-то жесткие решения, духа кротости и смирения мы терять не должны. А если мы его потеряем —  все наши усилия окажутся безполезны…
— Как вы считаете, сектанты в борьбе с Православием едины? Они управляются из одного центра?
—  "Центр" тоталитарных сект находится в преисподней. И это "темное воинство" действует согласованно. Вот примеры. Сектанты самых разный мастей постоянно собираются в Доме журналиста (!), устраивают "круглые столы", обсуждают с "правозащитниками", как им лучше защитить свои права… Там часто звучит суровая критика Православной Церкви, которая им "мешает свободно развиваться", "свободно мыслить" и т.д. Нинель Константиновна Русских в качестве консультанта участвовала в процессе против "Свидетелей Иеговы" в Москве. Она рассказывала, что в ход процесса вмешивалась лично госсекретарь США Мадлен Олбрайт…
— Что объединяет по структуре различные "тоталитарные" секты?
— Все деструктивные культы похожи друг на друга. Их общие черты — одержимость, зомбированность… Зомбированные люди не в состоянии выстроить какую-то сложную структуру и тем более в этой структуре слаженно взаимодействовать. И только те, кто имеет более высокие степени посвящения в их иерархии, понимают, что они делают. Основная же масса рядовых членов секты контролируема полностью. Живет по приказу, ее можно повернуть в любую сторону… Еще Гитлер писал, что в России нужно поощрять сектантство и пусть в каждой деревне будет свой "бог", чтобы все враждовали, разделившись по религиозному признаку… Так и происходит сейчас у нас: в пространстве больших городов появляются как раз вот такие "деревни", со своей особой верой, несущие чуждый для России дух…
— Начинают ли люди постепенно пробуждаться, понимать, что Православие — наши традиции, корни, наши прошлое и будущее?
—  Осознание этого чаще всего просыпается у людей тогда, когда они попадают в беду. Ведь к нам в центр приходят в основном люди, которые не сами пострадали от сект (попавшему в секту очень трудно оттуда выбраться), а приходят их родственники, друзья, которые не знают, куда обратиться за помощью в такой ситуации. И наша первая цель — это воцерковление людей, чтобы они начали понимать духовный смысл происходящего с ними и их близкими. Нужно, чтобы они осознали и свой грех в том, что их дети попали в секту, а они это допустили. Православная катехизация — это главная задача, которую наш центр перед собою ставит. Ведь если бы русские люди хорошо знали свою Православную веру, то никого и не нужно было бы "вытаскивать" из тоталитарных сект…
—  Может быть, мы сами отчасти виноваты в наплыве сектантов? И на их миссионерство нужно отвечать не менее активно нашей Православной миссией?
— Да, сектанты активно проповедуют свои взгляды. Но их методы для нас неприемлемы. В Русской Церкви довольно долго не было даже самого понятия "миссионерство". Как у нас миссионерство развивалось? Селились русские люди на новой земле. Строили церковь, молились, хозяйствовали. Люди приходили к ним, чувствовали благодать Святого Духа и там оставались. Начинали ходить в церковь, принимали крещение. Это и было наше миссионерство. Настоящая вера-то наша, русская — она ведь в глубине сердца совершается… Сектанты же наоборот — очень настойчивы в своих притязаниях на людские души… Их активность — от одержимости бесами, с которым они не могут справиться. Ведь бесам не нравится, когда люди находятся вне сферы их влияния. Вот враг и гонит этих несчастных, одержимых людей на свое "миссионерство". Иной раз сектанты и сами не понимают, что они делают. Вот эти женщины, которых вытаскивают в качестве "десанта" ходить агитировать по квартирам — на сознательном уровне они полагают, что делают это ради своей общины. А на самом деле они просто выполняют бесовскую волю… В душе человека поселяется или благодать Святого духа, или энергия бесовская — одно из двух.
— Можете ли вы назвать в современной России какие-то "группы риска" —  те категории людей, которые в первую очередь подвержены влиянию проповедников деструктивных, подчас нигде не зарегистрированных культов?
— Нет, не назову. Но чаще всего в секту попадают люди пожилые и молодые. В пожилом возрасте человек отходит от мирских дел, начинает вести какой-то духовный поиск, многие приходят в Православную Церковь, но значительный процент их попадает в различные секты. Молодежь попадается на простом любопытстве, мобильности… Сектанты сейчас работают во всех направлениях. Есть религиозные организации на любой вкус: для более образованных, "наукообразных" свои духовные услуги предлагает дианетика. Творческую, ищущую молодежь в вузах завлекают муниты. Для более чувствительных — Виссарион и прочие.
— И как же вам удается бороться с такой армией сектантов?
— Мы не боремся, мы смиренно плачем о своих грехах… С ними своими силами безполезно бороться, только Господь может их рассеять… А мы — как мы боремся? Немощны мы, чтобы бороться… И наша борьба только из немощи может проистекать. Я много раз был свидетелем того, как человек немощный, слабый, недостаточно образованный для этой борьбы, все же вступал в нее — и тут начинали происходить настоящие чудеса: Сам Господь в эту борьбу вмешивался и чудесным образом все изменял. И тогда была одержана маленькая, но наша победа…
— Известны ли вам случаи, когда человек сам, без чьей-либо помощи покинул тоталитарный культ?
— Один мой знакомый сумел уйти из секты, хотя уже довольно высоко поднялся в их "иерархии" — пять лет учился в Америке в этой системе. Он ушел из этой системы, когда увидел, что у них в глазах только одно — деньги. Любым путем делать деньги, добиваться успеха — это, конечно, чаще всего главная цель цель их руководителей…
— Какой вам видится современная Православная миссия?
— Конечно, начать надо с себя. Нужно духовно созреть для миссионерства. Ведь, как пишут Святые Отцы, 12 лет человек проходит глубокую, полную катехизацию (св. Кирилл Иерусалимский об этом говорит). По этим понятиям мы все еще новоначальные, еще в Церковь едва-едва вошли. Нам нужно осознать свою немощь, свою греховность… И тем не менее не будет нам оправданий, если мы скажем, что не готовы к противостоянию силам зла. Да, враги сильны, объединены, организованы, им помогают из-за границы… Но почему же мы не можем делать хотя бы то, что нам по силам? Ведь мы можем на некоторое время отложить свои мирские попечения и сделать хоть что-то, хоть немного, но непременно каждый день — для Церкви, для Родины, для своих ближних… Ведь идет битва за Россию, и мы, Православные, в этой битве находимся в передовом отряде. Ведь мы воины Христовы! Старайтесь каждый день что-то делать во славу Божию! Хотя бы раз в день с кем-то поговорите о вере, кого-то предостерегите от очевидной опасности, от ошибок, помолитесь со всеми вместе, дайте нуждающемуся духовную книгу — вот, собственно говоря, и весь тот минимум, который от каждого требуется…
Если мы будем стоять все вместе, то эта молитва малого стада — она будет Господом услышана. Вот пример: даже в церковной среде до сих пор нет единства мнений по поводу Царской Семьи. И что тогда говорить про светских людей, многие из которых продолжают кощунственно говорить про Царственных Мучеников? Споры и сейчас не утихают. Но акт прославления Царской Семьи как святых все равно состоялся! Это произошло благодаря волевому, целенаправленному молитвенному усилию вот этого самого малого стада христиан! И это малое стадо — оно может очень многое изменить… но вот это волевое усилие мы обязаны совершить сами!

Ксения Смирнова
16.03.2001
Дата: 16 марта 2001
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru