Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Вершина Святителя Стефана Пермского

В гостях у газеты «Благовест» побывали сотрудники старейшего Православного издания Севера России газеты «Вера-Эском» из Сыктывкара.


Сотрудники редакций газет  «Благовест» и «Вера-Эском» возле самарского Крестовоздвиженского храма.
В гостях у газеты «Благовест» побывали сотрудники старейшего Православного издания Севера России газеты «Вера-Эском» из Сыктывкара.

Газета «Вера-Эском» выходит с 1990 года и имеет около 6 тысяч подписчиков. В этом году у наших коллег юбилей: газете «Вера» исполняется двадцать лет. И вот в канун этой даты Самару посетили редактор газеты «Вера» Игорь Владимирович Иванов, заместитель редактора Михаил Витальевич Сизов, а также корреспондент Владимир Донарович Григорян. Как-то незаметно чаепитие в редакции «Благовеста» перешло в круглый стол, где каждый его участник делился своими переживаниями и впечатлениями, мыслями и опытом… Ведь все они, а также редактор газеты «Благовест» Антон Евгеньевич Жоголев - не только коллеги на ниве Православной журналистике, но и давние студенческие друзья. Вместе учились они в Санкт-Петербургском государственном университете на факультете журналистики. И вот - встреча спустя два десятилетия…

Два юбилея рядом

Антон Жоголев, редактор газеты «Благовест»: В этом году двадцать лет исполняется газете «Вера», в следующем году исполнится двадцать лет газете «Благовест». Эти юбилеи связаны между собой. Ведь наши газеты начинались в связке. Не будь у меня друзей из «Веры», я вряд ли бы решился повторить их первый опыт у нас в Самаре… Расскажите, как начиналась ваша газета?
Игорь Иванов, редактор газеты «Вера-Эском»: Наше государство, как ты помнишь, в ту эпоху самого начала девяностых годов было государством очень неопределенных идеологических установок. Оно пока не знало, каким оно хочет само стать, чего ждет от общества. Много было сделано неверных движений, а много странных и неожиданных, но в то же время полезных движений. Одним из таких неожиданных поступков стало создание у нас в Коми республике религиозной газеты. По-видимому, была идея как-то развивать и может быть контролировать эту сферу жизни. Были же раньше отраслевые газеты? Газета строительная освещала и как-то контролировала сферу строительства, газета профсоюзов - профсоюзы. Наверное, по этому же примеру решили создать и религиозную газету. И открыли газету «Вера». Правда, чем ее наполнить - не знали. Единственное, что могли предложить - печатать похоронные объявления и этим… зарабатывать. Пару месяцев газета просуществовала таким вот странным образом, и стало понятно, что нужно все-таки найти людей, которым религиозная тематика интересна, которые смогут не только похоронные объявления печатать, но и писать на духовные темы. Так нашлись мы.
С чего начиналась наша редакция? С «вечери» в библиотечной комнате иеромонаха Трифона (Плотникова) (ныне Архимандрита, до недавних пор настоятеля Антониево-Сийского монастыря Архангельской епархии), с благословения старца Архимандрита Кирилла в Троице-Сергиевой Лавре…
Антон Жоголев: Расскажи подробнее об отце Трифоне…

Редактор газеты «Вера» Игорь Иванов.
Игорь Иванов: Есть духовное попечительство в газете. Это ощущение того, что есть такой человек, и в какой-то момент, когда у тебя возникают вопросы, ты можешь к нему обратиться. Но когда есть такой человек, то вопросов даже возникает меньше, потому что ты подсознательно соотносишь свою позицию с его позицией, ощущаешь его молитвенную помощь. Для нашей редакции такой человек - Архимандрит Трифон (Плотников). С его благословения началась наша газета. Мы с тех пор постоянно ездим к нему.
Тогда, в 1991-м, меня призвал отец Трифон и сказал: «Давай, делай, я тебя благословляю». В Москве проходил первый съезд Православной молодежи, нам пришло приглашение, мы туда поехали вместе с ним. И там мы посетили Троице-Сергиеву Лавру. Был 1991 год, весна. А я еще мало знал, что такое Лавра, я был еще человеком малоцерковным. Я тогда сторожем работал на водозаборе. Уволился из газеты «Молодежь Севера».
Антон Жоголев: А я в то время работал охранником и грузчиком в хлебном магазине. За плечами у меня были газеты «Молодая гвардия» и «Мирненский рабочий». Профессиональные журналисты, но чего-то все равно не хватало. Не хотелось тонуть в безсмысленной суете светской журналистики. Не зря Господь призвал меня из хлебного магазина, Игоря Иванова с водозабора… А ведь хотели все мы быть писателями…
Так получилось, что когда вы начали газету, я получил отпуск в магазине и поехал в Сыктывкар. Был март 1991 года. Газета у вас существовала уже несколько месяцев. Посмотрел там на вас - взявшихся уже за святое дело - и приехал в Самару с твердым убеждением, что я тоже хочу делать церковную газету, заниматься церковной журналистикой. Тот импульс, который дала газета «Вера», распространился на меня и повлек за собой последствия, неисчислимые по значимости. У нас тут столько людей воцерковилось через «Благовест», и у вас - тоже…
Игорь Иванов: У нас и епархии тогда не было еще, было благочиние. На всю республику Коми три храма было - в Ухте, Сыктывкаре и в Ибе.
Антон Жоголев: Ну вот, я приехал домой и понял, что хочу делать Православную газету. Я тогда знал уже, что такое возможно. Вскоре было получено благословение на издание газеты от возглавлявшего в ту пору Самарскую кафедру Епископа Евсевия (сейчас он Митрополит Псковский и Великолукский). Вот почему наши юбилеи теперь так рядом.
Газета «Вера» имеет право первенства, она началась первой. Игорь был «первозванным» среди нас в Православной журналистике, то есть, первым из моих друзей призван на это служение.

Интересные совпадения

Владимир Григорян: Тут как-то затерялся один момент. Игоря благословил на издание газеты старец Архимандрит Кирилл (Павлов)…
Антон Жоголев: Интересно, что Архимандрит Кирилл (Павлов) поучаствовал в жизни и нашей редакции. Совершенно неожиданно, уже на другом этапе, в 2001 году. Это был пик борьбы с глобализацией, и я поехал к отцу Кириллу в Переделкино. Тогда время было сложное, возникали разные вопросы - об ИНН, глобализации, и я должен был выяснить мнение Архимандрита Кирилла, передать его широкому кругу наших читателей. Попасть к отцу Кириллу всегда было тяжело, почти невозможно. Но, как мне сказали люди, которые там работают: «Если Богу угодно, чтобы вы встретились с отцом Кириллом, то ваша встреча будет неизбежна». Это немного меня успокоило. Я поселился в Переделкино, в санатории Союза писателей. Думал, буду «ловить» его неделю, две, три, приготовился ждать. А встреча состоялась на следующий же день. Мне сказали, что он в алтаре ждет меня. Он ответил мне на все вопросы, дал благословение нашей редакции, морально поддержал в той позиции, которую мы отстаивали. Так что вот такое интересное пересечение наших редакций произошло на уровне старческом… 
Если говорить дальше о пересечениях наших изданий, то нельзя не упомянуть еще об одном. Я много писал в «Благовесте» про «стояние Зои». Интересно, что эхо этого события отозвалось в Коми. Никто не знал тогда, кто взял икону из рук Зои. Разные мнения ходили. И вдруг Владимир Григорян сделал открытие - это был отец Серафим (Полоз). Мы нашли этому подтверждение…
Владимир Григорян: Дело в том, что после того, как иеромонах Серафим принял икону из рук окаменевшей Зои, был огромный скандал. Много людей тогда шли креститься, в том числе и коммунисты. И властям нужно было как-то «исправлять» ситуацию. И отца Серафима по ложному, клеветническому обвинению посадили в тюрьму. Просидел он там не очень долго, несколько лет. И когда его оттуда выпустили, он оказался у нас в Коми, настоятелем Казанского храма в Сыктывкаре, в сане игумена. Стал благочинным Коми ССР. То есть, поскольку здесь было одно благочиние, фактически окормлял почти миллион человек, всю Коми республику, теперешнюю Епархию. Я узнал это совершенно случайно. От старосты храма, который был при отце Серафиме (Полозе) десять лет. Он мне сказал, что Архиепископ Михей (Хархаров), Ярославский Архипастырь, в курсе этой истории. Я позвонил Владыке Михею в Ярославль незадолго до его смерти. Владыка Михей подтвердил все это, сказал, что была такая история. Так подтвердилось, что именно отец Серафим (Полоз) принял икону из рук Зои.

Все началось с буквы «ять»…

Антон Жоголев: Все началось тогда с буквы «ять». Мы с Игорем дружили очень тесно, обменивались книгами. На каком-то этапе я почувствовал, что не хочу читать книги без буквы «ять». У меня они вызывали какие-то внутреннее неприятие. Это был 82-84-й год, когда компартия слабела, но еще держалась. И тут мы получили с Игорем доступ к литературе с «ятями», где слово «Бог» писалось с большой буквы. Мне очень нравилось читать Хомякова, Бердяева, Соловьева, Булгакова, славянофилов Аксаковых… Не самые, может быть,  безупречные философы с точки зрения канонов, но когда они пишут о Боге с любовью… После атеистического бреда, который нам столько лет вдалбливали…
У меня был такой случай один. У нас уникальные были возможности по части редких и труднодоступных в ту пору книг. Библиотека филологического факультета была почему-то в здании факультета журналистики. Нам выдавали на руки безценные старинные фолианты! Читай что хочешь! Религиозных мыслителей, историков Церкви! И там работала одна девушка-библиотекарша, такая симпатичная блондинка.
Игорь Иванов: Ты удивишься - но она там до сих пор работает!..
Антон Жоголев: Я говорю ей: «Дайте мне книгу Бердяева». Она говорит: «Я дам тебе Бердяева, но когда прочитаешь, сдавай его только мне на руки, хорошо?» Понятно, почему. Чтобы никто не узнал, какими книгами я интересуюсь. Девушка меня берегла. Ну и себя тоже. Видно, был все же и у нас некий запрет на выдачу христианской литературы. Я пообещал, а потом поступил очень необдуманно. Не придал ее словам особого значения все-таки. Мне нужно было эту книгу сдать, чтобы взять другую книгу «с ятями». Какая-то даже жадность была до такого чтения… Я пришел в библиотеку, а этой девушки там не было, и я сдал другой. Книга вроде бы не секретная, свободно на руки выдавалась. А чуть позже она меня подозвала и говорит: «Что же ты сделал? Ты отдал книгу другой библиотекарше, а она написала на меня руководству, что я тебе выдала Бердяева. У меня могут быть неприятности». Я так страдал, ходил за нею, умолял меня простить, ходил потом к ее руководству, просил за нее. К счастью, все обошлось. Но урок мне был крепкий - держи слово! И не подводи других. Это был 1985 год. Вот так мы росли духовно.
Игорь тогда снимал комнату на Васильевском острове. Иногда я приходил к нему в гости из шумного общежития. И ему туда пришла посылка из дома, где была Библия, огромная старинная Библия, семейная. И я впервые тогда взял в руки настоящую Библию. Не «Настольную книгу атеиста» какую-нибудь, а настоящую Библию! Не передать, что я тогда почувствовал…
А еще к нему попали какие-то журналы дореволюционные, кажется, «Нива», где были портреты Царя и Царской Семьи. Я смотрел на их одухотворенные неземным светом лица и думал: «Люди с такими красивыми лицами просто не могут быть теми «тиранами», о которых нам рассказывали на уроках истории». Особенно поразил лик Царевича Алексея…
А вот и вопрос. Тяжело друзьям работать в одном коллективе?
Михаил Сизов, заместитель редактора газеты «Вера»: Тут надо сказать, как вообще возникла редакция. У нас она возникла из… ничего. Она не должна была возникнуть вообще. Игорь мог не приехать в Сыктывкар, но приехал. Меня позвал - я приехал, хотя жизненные обстоятельства были таковы, что мог не приехать тоже. Потихоньку собирались люди. Потом, позже, приехал Владимир Григорян.
Это хорошо, что мы все вместе работаем в одной газете. Мы друг друга знаем, можем опереться друг на друга. И также знаем, что нет вокруг нас других людей, журналистов, на которых можно так опереться. Поэтому тут даже не стоит вопрос: как работается друзьям. Просто мы нуждаемся друг в друге.
Антон Жоголев: У вас тут прямо как одна семья…
Михаил Сизов: Фактически, да. У нас ведь и жены дружат… И вообще у нас много совместных дел, в том числе и за пределами редакционных кабинетов. Например, наш сотрудник Евгений Суворов. Он - геолог, альпинист. Освоили с ним и это направление. В 1999 году мы установили Крест на самой высокой горе Уральского хребта - горе Народная. Крест стоит как раз на границе Европы и Азии.
Антон Жоголев: А какое отношение это имеет к церковной журналистике?
Михаил Сизов: Самое прямое. Вот войдя в вашу редакцию, мы сразу увидели икону Святителя Алексия, Небесного покровителя Самары. А у нас покровитель - Святитель Стефан Пермский. У нас даже на газете, на «шапке» есть фрагмент иконы его письма «Зырянская Троица». Должно же быть какое-то начало. Невозможно просто собрать людей, команду. Как сейчас на Западе принято: «Мы собираем команду под определенный проект. Они работают, потом расформировываются, а мы собираем другую команду». В Православной журналистике это невозможно. Нужно делу посвятить всего себя, свою жизнь. А если ты посвящаешь делу свою жизнь, ты должен на что-то опираться. Должны быть святые покровители.
Поэтому мы поставили Крест, потом назвали гору в честь Святителя Стефана Пермского.
Антон Жоголев: Когда это было?
Игорь Иванов: Это длилось долго, десять лет. И вот в прошлом году Владимир Путин наконец-то подписал решение о наименовании географического объекта. Очень важно то, что гора названа горой Святителя Стефана Пермского. Шел спор именно о слове «Святитель».
А как получилось? Мы поставили Крест на горе Народная, а недалеко от нее была безымянная гора, и ее решили назвать в честь Святителя Стефана Пермского. Высота горы - больше полутора тысяч метров. Это, пожалуй, единственный географический объект современной России, названный в честь святого.
Михаил Сизов: И это было то дело, которое объединило редакцию.
Игорь Иванов: И не только редакцию. Зима на Урале - это ураганы. Поэтому мы поставили там Крест из лиственницы, который очень крепкий. Однажды там вылетела из паза большая перекладина. И было трогательно увидеть, что какие-то альпинисты перевязали Крест альпинистской веревкой. Потом мы уже все поправили сами.
Михаил Сизов: Еще сложилась такая традиция, что альпинисты оставляют там вещи, которые им не нужны, для других людей. Кто-то котелок, кто-то еще что-то. Другие люди этим воспользуются.

Суровый Север

Игорь Иванов: Когда идешь по этим диким местам - а места совершенно дикие, где нет жилья человеческого, - вдруг поднимаешься на огромную высоту - и видишь что-то родное, знакомое. Деревянное, в конце концов. Крест! Там же дерева нет вообще, кругом только камни и снег. Это очень много значит. Места там совершенно языческие. Это отражено и в названиях, встречаются и старинные жертвенники из камней. И живут в тех местах тоже язычники. Но люди они хорошие, щедрые, гостеприимные.
Михаил Сизов: Однажды я взял интервью у одного колдуна местного, шамана. Но не напечатал его. Это в Нарьян-Маре, Ненецкий национальный округ. Добрый, хороший человек, художник, между прочим. Я был на его выставке. И вот что заметил: например, картина - восход солнца над тундрой. Казалось бы, прекрасная должна быть картина. А она очень мрачная, темная. И другие картины - тоже очень мрачные. Но при этом у него к людям - доброта необыкновенная. Вот ты будешь погибать в тундре - он тебя на себе вытащит. Но что-то в нем есть темное. И во всех них, язычниках, есть это темное. Это и наши проповедники отмечали. Вроде бы хорошие, добрые люди, но внутри них что-то сидит. Радости в них нет.
Игорь Иванов: Ненцы ведь так и остались не просвещенными Христианством. Но на любви к ближнему это никак не отражается. У них нравственный закон соблюдается строго. А вообще Север - очень красивая территория, особенно весной. Болотистая тундра весной - это просто рай на земле. Бог все создал прекрасным, но тундра - одна из самых прекрасных точек на земле. Попасть туда в это время можно только на вертолете. Лето там очень короткое. Вот Бог и дает там всю красоту сразу…
Антон Жоголев: Расскажите об этой загадочной истории, когда вы путешествовали по таежным рекам и нашли где-то в безлюдной тайге свою газету…
Михаил Сизов: Это было первое наше путешествие на территории Коми республики. Мы решили пройти путем старообрядцев на Печору. И пошли. Конечно, заблудились, потому что тракт давно уже зарос. Были искусаны комарами до такой степени, что все распухло, ноги не вмещались в обувь. Шли пятнадцать дней, выбрались к какому-то ручью. И там увидели кострище (которому, конечно же, очень обрадовались). И около этого кострища лежал кусочек газеты «Вера».
Антон Жоголев: Вы уверены, что это была газета «Вера»?
Михаил Сизов: Конечно, свою газету невозможно не узнать.
Игорь Иванов: Это был один из первых наших номеров.
Антон Жоголев: Игорь, как ты истолковал этот знак?
Игорь Иванов: Тогда никак.
Антон Жоголев: А сейчас?
Игорь Иванов: Слава Богу за все. Наша газета к тому времени выходила всего несколько месяцев. И попала в тайгу, в совершенно глухое место, где обычно и людей-то не бывает. Это не тропа какая-то охотничья была. Мы были потрясены. Вот как проникает всюду печатное слово! Это был урок нам, чтобы помнили об ответственности за каждое написанное слово.
Михаил Сизов: Север тогда Православие воспринимал не без скрипа… После некоторых статей нам звонили по телефону и говорили: «Вы знаете, что приехала такая-то ведьма?» Мы отвечали: «Знаем». - «А вы знаете, что астральные пушки на вас уже наведены?» И такое было. А последователи Рерихов даже жгли нашу газету.
Антон Жоголев: Как это было?
Михаил Сизов: Вышел у нас материал с несколько провокационным названием «В позе трупа». (У них есть поза одна такая, которая так и называется «поза трупа», в которой они медитируют.) Я сходил к ним, пообщался, посмотрел и написал.
Игорь Иванов: Потом у нас была дискуссия с ними. Нас пригласили подискутировать в одно культурное заведение. Был местный телевизионный канал, который все снимал. Мы очень культурно общались, улыбались друг другу. Они были крайне любезны, мы были не менее любезны. Поговорили, не сошлись ни в чем и благополучно разошлись. Но едва выключили телекамеры, они взяли нашу газету и разорвали ее в мелкие кусочки. Это был какой-то их «духовный» ритуал, что-то вроде проклятия. Но нас это, наоборот, воодушевило. Если им так не понравилось, значит, мы на правильном пути.
Антон Жоголев: У вас было такое движение - вы кладбища благоустраивали…
Игорь Иванов: Да, было и такое. Разруха была страшная в те годы, это был год 1992-й или 1993-й. Мы бросили клич через газету, собралась молодежь, с которой мы пошли на кладбище заброшенное и начали чистить могилы. Это так воодушевило нашу молодежь, что они уже без нас стали облагораживать кладбища. Действительно, нас поразило, что много очень людей откликается.
Антон Жоголев: А как у вас с национальным вопросом в Коми?
Игорь Иванов: Его не существует. Можно сказать, что этот вопрос решил Святитель Стефан Пермский своей миссией. Крестил зырян.
Михаил Сизов: Наша газета называется «Вера-Эском». «Эском» - это «вера» на языке коми. Поначалу у нас даже молитвы на коми печатались, мы поддерживаем тех священников, которые читают проповеди на коми. Мы с сердцем относились к тому, что делал Святитель Стефан Пермский. Коми крестились 600 лет назад, и многие из них нре без оснований говорят: «Мы, коми, больше русские, чем сами русские». Какой уж тут национальный вопрос?
Игорь Иванов: Самый укорененный коми-район - Усть-Куломский. И там живет самое большое число наших читателей, хотя там не все хорошо говорят по-русски. Но там очень крепкое Православие.
Антон Жоголев: Поговорим о Севере. Недавно в Петрозаводске Святейший Патриарх Кирилл сказал, что на Севере каток атеизма прошел с особой силой. Что вы застали в 1991-м году, когда только начинали газету?
Игорь Иванов: «Три прихода, три прихлопа», как в песне. Выжженная территория. Бывшие лагеря. А до этого - территория и так была мало освоена. А когда началось индустриальное освоение, люди, которые оказались там - вряд ли у них была вера. Чем отличается наш регион от других регионов? Тем, что здесь живет огромное количество пришлого населения, оторванного от корней, от своей культуры.

Заместитель редактора газеты «Вера»  Михаил Сизов.
Михаил Сизов: В 1918-м году был случай, когда, как предполагают, у нас на Севере живьем закопали священника Димитрия Спасского. К слову, это предок жены бывшего главы республики Коми Юрия Спиридонова, при котором и началась наша газета. Так вот, в 1918 году командир карательного отряда Мандельбаум на пароходе шел по Печоре, посадил священника на пароход, там его мучил, привязал к корме, люди с берега видели. Потом пристали они к берегу, заставили священника копать могилу и то ли расстреляли, то ли даже живьем его закопали. Когда крестьяне пришли, они увидели, что из могилы торчит рука, то есть священник пытался выбраться… Сейчас он прославлен в лике святых.
Игорь Иванов: У нас народ очень законопослушный. И если северный человек пришел к вере, то он будет стоять крепко. Но если его лишить веры, он будет упертым в своем безверии. Есть такое современное предание. Основанное, между прочим, на реальных фактах. Один безбожник в Кировской области досаждал священнику своими кощунными проделками. Батюшка взял, схватил его и… повесил не то на сук, не то на крюк. Повиси, сказал, может, поумнеешь. Он повисел там с час, и с тех пор больше не хулиганил. Очень северная история. Тут все сурово и по-настоящему.
Владимир Григорян: У нас на Севере взяток не берут. Ну, скажем так, почти не берут.  Северный человек на порядок законопослушней любого в нашей стране. Со всеми плюсами и минусами.

«Наши газеты - не конкуренты»

Антон Жоголев: Почему Коми-республика не дала вам ни одного журналиста? Вы все - приезжие. Один из Вятки, другой из Петрозаводска, третий из Армавира. Евгений Суворов - из Нижегородской области. Почему так?
Михаил Сизов: Мы попали туда, где проповедовал Святитель Стефан Пермский. Может быть, какой-то особый смысл в этом есть.
Антон Жоголев: Бывали ситуации, когда приходилось кривить душой, писать не то, что думаешь?
Игорь Иванов: Я такого не помню. Могу сказать немного по другому. У меня нет публикаций в церковной журналистике, за которые мне стыдно. Есть глупые публикации, недостаточно глубокие, когда у нас было недостаточно духовного опыта. Но таких, чтобы приходилось кривить душой - нет. А какой в этом смысл?
Антон Жоголев: Как ваша газета существует экономически?
Игорь Иванов: Мы автономное учреждение, это такая форма государственной собственности, то есть все наше имущество закреплено за государством. Поначалу было очень сложно. Потом глава республики Юрий Спиридонов, несмотря на то, что до сих пор называет себя коммунистом, оказал нам поддержку. Он из тех людей, которых называют совестливыми. Он построил собор, это были девяностые годы, было непросто, но он поставил цель - и ее добился. Он вернул газете госфинансирование. За двадцать лет существования газеты власти республики ни разу не вмешались в ее творческую деятельность. Нам, конечно, заказывают публикации определенной тематики, например, о патриотическом воспитании, об укреплении семьи. Но об этом мы и так пишем. И пишем мы так, как считаем нужным. Святейший Патриарх Алексий II дважды благословлял нашу газету. В 2000-м и 2005-м году. Мы испрашивали благословение и оба раза получали его.
Антон Жоголев: Игорь, вот скажи, пожалуйста, кто ваши читатели?
Игорь Иванов: Конечно, в первую очередь, жители русского Севера, жители маленьких городков, райцентров, не мегаполисов.
Антон Жоголев: Мы вам конкуренты?
Михаил Сизов: Нет. Многие читатели выписывают сразу две газеты. Наши газеты дополняют друг друга. Мы не можем друг друга повторить.
Владимир Григорян: Не знаю случая, чтобы человек отказывался от газеты «Вера» потому, что читает «Благовест». Хотя вашу газету знают и любят у нас на Севере.

«Задача – объединять Православных людей»

Антон Жоголев: Что такое вообще Православная газета?
Игорь Иванов: Просто газета для Православных людей.
Михаил Сизов: Православная газета - это то, о чем пишут, чем живут Православные люди. Наша газета во многом состоит из писем наших читателей. Православные люди рассказывают случаи из жизни.
Игорь Иванов: Мы стараемся сохранить тот неповторимый дух Православной глубинки, который всегда дает своеобразный творческий посыл. Мы не должны загонять себя в строгие рамки, когда усыхают неповторимые черты, речевые обороты…

Корреспондент газеты «Вера» Владимир Григорян.
Владимир Григорян: Есть еще одна миссия нашей газеты. Она не пропагандистско-миссионерская. Наша задача - объединять Православных людей.
Антон Жоголев: Слово священника и слово журналиста чем отличается?
Игорь Иванов: Нельзя делать что-то наполовину. Если ты взялся служить у алтаря - служи у алтаря. Если взялся служить печатным словом - делай это. Если ты будешь пытаться соединить и то и другое - ни то, ни другое может не получиться. Это практика нашей газеты. Мы сколько уже существуем, видели, что кто-то очень хорошо начинал, хватало энергии и на то, и на другое. Но это быстро заканчивается. Как правило, в конечном итоге газетным словом жертвовали служению у престола. И это правильно.
Михаил Сизов: Я бы хотел еще про «рамки» сказать. Это касается и читателей тоже. Читатели зачем присылают свои письма, рассказывают о случаях из жизни? Люди сами хотят миссионерствовать. С ними произошло что-то хорошее - и они другим хотят передать, чтобы другие люди знали, тоже верили в Бога, надеялись. Газета позволяет людям миссионерствовать.
Игорь Иванов: Православных пока еще маловато, и они порой разъединены, они как крупицы соли. И иногда люди чувствуют какую-то безнадегу - будто им и не осолить ничего вокруг. Как белые вороны, и сами устали от этого, и ближние от них устали. На работе нет единомышленников. В семье тоже… Руки от этого опускаются. А тут - целая газета для Православных! И когда они читают и пишут нам, то они тем самым помогают друг другу. Поддерживают.  Не только решать какие-то свои проблемы, обмениваясь житейским опытом, но и просто узнавать друг о друге, чувствовать общность.

Записала Татьяна Горбачева
21.06.2010
Дата: 21 июня 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru