Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

"Я выполняю то послушание, которое на меня возложено"

Интервью с редактором "Православной газеты" г. Екатеринбурга иеромонахом Димитрием (Байбаковым).


Иеромонах Димитрий (Байбаков) вот уже несколько лет возглавляет Издательский отдел Екатеринбургской епархии. Он также является безсменным редактором епархиальной «Православной газеты». Командует епархиальной типографией. Настоятель сразу нескольких храмов. И этот список его разнообразных послушаний можно продолжить и дальше. Но и без этого ясно, что он является одной из ключевых фигур этой крупной епархии. Он молод, энергичен и образован. По-хорошему честолюбив. Ему доверял Владыка Мельхиседек (ныне Архиепископ Брянский). Его поддерживал Владыка Никон (смещен с Екатеринбургской кафедры по так и не доказанному обвинению, пребывает на покое в Псково-Печерском монастыре). К его мнению прислушивается и нынешний Правящий Архиерей Архиепископ Викентий. Вот почему, хотя и памятуя о том, что брать интервью у коллеги-журналиста считается признаком не слишком хорошего тона (как, например, в театральной среде не принято ставить пьесы о жизни актеров), в этом случае я сознательно пошел на этот шаг. Ведь сейчас информация является оружием, силу которого мы еще не до конца осознали. А для моего собеседника, отца Димитрия (Байбакова), работа с информацией на благо Церкви стала профессией.

— Отец Димитрий, скажите, с чего началось ваше служение на 
информационном поприще?

— Издательский отдел в нашей епархии был создан в 1994 году по
благословению Владыки Никона. В то время я был настоятелем одного из храмов, при котором издавал приходскую «Православную газету». Владыка увидел, что мной уже создан некий задел, и дал благословение на то, чтобы «Православную газету» из приходской поднять до епархиальной. Так что мое вступление в журналистику состоялось по благословению Архиерея, за послушание, ради пользы церковной.
— Какое у вас светское образование?

— Я по диплому врач-психиатр. А вообще в мои 33 года у меня довольно
необычная биография, которой не стыжусь. Был, как большинство моих сверстников, в пионерии и в комсомоле, работал в санэпидемстанции, армейскую службу проходил на атомной подлодке. Во время учебы в мединституте меня Владыка Мельхиседек рукоположил в сан священника. А после мединститута, уже будучи священником, я около двух лет работал в психиатрической больнице врачом-психиатром. Потом я стал служить в храме во имя святого великомученика и целителя Пантелеимона, открытом при психиатрической больнице г. Екатеринбурга. В этом храме я и служу настоятелем по сей день. Но сейчас приходится окормлять еще несколько храмов в нашей епархии. Это два храма в Нижнем Тагиле и два в Первоуральске. Это связано с тем, что священнослужителей в нашей епархии все еще не хватает. Но главным для меня, конечно, является мой первый больничный храм.
— Вы одновременно священник и врач-психиатр. Скажите, научилась ли светская психиатрия отличать среди своих пациентов одержимых злыми духами от действительно психически больных?

— Одержимость — это все же состояние духовное, а у нас общество по— 
прежнему бездуховное. Вот почему одержимость встречается не так уж часто. Гораздо более распространены психические болезни. Основные пациенты психиатрических больниц вовсе не бесноватые, а страдающие теми или иными расстройствами психической деятельности. Одержимых среди них единицы. У светской психиатрии нет такого понятия, как одержимость. По крайней мере, в учебниках нет. Но врачи-психиатры в своей работе постоянно сталкиваются с проявлениями душевной жизни человека, а соответственно и духовной жизни. И на практике многие врачи умеют отличить своего клиента от нашего. Если «бесы» (в кавычках!) боятся галоперидола, но не боятся ни Креста, ни Евангелия, значит, это больной и его нужно лечить в психиатрической клинике (поясню: галоперидол — одно из основных лекарств, которое широко используется в психиатрии). А если, наоборот, пациент боится ладана, креста, святой воды, но не боится галаперидола, то в этого человека и правда вселились бесы (без кавычек). В этом случае медицина ему не поможет. Одержимых мы все видели в храме — как их корчит от причастия, от святой воды, но поверьте, что эти люди вовсе не так часто бывают клиентами психиатрических лечебниц.
— А вам все же известны случаи, когда одержимого клали в больницу и лечили
как больного?

— Психическое заболевание без одержимости я видел. Но одержимость без
психического расстройства я не встречал. Внедрение в человека демонической силы влечет за собой и психические расстройства.
— Ваш храм не просто при больнице, а при психбольнице. Как вам удается работать с такими непростыми прихожанами?

— У нас храм открыт для всех. Не только больные в нем молятся, но и
окрестные жители. Приходят в храм больные, которые находятся на свободном режиме, а к тем, кому не рекомендуется выходить из палаты, я прихожу сам. У нас на службах в храме вместе молятся больные и здоровые прихожане, и это дает возможность людям избавиться от тех стереотипов, которые сложились вокруг психиатрии и психбольных. Как только не называют лечебницы этого профиля — дурдомами и пр. А люди, которые приходят к нам в храм с той, внешней стороны забора, видят, что лечение в этой клинике проходят их ближние, их соседи, знакомые. Такое вот попущение Божие: кому-то страдать язвой желудка, кому-то гипертонией, а кому-то психическими расстройствами…
— Вам, священнику, пастырю, занятие журналистикой что-то дает или,
наоборот, больше отнимает (время, силы и пр.)?

— Я плохой, недостойный, грешный, но  — монах! И выполняю то послушание,
которое на меня возложено. По мере тех сил, которые мне Господь дает. И я надеюсь, что, исполняя послушание, я тем самым стяжаю спасение.
— Какие задачи вы перед собой ставите в журналистской работе?

— Проповедь о Христе, проповедь Евангелия, безусловно, важнейшая задача
церковных СМИ (средств массовой информации — ред.). Но мне все же кажется, что эти задачи должна выполнять больше церковная литература — брошюры, книги, журналы… Газета — оперативное периодическое издание, которое должно рассказывать не столько о вероучительных моментах (хотя наверняка такие издания тоже должны быть), но в первую очередь должно формировать ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ОБРАЗ ЦЕРКВИ. Сегодня многие люди о Церкви почти не знают. А если что-то и знают, то из статей в светских СМИ, порой от Церкви очень далеких, а то и враждебно к Ней настроенных.
Задача епархиальной газеты — рассказывать о жизни Церкви в том или ином регионе во всей полноте. В том числе о той большой социальной работе, которую проводит Церковь сегодня. Это и окормление военнослужащих, и работа в тюрьмах, в лечебных учреждениях, и многое другое. Сегодня, я считаю, епархиальная газета должна нести проповедь веры через рассказ о конкретных делах.
— Есть проблема, которую, я считаю, церковная журналистика не имеет
права замалчивать. Это проблема ИНН. Вы активно участвуете в дискуссии по этому непростому вопросу. Скажите, каково ваше личное отношение к этой «горячей» проблеме?

— Те, кто читает «Православную газету», знают о негативном отношении
редакции и большинства духовенства нашей епархии к навязываемому ИНН. Но это проблема многогранная. Мы стараемся объяснять, что это еще не «печать антихриста», а предтеча этой печати. Вопрос о том, принимать или нет ИНН, должен решаться каждым человеком самостоятельно или вместе со своим духовником. Об этом говорится в решениях Богословской комиссии. Там также сказано, что вопрос об ИНН — не вероучительный вопрос. Но и вопрос, например, об абортах — тоже не вероучительный вопрос. Вопрос о применении контрацептивов тоже не вероучительный. Большинство проблем, с которыми в повседневной жизни сегодня сталкивается верующий человек, не носят вероучительный характер. Но разве может Церковь совершенно равнодушно отнестись к таким проблемам? То или иное решение этих проблем может вести человека как к вечному спасению, так и к гибели. Мы стараемся объяснять опасность не только и не столько самого ИНН, сколько опасность в целом глобализационных процессов, важной составляющей которых является ИНН. Электронный контроль за каждым из нас может стать реальностью уже в ближайшем будущем. Частная жизнь человека станет прозрачной. Естественно, нам не важно, будет ли кто-то знать, сколько пакетов молока или булок купил человек. Но электронный контроль даст возможность узнать, какие книги мы читаем, какие политические партии поддерживаем, за кого хотим проголосовать… Это может привести к такому тоталитаризму, который советской власти и не снился — именно благодаря «достижениям» технической цивилизации… А дальше последует создание единой наднациональной системы накопления базы данных, создание мирового правительства… Это дорога, ведущая к царству антихриста. То, что мы ее когда-то пройдем, является учением нашей Церкви. Вопрос в том, как скоро это случится — за десять лет, за сто или за тысячу? Задача Православных людей (и в том числе Православных журналистов!) отодвинуть этот процесс как можно дальше.
— Я хочу задать вам непростой вопрос. Вы несколько лет работали с Архиепископом Никоном, который покинул епархию после громкого скандала. В этом скандале ведущую роль сыграли светские СМИ. Ответьте мне как профессионал-газетчик: насколько верно отражали ход конфликта местные и центральные СМИ?

— Владыка Никон много сделал для Екатеринбургской епархии. Из того, что
мы сейчас имеем, — духовное училище (оно недавно преобразовано в семинарию), “Православная газета”, филиал Свято-Тихоновского Богословского института и многое другое — почти все начиналось при Архиепископе Никоне. За последние два с половиной года Владыка Викентий все эти добрые начинания развил и приумножил, придал этим добрым процессам большой динамизим. Но закладывался фундамент его предшественниками — Владыкой Мельхиседеком и Владыкой Никоном. Я не хотел бы вдаваться в детали конфликта, связанного с именем Владыки Никона, но лишь хочу подчеркнуть — он добровольно ушел на покой РАДИ МИРА ЦЕРКОВНОГО. Владыка Никон сейчас проживает в Псково-Печерском монастыре, туда к нему ездят многие наши священники и миряне. Имевшие место нестроения во многом были подогреты и раздуты светскими СМИ. Повод для церковных нестроений (которые иногда случаются и в жизни прихода, монастыря или епархии, или даже Поместной Церкви, и это бывало в истории) был использован недоброжелательно настроенными к Церкви светскими журналистами для мощнейшей кампании по очернению Церкви…
— …и, к сожалению, надо признать, что эта кампания в определенной степени достигла своей цели…

— Я бы так не сказал. Ведь “врата адовы” Церковь не одолеют! Когда
разворачивались эти события, у меня было ощущение, что все это нам будет аукаться еще лет десять. Но уже сегодня об этом конфликте все забыли. О нем помнят только те самые СМИ, которые этот конфликт подогревали. И вот сейчас, что бы мы ни делали, например, миссионерский отдел епархии начал борьбу с кришнаитами, нас в ответ упрекают эти самые немногочисленные недоброжелатели: а вот у вас был Владыка Никон… Недавно Архиепископ Викентий выпустил циркуляр, запрещающий священнослужителям епархии использовать иномарки. И опять нам сразу припоминают о конфликте вокруг Владыки Никона — он, дескать, имел страсть стяжания и т.д.
Каким бы ни был Архиепископ Никон — не нам его судить. На это есть Священный Синод, есть Патриарх. Есть, наконец, Суд Божий. Но наши недоброжелатели постоянно нас искусственно “возвращают” к этой теме, используя ее против Церкви. Но у этой истории есть один важный урок. Мы все, люди Церкви, должны стараться не давать ни малейшего повода для того, чтобы этим воспользовались недоброжелатели и нанесли вред нашей Святой Матери Церкви.
— А Владыка Никон такой повод все же дал?..

— Этот вопрос я оставлю без комментариев. Скажу лишь, что нет такого монаха, которого бы не обвиняли в трех грехах (вы знаете, каких именно). А Владыка Никон был и остается монахом.
— Как влияет на жизнь епархии тот факт, что именно здесь произошло одно из самых трагических событий нашей истории — расстрел Царской Семьи?

— Это страшное злодеяние, которое произошло в Екатеринбурге в 1918
году, наложило свой отпечаток на все у нас здесь происходящее. Но это трудно передать и объяснить на рассудочном уровне. У нас сложный, тяжелый регион. Да, есть у нас духовные взлеты, есть значительные успехи в церковной жизни. Но все это сопровождается колоссальной борьбой, титаническими усилиями. Темные силы, действительно «веют над нами» и «злобно гнетут» — это все здесь реально ощущается. Когда я впервые приехал с Владыкой Викентием на Ганину Яму (место уничтожения тел Царственных Страстотерпцев), там тогда еще ничего не было, кроме Поклонного Креста, — и ощущение зла было на этом месте просто физическим. Что-то темное, гнетущее чувствовалось кожей. И когда по благословению Святейшего Патриарха, трудами и молитвами Высокопреосвященнейшего Викентия на этом месте стал создаваться монастырь, были построены храмы, это место стало молитвой преображаться. И сейчас люди, которые приезжают туда, свидетельствуют о прямо противоположном — об удивительной благодати, ощущаемой на Ганиной Яме. Через покаяние, через очищение произошло удивительное преображение этого места. Но все это, конечно, сопровождается большими трудностями. То же самое и с Храмом Спаса-на-Крови. Десять лет никак не могло начаться его строительство. Вроде бы все были «за» — а стройка не шла. И только десять лет молитв Православных людей, сам акт канонизации Святых Царственных Страстотерпцев каким-то таинственным образом сдвинули это все с мертвой точки. Но это из области мистики, и я об этом не дерзаю говорить. Я, знаете ли, все больше по хозяйственной части…
— И последний вопрос: как вы оцениваете работу Православной газеты
«Благовест»? Что сближает наши позиции, в чем, возможно, мы расходимся?

— У вас издание интересно тем, что оно сочетает духовное просвещение с 
активной общественной позицией. Мы внимательно следим за вашим изданием, поддерживаем вашу твердую позицию в отношении глобализации и многого другого. Я считаю «Благовест» одной из лучших Православных газет в России. Наши издания можно назвать почти забытым словом «клерикальные». Если чисто церковные издания занимаются только духовным просвещением, но не затрагивают вопросы общественной жизни, то мы пытаемся объяснять позицию Церкви по тем или иным вопросам, которые затрагивают каждого человека в наше непростое время.

Антон Жоголев
14.12.2001
Дата: 14 декабря 2001
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru