Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Знамение времени

Суженый-ряженый

Повесть-предупреждение о том, как интерес к тайному, запретному может открыть двери в реальный мир силам тьмы. Продолжение.


Продолжение. Начало см.

***
Света со страхом думала о наступлении ночи. Но собака не появилась ни сегодня, ни завтра. «Наверное, весь этот кошмар позади!» — решила она.
Они встречались каждый день — Света, Макс, Таня и Алекс. Вместе гуляли, ходили в кафе, даже учили уроки у Светы дома. Все было замечательно, только Света скучала по отцу. Он еще до Нового года уехал в командировку в Италию. И вот-вот должен был вернуться.
— Папочка, привет! — Света бросилась на шею отца. — Тебя так долго не было! Мы с мамой все глаза в окна проглядели!
— Было ли у тебя время у окна сидеть? — возразила мама. — Лучше расскажи отцу о своем новом друге.
— Мама, не торопи события!
— Новый друг? Почему ты не привела его познакомиться?
— Папа, мы все еще успеем! Как ты съездил?
Они сидели за столом под желтым абажуром. Мама приготовила свой фирменный ужин — запеченную в духовке курочку. Папа рассказывал о своей поездке, о чудесной стране и новых знакомствах.
— Надо же, совсем забыл! Я тебе, Светик, кое-что привез.
— Еще один подарок?
Папин багаж с подарками занял полкомнаты. Света еще не все успела как следует рассмотреть. Но тут отец достал из своего делового кожаного портфеля нечто, завернутое в белоснежную ткань. Внутри оказался Православный серебряный крест величиной примерно с ладонь, инкрустированный маленькими разноцветными камнями.
— Не нужно быть ювелиром, чтобы догадаться, что это стоит кучу денег! Папа, зачем ты так потратился? Хотя, конечно, вещь замечательная. Спасибо!
— Светик, ты не поверишь, этот крест мне ничего не стоил. В материальном плане. Со мною кое-что произошло под городом Бари… Кстати, там в одном из храмов хранятся мощи знаменитого на весь мир святого — Николая Чудотворца. Так вот — под городом Бари, куда нас возили на экскурсию в выходной день, случилась авария. Автобус, который ехал впереди нас, столкнулся с каким-то легковым автомобилем. Потом оказалось, что водитель машины был пьян. А автобус перевернулся. Мы, конечно, остановились, стали помогать людям выбираться наружу. Одна пожилая женщина была в отчаянии — ее внук оказался прижат и не мог освободить пораненную ногу. Он истекал кровью и громко плакал. Мне пришлось залезть в перевернутый автобус и вытащить мальчика. К счастью, удалось быстро выломать сиденье, которое ему мешало. А потом я остановил кровь, сделав жгут из носового платка. Мальчугану стало легче, он даже улыбнулся мне. Позже приехала служба спасения и высоко оценила мою работу. Да, а бабушка меня долго благодарила, расцеловала в обе щеки и вручила этот крест. И так многозначительно сказала: «Это для твоей дочки. Этот крест в войну привез из-под Сталинграда мой отец, он, к сожалению, воевал с вами, русскими, на Восточном фронте — и хорошо, что теперь он вернется в Россию».
— Вот это история! Ты специально ее оставил на закуску? — мама с восхищением смотрела на папу.
— Какая закуска! У меня еще море историй! — папа обнял маму и закружил по комнате.
Света же внимательно изучала крест, разглядывая его со всех сторон.
— Ты успел этой бабушке и обо мне рассказать? — поинтересовалась она.
— В том-то и дело, что я о тебе ничего не говорил. Это и удивило меня. Но не было времени выяснять, почему она догадалась, что у меня есть дочь.
Света решила рассмотреть крест через лупу у себя в комнате. На обратной стороне она заметила надпись: «Сила Животворящего Креста да пребудет с тобой и оградит тебя от всякой нечисти».

***
Весна ворвалась в их город с ватагой птичьих стай, ярким солнцем и первыми цветами, которые принес Свете Макс. Они по-прежнему были вместе, только теперь чаще оставались одни без Тани и Алекса. И хотя Света и Макс не говорили о своих чувствах, всем было понятно, что это не просто дружба.
В субботу вечером они пошли в луна-парк. И там, на особо страшном спуске аттракциона «Американские горки», когда у Светы перехватило дыхание, Макс неожиданно ее поцеловал прямо в губы! Это был первый их поцелуй. В тот вечер он провожал ее домой особенно долго.

***
Макс улыбался и бежал ей навстречу. «Я люблю его!» — думала Света. Он раскинул руки, чтобы обнять ее… Откуда взялась эта собака? Большая, черная, похожая на дога или ротвейлера. Она бросилась наперерез, злобно оскалив массивные клыки. Прыгнула прямо на Макса, он упал… Через мгновение собака огромными прыжками неслась в сторону Светы. Она не видела больше Макса. Его нигде не было. Быстро темнело. Света словно окаменела и не могла пошевелиться. «Сейчас эта огромная злобная тварь вцепится в мое горло!» — все, что успела подумать она. И тут — резкий толчок в грудь.
Света проснулась. В комнате было темно. Часы в гостиной пробили пять раз. Где-то вдали запели петухи.

***
— Макс погиб…
Алекс, казалось, не понимал, что говорит. Только вчера вчетвером они ходили в парк, ели мороженое и сладкую вату. А сейчас он стоит, безпомощно опустив руки, не веря смыслу сказанных слов.
Свете уже звонила Таня, и она рассказала, что Макса сбила машина. Он умер в реанимации, так и не приходя в сознание. Водитель грузовика клятвенно убеждал всех, что ему прямо на лобовое стекло бросилась большая черная собака, он машинально крутанул руль, чтобы от нее увернуться, и сбил парня, которого даже не заметил.

***
После похорон Макса Света плохо воспринимала реальность. К счастью, ни мама, ни папа не приставали с разговорами, потому что любое слово давалось ей с трудом.
Света больше не видела собаку ни во сне, ни наяву, но чувствовала ее невидимое присутствие. А по утрам просыпалась в холодном поту от приснившихся кошмаров, в которых Макс то падал в пропасть, протягивая ей руку и моля о помощи, то его уносил грязный и мутный поток.
С Алексом Света не разговаривала со дня похорон. Казалось, что он даже избегает встреч с нею. Поэтому она очень удивилась, когда он пришел к ней поздним вечером.
— Я должен тебе все рассказать. Это касается меня, тебя и Макса.
Алекс был очень взволнован, бледен.
— Что случилось? Да ты садись. Тебя же просто колотит! Ты болен или замерз?
Света усадила Алекса и хотела спуститься вниз за чаем, но он ее остановил и попросил присесть рядом.
— Только ты не удивляйся и не думай, что я сошел с ума, хотя это и не исключено. Прошу тебя, выслушай меня до конца, не перебивай…
Он перевел дыхание.
— Ты знаешь, что мы с Максом йогой увлекались, медитировали? Макс достиг эффекта полного транса, он мог покидать тело. Я даже испугался один раз ночью, подумав, что он умер. А он сказал, что летал к тебе посмотреть, как ты спишь. Ему не понравилась страшная черная собака, которая сидела у твоего окна. Он знал, что у тебя нет такой собаки, похожей на дога. И он не на шутку испугался за тебя. А мне сказал, что должен тебя защитить. Ты же давно ему нравилась. И тогда в школе он думал, как поговорить с тобой, и нарочно столкнулся… А потом та девушка в кофейне говорила про то, что ты неправильно гадала, что кто-то хочет смерти и получит ее. Тогда Макс пошел к тетке какой-то типа экстрасенса или целительницы, а может, и гадалке. Она сказала, что ты во всем виновата и ему надо держаться от тебя подальше. Он не поверил, он говорил, что любит тебя… Потом мы все вместе пошли в луна-парк. А потом он погиб! Эта собака его убила! Откуда она взялась? Ты это знаешь? Почему все говорят, что ты виновата?
Алекс, такой широкоплечий, крепкий парень, сейчас был похож на ребенка, который вот-вот заплачет. А Света не смогла сдержать слез, вспоминая Макса.
— Если я во всем виновата, то почему ты пришел ко мне?
— Я не знаю, что происходит?! Эта собака теперь преследует меня! Это кто-то ужасный в собачьем обличье. Ты знаешь, кто это? Что мне делать? Мне кажется, что я следующий. Что ты натворила?
— Какая теперь уже разница? Я гадала по книге, которую мне дала Таня. Она называется «Магия и колдовство». Там куча всяких заклинаний. Я про суженого-ряженого гадала. Со свечой и зеркалом. Как глупо! Я смотрела в зеркало и видела Макса и тебя. За вами шла собака, я испугалась и закрыла глаза, а это делать было нельзя. Зеркало разбилось, и мне показалось, что ко мне в комнату каким-то невероятным образом попала собака из зеркала. И я не знаю, что делать дальше. Потому что теперь что-то происходит.
— Послушай, должен же быть какой-то выход?
— В смысле — обратный ход?
— Ну да! В той книге было что-то написано?
— Только то, что надо сказать: «Чур меня!», если возникнет что-то необычное. И все должно было исчезнуть. Я это сказала, но собака не исчезла. И тогда… Я знаю! Меня иконка спасла, которую я под подушку спрятала! Я же теперь только с нею в руках засыпаю.
— Дай мне ее!
— А как же я?
Мама позвала:
— Идите пить чай!
— Спасибо, я ухожу.
Алекс спустился вниз и вышел в ночь. Только тут Света заметила, что он унес иконку.
— Мама, а у нас есть иконы?
— Да, у меня в шкафу. Бабушкины. А где твой крест, который папа привез из Италии?
— Я не могу его найти. Можно посмотреть бабушкины иконы?
— Конечно, смотри.
В мамином шкафу за стеклом стоял внушительных размеров образ Богородицы с Младенцем. Несколько ликов святых, их имен Света прочесть не смогла. Маленькая иконка в простой деревянной рамочке как будто сама попросилась в руки. На ней был изображен красивый седой старик. Он смотрел на Свету с добротой и в то же время строгостью. Она повернула иконку обратной стороной и прочла: «Святой Угодниче Божий Николае, моли Бога обо мне грешней!»
— Это Николай Чудотворец, — сказала мама, когда Света показала ей образок. — Любимый бабушкин святой. Она очень дорожила этой иконой.
— Можно, я возьму ее к себе в комнату?
— Конечно! Бабушка была бы только рада. Вот ты бы еще и в церковь сходила. А там и я бы с тобой…
Но Света уже не слышала маму, поднимаясь по лестнице. Перед сном она крепко прижала икону к груди, прочла слова, написанные на обратной стороне, и уснула. В эту ночь она не видела снов.

***
Когда Света шла в школу, она заметила… Макса. Наверное, это был парень, очень на него похожий. Он шел немного впереди, потом быстро оглянулся и свернул за угол. Первой мыслью было догнать его. Но она не смогла сдвинуться с места.
На следующее утро Света поставила перед собой иконку Николая Чудотворца и стала горячо молиться: «Святой Николай, помоги! Помоги Максу, он же из-за моей глупости погиб!..»
Вдруг взгляд ее упал на какую-то бумажку, белеющую под окном. Странно: только что она ничего такого здесь не видела. Нагнувшись, Света подняла тетрадный листок в клеточку. На нем торопливым почерком были выведены слова:
«Мне нужна помощь! Срочно! Молитесь… Прогоните собаку! Света, ты в опасности! Найди отца Василия. Он поможет».
Ее словно ударили по голове. Она с отрешенным лицом вышла из дома и пошла мимо школы в сторону автобусной остановки.

***
«Господи! Что же делать? Бедняжка Макс, ему и ТАМ нет покоя. Где же искать отца Василия?» Мысли путались, цеплялись одна за другую. Дико болела голова. И тут она снова увидела Макса. Он стоял на другой стороне улицы и махал рукой. Света, как под гипнозом, пошла прямо на проезжую часть, не замечая потока машин. Заскрипели тормоза. Неизвестно откуда появившийся старик буквально вытащил Свету из-под колес черного джипа.
— Эй, голубушка, что же ты творишь?
На нее смотрели добрые и строгие глаза, показавшиеся очень знакомыми.
— Там Макс…
— Нет, это не он. Ты же знаешь, что его ЗДЕСЬ больше нет. А тебе вот что нужно.
И он протянул Свете маленький деревянный крестик на белой нитке.
— Надень и спрячь под одежду. Негоже Православному человеку без креста ходить.
Света как будто вышла из оцепенения. Быстро надела крестик, как сказал незнакомец.
— Умница. Ты, видно, в церковь собралась? В Черемушки поезжай. Храм Преображения Господня. Да, туда, к отцу Василию. Поговори с ним… А вот и твой автобус!
Света лишь на мгновение повернула голову в сторону подъехавшего автобуса, а потом назад, чтобы поблагодарить старика… Но его уже не было.

***
Она никогда не думала, что в церкви ТАК хорошо. Света осторожно ступала по каменному полу. Терпкий запах ладана показался ей самым лучшим ароматом на свете. Иконы в золотых окладах, свечи, лампады… и покой в душе. Хор откуда-то сверху пел молитву. Света, не зная слов, стала тихонько подпевать. Людей было немного — будний день. Все они усердно молились. Многие стояли на коленях. Света тоже захотела встать на колени. Удивительно, но пол не был холодным. Наоборот, от него веяло теплом, когда она коснулась лбом каменной плиты.
«Господи! Помилуй меня! Спаси!» — Она заплакала, вспоминая Макса, чувствуя свою безпомощность и одиночество.
Вышел батюшка, пожилой, высокий. Громким бархатистым голосом закончил службу, благословив всех. Света в общем потоке прихожан подошла к иконе, лежавшей на возвышении в центре храма. И замерла от неожиданности. На нее смотрел седовласый старик, который сегодня спас ее и подарил крестик. И такая же маленькая иконка теперь стоит у нее дома на столе! Как же она не поняла сразу! Но разве такое может быть?
«Николай Чудотворец! Спасибо тебе!» — прошептала Света и коснулась губами стекла, закрывавшего образ. Оказалось, что она последняя подошла к батюшке, чтобы поцеловать крест, как это делали остальные.
— Простите, отец Василий, — она не сомневалась, что это именно он, — можно мне с вами поговорить?
— Идем, чадо. Расскажешь, что стряслось. — Добрая улыбка рассеяла последние сомнения.

***
— Что же теперь делать, батюшка? — спросила Света, рассказав о том, что произошло с нею с той злополучной ночи.
— Да, чадо… Заварила ты кашу недобрую. Гадание — это отступление от Господа, это общение с бесами. Вот один из них и пришел в собачьем образе. А ты перед ним беззащитна — сама ведь его позвала. А будущее не надо торопить — оно и так придет. И каким оно будет — от самого человека зависит.
— Это из-за меня погиб Максим? — наконец задала вопрос, который тяготил ее больше всего.
— Нет, он сам выбрал свой путь, занявшись медитацией. Это очень опасно для души человеческой. Это его и погубило. Люди стремятся попасть за грань, не думая об опасности, которая их там подстерегает. А то и зная о ней, все равно идут напролом. А ведь по минному полю идут. Нельзя человеку знать и уметь больше того, что дал ему Господь. Не надо стремиться «познать себя», как это делают увлеченные йогой, не надо искать в себе какие-то экстрасенсорные способности. Не от Бога это все!
— Можно ли ему помочь обрести покой ТАМ?
— Да, Господь всемилостив. Будем молиться. Без монастырской молитвы, конечно, не обойтись. Но и нам с тобой потрудиться придется.
— Я готова! Что нужно сделать?
— Прежде всего — исповедаться и причаститься. Осудить грехи свои и раскаяться в них искренне. Дом ваш обязательно освятить надо. А после будешь Псалтирь читать по новопреставленному Максиму.

***
В три часа приехал отец Василий. К счастью, к предложению Светы освятить дом мама отнеслась с редкостной готовностью. И сейчас быстро выполняла поручения батюшки, расставляя все необходимое для обряда.
Начал отец Василий с нижнего этажа. Он читал молитвы, Света и мама крестились. В каждой комнате горели свечи. Батюшка приклеивал к стенам специальные наклейки с изображением креста.
Все поднимались по лестнице на второй этаж, когда послышался звон бьющегося стекла.
— Это в моей комнате, — испуганно сказала Света.
Дверь сразу открыть не удалось, хотя она хорошо помнила, что не запирала ее.
— Попробуй еще раз, — батюшка окропил дверь святой водой и перекрестил ее.
Света снова повернула ручку и, к ее удивлению, дверь открылась. В комнате все было перевернуто вверх дном, а окно в сад — разбито вдребезги.
— Я же сегодня все прибрала, — только и смогла вымолвить Света.
А мама просто стояла с раскрытым ртом.
Батюшка несколько раз перекрестился и продолжил свое дело.
— Теперь надо окропить весь двор. А еще нужно убрать из дома все книги о гадании, предсказаниях и тому подобном.
— А что с ними сделать?
— Лучше, конечно, сжечь. И не забывайте, что вам нужно подготовиться к исповеди.
— Как груз с сердца упал, — сказала мама, когда отец Василий уехал. — А как так случилось, что у тебя в комнате такой кавардак и окно разбито?
— Ты не поверишь, если я тебе расскажу.
— Думаю, что я теперь всему поверю…

***
Как же легко спится в освященном доме! Это чувствуется гораздо сильнее после тревожных ночей. Света знала, что собака больше никогда не войдет в ее комнату и ее дом. Но тревога все равно не покидала ее, когда она была в школе или на улице. Ощущая чье-то невидимое присутствие, Света тут же прижимала руку к груди, где был деревянный крестик на белой нитке.
После исповеди и Причастия батюшка благословил Свету на чтение Псалтири по новопреставленному Максиму. Она никогда и не думала, что это так трудно! Особенно в первый вечер. Глаза закрывались, усталость наваливалась тяжелым грузом на плечи.
— Духовный подвиг нелегок. И сейчас ты не только облегчаешь участь Максима, но и спасаешь свою душу. Ведь когда мы молимся за усопших, то есть надежда, что и по нашей смерти найдутся люди, которые помолятся о нас.
До сороковин Максима Света успела прочесть только три кафизмы.

***
— Я ухожу, — сказал Макс. — Прости меня.
— Нет! Я прошу — останься!
— Не могу. Мне пора. Алекс о тебе позаботится.
— Макс!
Но он словно растаял в серой дымке. Худой, изможденный. От жалости и безсилия Света зарыдала.
Она проснулась от собственных всхлипов.
«Он ушел! Навсегда!»

***
Света пыталась поговорить с его мамой. Но она, казалось, не понимала ее слов. У Светы были кое-какие сбережения, и она сама отправила денежные переводы — пожертвования в три монастыря, где читалась Неусыпаемая Псалтирь. Это значит, что теперь молитва о душе Максима шла круглосуточно.
И ей самой уже гораздо легче давалась каждая новая кафизма.

***
— Алекс исчез! — громким шепотом сообщила Таня, когда, опоздав на урок, она плюхнулась рядом со Светой.
— Когда?
— Пять дней назад. И ничего никому не сообщил. Родители звонили и спрашивали, не говорил ли он мне, что собирается уехать или уйти. Уже и в милицию сообщили.
— Может, он у кого-то из друзей?
— Да нет у него друзей. Он только с Максом дружил. А после его гибели у Алекса будто крышу снесло.
Поздно ночью Свету разбудил телефонный звонок. Мама была на дежурстве, и Света спала в гостиной на диване, чтобы быть поближе к родительской спальне, потому что папа немного приболел. Одним прыжком Света оказалась у телефона и сняла трубку.
— Это Алекс. Извини, что так поздно. Можешь ли ты позвонить моим родителям и сказать, что со мною все в порядке?
— Где ты?
— Я не могу пока об этом говорить. Но я в хорошем и надежном месте. Не безпокойся обо мне и попробуй успокоить моих родителей. Пожалуйста!
— Как ты себе это представляешь? Ты что, сам им не можешь позвонить?
— Будет слишком много вопросов. А я еще не готов на них отвечать.
— Что за бред? Если не скажешь, где ты, то я не буду звонить твоим родителям… — только и успела сказать Света, перед тем как в трубке послышались короткие гудки.
Ей пришлось среди ночи звонить Алексу домой. Показалось, что его мама стояла у телефона и ждала ее звонка, потому что мгновенно ответила после первого же вызова. Она, захлебываясь словами, благодарила Свету за добрые вести. А потом неожиданно спросила:
— А Санечка случайно не у тебя?
— Да что вы!
— Извини, я подумала, а вдруг… Мы поссорились немного, и он ушел. Может, назло мне решил не объявляться. Ладно, прости. Спасибо тебе! Спокойной ночи!
Да уж, какой теперь спокойной ночи! Света долго не могла сомкнуть глаз, думая, где же сейчас Алекс…

Рис. Германа Дудичева

Окончание следует.

Ирина Бганцева
г. Новокубанск Краснодарского края
12.10.2007
842
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru