Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Тетя Паша — праведница

Тетя Паша частенько лежала неделю, а иногда и две, вроде бы «живая».В это время она ходила по раю… На селе ее так и звали — «обмирухой».


Тетя Паша Давыдова родилась в селе Дмитриевка, в 12 километрах от Подъем-Михайловки. Она всегда приезжала к снохе Зое в село Большая Глушица. Зоя жила в землянке, и народу тогда у нее набивалось битком! Сидели даже на полу. Все хотели послушать тетю Пашу, совета спросить. Как-то раз обращается к ним тетя Паша: «Что же вы, бабы, сидите все без креста!» Тут они спохватились и давай оправдываться — у каждой, мол, свои причины.
Сидит тетя Паша у Зои и говорит: «Сегодня посмотрела на село. С вечера и всю ночь никто не помолился. Только в Михайловском приходе один старик (назвала его имя) лежа прочитал «Отче наш…»
Однажды Зое нужно было купить корову. У нас в Глушице базар в центре села, обнесен забором, как заходишь — направо в углу сарайчик. От этого угла, по забору — продавали скотину. Вот тетя Паша и говорит: «Иди в самый уголок базара, к этому сараю, там будет стоять некрасивая на вид корова, маленькая, пузатая. На красивых не смотри — ее и бери, никого не слушай». Зоя нехотя взяла эту корову, привела домой, и никому она сперва не понравилась, а молока потом было море. Каждый раз Зоя приносила его нам к Пасхе, когда и разговеться было нечем.
Несколько раз мы с мамой бывали у тети Паши. Доезжали до Подъема, а потом 12 км до Дмитриевки. Встречала она нас всегда ласково, вели разговор. Спрашивает она меня как-то: «Аля, какие молитвы знаешь?» Говорю: «Отче наш», «Богородицу». Начинает меня убеждать:
— Аля, Бог-то есть… Вот понимаешь, семь чаш уже наполнились, полны горечи, седьмая тоже полная и уже накренилась. Сколько будет терпеть Господь наши грехи! Его Матерь Божия со слезами уговаривает, чтобы не выливал Он эту чашу, чтобы не было войны…
А мама спрашивает:
— А что, тетя Паша, будет еще война?
Она говорит:
— Будет третья мировая война, очень долгая, будут скорби, болезни, голод.
— А какая будет война?
— Прямо обыкновенная: город на город, улица на улицу. Будут убивать друг друга. Будут болезни… Придешь к соседям в дом — все мертвые, в другой пойдешь — тоже мертвые.
— А что же будет болеть?
Она отвечает:
— Живот. Перед тем, когда начнется война, Господь уберет всех детей, на войну будут брать женщин до 45 лет…
«Антихриста люди выберут сами», — говорила тетя Паша.
На Пасху мы бывали в Большой Глушице, приходили туда с вечера. Иргиз разливался, и его было очень трудно перейти. И вот остановились мы с мамой у тети Кати, добрая она была, — часто у нее бывала и тетя Паша. К полуночи мама меня оставит, я уже к этому времени на печке усну, — а сами все уйдут в церковь. Тетя Паша маме за это сделала замечание: «Анисья, Алю всегда бери с собой, пусть хоть спит, но в церкви».
Вот случай, который мне особенно запомнился. Заболела у одного человека жена. Положили ее в больницу, далеко за селом. Врачи сказали, что она безнадежна, и велели мужу забрать ее домой: пусть хоть дома умрет… Побежал муж в колхоз, выпросил машину, бросился к тете Паше. Приехал к ней, плачет, объясняет ей свое горе. А она и говорит: «Да нет, будет жить! Все будет хорошо, забирай ее домой. Поправится и еще будет родить. Она очень есть хочет, свари ей манную кашу и накорми». Муж заехал домой, сварил кашу, а потом в больницу. Рассказал все жене, а она говорит: «Правда, как я есть хочу!»
Очень многие приходили к тете Паше за советом — и женщины, и мужчины. А скольких она спасла от смерти своими предсказаниями! Говорила: «Не пей таблетки — будешь жить!» Люди потом сами в том убеждались. А кто не слушался, те погибали.
Как-то говорит тетя Паша маме:
— Анисья, не переживай сильно, у тебя сердце больное.
Мама отвечает:
— Да вроде бы ничего себя чувствую.
А тетя Паша говорит:
— Да, Анисья, у некоторых болезнь еще в другом селе, а они уже бегут в больницу лечиться. Сейчас и у молодых сердце больное, все кругом отравлено, но про это говорить нельзя… — тогда были другие времена, строго было, лишнего не скажи.
Мой папа курил, и про него тетя Паша говорила маме, что ему нужна помощь. Велела подать за него в алтарь вино и ладан и прочитать Псалтырь.
Про мамину свекровь тетя Паша говорила, что она в раю и спаслась деторождением — всех детей рожала.
Сидит как-то тетя Паша и говорит:
«А вот за эту два села будут молиться и не отмолят». Мы к окну, смотрим: наша врач-гинеколог с мужем под ручку, он несет ее сумочку, — идут улыбаются…
…Маме моей тетя Паша открывала и тайное. Она говорила, как они собирались втроем: Митрополит Мануил, протоиерей Иоанн Фомичев и она, тетя Паша, всю ночь вели духовную беседу и только утром расходились.
Очень строго тетя Паша говорила о венце: венец дает Господь и никто его снять не может… У нее ведь своя беда была в доме. Ее сын женился, у них родилась девочка, а жена-гулена ушла к другому. Вот представляете, сколько молилась тетя Паша. Просила молитв и Митрополита Мануила: «Давай помолимся два месяца — что Господь откроет». Прошло полгода, потом год — и все этот вопрос не решался. Тогда Митрополит Мануил говорит: «Ладно, пусть женится». И сын ее женился. Потом слышим: вторая его жена умерла.
…У наших соседей муж ушел от жены, а та бросилась к тете Паше: что делать? Тетя Паша велела ей читать акафист Николаю Чудотворцу, чтобы муж вернулся. И он вернулся.
Была у нас в Глушице «любовная история и трагедия». Жила семья: муж, жена и двое детей. Муж ушел к другой и жил с ней 18 лет, к тому времени их сыну исполнилось 17 лет. Тогда все женщины летом работали на колхозном поле. Вторая жена смеялась над первой — тетей Марусей: «Вот ты не смогла с ним жить, а я живу!..» А тетя Маруся молчала или отвечала ей: «Ты у него будничная, а я праздничная». В один день разлучница уж очень стала смеяться над тетей Марусей. Вдруг бегут и говорят ей: «Иди, с твоим сыном беда случилась!» Она с криком побежала, и — точно: к трактору была прицеплена какая-то телега, трактор поехал назад и этого 17-летнего мальчика задавил насмерть. Вторая жена на коленях просила прощения у тети Маруси: «Прости, это все за мои грехи!» Хоронила мальчика и тетя Маруся. А затем через год умерла вторая жена. Муж пришел к тете Марусе, мол, давай сходиться… Та поехала к тете Паше за советом, тетя Паша говорит:
— Сходись, иначе грех будет на тебе.
Тетя Маруся говорит:
— Да он мне не нужен.
— Нет, сходись — вы венчаны!
Помню, говорит мне тетя Паша: «Не выходи замуж! — помолчала и добавила: —  Особенно будет трудно, когда мать умрет». Действительно, было очень трудно. Все исполнилось, как она сказала.
Был у нас такой случай. Пришли мама с тетей Пашей из церкви, покушали. Сидит тетя Паша на нашей койке и вдруг говорит: «А кто это идет, а за ним золотые следы?» Мы все выглянули в окно, а там идет наша деревенская девушка Люба. До этого случай был такой. Одну богатую девочку привязали к столбу, подробностей не знаю, — в общем, ее родители все свалили на Любу. А вы представляете, какой это позор на все село. Семья Любы была бедной, у них семь человек детей, четыре девочки ходили побирались… Вот те богатые и свалили все на невинную девочку.
Тетя Паша говорила: «Два села собери и накорми — и ничего, а одна обедня, заказанная в церкви, выше этого помина».
Как-то Люба спросила у тети Паши, можно ли ей поехать в Куйбышев и устроиться парикмахером. Она говорит: «Езжай на Куйбышевскую улицу, там тебя работа ждет». И правда, приехала Люба, тут же устроилась и всю жизнь там проработала.
Тетя Паша жила на окраине села, а в самом его центре жила семья Жуковых. Дома у них было хозяйство — три коровы, свиньи. И вот Мария Жукова, тетя Маня, была такой доброй, каких сейчас, наверное, даже и нет. Она знала всех нас, бедных, и кормила. Всегда ругала мою маму, если та шла по другой улице, а не мимо ее двора. Тетя Маня подоит корову и тут же даст маме ведро, полное молока. Я иду из школы — обязательно что-нибудь даст и накажет завтра опять прийти. Одаривала — на неделю хватит. Многие семьи она так кормила. Дядя Ваня, ее муж, узнал о ее проделках и стал ее закрывать на замок. Так она на террасе отодрала половую доску и через нее все равно что-нибудь даст и скажет: «Бегите, чтобы Ваня не видел».
Тетя Паша всегда говорила о Марии Жуковой, многим богатым она ставила ее в пример: «Вы неправильно живете — живите, как Мария Жукова». А ведь тогда тетя Паша сама ее ни разу не видела, не знала…
Конечно, я пишу каплю о тете Паше, почти все забыла, а так бы и сама книгу о ней написала. Вот теперь бы с мамой поговорить — сколько она знала!..
…Последнее время своей жизни тетя Паша частенько «обмирала»… То есть лежала неделю, а иногда и две, вроде бы «живая» — ее как могли кормили, поили. А маме моей тетя Паша говорила, что ходила по раю… На селе ее так и звали — «обмирухой».
Умерла тетя Паша 10 февраля 1957 года. Мне было тогда 18 лет. Мама моя ездила ее хоронить.

продолжение темы

Алевтина Куликова
24.11.2000
Дата: 24 ноября 2000
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru